12 октября 2004
541

Ариадна БАЖОВА: `ЕГОР НЕ ПРОПАДЕТ`

Жена Тимура и мать Егора Гайдаров Ариадна Павловна Бажова рассказывает в интервью `Московским новостям` о трех семейных юбилеях
Осень нынешнего года богата на памятные даты для членов семьи Гайдаров. 60 лет назад погиб на фронте детский писатель Аркадий Петрович Гайдар, исполняется 75 лет недавно ушедшему из жизни его сыну - журналисту и писателю Тимуру Аркадьевичу, отмечается десятилетие реформ, которые начинал ученый и политик Егор Тимурович.

В дни таких дат к семье Гайдаров интерес особый. Мы попросили рассказать о своих близких Ариадну Бажову - дочь писателя Павла Бажова, вдову Тимура Гайдара, мать Егора Гайдара.

`Московские новости`: Ваша семья, прямо скажем, необычна. Судьба соединила в ней разные традиции, разный жизненный опыт. Гайдар и Бажов - словно две планеты из разных систем. Вряд ли это соединение происходило легко и просто.

Ариадна Бажова: Говорят же, что браки совершаются на небесах. Может быть, наши отцы встретились после смерти и решили (смеется): почему бы нашим детям не познакомиться? Так и случилось. Я приехала в отпуск в Гагры из Свердловска, Тимур - из Москвы. Познакомились... И вот прожили вместе почти полвека.

А при жизни ваши отцы знали друг друга?

- В середине 20-х Аркадий Петрович приезжал в Свердловск, здесь печатался, выступал на журналистской конференции. Мой отец тоже был известен в журналистских кругах, сотрудничал в местных газетах и издательствах. До `Малахитовой шкатулки` было еще далеко. Пока требовалось кормить большую семью. Отец в то время встречался с Аркадием Гайдаром. В его дневнике есть запись: `У нас в Свердловске появился очень талантливый молодой журналист`.

Мы с Тимуром действительно из разных планетных систем. Бажовская семья - многодетная (я - седьмой ребенок), по существу, патриархальная. У Тимура родители рано разошлись, и он это мучительно переживал.

Меня смущала популярность Тимура. Книга `Тимур и его команда` выходила огромными тиражами, по ней сняли кино, тимуровские команды существовали чуть ли не в каждом дворе. Вокруг живого, реального Тимура толпились поклонники и поклонницы. Я сильно сомневалась, выходить ли мне замуж за такого человека? Да еще накануне нашей свадьбы Тимур сказал мне, что не согласен с политикой, которую проводит Сталин. Я была в ужасе. 1952 год. Я - правоверная комсомолка, аспирантка... Но, слава Богу, я успела полюбить Тимура. И решила: ладно, случись что, стану носить передачи. Но буду с ним...

Жизнь его сложилась так, что в ней было мало заботы и ласки, он очень во всем этом нуждался. И сам умел замечательно заботиться о друзьях и близких. Особенно - о детях и внуках.

Было на кого равняться.

- Отец занимал в жизни Тимура огромное место. Тимур очень часто вспоминал их встречи и походы. Помнил, хотя ему тогда было всего пять лет, как шли они вдвоем в пионерский лагерь Артек. А через много лет Тимур прочел, что написал отец в своем дневнике: `Мы долго шли с Тимуром пешком, думали, разговаривали...` Такое вот уважительное отношение к маленькому человеку. Тимур очень многое перенял от отца. Любовь к армии, общительность, верность дружбе, смелость... Тимур считал трусость самым постыдным пороком. И это отношение передавал сыну. Что и говорить, матери тяжело смотреть, как на ее глазах сына учат преодолевать страх. Посылают мальчика четырех лет куда-то пойти одному и что-то принести. А я стою на балконе, как прикованная, и жду. Или смотрю, как мальчик прыгает с трехметровой вышки в воду... По поводу моих `ахов` Тимур говорил: `Ты боишься за себя. Тебе страшно. А Егору - необходимо`.

Смелость очень пригодилась Егору Тимуровичу, когда он начинал реформы...

- Конечно. Но одной храбрости здесь было мало. Нужны были четкие ориентиры, понимание необходимости решительных действий. И тут роль нашей семьи несомненна. Я хорошо помню, как Тимур говорил нашим детям (особенно настойчиво после военного подавления `Пражской весны`): надо думать, что следует делать, чтобы выходить из глубокого кризиса. Говорил: вашему поколению предстоит решать самые важные и самые сложные проблемы: как сломать `железный занавес`, сделать страну открытой, богатой и т.д., и т.п. Чтобы браться за такие вот задачи, храбрости мало, нужны капитальные знания.

Хочу рассказать, откуда у Егора хороший английский.

Тимур был корреспондентом `Правды` по Югославии, мы жили в Белграде. Приходит ко мне Егор - ему 11 лет - и просит сколько-то денег (небольшую сумму). Возьми. А зачем? `Я хочу поступить на курсы английского языка - они близко от нашего дома`. И все 4 года, что мы жили в Белграде, он эти курсы посещал.

Родители разделяли взгляды сына, когда у него появилась возможность действовать?

- Конечно. А как же иначе? Это был главный предмет наших бесконечных разговоров. Тимур во всем поддерживал Егора. Кроме одного: он считал, что правительство обязано внятно и ясно объяснять населению, что оно делает и что собирается делать. Я тоже думаю, что такого объяснения остро не хватало. Если бы людям вовремя показали, в каком состоянии находится страна и чем вызвана необходимость действовать быстро и решительно, непонимания между властью и народом было бы меньше. Да и нападки на правительство, на Егора Гайдара не были бы так ожесточенны, на Егора не стали бы вешать все грехи, совершенные за годы советской власти, все издержки `павловской` реформы и т.д. Однако молодое правительство (и Егор!) считало, что, если показать народу подлинное состояние дел, начнется паника, которая может перерасти в гражданскую войну. Этого боялись больше всего.

Егор слушал доводы отца?

- Слушал. Но я вам расскажу, в каких реальных условиях проходило их общение. 1992 год. Егор - исполняющий обязанности председателя правительства. Ночью возвращается с работы домой. По дороге заезжает к нам - повидаться. Он беспредельно устал, у него глаза не смотрят, его единственное желание - лечь спать. А Тимур с жаром убеждает его в том, что надо немедленно, сейчас же привлечь самых лучших и порядочных журналистов, создать команду, организовать разъяснительную работу... Егор смотрит на него стеклянными глазами и вздыхает: `Отец, я работаю по 18 часов в сутки. Без выходных. Больше - не могу...`

Егор Тимурович знал о той `уличной` критике, которая обрушилась на него с началом реформ?

- Честно говоря, я к этому не была готова. Жаловалась Егору: в очередях, в транспорте про тебя говорят, что ты - такой, что ты - сякой. А я слушаю и глотаю слезы. Егор меня очень интересно утешал. Мама, говорит, это - цветочки. Тебе еще скажут, что я - прохвост, вор, грабитель... При этом он понимал, что в той тяжелейшей ситуации кто-то должен взять на себя ответственность. И он сам подставлял свои плечи, не перекладывая тяжкий груз на чужие. Он старался уберечь Ельцина.

А вот Ельцин, как считают некоторые, не пожалел Егора Гайдара.

- Вы знаете, у него не было другого выхода. Реформы задели интересы таких мощных консервативных сил, что, если бы Борис Николаевич не пожертвовал Егором, его бы просто смели. А Егор Гайдар не пропадет. У него очень большой запас прочности.

Беседу вел Владимир ШЕВЕЛЕВ


Московские новости, 20.11.2001http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован