12 марта 2007
6933

АПОФИГЕЙ РОССИЙСКОГО МАСШТАБА

Мало кто знает, что известный писатель Юрий Поляков, автор "100 дней до приказа", "ЧП районного масштаба", "Апофигея" и многих других не менее известных повестей и романов, в молодости работал учителем школы. И хотя с тех пор прошло немало лет, судьба российского образования по-прежнему волнует его. Так же, как и судьба России.
Эти темы и стали центральными в беседе члена Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, главного редактора "Литературной газеты" Юрия Полякова с главным редактором "Практического журнала для учителя и администрации школы", академиком АПСН Сергеем Котовым.

- Бывая в российской провинции, где сосредоточено более 70% российских школ, я убедился, что сегодня там учителя читают газеты и журналы мало, если вообще читают. Да и статистика подтверждает: 80% оборота прессы замыкается в столице. Как Вы полагаете, Юрий Михайлович, а может быть, это и к лучшему, что наше учительство сегодня почти не читает прессу? Ведь так и основной поток журналистской и окололитературной "смердяковщины" (которой полны наши нынешние СМИ) проходит мимо российского учителя?
- Весь этот поток, конечно, читать и не нужно, потому что существует очень много изданий, которые, что называется, ниже всякой критики: и в интеллектуальном, и в нравственном, и даже в профессиональном плане. Но есть такие издания, базовые и знаковые, которые, конечно, учителя читать должны. Я полагаю, что к числу таких изданий относится и "Литературная газета".
На мой взгляд, сегодня в стране существуют два института, которые остались дзотами, если так можно назвать, разумно-консервативной культуры - школы и библиотеки. А мы как раз в своей политике придерживаемся той точки зрения, что "Литературная газета" должна обязательно вернуться в школы и библиотеки.
В тех ценностно-базовых изданиях, о которых я сказал выше, делается попытка объективного и честного анализа и социальной, и культурной ситуации в стране. А учителю, конечно, нужно ориентироваться в этих проблемах, он не может использовать как ориентир, например телевидение, потому что телевидение дает целенаправленно искаженную картину реальности, целенаправленно искаженные акценты и иерархии ценностей. Об этом у меня была недавно достаточно наскандалившая статья "Государственная недостаточность" , где я просто написал о том, что у нас в стране существует двоевластие. Политическая власть (со всеми нашими претензиями к ней) все же отказалась от ельцинского курса на разрушение российской цивилизации, и все-таки пошла путем восстановления и укрепления российского государства. А наши электронные средства массовой информации, прежде всего - телевидение, продолжают идти курсом разрушения российской цивилизации, ее духовной составляющей. Видимо за этим стоят такие мощные силы, что пока Кремль с Останкинской башней справиться не может.
- Сегодняшняя "Литературная газета" немало делает для того, чтобы по-умному развенчивать навязываемые в последнее десятилетие стереотипы о России как об исконной стране-неудачнике, как стране испокон веков малокультурной, второсортной. И мне кажется, что публикуемые в "ЛГ" материалы на эти темы - огромное подспорье учительству (историкам, словесникам, воспитателям, руководителям учебных заведений), которые уже много лет решают колоссальной важности проблему: как не позволить тем силам, которые в этом заинтересованы, воспитать из наших детей манкуртов. На Ваш взгляд, какие газетные рубрики "Литературки", помогающие сохранению исторической памяти, культурной памяти, должны привлечь внимание российских учителей прежде всего? Какие главные линии проводит в этой работе коллектив редакции?
- Эта главная мысль - на восстановление исторической памяти - проходит у нас через все рубрики абсолютно. Если речь идет о политической ситуации, то мы ее анализируем с разных точек зрения (исключая позицию крайнего либерализма или откровенно проамериканскую, что делают многие российские издания). Мы стремимся провести анализ с позиции долговременных интересов российского государства. Кстати, либеральные авторы на наших страницах тоже представлены, читателю предоставляется полный спектр мнений, подчас идет острая полемика. Скажем, если у нас появляется точка зрения академика В.Л. Гинзбурга, значит, в следующем номере появится точка зрения академика Ж.А. Алфёрова.
Важно то, что мы стараемся вооружить наших читателей, тех же самых уважаемых учителей, аргументацией, необходимой для того, чтобы объяснить, например, ученикам: если по телевидению прошел какой-то фильм, то это не значит, что в нем присутствует историческая правда. Вот так, например, мы отслеживаем идущие по телевидению сериалы. У нас сейчас идет цикл публикаций, связанных с жесткой критикой фильмов о войне, которые "крутят" по телевидению к юбилею. Многие из них создают черный миф о войне. Да, был о войне советский миф, безусловно, высветленный. Говорю об этом со знанием дела, совершенно профессионально, как человек, писавший диссертацию о фронтовой поэзии. Но высветленный советский миф был к реальности гораздо ближе, чем тот черный, который навязывают народу сейчас. Вспомним, ведь кроме откровенно романтизирующих войну произведений, в советское время увидели свет романы Воробьева и Курочкина, раннего Бондарева и Быкова.
Я сам, как учитель в прошлом (преподававший и в средней, и в высшей школе), понимаю: очень часто учителю не хватает конкретной аргументации. Вот такую аргументацию мы и даем в "ЛГ", рассчитывая на то, что учитель ею воспользуется. Причем мы очень дорожим тем, что делаем: на страницах газеты появляются статьи крупнейших отечественных мыслителей, ученых. Так, до последнего своего дня у нас публиковался великий философ Александр Сергеевич Панарин. У нас постоянно выступают А. Зиновьев, С. Кара-Мурза, А. Уткин, А Ципко, А. Дугин - цвет современной национально- и государственно- сориентированной мысли.
Если мы, скажем, даем материалы, посвященные литературе и искусству, то тоже стараемся привлекать внимание к тем книгам, которые действительно являются событиями в художественной жизни, к тем авторам, которые это по праву заслуживают внимания, а не к очередным придуманным "гениям на одну презентацию". Появился ведь в нашей жизни и такой тип. Недавно увидел один очень любопытный сюжет, кажется, на телеканале "Московия": отключили фонограмму у поющего на экране Филиппа Киркорова, и вдруг раздался его "живой" голос, хриплый, неспособный протянуть ноту. Голос человека, поющего где-то на посиделках. И у меня возникла мысль, что если у большинства наших современных, либерально сориентированных деятелей культуры, убрать некую пиаровскую фонограмму, то раздастся вот такой же слабенький скрип, потому что нет у них ни своих идей, ни художественных открытий.
Еще я очень рекомендую нашу рубрику "Кумирня", где мы даем реальный анализ художественных заслуг тех людей, которые в последнее десятилетие были сделаны как бы знаменем нашей культуры. Там прошли материалы и о режиссере Соловьеве, и об Улицкой, и был очень скандальный материал про Гришковца... Материалы этой рубрики вызывают широкий резонанс, и во всей этой истории очень важен такой момент. Часто, когда я нахожусь в интерактивном эфире, звонят люди и говорят:
- Спасибо за Вашу точку зрения, потому что мне в какой-то момент начало казаться, что я схожу с ума. Вижу, что нечто - бездарно, глупо, что это приносит вред стране, а со всех экранов телевизора, с полос газет мне утверждают "Нет, это замечательно, это гениально..." Как тут не сойдешь с ума: ну, не может так быть, что все говорят, что это хорошо, а мне кажется, что это плохо. И вдруг, когда я вижу на страницах "ЛГ" такую же оценку, как у меня, я понимаю, что со мной все в порядке. Что есть люди, которые думают также, просто их, к сожалению, в средства массовой информации допущено очень мало.
Так что "Литературная газета" во многом способствует психотерапии, чтобы действительно умные, совестливые, образованные, болеющие за Россию люди не подумали, что они сошли с ума, глядя телевизор в своем доме...
- Летом, в Псковской области, сельская учительница объясняла мне, почему же все-таки провинция центральную прессу не читает. Потому, что люди действительно не хотят находиться в состоянии шизофрении. "Вся та жизнь, - говорила она мне, - о которой толкуют на страницах ваших столичных газет, относится к некоему Абрамовичу, дочке Собчака, Березовскому с Похмелкиным, Чубайсу с Ходорковским, дочке Ельцина с Хакамадой - все это чужая жизнь, чуждые нам проблемы. Кроме новой порции ненависти к тому, что они там в очередной раз прикупили или "приватизировали", практически нищий провинциальный читатель ничего из этих газет не вынесет". Что же получается: "либеральная" пресса усердствует-усердствует по оболваниванию и одурачиванию населения, а добилась лишь того, что подавляющая масса населения страны все их ценности отвергает? Так может быть угрозы "тотальной дебилизации" страны нет? Или необходимо постоянно разъяснять народу, какую лапшу вешают ему на уши?
- Дело в том, что люди, которые уже сложились как личности, у которых есть способность к самостоятельному анализу, получают из "либеральной" прессы, из телепрограмм лишь подтверждения тому, что ими пытаются манипулировать, что их пытаются зомбировать. Кстати, я советовал бы каждому учителю иметь в своей библиотеке замечательную книгу С.Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием" для того, чтобы понимать, как тебя и твоих учеников пытаются зомбировать.
А что касается молодежи, которая еще некритично воспринимает информацию,
вернее, воспринимает ее на эмоционально-знаковом уровне - для нее публикация на первой полосе в популярном журнале является неким знаком качества. Они личность ее автора начинают воспринимать как личность некоего оракула. И именно молодежи нужно объяснять, что же с ними делают, потому что зрелость критического восприятия действительности приходит гораздо позже.
Недавно у меня брала интервью одна журналистка, которая напомнила, что интервьюировала меня шесть лет назад, совсем молоденьким корреспондентом. "Я тогда только-только окончила университет, где из меня готовили либеральную журналистку. Я слушала Вас тогда, и мне хотелось надавать Вам по щекам, настолько Вы мне казались ретроградом, человеком, не понимающим новых идей... Прошло шесть лет, и только теперь я поняла, насколько Вы были правы". Ну, вот хорошо, человек сам созрел, развился... Но очень многие люди, к сожалению, по своему психо-интеллектуальному складу не способны к быстрому саморазвитию. Это данность. И они ходят с тем багажом, который в них вложили школа, институт, СМИ. И для таких людей чтение серьезной аналитической прессы просто необходимо, чтобы не оказаться полностью прозомбированным теми силами в СМИ, о которых мы говорили.
- Вы затронули очень важную тему: кроме того, что в ряде вузов пошла мода готовить либеральных журналистов, пошла мода готовить и либеральных учителей. Самое страшное, что это поветрие охватывает исторические, филологические факультеты, факультеты психологии и педагогики начального обучения и т.д. И вот эти "либерально подготовленные" молодые люди приходят работать в школу и начинают уродовать детей. Помогают им в этом, прежде всего, телевидение, многие СМИ, да плюс еще - безумный книжный рынок, на котором гуляют такие чудовищно искажающие историю государства и нашей культуры "перлы", что впору помянуть добрым словом те страны, что законодательно обеспечили себе цензурную защиту от подобных атак... Скажите, чем "Литературная газета" может помочь учителю, который тоже порой бродит по этому книжному рынку?
- У нас есть специальная полоса - "Литературный базар", где мы рекомендуем книги. Полосы у нас выходят тематические, посвященные художественной, научной, исторической книге, книге по искусству. Недавно мы выпустили две полосы, посвященные книгам популярной серии "ЖЗЛ". Очень рекомендую учителям заглядывать в наш "Литературный базар", рецензии там очень взвешенные, выверенные, ни с каким бредом читатель там не столкнется.
Так что мы стремимся по мере сил и возможностей ориентировать наших читателей в этом океане появляющейся литературы, но я совершенно уверен в том, что государство не имеет права выпускать под рыночные паруса этот момент, связанный с воспитанием патриотического, государственного, ратного самосознания. Не имеет права, потому, что всегда найдутся мощные силы за рубежом и внутри страны, которые найдут любые деньги (а мы сейчас постоянно читаем о том, какими деньгами ворочали олигархи из тех, что принесли такой вред стране), чтобы вбросить их на рынок, и пролоббировать, продвинуть на рынок те книги, которые способствуют разрушению России.
Я считаю, что вообще должен быть создан общественный совет, который бы отслеживал и давал какие-то оценки книгам, особенно - связанным с историей страны, ее идеологией, литературой. Речь не идет о возвращении к цензуре рукописей, я как автор "ЧП районного масштаба" и "100 дней до приказа" в свое время цензуры хлебнул и отлично знаю, что в этом ничего хорошего нет, но нужно воспитывать издателя в чувстве ответственности. Если одно издательство оштрафуют на круглую сумму, которая пойдет, скажем, на какие-то сиротские дома, за выпуск книги, порочащей историю страны и ее культуры, то другие издатели поостерегутся "тискать" подобную дрянь. Я не имею ввиду какие-то сложные, амбивалентные ситуации истории, они есть. Но ведь есть и откровенно клеветнические книги.
- Кроме этих самых клеветнических книг исторического содержания, есть колоссальное количество литературы, в которой просто осмеивается национальный архетип, и это вещь страшная, потому что она окончательно деморализует человека, и так-то живущего в России в непростое время. Учителя рассказывают, что, поначитавшись такого, и к себе-то не знают как относиться, и не знают, что ученикам в классе сказать!
- Безусловно, такая "литература" есть. И если у одного другого издателя лицензию отнимут за такие вещи, то уже следующий издатель вызовет своего редактора и скажет: "Дорогой мой, если у нас еще раз выйдет подобная книга, то ты у нас уже работать не будешь!" Но первое, с чего бы я начал в защите нашего народа от всей этой вбрасываемой дряни, я просто запретил бы государственным законом демонстрацию на телевидении зарубежных фильмов, созданных в годы холодной войны, которые по сути являются там, на Западе, антирусскими агитками. Русская сторона изображена там в виде "империи зла", русские люди - в виде идиотов, недочеловеков и т.д. Но эти фильмы по телевидению с каким-то упорством демонстрируют, и у меня иногда возникает ощущение, что те каналы, которые это делают, просто получают деньги за демонстрацию подобной антирусской продукции.
- Это не только Ваше ощущение, это - элемент повседневного состояния умов у большинства населения страны. Недавно в Республике Карелия разговаривал с учителями одной сельской школы. Они меня неоднократно спрашивали: "Нет, вы нам скажите честно, но неужели в стране нет никаких сил, которые могли бы остановить весь этот информационный поток уничтожения страны?". Знаете, что я им отвечал? Отвечал: "не знаю". Вот Вы - член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, скажите, а там то эти вопросы поднимаются?
- Совет пока не собирался. Я подозреваю, что это связано с событиями в Беслане, дата проведения Совета совпала с бесланской трагедией. Но я готовлюсь к первому заседанию Совета, и там я обязательно буду говорить о том, о чем я Вам сейчас говорил.
- Юрий Михайлович, может быть "Литературной газете" побольше обращать внимания на то, что происходит с литературным образованием в наших школах?
- Мы пишем о школьных учебниках, вышел ряд острокритических материалов на эту тему. Писали мы и о 100-томной серии литературы для школы, которая выпущена за счет государства. У меня была идея вообще прорецензировать в газете все учебники по литературе, истории. Во многих из них отечественная культура и литература ХХ века ужасно искажена. Идет страшная клевета на литературу советского периода. Забывается, что советскими писателями были не только Семен Бабаевский и Федор Гладков, но и Зощенко, Булгаков, Ахматова... И все эти люди участвовали в непростой политической и общественной жизни того времени. Сейчас, жизнеописуя того или иного писателя, стремятся найти историю его конфликта с советской властью. Но любой значительный художник, живший в то время (как и любой художник, живший в екатерининское время, в николаевское время, во времена Шекспира), имел как периоды сближения с властью, так и периоды охлаждения. Говоря, скажем, о драме Зощенко, умалчивают, что у него были периоды совершенно сладостного романа с советской властью.
Это был сложный период, противоречивый... Но не более трагический, чем период Великой Французской революции, когда тоже рубили головы и поэтам, и мыслителям. А французы не отказываются от этой эпохи своей истории, празднуют день взятия Бастилии, понимая, что революция - это сложнейший тектонический сдвиг в обществе...
Началась на страницах "ЛГ" и дискуссия по гуманитарному образованию. Правда, она идет как-то не очень живо, но поживее у нас пошла полоса "Библиотекарь".
Для учителей литературы хочу рассказать, что мы за последние годы провели на страницах "ЛГ" дискуссии по состоянию прозы, по состоянию критики. Дискуссии, которые не проводились двадцать (!) лет. Сейчас у нас идет дискуссия по состоянию современной поэзии, которой тоже не было четверть века. Завершающую дискуссию мы планируем по детской литературе. И мы хотим потом это издать отдельной книжкой в помощь учителю, потому что нигде, ни в одном журнале не было такого подробного и объективного разговора о современном этапе отечественной литературы. Здесь мы остались верны своему принципу: для всех дискуссий привлекли писателей, поэтов, критиков разных направлений - и традиционалистов, и модернистов, и постмодернистов, и всех других - на все вкусы.
- Сегодня учителю в школе как никогда сложно определиться с интеллектуальными приоритетами, в том числе - и в сфере религиозного воспитания. Сложная проблема для учителя на самом деле. Вокруг: воровство, с экрана телевизора - Содом и Гоморра, старики и дети бедствуют, ложь льется елейными голосами ведущих на радио и на телевидении, убийства, взрывы, горе вокруг... Помните, как у Достоевского: если Бога нет, значит все позволено? А с другой стороны: стоят в церкви со свечкой Ельцин, Чубайс, Черномырдин, далее - по списку... Так что вроде больше стало Бога, больше чем в атеизированном СССР? И у учителя тоже появляется состояние, близкое к шизофреническому раздвоению личности... Что же нам несет православие? Ведь православие - это прежде всего мораль, некий набор православных ценностей, которые нужно соблюдать? Ценностей, сильно отличных от тех же протестантских. А их, православные ценности, те, кто стоят со свечками, вовсе не соблюдают! А оттого и "утюжат" в либеральной прессе православные ценности совершенно нагло и методично... И опять: отпора этому разрушению важнейшего элемента нашей культуры не дается практически ни в каких СМИ. Какова здесь позиция "Литературной газеты"?
- Когда я пришел в 2001 году в газету, я обратил внимание на то, что на ее страницах очень часто появляются материалы, в которых под критическим углом зрения рассматриваются многие проблемы религиозных конфессий в современном обществе, но почему-то всегда на материале православия. Такое впечатление, что у других конфессий в их бытовании в постиндустриальном обществе таких проблем не существует: ни у иудаистов, ни у мусульман, ни у католиков, ни у протестантов. Ни у кого. Только у православных. Такая вот интересная была черта в нашей редакционной практике времен "чистого либерализма". И когда я спросил сотрудников этого отдела: "Чего же это у нас все про батюшек-то? Есть ведь у нас и другие конфессии". Они мне отвечают: "Но эти же проблемы в православной церкви есть". "Да, - отвечаю им я, - есть. Но такие же проблемы есть и в других конфессиях". Когда же мне принесли опять статью про какого-то проворовавшегося батюшку, я сказал, что я не против критики проблем современного православия и жизни русской православной церкви. Но мы начнем этот разговор в газете тогда, когда у меня на столе будут лежать четыре проблемных материала по четырем основным конфессиям. И почему-то сразу эта проблема рассосалась...
Но к проблемам религиозного воспитания и роли религиозной жизни в обществе мы постоянно обращаемся. На страницах газеты часто выступает дьякон Андрей Кураев. Я читал все его книги и считаю его одним из крупнейших мыслителей и, главное, популяризаторов православных идей. Сам я православный человек, крещенный во младенчестве, и я считаю, что попытки поставить в России православие в один ряд с другими конфессиями (не перед законом, нет - перед законом и Богом все равны) в общественной жизни - это неправильно. Православие сформировало русскую нацию, государственно-образующую нацию страны. Православие сформировало нашу культуру. Православие сформировало русский язык, потому что если бы не было этой самой диглоссии, связанной со старославянским языком, на котором была Библия, не было бы русского языка. От диглоссии идет наше главное синонимическое богатство и выразительность русского языка. Поэтому человек, живущий в пространстве русской культуры, просто обязан знать историю православия. Поэтому, на мой взгляд, все эти разговоры о том, надо ли изучать историю православия в школе - не надо изучать, беспредметны. Я считаю, что история православия в школах изучаться должна. Другое дело, что люди, исповедующие другую религию, имеют полное право изучать основы и историю своей религии. Для этого существуют факультативы и воскресные школы. Почему-то в Англии не возникает вопрос о приоритете англиканства. И в Америке никому в голову не придет подвергнуть протестантизм и католицизм бичеванию. А у нас, видите ли, вопрос о православии возникает. Еще раз скажу: убежден, что православие в школе должно занимать столько же места, сколько оно занимает в обществе и в культуре.
- Юрий Михайлович, как "Литературной газете" удается с ее патриотической, прогосударственной позицией выстаивать в этом мире?
- Во-первых, на меня не очень то надавишь: я состоявшийся писатель, материально обеспеченный. Ну, отрешат от должности, сяду за письменный стол и буду писать романы. Во вторых, нам повезло с тем, что сегодня акционерами газеты являются АФК "Система" и правительство города Москвы. До этого газетой владел "Менатеп" Ходорковского. Если бы он продолжал ею владеть, я думаю, что... (Поляков рассмеялся). Первые полгода моего главного редакторства мало какое из либеральных изданий не писало обо мне гадости, обвиняли во всех смертных грехах - ксенофобии, антисемитизме, прочих придуманных прегрешениях. Все это глупости. Мы прекрасно понимаем, что мы живем в многонациональной стране, с очень сложной политической ситуацией, а потому заниматься ксенофобией в России - это то же самое, что швыряться камнями в посудной лавке. Но отстаивание прав русских - это не есть ксенофобия. И это мы доказываем уже четвертый год, и, по-моему, успешно. По крайней мере, мы выражаем точку зрения подавляющего большинства населения страны. А так, как пишут наши оппоненты, думает "подавляющее" меньшинство. Оппоненты занимаются своей работой уже пятнадцатый год: была предпринята попытка сломать национальный архетип. Она не удалась.
- А вообще Вы по натуре социальный оптимист?
- По своим внутренним данным я больше склонен к оптимизму. А во-вторых, согласитесь, при всех сложностях, которые сейчас существуют, при всей половинчатости того, что делает власть, - нельзя же сравнить то, что сейчас происходит в стране, с кошмаром ельцинской эпохи. Очень много изменилось. Просто мы всегда любим исходить из того, что "могло быть лучше". Да, могло. Но ведь могло быть и хуже. Подумайте, мне в "ЛГ", где сотрудников всего-то 50 человек, понадобилось полтора года, чтобы совершить маневр в политике газеты. А у Путина - огромная страна, в сложнейшей ситуации, на развалинах...
- ...со сформировавшейся элитой.
- С элитой, сформировавшейся именно на принципах разрушения страны. Страну откровенно рушили более десяти лет, а восстанавливать всегда труднее и дольше, чем разрушать. И сейчас крайне важно информационно все делать для того, чтобы люди правильно понимали процессы, происходящие в стране.
- Юрий Михайлович, в ноябре Вам исполняется 50 лет. Примите самые сердечные поздравления и самые добрые пожелания от редакции нашего журнала. Думаю, что к ним с большим удовольствием присоединятся и наши читатели.
- Большое спасибо.
- И последний традиционный вопрос нашей рубрики: что бы Вы как бывший учитель, как состоявшийся писатель, как человек, немало повидавший за свои 50 лет вокруг, пожелали бы российским учителям - читателям нашего журнала?
- Прежде всего, того, чтобы то материальное вознаграждение, которое они получают за свой подвижнический труд, хотя бы частично, хотя бы в малой степени соответствовало затратам их сил. Я сам работал учителем, я знаю, что это такое. При сегодняшней системе распределения учителям достается очень мало, почти ничего. Не то плохо, что наша жизнь несправедлива, а то, что она чудовищно несправедлива. И я надеюсь, что эта несправедливость будет устраняться. Я желаю, чтобы экономическое выздоровление страны коснулось бы прежде всего учителей.

Опубл.: "Практический журнал для учителя и администрации школы", No 11 (ноябрь), 2004.




Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован