Эксклюзив
Каздым Алексей Аркадьевич
01 февраля 2016
6086

Антисанитария. Часть 2

Уважаемые читатели! Мы продолжаем публиковать отдельные главы книги нашего постоянного автора Алексея Аркадьевича Каздыма «Санитарно-гигиенические проблемы города – от средневековья до наших дней» (2012). Ее тираж очень мал, однако тема крайне актуальна.

В книге описывается санитарное состояние городов Европы всего пару сотен лет назад! Моющих средств тогда не было, люди мылись крайне редко, санитарное состояние городов было ужасным. Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от пандемии чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, Англия и Италия - до половины. Многие города вымерли почти полностью, а жители бежали из пораженных чумой городов и боялись возвращаться назад - потому что «черная смерть» тоже возвращалась и забирала тех, кому посчастливилось выжить в первый раз. Чума унесла 25 миллионов жизней, четвертую часть населения Европы. Но церковь посчитала чуму наказанием за грехи!

Антисанитария терзала Англию веками. В 1849 году сточные трубы и канавы сбрасывали в Темзу более 9 миллионов кубических футов жидких отходов, причём место слива находилось …по соседству с главным лондонским водозаборником. В тот год более 14 тысяч жителей столицы умерли от холеры (а в 1854 году - еще 10 тысяч).

Когда эпидемии чумы и холеры унесли больше жизней, чем многочисленные войны, постепенно пришло осознание того, что чистое белье и тщательное мытье тела - лучшие предохранительные средства от повальных болезней. Английский парламент даже издал в XVII веке специальный билль о постройке бань, прачечных и об удешевлении стоимости воды. В 1854 году (!!)  английский врач Джон Сноу сделал доклад, из которого следовало, что холера является следствием загрязнения городской системы канализации и водоснабжения. Однако власти и церковь не прислушались к его мнению: считалось, как и 300 лет назад, что всему виной «дурной воздух» – испарения, которые распространяют болезни по воздуху.

В российских городах  в 19 веке было не чище, почитайте, хотя бы, В.А.Гиляровского. Чума и холера в России тоже бытовала постоянно. Однако это отдельная тема.

Для чего мы это публикуем, не из злорадства, не для того, чтобы показать недостатки Европы, которая из «грязи - в цивилизованные страны». Это напоминание, что в природе ничего не бывает «просто так». Если грязь и нечистоты, то обязательно чума и холера. Когда в начале 90-х годов прошлого века в нашей стране «пропало» мыло – появились вши, в детских учреждениях педикулез стал обычным явлением. А вошь (платяная и головная) являются разносчиком страшного сыпного тифа, от которого в Гражданскую войну (1917-1921) страна потеряла около 3 миллионов жизней.

Знания об этиологии болезней, биологии переносчиков позволило ликвидировать (или снизить до минимума) многие опасные заболевания. К примеру, применение только металлических мусорных ящиков позволило резко сократить численность мух, переносчиков многих кишечных заболеваний. Запрещение «свободного выпаса» свиней в деревнях и пригородах избавило людей от некоторых гельминтов.

Могут сказать, что в наших городах нет такой грязи, как описано в книге. Это так, но сейчас проблема другая, и она не лучше.

Огромные мусорные свалки вокруг городов. Бездомные собаки. Неконтролируемый приток мигрантов, многие из которых являются носителями «экзотических» для нас «северян» болезней. Неконтролируемые выбросы предприятиями тяжелых металлов, радионуклидов, различных загрязнителей, которые до этого в природе никогда не встречались. Притом такие загрязнения стали повсеместными. Все это накапливается в среде, в растениях, животных, людях, влияет на генетический аппарат, индуцирует мутагенез. Все это, в конечном счете, представляет опасность не только для окружающей среды, но и непосредственно для человека. В районах, подвергшихся действию неблагоприятных факторов среды, наблюдается снижение рождаемости, возрастает частота возникновения различных заболеваний, повышенная смертность населения. 

В современном мире трудно найти экосистемы, в которых бы отсутствовали те или иные загрязнители, в том числе и наиболее опасные. Сегодня уже никого не удивляет наличие пестицидов в жировых тканях китов и белых медведей или полихлорированных бифенилов в молоке женщин с островов Тихого океана, в тех местах, где эти химические вещества никогда не использовались. Рано или поздно наступят времена, когда уже ничего не спасет, ни деньги, ни должности, ни Канары с Кипрами вместе взятые. Спрятаться на нашей Земле уже будет негде…

А.П.Садчиков

 

ПАРИЖ, ПАРИЖ…

«…Прежде чем стать Городом Света - и даже какое-то время спустя, - Париж был городом грязи, вони, мусора, пыли и сажи. В 1780-х годах с городских улиц вывозили по 270 тысяч кубометров мусора в год, еще около 30 тысяч приходилось на содержимое отхожих мест. Санитарные условия конца XVIII века мало чем отличались от предыдущих столетий, разве что количеством отходов да появлением профессии «мусорщик». С XVI века Париж стоял на выгребных ямах, они источали миазмы и зловоние…», - писал историк Юджин Вебер.

 «Нужду», и «большую» и «малую» справляли, даже высокопоставленные аристократы и члены королевской фамилии, где придется, даже на парадной лестнице дворца или замка. Некоторые историки считали, что Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок якобы из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. И из Лувра периодически выезжали все его «знатные жильцы», чтобы дворец можно было отмыть и проветрить.

Правда позже для спасения от запаха будет найден выход - начали пользоваться духами.

В Лувре не было ни одного туалета, «опорожнялись» во дворе, на лестницах, на балконах и гости, придворные и даже короли «приседали» на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.

Не было канализации и в Версале, во времена Людовика XIV, быт которого хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен-Симона. Как пишет герцог, придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно, в уголочке, справляли «малую» (или «не очень») нужду.

Известна история, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию - у него от «королевского амбре» заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный, но и в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол чуть не потерял сознание от вони - кусты в парке служили постоянным отхожим местом для многочисленных придворных, а слуги туда же выливали и нечистоты.

Одно самых распространенных заболеваний тех времён -  диарея, т.е. понос! Беспощадная, неумолимая диарея, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно! А при соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным, вот почему мода XII - XV веков - мужские широкие штаны-панталоны, состоящие из многочисленных вертикальных ленточек в несколько слоев. Для удобства… Ну а дамы нижнего белья, типа панталон, и не носили, это уже «изобретение» XIXвека, и то, эта пикантная часть женского туалета была …с прорезью! «Парижская мода» на большие широкие юбки, очевидно, была вызвана теми же причинами, хотя юбки использовались и с другой целью - чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох, но проблема диареи всё же более глобальна. Представьте себе, бал, танцы, и вдруг  - «прихватило», а юбка-то – узкая! А в широкой юбке - отбежала к стене, присела, «как бы в реверансе», на минутку, да и дальше пляшешь.

Кстати, если ещё две тысячи лет назад в семье китайского императора ежегодно использовалось 15000 листов туалетной бумаги - толстой, мягкой и опрысканной благовониями, то в Европе туалетная бумага появилась тольков 1860-е годах. Что использовали??? Либо …ничего, либо клочья соломы… Забегая вперёд скажем, что британский изобретатель этой важнейшей гигиенической вещи Джеймс Олкок чуть было не разорился, столь необходимый товар продавался крайне плохо, спроса не было, а уж современная мягкая туалетная бумага появится в продаже в Америке только в 1907 году!

Так что в Средние века - грязь и дерьмо священны и сакральны, и в уставе католического женского монастыря Св. Клариссы в Мюнхене сестрам строго запрещалось пользоваться бумагой после посещения уборной.

Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от пандемии чумы («Черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия - до половины. Многие города вымерли почти полностью, а жители бежали из пораженных чумой городов и боялись возвращаться назад - потому что Черная Смерть тоже возвращалась и забирала тех, кому посчастливилось в первый раз.

Деревни опустели, поля превратились в пастбища или заросли лесом. Чума унесла 25 миллионов жизней, четверть часть населения Европы, но чуму посчитали наказанием за грехи, в том числе и за посещение бань!

Что ж, как писал Д. Мережковский - «…Романтический Париж времен трех мушкетеров представлял собой зловонную выгребную яму...».

«…Тот, кто освободил бы город от страшной грязи, стал бы самым почитаемым благодетелем для всех его обитателей, и они воздвигли бы в его честь храм, и они молились бы на него…» - писал французский историк Эмиль Мань в книге «Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII». С тех пор, как король Франции Филипп-Август в XII веке упал в обморок от невыносимой вони, поднявшейся от проезжавшей мимо дворца телеги, взрыхлившей наслоения уличных нечистот, в Париже ничего не менялось вплоть до середины XIX века, до перестройки Парижа бароном Османом (Хауссманна) и строительства канализации инженером Бельграном…

И как бы ни ругали Эжена Хауссманна историки и архитекторы за снос парижских средневековых домов, улочек и переулков, но это именно он избавил Париж от зловония и нечистот. И недаром ему поставлен памятник на бульваре его имени… Недаром…

В Париже, правда были фонтаны, и за отсутствием запрещенных христианством бань, «цивилизованный и просвещенный Париж» плескался в городских фонтанах средь бела дня… Оттуда же и брали воду…

Начиная с древних времен, основное правило для парижского мусора было одно - «tout-a-la-rue» («всё на улицу»), включая домашние отбросы, мочу, фекалии и даже …выкидыши. А то, что покрупнее, часто бросались на «ничейную землю» за городские стены или в Сену. Съедобное потреблялось свиньями и дикими собаками, а остальное - микроорганизмами.

И кстати это «Средневековье» закончилось не так давно - очередной указ о запрете выливания помоев из окон вышел лишь в 1780 году, но парижские судебные архивы 1840-х годов содержат немало дел о привлечении к ответственности домовладельцев и слуг за опорожнение ночных горшков из окон верхних этажей. А поскольку в тянувшиеся вдоль улиц сточные канавы кроме фекалий, мусора, помоев выбрасывали и трупы недоношенных младенцев, то даже в конце XIX века префекты Парижа издавали циркуляр за циркуляром, предписывавшие обязательное захоронение мертвого плода.

В эпоху Просвещения Париж был одним из самых густонаселенных городов Европы и уступал первенство на континенте лишь Лондону и Константинополю. Уже в начале XVIII века число жителей французской столицы приблизилось к полумиллиону и уверенно росло на протяжении всего столетия, так что первая перепись парижан, проведенная в 1801 году, выявила весьма впечатляющие результаты - 547856 человек. При такой высокой плотности населения городская гигиена, разумеется, вырастала в серьезную проблему и решением её до Французской революции занимались чиновники парижского муниципалитета и ведомство генерального лейтенанта полиции, а после революции - префектура департамента Сена и префектура полиции.

Вопросы городской гигиены всё чаще становились предметом публичных дискуссий, обсуждались в стенах Академии наук, а муниципалитет постоянно искал новые и более эффективные способы наведения чистоты на улицах, однако кардинально решить эту проблему никак не удавалось. В конце XVIII - начале XIX века и сами парижане, и посещавшие французскую столицу иностранцы по-прежнему дружно жаловались на отвратительное состояние городских артерий. Луи-Себастьян Мерсье, автор знаменитой книги «Картины Парижа», называл свой родной город «самым грязным городом в мире».

Да, иногда Париж пытались чистить, и первый такой «коммунистический субботник» был произведен в 1662 году, причём это событие так поразило современников, что по его поводу была даже выбита медаль.

Изданный в 1270 году закон гласил, что «…парижане не имеют права выливать помои и нечистоты из верхних окон домов, дабы не облить оным проходящих внизу людей…». Не подчиняющимся следовало платить штраф, однако этот закон мало кто исполнял, и через сто лет в Париже был принят новый закон, разрешающий выливать помои из окон, но прежде трижды прокричав: «Осторожно! Выливаю!». Так что тех, кто оказывался внизу, спасали лишь широкополые шляпы и широкие плащи, да и то не всегда.

Леонардо да Винчи был настолько напуган парижским зловонием, что спроектировал для короля Франсуа Первого туалет со смывом. В плане работ великого Леонардо были и подводящие воду трубы, и канализационные трубы, и вентиляционные шахты, однако, как всегда Леонардо поторопился с созданием туалета на пару сотен лет.

В те же времена среди знати был популярен «портативный унитаз» – некая банкетка с дыркой сверху и вынимающимся изнутри «резервуаром». Мебельщики изощрялись, вуалируя стульчаки под стулья, банкетки, письменные столы и даже книжные полки! Все сооружение обычно богато украшалось деревянной резьбой, тканевой драпировкой, позолотой, так как в те времена помпезность туалетных процедур могла означать действительно реальную власть.

Король Франсуа (что правил с 1515 по 1547 год) был первым, кто придумал «королевские приемы на горшке», да королева-мать Екатерина Медичи также устраивала у себя подобные приемы, а когда её муж умер, сменила бархат на стульчаке на черный. И, следуя моде (а куда же без неё!), вся французская знать также ввела в свой обиход «тронные приемы».

Не имевшие канализации средневековые города Европы, в частности Париж, имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой, который частично выполнял роль «канализации».

И вроде бы впереди забрезжило будущее без запаха, и в 1775 году некий британец по имени Александр Каммингс догадался-таки согнуть отводную трубку унитаза в виде буквы «V», чтобы небольшое количество воды не выпускало запах испражнений. Именно перед ним, Каммингсом, человечество должно склонить голову, так как он фактически и изобрёл современный туалет со смывом.

Но только в 1834 веке в Париже, а потом и других городах Франции появляются кабинки - веспасьены. Эти уличные писсуары, откуда всегда торчали чьи-то ноги, стояли они не где-нибудь в тенечке, а на тротуарах главных улиц, придумал канцлер Рамбутó, и названы были они по имени римского императора Тита Флавия Веспассиана, впервые придумавшего платные туалеты(«веспасьены»). Они «работали» до 1980 года, потом были снесены, и сейчас остался лишь один, как памятник «человеческой нужде».

Нет, конечно, нельзя сказать, что Париж совсем не убирался, дворники всё же были, хотя сама профессия мусорщика и появилась только в XVIII веке.

ЛОНДОН

Лондон не сильно отличался от Парижа - у англичан в «приличных» домах содержимое ночных горшков просто выливалось в камины. Не возбранялось также и попросту мочиться в пылающий огонь. Пованивало, конечно, но зато в огне погибали зловредные бациллы.

Тем не менее, антисанитария терзала Англию веками. В 1844 году под Виндзорским замком обнаружили 53 переполненные выгребные ямы - причину постоянных хворей и недомоганий обитателей дворца, а в 1849 году сточные трубы и канавы сбрасывали в Темзу более 9 миллионов кубических футов жидких отходов, причём место слива находилось …по соседству с главным лондонским водозаборником! В тот год более 14 тысяч жителей столицы умерли от холеры (а в 1854 году - еще 10 тысяч), и журнал «Spectator» обвинил водопроводные компании в том, что они поят людей «раствором экскрементов разной концентрации».

Несколько лет спустя начнут всерьез подумывать о строительстве нового здания для Британского парламента - уж слишком сильно воняла под окнами Темза. К счастью, как раз в это время (1849 год) постановлением парламента выгребные ямы были запрещены, в начале пятидесятых годов XIXвека вместо них начали активно сооружать систему сточных труб, и когда в 1865 году она заработала, кривая смертности в Лондоне резко пошла вниз (Мильчина,  Плавинская, 2007).

Но о Средних веках… В начале XIV века в королевском дворе Лондона была устроена, рядом с банкетным залом, «частная комната», её можно увидеть и сегодня. В этой комнате стоял стульчак, содержимое которого по покатому желобу скатывалось в расположенный под стеной замка ров с водой.

Простые же люди, не имеющие каминов и «частных комнат», так же, как и по всей Европе, выливали продукты своей жизнедеятельности из окон. Разница была только в том, что власти, не полагаясь на сознательность граждан, не выпускали, как в Париже, заведомо неисполняемые указы, запрещающие выливать фекалии на головы соседям, а учредили специальных городских сторожей. И одной из главных забот этих сторожей было предупреждение ночных прохожих об опасности - сторож был обязан следить за окнами второго этажа, и если оттуда показывалась рука с горшком, то страж порядка кричал, предупреждая прохожего. Введена эта должность была первоначально указом английского короля, так как по тогдашним устоям морали не было ничего более обидного, чем попасть под выплеск ночной вазы или помоев.

А для горожан это был неплохой спорт, так как не было более веселого занятия, чем окатить фекалиями вельможу познатнее, учитывая, что вломиться тут же, по горячим следам, в дом обидчика было нельзя. «Мой дом – моя крепость»!

Так что в Лондоне оказалось проще ввести ночного смотрителя, чем изменить мораль и построить закрытую канализацию, тем более «на стороне морали» стояла инквизиция, так как все происходившее ночью считалось «кознями Дьявола». И признаться что тебя «облили» - было позором, так как горожанин всегда мог сказать, что это не он плеснул на графа, а «нечистый».

В домах от запаха было, конечно, также было не спрятаться, как окна не завешивай, и Эразм Роттердамский ещё в начале XVI века писал об Англии: «…Все полы здесь из глины и покрыты болотным камышом, причем эту подстилку так редко обновляют, что нижний слой нередко лежит не менее 20 лет. Он пропитан слюной, экскрементами, мочой людей и собак, пролитым пивом, смешан с объедками рыбы и другой дрянью. Когда меняется погода, от полов поднимается такой запах, какой, никак не может быть полезен для здоровья…».

Как и в Париже, фекалии в Лондоне стекали по улицам и переулкам, часто в колодцы, а воду, понятно, брали в основном из колодцев, и для питья, и приготовления пищи. Грязная вода просачивалась в подземные водоносные горизонты, отравляя колодцы.

Вплоть до середины XIX века окна английского парламента практически никогда не открывались. Почему? Да потому, что они выходили на Темзу, куда стекали все городские нечистоты! И даже просто стоять возле Темзы, игравшей роль «главного коллектора городской канализации Лондона», было испытанием не для слабонервных.

Когда эпидемии чумы и холеры унесли больше жизней, чем многочисленные войны, постепенно пришло осознание того, что чистое белье и тщательное мытье тела - лучшие предохранительные средства от повальных болезней. Английский парламент даже издал в XVII веке специальный билль о постройке бань, прачечных и об удешевлении стоимости воды.

Но инквизиция! Человек не мог уединиться для «принятия водных процедур» под страхом обвинения в колдовстве, что было чревато крупными неприятностями. Например, сожжением на костре… Да и сами бани церковью были признаны безнравственными… И поэтому, несмотря на билль о банях, еще в конце XVIII века по Лондону ходила фраза некой знатной дамы, которой во время ужина сделали замечание по поводу ее грязных рук, на что она возмущенно парировала: «И это вы называете грязью? Видели бы вы мои ноги!». Так что только к середине XIX века уход за телом постепенно становился правилом приличия, да и то среди знати.

В английских пабах высокого класса (для эсквайров и джентльменов), стулья всегда были с дырой по центру и горшком внутри. И вот тогда появляются «зачатки канализации» и унитазы (как тот, голландский фаянсовый, XIX века, в «квартире» Шерлока Холмса на Бейкер-Стрит). 

Первая система канализации Лондона была построена еще в XVI веке и в основном предназначалась для дренажа дождевой воды и очень небольшого количества сточных вод.

Но население города росло и во второй половине XIX века выросло до 2 млн. человек. Люди из низших социальных слоев жили в невообразимой грязи, да и условия проживания даже в обеспеченных семьях оставляли желать лучшего. Выгребные ямы, которыми пользовались в то время, часто были переполнены и очищались нерегулярно. Во многих домах вообще не было канализации, отходы человеческой жизнедеятельности год за годом сбрасывались в открытые канавы, внутренние дворы, подвалы, проходы и прямо на улицы города.

«…Улица была очень узкая и грязная, а воздух насыщен зловонием… За закрытыми проходами и дворами, примыкавшими к главной улице, виднелись домишки, сбившиеся в кучу, и здесь пьяные мужчины и женщины буквально барахтались в грязи…»,- писал Чарльз Диккенс в «Приключениях Оливера Твиста».

Последствия для здоровья населения были катастрофическими: холера и тиф свирепствовали в Лондоне, и средняя продолжительность жизни для бедных слоев населения составляла 25–29 лет.

В 1854 году английский врач Джон Сноу сделал доклад, из которого следовало, что холера является следствием загрязнения городской системы канализации и водоснабжения. Однако власти не прислушались к его мнению: считалось, как 300 лет назад, что всему виной «миазмы» и «дурной воздух» – испарения, которые распространяют болезни по воздуху.

Но инженер Базелгет предложил проект канализации, и она была запущена в 1864 году - принц Уэльский лично повернул вентиль одной из мощных насосных станций.

Канализация Лондона, конечно же, не была идеальной, и обслуживать весь город стало возможным лишь к 1900 году. Но строительство канализации изменило жизнь людей Лондона - они перестали сбрасывать отходы на улицы, практически исчезла холера и брюшной тифа, а средняя продолжительность жизни начала увеличиваться.

ГЕРМАНИЯ

В Германии с канализацией дела обстояли так же, как и повсюду в Европе. В богатых домах Германии рыли ямы для нечистот под домами, что иногда заканчивалось трагически. А.И.Липков, в книге «Толчок, или слово о сортирах» пишет: «…История сохранила печальный случай, имевший место в 1183 году в Эрфуртском замке, где рыцари утонули в нечистотах. Под императором Фридрихом и его рыцарями провалился пол большого зала, и все попадали с 12-метровой высоты в выгребную яму и многие потонули, сами понимаете в чем…» (Липков, 2005).

Но это была общая проблема городов, куда новые жители из окружающих деревень переселялись вместе с домашним скотом и птицей – гуси, утки, свиньи бродили по улицам и площадям, загрязняя их экскрементами, а по деревенской привычке мусор и экскременты из домов выбрасывали на улицу. Смрад стоял в воздухе, грязь мутными потоками неслись по улицам, и проехать на телеге, не застряв, подобно Фридриху, было не просто даже местному крестьянину. «…На перекрестках обычно набрасывали большие камни или бревна на ширину шага - чтобы можно было перескочить через улицу как через широкий ручей. Но часто и этого оказывалось недостаточно...», писал К.А. Иванов в книге «Средневековый город и его обитатели».

Улицы утопали в грязи настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти и именно тогда, согласно летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно. Германская мода на ходули, с помощью которых только и можно было перемещаться по улицам, распространилась так широко, что во Франции и в Бельгии в Средние века даже проводились состязания на ходулях. Да и деревянные башмаки, которые при входе  в дом было легко снять – также вариант «борьбы за чистоту».

А вот в Нюрнберге – самом крупном и «благоустроенном» городе Германии того времени, магистрат в ХIV веке в целях «очищения воздуха» решил запретить горожанам держать свиней на улицах. Как думаете, где их после этого указа в таком случае держали? Конечно в домах….

В германских замках иногда все же делали туалеты - «сортиры», и  даже со сливом! Например, в замке Бургэльц в Средние века туалет находился в круглой боковой башне, и наверху, во время дождей, собиралась вода, открывалась заслонка, и всё смывалось. Исключая, конечно, засушливые годы…

И только в 1889 году было организовано «Немецкое общество народных бань» с девизом: «Каждому немцу баня - каждую неделю». Но «энтузиастов чистоты» не особенно-то поддерживали, и к началу Первой мировой войны на всю Германию было только 224 бани, но зато в центре Берлина всё ещё существовали общественные выгоны для скота.

ИСПАНИЯ

Мадрид, как говорили, имеет свою темную сторону, особенно если пройтись по старым кварталам… И наверное можно представить себе каким он был в Средневековье, а тяжелый запах исподволь, как бы до сих пор чувствуется на его темных, узких, извилистых улицах, и наверно недаром Мадрид когда-то называли самой мрачной и грязной европейской столицей.

До 1561 года, когда король Филипп II сделал Мадрид столицей королевства Кастилии (до этого был Толедо), Мадрид был вообщем-то небольшим городом, где, как и по всей Европе, ночные горшки привычно выливались прямо на улицу. И хотя Мадрид по части выливания помоев, которые текли по мостовой, вызывая зловоние и заразу, ничем не отличался от Лондона и Парижа, всё же была определённая разница - если в Париже выпускали указы о предупреждении зазевавшихся прохожих, а в Лондоне ставили сторожей, то в Мадриде издавна был отведен «специальный час», когда королевским указом появляться на улицах было запрещено, поскольку в данный час на городские улицы выливали помои.

С XVI века на окна в Мадриде стали ставить решетки и с выливанием нечистот возникли известные проблемы, избавляться от фекалий стало неудобно, если живешь не на первом этаже. Спускаться вниз, чтобы выплеснуть горшок через дверь было, понятно, лень, горшки стали выносить немного реже, правда улицы от этого чище не стали, а в домах «аромата» ещё и прибавилось.

Испания, серенады, великолепные сеньориты... «Я здесь Инезилья, я здесь под окном, покрыта Севилья и мраком и сном…». Но вероятность того, что во время любовной серенады разбуженные соседи могли окатить влюблённого сеньора ведром помоев или чем-то похуже была весьма высока, и, чтобы избежать такой неприятности на узкой улице, надо было срочно прервать серенаду, и как можно быстрее заскочить в окошко или на балкон. Что ж, весьма хороший повод для оправдания перед Прекрасной Дамой за столь «невежливый визит».

Выливание помоев стало для мадридцев чуть ли не традицией, и даже попытка весьма уважаемого в Испании короля Карла III (в XVIII веке!) запретить это «любимое народное развлечение» привела даже к волнениям в народе.

ИТАЛИЯ

В Средневековых городах Италии нечистоты также попадали сразу на улицы. Архитектор середины XVвека Леон-Альберти Батисто писал о городе Сиена в Этрурии (провинция Италии) как «…много теряющей в великолепии от отсутствия клоак. Именно поэтому весь город издает зловоние не только в первую и последнюю ночную стражу, когда сосуды с накопившимися нечистотами выливаются в окна, но и в другие часы отвратителен и сильно заразен…». Джованни Боккаччо отмечал, что удобства той поры часто представляли лишь несколько досок расположенных ...прямо над узкими улицами

 

А.А.Каздым

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован