30 января 2004
1165

Андрей Колесников: `После политического дефолта`

Окончательный диагноз Союзу правых сил будет поставлен после выборов президента

Союз правых сил - партия молодая, но рискующая не пережить даже один политический цикл. Летом 2001 года, когда завершалось окончательное оформление правого политического крыла как партии в организационном смысле, СПС казался вершиной развития праволиберальной ветви демократического движения России. Но при том, что сама по себе ветвь не оказалась тупиковой или высохшей, а вектор развития, который отстаивали правые, - единственно возможным для России, СПС, не попав в Думу, очутился у гибельной развилки. Выбирать можно между маргинализацией в оппозиции или маргинализацией внутри "Единой России".

У Союза правых сил проблемы с лидерами, отношением к власти и с властью, работой в регионах, выбором политической линии, электоратом. Правые избиратели в широком смысле этого слова рекрутированы Путиным и "ЕдРом". Правые избиратели в узком смысле, напротив, были сплочены, как никогда, услышав и увидев основной месседж кампании: партия - это Чубайс. Возможно, включение главы РАО "ЕЭС" в первую тройку партийного списка и было ошибкой, зато тем самым об СПС была сказана вся правда.

Теперь, постфактум, говорят о том, что уход в жесткую оппозицию, возможно, спас бы СПС от поражения. Факты и логика электоральной гонки говорят о другом. От поражения не спасло бы ничего: просто в ходе кампании, и особенно в последние ее три недели, от партии отвалились случайные люди, то есть та часть электората, которая позволяет партиям побеждать на выборах. И серьезную роль в потере ситуативных попутчиков сыграло заступничество за "ЮКОС" и Ходорковского: на фоне антиолигархической истерии это было сильным контрфактором - голоса начали уходить к другим партиям и блокам. Поэтому нечеткость и расплывчатость позиции СПС по отношению к президенту и власти в целом ("с одной стороны... с другой стороны...") едва ли является главной причиной того, что СПС не столько "импортировал" избирателей, сколько "экспортировал" их, получив на выходе отрицательное сальдо.

Вопрос: к кому они уходили и с кем остался СПС? По данным исследования, результаты которого были обнародованы в специальном докладе председателя Креативного совета Союза правых сил Леонида Гозмана, 49 процентов граждан от общего числа тех, кто собирался голосовать за СПС, но не стал, просто не пришли на участки. Как и прогнозировалось, политическая апатия стала главным врагом правых: адаптированные избиратели - это безразличный и неактивный электорат, ему и так хорошо, и он не чувствует опасности, исходящей от "Единой России", "Родины" и так далее. Продвинутый, но при этом конформистски настроенный электорат счел достаточными правизну и либерализм "единороссов" - к ним ушло 19 процентов потенциальных избирателей СПС. Есть среди "ренегатов" и сторонники КПРФ (2 процента), ЛДПР (3 процента), "Родины" (2 процента). Итого: без малого 7 процентных пунктов. Эти избиратели, возможно, и нужны были СПС для того, чтобы партия прошла в Думу, но они были, мягко говоря, случайными попутчиками, которые едва не ошиблись дверью - причем самым радикальным образом. Ну и, разумеется, братская партия "Яблоко" отобрала 12 процентов - результат, с одной стороны, несостоявшегося объединения партий, с другой - кампании взаимных обвинений и опорочивания. Еще 6 процентов ушли вообще непонятно куда - то есть к мелким избирательным блокам.

СПС потерял менее образованного, по сути - не родного избирателя, и остался с "ядерным" электоратом - в основном с адаптированной, но и идейной интеллигенцией, как коммерческой, так и обычной. И - в значительно меньшей степени - с предпринимателями, которые Союз правых сил за своих не держали, вероятно, во многом благодаря популярному мифу о том, что правые - это партия олигархического бизнеса. Другая важная проблема - лидеры. Несмотря на пресловутую "усталость" от привычных четырех лиц партии, ничего более серьезного, чем бывшие сопредседатели, ни в самой партии, ни в принципе на правом фланге российской политики, ни в демдвижении не видно. Альтернатива в лице объединения "Новые правые" слабовата. Внутри партии есть блестящие люди уровня Константина Ремчукова, Григория Томчина, Алексея Кара-Мурзы, Ивана Старикова, Бориса Надеждина, но ни один из них не является лидером в аутентичном смысле этого слова. К тому же и у них, как и у бывшего руководства, разные взгляды на то, куда СПС двигаться дальше.

По этой причине вполне вероятен сценарий, согласно которому единоличным лидером после президентских выборов на внеочередном съезде СПС будет избран кто-нибудь из бывших сопредседателей. Но уже вооруженный обновленными харизмой и мандатом членов партии. Это может быть и Хакамада, которая повела себя в хорошем смысле слова по-мужски, и Чубайс, который внутри самой партии остается самым популярным политиком, и кто-то из перспективных региональных лидеров, из которого начнут лепить политика федерального масштаба. Положение в СПС непростое, и пауза, которую взяли партийцы, приняв на "итоговом" съезде не безупречное, но компромиссное решение голосовать на президентских выборах "по совести", грозит перерасти в кризис, раскол, маргинализацию. И в то же время никогда окно возможностей, появившееся благодаря отрезвляющему поражению, не было столь широко раскрыто. После экономического дефолта в стране начался экономический рост. Из ситуации дефолта политического правая партия имеет шанс выйти обновленной - с четкими целевыми установками, внятным лидером и жесткой ориентацией на создание демократической коалиции.



Андрей Колесников
Новое время
30.01.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000895
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован