11 октября 2004
88

архиепископ ВЛАДИМИР: `ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ БОРЬБЫ С РЕЛИГИОЗНЫМ ЭКСТРЕМИЗМОМ - ПРОСВЕЩЕНИЕ`

Глава Среднеазиатской епархии Русской Православной Церкви архиепископ Владимир уверен, что сотрудничеством с государствами Центральной Азии Россия оберегает себя от глобальных потрясений в будущем
Владыка, Советский Союз оставил нам в наследство религиозное невежество и межконфессиональную рознь...

- Да, сейчас мало кто понимает, что в таджикской и чеченской трагедиях повинен отнюдь не ислам, а тоталитарная секта ваххабитов, попирающая основы мусульманской религии. Необходимо уметь отличать ислам от его извращений. Различие между ветвями классического мусульманства - шиизмом, суннизмом, суфизмом - есть внутреннее дело мусульманского мира. Но существуют азбучные положения ислама, позволяющие установить: экстремизм является антимусульманским явлением даже в большей степени, чем антихристианским.

Что именно вы имеете в виду?

- Терроризм - преступный метод политической борьбы, известный с глубокой древности. Античный пример теракта - убийство Юлия Цезаря. В новые времена террор приобрел особо злодейский характер - орудием его стали взрывчатые вещества, при употреблении которых неминуемы случайные жертвы - невинные люди. Хуже того, террористы стали сознательно убивать невинных с целью запугивания общества. Российские `бомбисты` XIX века, `красные бригады` в Европе, североирландские и баскские сепаратисты к исламу отношения не имеют. В арабском мире терроризм появился вследствие ближневосточного конфликта. Однако никаких религиозных оправданий этому преступлению не существует. К христианскому императиву `Не убий!` Коран добавляет еще более грозное предостережение: `Кто убьет человека без вины, тот как будто бы убил людей всех`. Террорист - убийца невинных - мусульманином не может быть.

Национализм был преодолен исламом еще на заре его существования. Как в христианстве `нет ни эллина, ни иудея, ни скифа`, так в мусульманстве равноправны араб и перс, тюрк и пуштун.

К такому злу, как наркотики, ислам относится совершенно непримиримо. Аяты Корана, в которых говорится о `веществах, помрачающих разум`, следует трактовать совершенно определенным образом: наркомания приравнивается к самоубийству, а наркобизнес - к отравительству. Самоубийца-наркоман и тем более массовый убийца - наркоделец не могут считаться мусульманами.

Фанатизм есть искажение сознания верующих, вызванное религиозным невежеством. Не только в исламе, но и в любой религии появляются невежды-фанатики, следующие не основам веры, а призывам самозванных `вождей`. И лишь человек, невежественный в области ислама, может служить организациям, занимающимся такими гнуснейшими, с точки зрения мусульманства, делами, как терроризм или наркобизнес, и при этом думать, что совершает некий мусульманский подвиг. Разжиганием фанатизма занимаются те, кто рвется к власти или ищет корысть и использует в своих темных целях слепую ярость обманутых невежд. Религия - дело небесное, политика - дело земное. Политические или своекорыстные спекуляции на религии - это страшное оскорбление Бога, которого мусульмане именуют Милостивым и Милосердным.

Ярким примером искаженного ислама является ваххабизм, мусульманская ересь, изобретенная в XIX веке неким Махаммедом Абд-аль-Ваххабом. Этот `Мухаммед-второй` явно считал себя равным основателю мусульманства Мухаммеду. По мнению Аль-Ваххаба, все, что происходило в мусульманском мире после `четырех праведных халифов`, было `заблуждением и суеверием` - то есть, на протяжении тысячелетия ислама просто не существовало.

Ваххабизм сделался государственной религией Саудовской Аравии. В этой стране шииты низведены на уровень людей `третьего сорта`. Запрещено преподавание всех четырех канонических форм суннизма, ханбалитского, маликитского, шафиитского и ханафитского махзабов. Суфизм объявлен `суеверием` и поставлен вне закона. В Мекке доходило до кровопролитных стычек между ваххабитами и шиитами. А при экспорте ваххабизма за пределы Аравии в нем проявились все черты преступной тоталитарной секты.

Насколько я понимаю, наш разговор вышел на тему ваххабизма?

- Ваххабизм - это модернизированный, `облегченный вариант` ислама: не нужно изучать тонкости мусульманского права, книги мусульманских мыслителей былых времен. Зато в качестве дополнения к образованию в Саудовской Аравии при ваххабитских мечетях обучают рукопашному бою. А в Пакистане, Афганистане, Чечне ваххабитские наставники стали обучать своих подопечных владению оружием, методике терроризма, проведению пыток.

В Пакистане вождь ваххабитов Усама бен Ладен заявил с телеэкрана: `Взрывы и смерть продолжаются. Мне доставляет удовольствие тратить деньги на то, чтобы неверных сдохло как можно больше, а я - человек небедный`. Все содержание ваххабизма сводится к одному лозунгу: `Убей неверного!`. Подобных призывов нет и не может быть ни в Коране, ни в другом классическом мусульманском источнике.

Вербуя сторонников, ваххабиты спекулировали на понятии `мусульманской солидарности`. Однако теперь выясняется еще одна, тщательно скрывавшаяся тайна ваххабитов: они считают `неверными` приверженцев классического ислама, всех мусульман, не принадлежащих к их секте. Боевик из банды Джумы Намангани, захваченный в плен в Киргизии, показал на допросе: `При каждом нашем боевом центре есть мулла, проповедующий `чистый ислам` (т.е. ваххабизм). Мулла говорил нам, что террор необходим для `победы ислама` и что любой муфтий, имам, мулла, не принимающий `чистый ислам`, должен быть физически уничтожен`.

Для верующих мусульман ужасна сама мысль о покушении на представителя исламского духовенства. А для ваххабитов наставники классического ислама становятся первыми в ряду объектов террористической `охоты`. По всей видимости, дело их рук - убийства муфтиев Дагестана и Таджикистана, ряд покушений на муфтия Чечни. Ваххабитами же совершены глобальные антиисламские преступления, не без их участия развязаны гражданские войны, в ходе которых погибли десятки тысяч таджикских, афганских, чеченских мусульман.

Хочется прояснить еще одно обстоятельство. Происходит путаница понятий: фундаментализм, ваххабизм... Это явления одного порядка?

- Да, в выступлениях политиков и журналистов часто ставится знак равенства между такими прямо противоположными явлениями, как фундаментализм и ваххабизм. Эта путаница - от непонимания процессов, происходящих в мусульманском мире. Фундаментализм подобен русскому старообрядчеству, это попытка вернуть мусульманскую старину во всех ее реалиях. А ваххабизм при всех его разглагольствованиях о `чистом исламе` - это секта новейшего происхождения.

Даже президент России Владимир Путин говорит о `дуге исламского фундаментализма`, хотя ему-то уж могли бы предоставить достоверную информацию. Фундаментализм, во всяком случае в настоящее время, для России и стран СНГ никакой опасности не представляет. Вот, например, фундаменталистский Иран - страна спокойная и вполне дружелюбная. Нет, речь должна идти не о `дуге фундаментализма`, а о `треугольнике ваххабизма`: Саудовская Аравия - Пакистан - талибский Афганистан.

В Саудовской Аравии были подготовлены подрывные элементы - ваххабитские эмиссары, проведшие в мусульманских регионах СНГ `кампанию по захвату мечетей`, с вытеснением наставников классического ислама. На пакистанских базах были обучены боевики чудовищного режима талибов, захватившего большую часть Афганистана. Ваххабиты разжигали фанатизм в Таджикистане, и там разразилась братоубийственная бойня. Ваххабиты спекулировали на национальных чувствах чеченцев, и там вспыхнула война.

Атеистическое насилие в СССР привело к упадку исламской учености, поэтому мусульмане СНГ не сразу распознали угрозу, которую несет их религии ваххабизм, и поняли это лишь на горьком опыте. Увы, в России они не получили от государства никакой поддержки в борьбе с преступной сектой.

Когда ваххабиты попытались уничтожить одно из главных мест исламского паломничества в Чечне - зиярат Хеди, чеченские мусульмане вынуждены были противостоять им с оружием в руках. Еще в 1996 году в Грозном был созван Конгресс мусульман Северного Кавказа, призывающий `объявить ваххабизм вне закона и немедленно расформировать вооруженные группировки правоваххабитского характера`. Однако за ваххабитов вступились юристы из Москвы, заявившие, что запретом этой экстремистской секты якобы нарушается `свобода совести`. Московские законники решили, что разбираются в делах мусульман лучше, чем сами мусульмане. Самоуверенное невежество федеральных чиновников - вот главная причина второй чеченской войны.

Ваххабиты воспользовались предоставленной им свободой действий. Эмир ваххабитов в Чечне, саудовский араб Абдурахман издал `фетву` (иначе говоря, `благословение`) на работорговлю и похищение людей с целью получения выкупа. Еще один саудовец - Хаттаб возглавил банды по подготовке террористов. Шамиль Басаев, получающий жалование лично от вождя ваххабитов Усамы бен Ладена, захватил реальную власть и сформировал армию. Вооруженные силы ваххабитов вторглись в мирный Дагестан. Российская Федерация оказалась перед лицом агрессивной военной силы, превозмочь которую можно было только военным путем. Результат известен: тысячи убитых, разбомбленные города, десятки тысяч беженцев. Таковы следствия свободы, предоставленной преступной религиозной секте.

Теперь правительство России наконец опомнилось - во главе Чечни встал просвещенный мусульманский лидер Ахмад-Хаджи Кадыров. Теперь нет сомнений в том, что победа близка. И это будет победа не федеральных войск, а чеченского народа, очищающегося от ваххабитского отребья.

Недавно Парламентская ассамблея Совета Европы на своей сессии обсуждала два вопроса: свободу Чечни и свободу гомосексуализма. Однако едва ли мусульмане в Чечне, да и где бы то ни было, станут приветствовать содомию. На самом деле западные `правозащитники` поддерживают не чеченцев, а ваххабитов. И очень показательно, что религиозное извращение оказалось в одном ряду с противоестественным пороком.

Древнее несторианство и современный ваххабизм - явления одного типа. Когда святой верой в Бога прикрываются ненависть, насилие, агрессия - нет гнуснее преступления в глазах Всевышнего.

Думаю, некоторые из читателей `НГ`, знакомясь с записью нашей беседы, удивятся: почему это православный архиерей так много говорит о мусульманстве? Полагаю, что еще больше они удивятся, если узнают, что архиепископ Владимир дружит с муфтием и ходит к нему пить чай.

- Да, у нас с муфтием разная вера, разные представления о Божестве, мы молимся порознь, но мы одинаково призываем свою паству к доброте, человеколюбию, разуму.

Как православный архиерей я знаю, что Богу омерзительна клевета. Можно не соглашаться с людьми других убеждений, но клеветать на них - преступление. В российских СМИ на каждом шагу именуют ваххабитских бандитов `исламскими радикалами`, ваххабитских террористов - `исламскими боевиками`. Это клевета на ислам! В Библии сказано: `Обличи мудрого - и возлюбит тебя, обличи безумного - и возненавидит тебя`. Я обращаюсь к людям мудрым: прекратите клевету на ислам - это смертный и смертельно опасный грех.

Православие и ислам - это основные религии стран СНГ. От того, как сложатся отношения, зависят судьбы и Средней Азии, и России, и всего Содружества. Помешать тому, чтобы дружественную православию религию ислама представляли в образе врага - это православное дело огромной важности.

Вернемся в Центральную Азию. Какую роль православие играло и продолжает играть в жизни региона, некогда называвшегося Туркестанским краем?

- В середине XIX века Казахский Большой Жуз, а за ним киргизы Таласской и Чуйской долин в поисках защиты от кокандско-афганских набегов приняли подданство Российской империи. За этим мирным продвижением в Центральную Азию последовала военная авантюра царя Александра II, затеявшего соперничество с Великобританией за `сферы влияния на Востоке`. Российские войска захватили остальные государства региона, из-за своей раздробленности и взаимных распрей не сумевшие устоять против завоевателей. Этот грех интервенции, совершенной Российской империей, требует покаяния - в трудах честных русских историков и историческом самосознании русского народа. Однако нужно сказать, что дальнейшие действия российских властей в этом крае никак не вписывались в схему колониального захвата.

Действительно, людям, привычным к насилию над завоеванными странами, могла показаться непонятной позиция российских властей: не навязывать своих взглядов и традиций, а поддерживать местную религию и культуру. В неприкосновенности оставались не только имущественные права населения, но и привилегии центральноазиатской аристократии, представители которой вдобавок к прежним званиям получили русские дворянские титулы.

- К этому можно добавить, что имперские власти в этом крае не просто демонстрировали веротерпимость, но и стремились покровительствовать мусульманам. В инструкциях направлявшимся в Туркестан чиновникам, сразу же за призывом к верности Отечеству и Престолу, следовало требование учитывать нужды и интересы мусульман. Полностью были сохранены привилегии, доходы и владения исламского духовенства, не облагавшиеся налогом. За счет имперской казны был массовым тиражом издан Коран, и весь тираж безвозмездно передали исламскому духовенству. Крупные дотации выделялись на реставрацию старинных мечетей. На личные средства царя Александра III была восстановлена из развалин знаменитая ташкентская мечеть Джами. После этого события в обращенной к `белому царю` - так здесь называли российского императора - благодарственной речи казий ташкентских мусульман Мухаммед Мухитдин-Ходжа говорил: `При белом царе ничто нам не мешает следовать адату и шариату. Повсеместно у всех народов наиболее почитается два предмета - религия и знания. И правитель, оказывающий покровительство этим двум предметам, большей милости оказать не может`.

Странная политика колонизатора!

- Ее разгадка видится в том, что она была проникнута духом православия - духом смирения, братолюбия и кротости. Поэтому не удивительно, что мусульмане Центральной Азии добротою и радушием встретили иноземцев - православных русских людей.

Православие явилось в этот край отнюдь не как торжествующая миссионерская религия завоевателей, а лишь для скромного пасторского окормления переселенцев - ссыльного уральского казачества и безземельных крестьян из густонаселенных областей России. К этим бедствующим скитальцам мусульмане отнеслись с пониманием и дружелюбием. Очевидец свидетельствует: `Местные жители сочувствуют бедным переселенцам, без того многие бы поумирали с голоду и нужды`.

Русские люди и в далеком краю помнили о родной православной вере. Как только они обживались на новом месте, первой их заботой становилось создание храма. И в этом им помогала щедрая рука мусульман. Три сельских храма в Туркестане были полностью построены на средства мусульманских благотворителей. Деньги на строительство сохранившегося поныне и ставшего монастырским Свято-Георгиевского храма в Чирчике пожертвовал местный мулла. В списке главных вкладчиков строительства самаркандского Свято-Алексеевского собора указаны `купцы из мусульман Алимбековы`.

Храмы Центральной Азии отличались особой красотой лепных украшений, применением в своем убранстве традиционной для местных народов резьбы по алебастру и карагачу; храмовые здания и ограды украшались восточными мозаиками. При этом мусульмане считали почетным участие в создании `русских мечетей`, как они называли православные храмы. Грандиозные соборы Ферганской долины были уникальными совместными творениями русского и узбекского искусства. Один из создателей этого великолепия, кокандский мастер усто Хуснитдин был представлен лично Николаю II и награжден медалью святого Станислава. Увы! Соборы Ферганы, Намангана, Коканда уничтожены большевиками.

Но ничто так не сближает людей, как совместно перенесенные страдания. Большевики-богоборцы с одинаковой яростью обрушивали репрессии на православие и ислам. В этом крае одни и те же кощунствующие варвары взрывали храмы и жгли мечети. Одни и те же чекисты арестовывали муллу и священника. Одни и те же `воинствующие безбожники` врывались в дома православных, срывали со стен и рубили топорами иконы, а в дни поста Рамадан вламывались в дома мусульман и насильственно запихивали им в рот пищу, заставляя нарушить пост. Перед лицом свирепых гонителей мусульмане и православные прониклись взаимным сочувствием, стремились помочь друг другу.

Если Сибирь во времена большевистских репрессий называют `землей мучеников`, то Центральная Азия должна быть названа `землей исповедников` - сюда гонители массово ссылали твердое в вере православное духовенство и монашествующих. Здесь в разных городах и селениях претерпевали ссылку 17 архиереев Русской Православной Церкви. В одном только Ташкенте за Боткинским кладбищем располагался целый поселок православных ссыльных, который местные жители называли `шанхаем`. Там в сараях, шалашах и землянках жили более трех тысяч священников, иноков, инокинь. По свидетельству очевидцев, в этот `шанхай` каждый день приходила группа узбеков-мусульман, раздававших пищу и одежду, - а ведь за помощь ссыльным их самих могли репрессировать. Известны случаи, когда мусульмане укрывали православных от гонений, рискуя собственными жизнями.

Проверенное на протяжении полутора веков и закалившееся в испытаниях содружество ислама и православия сохраняется и в наши дни. Мы едины в неприятии греха, беззакония, в стремлении воспитать своих верующих в общих для наших религий нравственных идеалах - в честности и трудолюбии. Мы едины в делах благотворительности и милосердия, в стремлении помочь обездоленным и страдающим. Мы едины в стремлении как можно скорее превозмочь тяжелое наследство атеистического режима, восстановить разрушенные им духовные ценности. И то, что повсюду в Средней Азии открываются мечети и медресе, создаются храмы и монастыри, - это наша общая радость.

Практически у каждого православного верующего есть друзья-мусульмане, теплые отношения существуют между представителями нашего духовенства, лично я при встрече с муфтиями и улемами среднеазиатских государств всегда ощущаю сердечность и радушие. Во время поездок по епархии я часто бываю не только в наших храмах, но и в мечетях. Простые мусульмане задают мне вопросы, и я часами беседую с ними. Наши священники рассказывают мне, что так же встречают и их, даже в незнакомых городах. При необходимости мы обращаемся к друзьям-мусульманам за помощью или консультацией, не сомневаясь, что получим просимое. Не то что о конфликтах, а даже о каком-то недопонимании и речи нет!

Посетивший несколько лет тому назад Среднюю Азию представитель Антиохийского Патриархата Терек Митри назвал создавшееся здесь православно-мусульманское содружество `образцовым и поучительным для всего мира`.

Живущие здесь своими глазами видят, как с момента распада Союза меняется жизнь епархии.

- Да, епархия переживает невиданный в своей истории расцвет. Возвращение Церкви сохранившихся зданий старинных храмов проходило здесь легче, чем во многих российских областях. И это естественно. Чиновники-атеисты, каких немало осталось в России, не знают и знать не желают, что такое для православных верующих - дом Божий. А мусульманские руководители превосходно понимают наши религиозные чувства.

Сейчас православных приходов в Средней Азии уже больше, чем было в дореволюционном Туркестане. Даже во время гражданской войны в Таджикистане там не только не закрылся ни один храм, но возникло два новых прихода. Храмы созидаются в местах, где никогда прежде не было православных святынь: в Небит-Даге, Бухаре, заканчивается строительство прекрасного собора в Навои. Открыты один мужской и четыре женских монастыря. Архиереи дореволюционного Туркестана полвека безуспешно пытались создать собственную школу духовенства - теперь у нас есть высшее православное учебное заведение - Ташкентская духовная семинария.

При тоталитарном режиме Советы по делам религий притесняли верующих, как только могли. А вот Комитет по делам религий при президенте Туркмении - образцовое учреждение, которое можно назвать `министерством заботы о верующих`. Председатель этого комитета представляет религию туркменского народа - мусульманство, один из его заместителей - представитель православной епархии. Необычно трогателен поступок самого президента Сапармурата Ниязова: он лично выбрал и подарил Церкви один из красивейших участков Ашхабада, где мы теперь надеемся воздвигнуть кафедральный собор, достойный столицы Туркмении.

Естественно, в Средней Азии государственная поддержка прежде всего оказывается мусульманству - основной религии региона. Но и православные получают существенную помощь. Личными указами президентов Ислама Каримова, Сапармурата Ниязова, Аскара Акаева в Ташкенте, Ашхабаде, Бишкеке выделены территории для создания православных духовно-административных центров. В этих центрах мы надеемся разместить епархиальные управления, благотворительные учреждения, воскресные гимназии для детей, воскресные университеты для молодой православной интеллигенции и многое другое.

В отношении среднеазиатских правительств к православию есть и элемент прагматизма. Как ислам, так и православие призывает к законопослушанию, честности, патриотизму, трудолюбию, стремлению к миру - эти добродетели проповедуют обе религии. Президент Ислам Каримов отмечал `заслуги православной епархии в укреплении мира и стабильности общества`. В узбекских городах Сырдарье и Карши мусульманские власти без всяких просьб с нашей стороны, по собственной инициативе выделили Церкви здания для переоборудования в храмы и сказали: создавайте приходы, воспитывайте наше русское население.

Стараниями президента Аскара Акаева Рождество Христово стало общегосударственным праздником в Киргизии. И одновременно с нами это торжество отмечают киргизские мусульмане - для них это день рождения Безгрешного Исы, как в Коране называют Иисуса Христа.

Единственная беда епархии - финансовые проблемы. Из-за отсутствия средств крайне медленно продвигается насущно важное для нас православное созидание. В Российской империи Туркестанская епархия являлась самой дальней и самой бедной, такой наша епархия осталась и поныне. Однако в имперские времена православным этого края помогала Россия, сбор средств для Церкви в Туркестане организовывал сам Иоанн Кронштатский. А теперь помощи от России нет.

Не считаете ли вы, что над Церковью нависла угроза в Ферганской долине, куда так отчаянно рвутся боевики Исламского движения Узбекистана, намеренные силой оружия создать там новое государство - Исламский халифат? Что это означает для православных, проживающих там? Имеются ли у вас планы эвакуации православных приходов из Ферганской долины в экстремальном случае?

- По незнанию вы повторяете тезисы ваххабистской пропаганды, за которой нет ни религиозного смысла, ни реальной силы.

Видный мусульманский лидер аль-Газали называет экстремистов `разбойниками с большой дороги, нападающими на людей под покровом религии`. Подобные разбойники и крадут у классического мусульманства такие понятия, как `халифат` и `чистый ислам`. Напомню характеристики `золотого века ислама` эпохи халифов: просвещение, веротерпимость, открытость.

Однако и мусульмане, и православные Ферганской долины могут спать спокойно. Президент Ислам Каримов (и это, кстати, косвенный ответ на ваш вопрос об `эвакуации`) - не тот руководитель, который станет терпеть бандитов в своей стране. Чтобы уничтожить членов банды, залезшей в горы Сурхандарьи, узбекские войска не остановились перед тем, чтобы сжечь лес, где укрывались боевики. Пострадали красоты природы, но Узбекистан сберег жизни своих солдат.

Президент Владимир Путин констатирует: `Проводя антитеррористическую операцию в Чечне, Россия защищает Европу от международного терроризма`. Да, но сейчас государства Средней Азии защищают саму Россию от той же угрозы. Узбекские, киргизские, таджикские воины, павшие в боях с ваххабитами, - это герои не только своих государств, но и России.

Сейчас я выдам `государственную тайну` Таджикистана, которая, впрочем, в нашем крае известна всем: со времен недавней гражданской войны в таджикских горах сохранились укрепрайоны проталибских банд, для борьбы с которыми правительство этой страны не имеет сил. Мы оплакиваем воинов Узбекистана и Киргизии, погибших в схватках с бандитами. Но нужно надеяться, что их подвиг не останется тщетным, - и будут, наконец, раздавлены бандитские гнезда на земле Таджикистана, являющиеся постоянным источником угрозы для всего региона.

Устраивая провокации в Баткенском районе Киргизии, Джума Намангани заявляет, что собирается прорваться в Узбекистан. Это вранье! Если Ходжиев действительно `прорвется`, обратно ему уже не вырваться. Вылазками на территорию Узбекистана и Киргизии Ходжиев со своими бандитами выполняет задание Усамы бен Ладена - прощупывает пути возможного вторжения талибов в Центральную Азию. А угроза, исходящая от `Талибана`, действительно страшна.

Аппетиты талибов отнюдь не ограничиваются Ферганской долиной. Они мечтают захватить всю Центральную Азию, включая Синьцзянь-Уйгурский район Китая. Если добавить к этому претензии Пакистана на Кашмир и Бангладеш, получается схема ваххабитского плана передела Азии.

`Талибан` - самый преступный из ныне существующих режимов, сравнимый разве только с режимами Гитлера и Пол Пота. Боевиков, проводивших теракты в Москве и Ташкенте, Буйнакске и Волгодонске, ведущих `минную` войну в Чечне, воспитали инструкторы-талибы. `Талибан` - это власть наркомафии, насильно заставившей афганских крестьян сеять опийный мак. Уже 75% производимого в мире героина - талибского происхождения, и талибы стремятся к новым `рекордам`. Сейчас афганский народ поставлен на грань голода. Причина тому - отнюдь не засуха и даже не гражданская война, а введенная `Талибаном` монокультура опийного мака: производство наркотиков вытеснило производство продуктов питания.

`Талибан` спекулирует на мусульманских лозунгах, но средневековые формы шариата для него лишь средство фанатизации армии и дубинка для устрашения народа. Если вспомнить отношение ислама к наркотикам, становится ясна антимусульманская сущность талибского режима. И наркобароны `Талибана` еще имеют наглость разглагольствовать о `чистом исламе`!

`Талибан` давно ведет необъявленную войну с Россией, взимая с нее ежегодную дань в миллионы наркодолларов и тысячи жизней сгорающей от наркотиков российской молодежи. Наркомафию называют чумой XXI века, а чуму нельзя вылечить таблеткой аспирина.

Россия уже имеет горький опыт бедствий, причиненных ей маленькой Ичкерией. Так что же может произойти, если соседом России вдруг окажется монстр талибской империи? Каковы бы ни были российские внутренние трудности, Россия должна вспомнить: сотрудничеством с государствами Центральной Азии она защищает собственные интересы, оберегает себя от глобальных потрясений в будущем.

Единственно действенный способ борьбы с религиозным экстремизмом - это религиозное просвещение. Человек, глубоко знающий свою религию, никогда не позволит сделать себя орудием экстремистов.

Ташкент

Беседовал Юрий Егоров


Независимая газета, 27.09.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован