Антироссийский альянс Америки и Европы

В течение ряда лет проблемы гибридных угроз (ГУ) занимают одно из приоритетных мест в доктринальных документах, повестках саммитов и форумов, в работе центров передового опыта «гибридной тройки» – США, НАТО и ЕС. На системной основе ведется изучение уязвимостей своих и государств-соперников, разрабатываются стратегии и контрстратегии гибридной войны (ГВ) против стран, с которыми формально поддерживаются относительно нормальные дипотношения. Причем в случае гибридного нападения на одного из союзников альянс может применить статью V договора о коллективной защите.

Важная связующая роль во взаимодействии ЕС и НАТО по проблемам ГВ и ГУ принадлежит Европейскому центру передового опыта по противодействию ГУ, открытому в апреле 2017 года в Хельсинки. В его работе участвуют около 20 стран НАТО и ЕС, объединившихся в ряд комитетов по интересам: «Гибридного влияния» (лидер – Великобритания), «Негосударственных акторов гибридной войны» (Швеция), «Уязвимостей и противодействия» (Финляндия), «Стратегии и обороны» (Германия). В европейских странах, США и Канаде центр провел ряд семинаров по проблемам правового противодействия, обеспечения безопасности на море и в портах, энергобезопасности, безопасности стратегических коммуникаций, дезинформации и влияния на процессы выборов, безопасности на транспорте, защиты спутниковых навигационных систем и применения беспилотных летательных аппаратов (БЛА).

Центр позиционируется в качестве своеобразного «хаба» – сетевого концентратора, призванного объединять и координировать деятельность по борьбе с ГУ на стратегическом уровне посредством исследований и обучения. Центр развертывает многонациональные сети экспертов в области комплексной безопасности и служит платформой для сотрудничества между ЕС и НАТО в оценке уязвимости обществ и повышения устойчивости, серьезное внимание отводится работе с парламентариями, СМИ, молодежью.

Ключевое место в работе центра отводится взаимодействию по обобщению данных о ГУ и разработке стратегий ГВ совместно с сетью Центров передового опыта НАТО, в том числе Центром передового опыта НАТО (Рига) в области стратегической коммуникации, который занимается вопросами информационно-психологической войны; Центром киберопераций при штабе ОВС НАТО в Европе (Монс, Бельгия) для разработки теории и практики действий в киберсреде, совместно с которым действует Центр передового опыта НАТО по киберзащите (Таллин), и с Центром передового опыта НАТО по противодействию терроризму (Анкара), который нацелен на вопросы борьбы с терроризмом, мятежниками и повстанцами. В Польше и Румынии развернуты контрразведывательные Центры НАТО для противодействия разведкам как гибридной угрозе, а при штаб-квартире НАТО функционируют группы содействия государствам-членам по борьбе с ГУ.

Работа европейских центров гибридных конфликтов и угроз тесно координируется с США, где разрабатываются базовые подходы к подготовке и ведению современных военных конфликтов. При этом ролевые функции между участниками антироссийской «гибридной тройки» распределяются с учетом ресурсного потенциала и интересов каждого из них и формирования полного комплекса военных и невоенных мер воздействия.

В числе реализуемых США и НАТО военных мер предусмотрены: стратегическое сдерживание, стратегическое развертывание, повышение готовности к ведению военных действий и осуществлению миротворческих операций по самопровозглашенным мандатам. При этом США рассматривают ядерную войну как реальную опцию и делают ставку на наращивание военной мощи, прежде всего стратегических наступательных сил: в 2025 году на вооружение планируется принять ядерную боевую часть для КРМБ, в 2026 году – приступить к серийному производству бомбардировщика В-21, а в 2028 году – новой МБР шахтного базирования. Разрабатываются ядерные авиабомбы повышенной точности В61-12 с переключаемым тротиловым эквивалентом при сохранении на вооружении стратегических авиабомб В-63. На 2031 год намечен ввод в строй ПЛАРБ нового поколения «Колумбия» с модернизированной ракетой «Трайдент Д-5». Создается гиперзвуковое оружие.

Невоенные действия предполагают ведение информационного противоборства, а также включают формирование коалиций и союзов, политическое и дипломатическое давление и принуждение, экономические санкции и блокаду, навязывание гонки вооружений, введение военного положения в сопредельных государствах, демонстративный разрыв дипотношений, поддержку оппозиции и оказание содействия в подготовке иррегулярных вооруженных формирований и др.

Совместная стратегия «гибридной тройки» отводит ЕС роль арсенала «мягкой силы» и экономического сдерживания России. В этом контексте Европарламент в декабре 2018 года предложил приостановить действие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с РФ и перейти к точечному сотрудничеству по темам, представляющим взаимный интерес. Одновременно признается, что РФ останется одним из ключевых партнеров ЕС в обозримом будущем.

Важным невоенным инструментом воздействия на союзников и партнеров РФ является проект ЕС «Восточное партнерство», нацеленный на политическое и экономическое сближение участников при изоляции России. Одновременно ЕС активно продвигает свои интересы в Арктике, которую рассматривает как территорию, изменяющую геостратегическую динамику и влияющую на международную стабильность и безопасность государств ЕС.

Важным невоенным инструментом в противостоянии с Россией является переформатирование задач ЕС в стратегически значимом Каспийском регионе за счет формирования единого подхода к политике в акватории Каспийского моря. Комплекс мер предусматривает уточнение круга интересов ЕС в регионе за счет разграничения европейского и американского векторов; расширение сотрудничества ЕС со странами региона в транзитно-транспортной сфере по линии Восток–Запад, а также в области энергетики; участие в реализации проектов по строительству трубопроводов из Каспийского региона в страны Европы. Высокой остается активность ЕС в Центральной Азии и на Кавказе.

Кумулятивный эффект приготовлений США, НАТО и ЕС, проводимых с использованием военных и невоенных средств, подрывных технологий ГВ и цветных революций, формирует реальную угрозу нацбезопасности РФ и представляет собой важнейший фактор угрозы, требующий безотлагательных мер по реализации противодействия, в том числе и за счет совершенствования научного фундамента гибридных вызовов и угроз, что должно быть учтено в соответствующих документах РФ

http://www.ng.ru/kartblansh/2018-12-10/3_7459_kart.html

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован