07 октября 2004
3249

Аркадий Вольский: Банкротство ЮКОСа - по-английски звучит `брэд сэв кэйбл`, а по-русски - бред сивой кобылы!

Пресс-центр `Комсомольской правды` приветствует у себя в гостях Президента РСПП Аркадия Ивановича Вольского.Также к нам сегодня пришли члены бюро правления РСПП: председатель совета директоров инвестиционной группы `Ренессанс Капитал` Олег Владимирович Киселев и Давид Михайлович Якобашвили, который возглавляет компанию `Вимм-Билль-Данн`. Тема пресс-конференции: `Бизнес и власть. Социальная ответственность бизнеса перед обществом`.


А. Вольский:- Я хотел бы добавить к тому, что вы сказали, что они не только члены бюро правления, но они по нашему уставу являются вице-президентами Российского союза промышленников и предпринимателей. Я благодарен четвертой власти, что вы пришли нас послушать и поговорить взаимно в такой довольно непростой момент для страны. Несколько слов о РСПП. Отделения Союза имеются в 88 регионах страны. У нас около ста отраслевых союзов входит в состав РСПП. Это союз химиков, металлургов, пекарей и так далее. Кроме того, у нас индивидуальное членство охватывает 326 тысяч человек. Поэтому, когда кто-то запускает такой термин как `профсоюз олигархов`, - это не совсем правильно. Потому что олигархов у нас далеко не 326 тысяч. Это первое. А во-вторых, я не люблю сам это слово, но хотите - магнаты, хотите, другое слово, но само слово `олигарх` - это значит все-таки вложение денег в управление государством и управление государством вместе с наличием средств. Было это? Да, было. Постепенно уходит это? Да, уходит. Но сегодня об этом уже в таком плане нельзя просто однозначно заявлять, что мы - профсоюз олигархов. Мы готовим сейчас очень важный съезд в ноябре. Мы готовим его примерно на полторы тысячи делегатов со всех регионов. Я собирал оргкомитет, это было 50 человек, они обижаются, что нас превращают в `профсоюз олигархов`. Это совсем не значит, что `олигарх` - ругательное слово. Но на самом деле `профсоюз` является просто значительно большим союзом, чем наличие олигархов у нас. Это первое. Теперь второе. Есть ли олигархи? Да, есть. Я уже сказал, что я это слово не люблю, но есть люди, которые владеют и большими средствами, и большими объектами, предприятиями, финансовыми компаниями, банками и так далее. Скажем, членом бюро правления является председатель `Газпрома` Миллер. Но `Газпром` - самая большая организация по уплате налогов в государственный бюджет. Это факт? Факт. Членом бюро правления является Чубайс, президент РАО `ЕЭС России`. Это факт, что это огромная организация, которая входит и в объемах средств, и в объемах количества людей, и так далее. Поэтому нам просто нельзя упрощать это дело. Как ни крути, но члены РСПП производят около 80 %, примерно 82 % валового внутреннего продукта. Не считаться с этим нельзя. И мы все должны с вами с этим считаться. Я обращаюсь к прессе просто по-товарищески, по-дружески: давайте с этим тоже будем считаться. Люди объединились в организацию с тем, чтобы помогать стране. Мы создали координационный совет по координации работы Российского союза промышленников и предпринимателей. Организация малого бизнеса, которая называется `Опора`. И организация, которая называется `Деловая Россия`. Эти три организации не то чтобы объединились организационно, но объединились под знаменем координации усилий по работе с органами государственной власти, по работе над проектами законов. Мы должны учитывать и просьбы, и требования малого бизнеса. Нам тяжело было бы одним это делать, и поэтому мы пошли на то, чтобы подписать соглашение о взаимной работе, о координационном совете без создания юридического лица. Но, во всяком случае, мы считаем, что по три человека от каждой организации будут в составе совета. И возглавляет его Александр Николаевич Шохин. Он прошел неплохой путь от министра и зампреда Совета Министров. Сейчас является членом бюро нашего РСПП. Хотя, наверное, придется, может быть, даже и выйти из него, когда он возглавит этот организационный совет.

Политобозреватель `КП` Н.Андрущенко: -Расскажите об отношениях бизнеса с властью.

А.Вольский: - Отношения с властью - это отношения внутри прежде всего. Потому что у всех разные отношения. Во-первых, у нас на Правлении мы приняли решение разработать и опубликовать в ближайшее время так называемую `социальную миссию РСПП`, которая будет являться своеобразным консолидирующим документом всего предпринимательского сообщества. Во-вторых, мы договорились организовать движение `За присоединение российских компаний к добровольной социальной отчетности`. Это я считаю исключительно важным. Это было тяжело - договориться, но договорились. И третье - провести в текущем году общенациональный конкурс социальных проектов, который поддержан Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным. Он написал `согласен`. И сегодня у нас вице-президент вылетает в Нижний Новгород, чтобы начать социальные проекты оттуда. Это один из способов ответить на те вопросы, которые поставил Президент перед страной в своем послании. Первый и самый главный вопрос для нас, для вас, для всех - это вопрос борьбы с бедностью. Это главный вопрос, который он поставил. Но он поставил его в феврале. А сегодня уже у нас с вами август! Я задаю вопрос: а почему с февраля по август никто даже не шевельнулся, чтобы сделать программу борьбы с бедностью в государстве?!

Н.Андрущенко: - А Закон о монетизации льгот?

А.Вольский: - Я не хочу название повторять, как его на улицах называют, но, во всяком случае, сейчас мимо проезжали - милиция опять окружила Думу. Я не об этом говорю. Я говорю о том, что правительственной программы борьбы с бедностью нет! Я об этом говорил не один раз и повторяю, что `правительство` в русском языке происходит от слова `править`, а не от сидеть и смотреть, что получится в конце концов из борьбы с бедностью! У нас есть пути для преодоления. Нам надо работать. Я вчера прочитал, что разрыв между бедными и состоятельными растет все больше. Посмотрите, что получается. Допустим, в газовой промышленности заработок в среднем у рабочего 35 тысяч рублей. А в легкой промышленности - 3 тысячи рублей. А в сельском хозяйстве - 2600. А в лесном хозяйстве - 3700. В финансовых компаниях - 15 тысяч рублей. И так далее. Эту статистику надо посмотреть. Программа должна быть. И мы готовы принимать в этом участие. Мы об этом Президенту сказали. Мы готовы принимать участие в создании программы борьбы с бедностью. Это социальная ответственность бизнеса, о которой я сказал. Дальше - программа борьбы с бедностью, в которой мы готовы принять участие. Дальше - взаимоотношения бизнеса и власти. Все-таки премьер-министр Фрадков создал Комитет по конкурентоспособности и предпринимательству. Семь человек из РСПП вошли в состав этого комитета. Но он должен работать. Надо, чтобы он собирался и работал, а не просто составить состав! Мы с Президентом встречаемся, и последняя встреча привела к его ряду поручений, которые он дал. Я считаю, что если их выполнить, это уже будет хороший результат такой встречи. Короче говоря, я бы хотел на этом закончить. Вопросы, конечно, будут более предметные, чем то, что я рассказывал

О. Киселев:- Аркадий Иванович коснулся практически всех сторон нашей сегодняшней деятельности. Я бы попробовал в русле той программы, которая есть: бизнес и власть. Мы не станем скрывать, что последний год у власти и бизнеса сложилась достаточно напряженная атмосфера. И катализатором этому послужила серия выборов - сначала выборы Президента, а затем выборы в Думу. Все прекрасно понимают, что будет ряд политических сил, которые используют в электоральный период такой совершенно не убиваемый во всех странах конек `борьба с богатыми`. По крайней мере, в большинстве из известных мне стран выгодно использовать этот тезис. Конечно, в Соединенных Штатах такой тезис был бы немоден в период выборов, но в любой другой стране - кроме стран с развитым рыночным хозяйством, с развитым капитализмом - этот тезис работает. Но если я буду говорить, что основой такому некоторому временному охлаждению, нащупыванию новой формы взаимодействия послужили только электоральные интересы отдельных партий, фракций и так далее, то я наверное, совру. Я призываю не примитивизировать ситуацию, не рассматривать ситуацию в таком режиме, как пытаются делать некоторые аналитики - хороший Президент, плохие предприниматели. Или: прогрессивные предприниматели и не очень прогрессивный или регрессивный Президент. Мне кажется, мы переживаем просто определенную историческую эпоху, и ее надо понимать. Мы десять лет жили в режиме достаточно болезненных, тяжелых реформ, которые, конечно же, были реформами либерального характера. И ни одно общество в мире не в состоянии пережить длительно такого сорта изменения, которые коснулись практически каждого в стране. Кто-то выиграл от этих реформ, кто-то проиграл. Но совершенно очевидно, что обществу надо отдышаться. Хорошо, если эта передышка проявляется в форме определенной социальной стагнации. Хуже, если это проявляется в форме контрреформ. Мне кажется, что мы сейчас находимся не в самом худшем положении. Мы находимся в положении, когда реформы предыдущих периодов - 90-х годов - закрепляются в форме стагнации самоопределения общества. Важно подчеркнуть, что этот исторический процесс идет. И я думаю, что только через несколько лет, может даже через десяток лет, мы сможем оценить это состояние. И, конечно, в этом смысле идет перестройка взаимоотношений между сформировавшимся новым классом собственников, предпринимателей, буржуа и властью. И здесь есть, на мой взгляд, две очевидные тенденции. Первая тенденция - нашему классу собственников надо давно понять, что он вырос уже из детских штанишек. И то отношение, которое он требовал к себе в 90-е годы и которые ему демонстрировала власть, такое патерналистическое отношение. Вы помните, как с новым нарождающимся капитализмом нянчились: помогали и защищали. Но в конце 90-х годов этот новый класс показал себя более чем дееспособным. Об этом я скажу отдельно. И в результате сегодня, когда с этим классом стали считаться как с равным партнером, достаточно самостоятельным, достаточно серьезным и представляющим из себя некоторую социально-политическую силу, этот класс немножечко испугался: что же такое, его не пестуют, не нянчат, не защищают? А он должен уже делать это сам. Он сам должен отлаживать взаимоотношения бизнеса и общества ,а не призывать все время в качестве третейского судьи представителей власти, каковыми бы они ни были - Президент ли это, а в некоторых случаях это некоторые силовые структуры. Мне кажется, что вот эта форма новых взаимоотношений уже осознается и она может перейти в форму достаточно равноправного диалога, чем помогает РСПП. И второе. Немаловажная деталь. В обществе, так же, как и в физике, работают некоторые законы. В том числе есть такой общественный закон, который я бы назвал `общественным законом Ньютона`, где каждое действие равно противодействию. Когда в конце 90-х годов некоторые представители предпринимателей достаточно жестко влияли на власть, даже отчасти несли на себе властные функции, они должны были понимать, что будет некая реакция со стороны тех, кто считает себя действительно выразителями интересов власти, а это бюрократия, которая по праву считает себя таковой. И эта реакция наступила. И она совершенно осознанная. Бюрократия хочет восстановить себя в тех властных правах и полномочиях, которые ей делегированы властью, которые она должны отправлять. И чем сильнее тогда, в конце 90-х годов, был этот нажим, тем серьезнее идет реакция. Эти замечания свидетельствуют о том, что процесс не такой примитивный, как его пытаются преподнести. Этот процесс идет. Благодаря нашему президенту, благодаря РСПП, Аркадию Ивановичу - к счастью, он идет достаточно конструктивно. Мы нащупываем этот новый диалог, ту дистанцию, о которой Президент сказал - дистанцию равноудаленности. Кому-то она нравится, кому-то не нравится, кто-то хочет подойти поближе, кто-то хочет отойти дальше. Но в конечном счете, мне кажется, все устаканится. Это `состояние равноудаленности и дистанции` будет нащупано, и мне хотелось бы, чтобы эта дистанция носила цивилизованные формы.

Н.Андрущенко: - Странно, что вы называете стагнацией период передела собственности, арестов и прочего.

Д. Якобашвили: - Я хотел добавить, что, к сожалению, сегодня эта прослойка бизнеса совершенно небольшая. Если можно назвать тот бизнес, который может осуществлять сегодня какую-то социальную программу, там может быть сто человек, может быть двести, не более того. К сожалению, весь тот бизнес, который сегодня называется `малым бизнесом`, он сегодня только сводит концы с концами или только борется за свое существование. Но это практика всего мира, это было и раньше в других странах, все это прошли. Сейчас у нас это получается просто год за три, мы быстрее это все делаем и преодолеваем это быстрее, может быть, чем все остальные. Сегодня бизнес - не враг общества. Чтобы общество воспряло, чтобы общество ушло от бедности, ему нужно порядка 2-3 триллионов долларов, чтобы оно вернулось, вошло в то состояние, в котором сейчас находятся, допустим, страны Европы. Чтобы заработать эти деньги, даже если мы сразу продадим все леса и все подземные богатства, мы не сможем этих денег получить. Эти деньги могут прийти в государство только путем бизнеса, путем развития производства, путем обеспечения рабочих мест, путем переработки продукта. Не путем продажи сырья, а путем переработки продукта! Это огромнейшая проблема, и все общество должно это понимать. Те люди, которые сегодня могут что-то сделать социальное для общества, должны это делать! Конечно, надо, может быть, информировать общество об этом, оно должно знать, что делается. С другой стороны, это уже выглядит нескромно, если заявлять, что кто-то сделал то-то. Каждый должен чувствовать за собой, что если он может что-то сделать, он должен сделать, потому что в обществе дальше будут жить его собственные дети. Он же не думает, что завтра его дети будут жить где-нибудь на Капри или где-то еще. Их туда никто не звал. Мы там все чужие! Мы туда приезжаем - и все равно чужие. Нас, конечно, могут уважать за деньги, за положение, но мы все равно чужие, все равно люди и деньги этих людей возвращаются обратно сюда и стараются построить общество здесь. Я хочу сказать, о том, что меня сегодня заботит. Это сельское хозяйство. Жутко заботит, потому что мы сегодня рубим сук, на котором мы сидим! Россия была большим потребителем молока всегда, потребляла 360 литров на человека. Сегодня потребляет 200-215 литров на человека. А завтра мы будем еще меньше потреблять, потому что молока нет или все будет завозиться! Только за последние полгода 8 % нашего фуражного стада было истреблено. К этому никто не возвращается, потому что фермеру животных кормить нечем. У него нет особой помощи от государства, потому что и у государства нет денег, чтобы помогать фермеру. И что получается? Что сегодня у нас некоторые люди, которые снабжены какими-то деньгами, они могут выгодно сегодня покупать землю. А где земли? Они находятся под коровами, под зерном, под чем-то еще. И что делается? Земли скупаются, коровы вырезаются, потому что их невыгодно содержать! Сегодня невыгодно - нечем кормить. В поле вышла - да, пять месяцев. А дальше что? У меня сегодня 14 тысяч коров. Об этом надо думать, потому что завтра, если такими темпами у нас будет сокращаться стадо, мы будем пить только финское молоко, потому что финнам дают дотацию на экспорт, когда он везет это в Россию. Немцам ограничивают вообще производство молока, потому что у них тогда будет переизбыток. Тоже выход из положения. Но правильно ли это или нет, когда Россия - уже заведомо агропромышленная страна - должна и может обеспечить весь мир. Есть определенные проблемы.

`Российская газета`: - Существуют ли какие-то социальные программы?

Д.Якобашвили: - Я хочу сказать, сейчас мы находимся в процессе утверждения этой программы. У нас есть даже определенный конкурс; в сентябре уже выйдут все с предложениями, мы будем поддерживать определенные программы, что именно мы в первую очередь должны развивать. Я буду просить за сельское хозяйство! Есть у меня еще программа по СПИДу - это важнейшая программа сегодня! Десятки миллионов людей погибли, десятки миллионов ВИЧ-инфицированные! Я могу сегодня остановить развитие этой болезни, у меня есть программа! Но это стоит таких огромных денег. Как может простой наркоман с улицы заплатить такие деньги?! Программа государственная тоже не располагает такими большими ресурсами. Только бизнес может еще что-то сделать: построить новые фармацевтические заводы, начать производство самого продукта и потом внедрять их в жизнь и делать наценку не такую, которая на сегодня существует. Сегодня препарат обходится порядка 19 долларов его производство, а продается на международном рынке и в России за 144 доллара. Это одна инъекция. У нас есть определенная программа, по которой мы сегодня останавливаем или переводим в латентное состояние клетки. Они не делятся, те клетки, которые несут сам ДНК этого вируса. И далее у нас получается прекрасный результат. Если мы в свое время держим человека в одном состоянии, то есть мы его все время подпитываем этим комплексом определенных медикаментов, которые не влияют отрицательно на все остальные органы, человек может быть столько, сколько он может.

`Российская газета`: - Назовите программы - сельское хозяйство, программа по СПИДу...

Д.Якобашвили: - Да. Медицина. Туда же входят и раковые заболевания. Следующая - это образование, естественно...

А.Вольский: - Главная социальная программа - это платить налоги и создавать рабочие места! Зарплата - это главное! А мы говорим о дополнительных. Я вам скажу, мы разослали 17 тысяч анкет по предприятиям, возврат получили - 4,5 тысячи анкет. Из этих анкет мы просмотрели уже примерно 150 очень интересных. Но какая тенденция? Давайте посоветуемся. Недавно все заводы сдавали в райисполкомы бывшие или нынешние управы жилье, дома культуры, стадионы - лишь бы не платить за бытовые и социальные дела. Но у этих низовых структур нет денег, и заводское жилье стало гибнуть. И сейчас у нас примерно 30-40 % заводов назад забирают, чтобы платить социально значимые объекты. Вот до чего мы дошли! Кто был прав, кто виноват, когда сказали: давайте все отдадим от заводов? Вроде хорошо для заводов, а на самом деле плохо. Так что это большой проект.

НТВ: - Прокомментируйте назначение Сечина.

А.Вольский: - Вот тебе на! Я хочу сказать, что его недавно назначили. Давайте посмотрим немножко, как поработает. Я уже один раз ляпнул по НТВ - теперь жить хочется. Я хочу сказать: если говорить о сути вопроса, то Сечин сам по себе очень приличный и порядочный мужик. Но если говорить о `Роснефти`, то надо, чтобы человек знал, сколько серы допускается в нефти, сколько можно прокачивать, а сколько надо останавливать на заводах, чтобы снимать ее. Когда назначили одного человека председателем совета директоров `Газпрома`, то у него на первой же коллегии кто-то задал вопрос: скажите, а вот у нас там поднялась сера до 0,4, можно прокачивать или нет? И что он ответил? Я не могу повторить это. А вам отдельно я скажу! Потому что когда не знаешь, отвечаешь на эзоповом языке. Здесь присутствует наш старый друг корреспондент `Гуанминь жибао` Я пятнадцать лет завидую Китаю. Они развиваются сейчас самыми быстрыми темпами в мире! Они сохранили спокойствие в стране. И когда фирмы уходят из России, со мной приходят прощаться, я спрашиваю: куда вы идете? Они все говорят: в Китай. В шесть раз больше капиталовложений и инвестиций в Китай. Это вы кричите, что `в Китае коммунисты`, `Тяньаньмэнь` и так далее! А с инвестициями все в Китай. Я спрашиваю: почему? А потому что там порядок. Потому что они взяли и расстреляли взяточников больше 50 человек. И поэтому я для НТВ говорю, что я за то, чтобы восстановить смертную казнь. Во всех почти Штатах, кроме четырех, этот закон о смертной казни работает.

О.Киселев: - Я добавлю только то, что это право государства. Его акции. И назначать председателем совета директоров представителя государства. Частный бизнес в эти вопросы не вмешивается. Надеются, что это скажется на эффективности компании позитивно. Хотя сам всегда сомневаюсь в эффективности государства как собственника, как управленца. Я принадлежу к категории людей, которые считают, что государство - не лучший бизнесмен. И считаю себя сторонником максимальной приватизации. Есть объекты, которые, конечно, приватизации не подлежат. Это совершенно очевидно. Есть объекты, которые могут только частично приватизироваться. Например, железные дороги. Британский эксперимент показал, что приватизация железных дорог оказалась не самой рациональной. Но в данном случае частный бизнес не комментирует подобные назначения. Это право государства. Если они считают, что Игорь Иванович Сечин может помочь эффективности Роснефти, то хорошо.

А Вольский: - Не забывайте, что у многих стран государственная собственность сочетается с частной. Итальянцы говорят: у нас 32 % собственности принадлежит государству. А что, они хуже живут, чем мы? Только идиот может придумать приватизировать заводы по производству атомных бомб! Это больной человек. Или НАСА в Соединенных Штатах. Никто ж до этого не доходит! И у нас не должно быть. А мы вот сейчас объявили опять новую приватизацию государственной собственности, и опять Связьинвест в очередной раз попадает в этот список. И долго это будет?

О.Киселев: - Не все у нас в РСПП совпадает. В этом и сила РСПП, что есть разные взгляды на процесс!

`Ведомости`: - Почему не обсуждаете проблемы ЮКОСа?!

А.Вольский: - Мы никогда не отказываем в ответах. Я вам всегда честно отвечаю. Я отвечаю регулярно по ЮКОСу, не раз в неделю, а чаще. Если есть конкретные вопросы, я могу ответить на них. А что значит мы не обсуждаем? Мы обсуждаем. Например, я некоторых действий не понимаю. Я со своим обсуждением в Ленинграде на экономическом форуме выступил и сказал, что нельзя ни в коем случае допустить банкротства ЮКОСа. Это по-английски звучит `брэд сэв кэйбл`, а по-русски - бред сивой кобылы! Потому что мы не можем так банкротить организацию, которая второе место в стране занимает по налогам в бюджет. Это бред просто, нельзя этого делать! Вечером этого же дня девушка из Генеральной прокуратуры - генеральной с точки зрения того, что она в генеральской форме - выступает по телевидению и говорит, что Вольский давит на суд. Да не давлю я на суд! Слава Богу, на следующий день Президент сказал, что нельзя банкротить ЮКОС. 175 тысяч человек, связаны с ЮКОСом` как можно банкротить эту компанию? Нефтяную компанию. И в конце концов кончилось все тем, что Министерство по налогам и сборам свои 100 миллиардов выставило. Но `Ведомости` видят, что в последние дни некоторое смягчение обстановки началось. Сегодня принято решение разрешить ЮКОСу кое-что выплатить из налогов. И они выплатят. 7 миллиардов сняли, которые приставы хотели заработать на этом деле. Суд снял. Какое-то движение есть. И это результат нашего общего обсуждения.

МФД: - В ноябре пройдет съезд РСПП. Какие вопросы на нем будут обсуждаться?

А.Вольский: - Мы планируем рассмотреть вопросы экономической среднесрочной политики повышения валового внутреннего продукта. И кроме того, мы планируем рассмотреть вопросы перебазирования усилий, средств только с вопросов продажи нефти, газа и так далее за рубеж, на вопросы высоких технологий. Мы никуда не денемся без этого. И мы готовим свои предложения очень серьезно. 11 рабочих групп, в том числе оборонщиков и наших академиков, сидят и работают. Будет очень интересное предложение. И еще выборы, перевыборы.

`Российская торговля`: - Есть ли надежда, что у нас начнут поддерживать малый бизнес? И, если можно, о том, что касается торговли и ценовой политики.

А Вольский: - Я думаю, что это объединение усилий в виде координации только для малого бизнеса и сделано.

О.Киселев: - С огромным уважением отношусь к журналистам, но в данном случае у меня такое впечатление, что я услышал вопрос от газеты `Советская торговля`. Мы с вами живем в либеральной рыночной экономике. Разорение - это нормальный процесс очищения неэффективных предприятий от эффективных. Если вы возьмете статистику по Соединенным Штатам, то там огромное количество разоряющихся мелких, средних и больших предприятий. Особенно мелких и средних. Люди входят в бизнес, ошибаются... Вообще нормальная статистика такая. Из 100 начинающих свое дело остаются 4. Это нормальная бизнес-статистика. Но 4 здоровых, нормальных предприятий. Это по поводу того, должны разоряться или не должны. Увы, должны. Да, болезненно, но что делать? В противном случае страдать будут Потребители, если мы все будем поддерживать нездоровые предприятия. Между прочим, одна из громадных проблем сегодняшнего нашего состояния - это искусственное существование неэффективных предприятий, в том числе государственной формы собственности, от которой государство сейчас начинает освобождаться. Всевозможные ГУПы, которые искусственно держатся на плаву за счет налогоплательщика. Потому что в бюджете других денег, кроме денег из вашего кармана, не существует. Если мы все готовы на поддержку неэффективных предприятий за счет собственных средств, давайте поддерживать, это решит законодатель с вашей помощью. Теперь по поводу цен. Какое отношение к ценам имеет торговец? Чем больше конкуренция на рынке, тем меньше он накручивает свою маржу. А антимонопольная комиссия, органы должны следить за тем, чтобы не было между ними сговора. Посмотрите на другие обстоятельства. На то, что взвинчивает цены, на патерналистическую политику нашего правительства, которое поднимает импортные тарифы, и в результате поддерживая иногда неэффективного внутреннего производителя. Я не знаю сейчас положения в сельском хозяйстве, но я считаю, что искусственное поднятие таможенных тарифов или любые другие барьеры на пути дешевой и качественной продукции в конечном счете отражаются на потребителе. Я еще раз хочу сказать: РСПП выступает на стороне бизнеса. Это правда. Но мы рассматриваем здоровый бизнес как удовлетворение нужд потребителя. Вся наша философия построена на том, что исходить экономика должна из интересов потребителя. Как только мы начинаем с вами придумывать различные стимулирующие действия, а все они из кармана налогоплательщиков, все, в том числе тарифы на автомобили высокие ввозные. Почему вы должны покупать плохого качества автомобиль за цену, за которую вы фактически можете купить хорошего качества автомобиль? Или за более высокую цену. Так вот, все барьеры и препоны на пути свободной торговли, на пути движения капитала, рабочей силы и товара в конечном счете отражаются на потребителе - качеством и количеством. Если эти барьеры снимают, таких вопросов не будет. Если мы эти барьеры держим, то такие вопросы будут всегда.

Д.Якобашвили: - Вы говорите о маленьких магазинах. Но основное - это административное правление; я разговаривал с владельцами магазинчиков, маленький пример: милиция, криминал, пожарники, СЭС - итого у него остается 200 долларов! Он будет копать? К вопросу о том, что если взять сельское хозяйство. Почему поднимается цена на хлеб. Мы сеем хлеб, мы его печем. Цена поднимается, потому что поднимается цена на бензин, да еще неурожай. Оборудование, машины. Я смотрю, что конца и края этому нет. Нет никакой помощи ни от кого. А как должен существовать простой фермер, которому вообще нет ни от кого помощи? Или взять молочный бизнес. Цена на зерно растет, на солому растет, корова питаться должна. Цена на молоко за последние полтора года выросла на 20 %. Но я должен выжить, я должен платить зарплату!

А.Вольский: - Хочу добавить, сельское хозяйство в тяжелейшей ситуации, его надо обязательно поддерживать. И почему западные страны поддерживают? В Финляндию я приехал, был у одного дома в гостях, президент известной огромной компании по сельхозпродукции. У него коровы ходят в бюстгальтерах. На ферме. Потому что вымя носить тяжело, оно полное, она дает 10 тысяч литров в год. Я в любом случае буду просить вас: поймите правильно, село надо поддерживать. Пока там все не развалилось, пока не спились люди, не ушли из села, надо столыпинскую реформу вспомнить, когда он по 5 тысяч дал людям, чтобы вернулись в село. Может быть, и сейчас найти какие-то пути для этого.

Д.Якобашвили: - Ткачев в Краснодарском крае начал давать куски земли. Когда пришел в Волгоград, 20 тысяч человек, подписали с ними договор. Ни один из них не знал, где у него земля - здесь, там или тут. Он владелец земли, но он не знает, он не может даже работать. Конечно, он спивается. Из них у меня процентов 25 работают.

`Гуанмин Жибао`: - 22 августа - 100-летие Дэн Сяопина. Не могли бы Вы сказать несколько слов о своем отношении к нему?

А.Вольский: - По Дэн Сяопину я могу высказать свой восторг и восхищение! Почему мы в РСПП издали книгу его выступлений? Потому что он говорил умные вещи. У нас один премьер-министр говорил, что язык до Киева доведет, он его довел до Киева. А Дэн Сяопин говорил: `Мне все равно, какого цвета кошка, лишь бы она мышей ловила!` И от этого пошла приватизация в Китае. Хотя Китай был очень сложным в этом плане. Поэтому Дэн Сяопин - это мудрейший человек столетия! И его дочь продолжает эту деятельность. И я считаю, что взаимоотношения России и Китая должны стоять если не на самом первом, то на одном из первых мест. И вам, и нам. И мы не можем друг без друга. Хорошо не можем. Поэтому нам надо уважать друг друга и считаться друг с другом. Я в свое время просил Ельцина: направьте в Китай бригаду, поучитесь опыту. Я ездил раз пятнадцать, учился в этих свободных зонах. Он поехал сам в Китай. И там высказал: у вас коммунисты хорошие, а у нас коммунисты плохие, ничего у нас не выйдет! Заменили коммунистов `Единой Россией`, кем еще?! Но все равно посылайте учиться. Я считаю, если у них перегрев экономики, процент такого быстрого роста уже страна не выдерживает. Я завидую Дэн Сяопину.

Н.Андрущенко: - Это был друг китайского народа Аркадий Иванович Вольский.

А.Вольский: - Я друг любого народа, который хорошо живет и работает.

ТВ-`Эхо`: - Давайте вспомним о ЮКОСе!

А.Вольский: - Кроме интервью для прессы я не знаю, что еще можно сделать. Я не могу омоновцев направить освободить. Но дело в том, что я думаю, что ситуация меняется к лучшему за последнюю неделю.

О.Киселев: - У общественной организации есть ограниченный ресурс и набор инструментов, которыми она может действовать. Мы после ареста Михаила Борисовича в тот же день обратились к власти с соответствующим обращением. У нас идет постоянная дискуссия на эту тему, идет работа. Если она не выплескивается в публичную сферу, то это только с одной целью, чтобы не повредить процессу, что не подводить непосредственно Михаила. И второе. Мы не правозащитная организация, мы организация крупного бизнеса, у которой есть три направления деятельности. И одно из этих направлений - здоровое лоббистское движение, связанное с защитой бизнеса. Было бы странно, если бы мы каждый день, несмотря на то, что ситуация там не меняется, выступали с какими-то заявлениями. Не надо нас путать с правозащитными организациями. Да, мы отслеживаем вопрос, да, мы его мониторим. Мы надеемся на здравый смысл и на квалификацию судебных органов. Мы понимаем, что некоторые законы двусмысленны, несовершенны, их можно по-разному трактовать. Но мы не правозащитники.

ТВ-`Эхо`: - На процессе ежедневно нарушаются законы!

О.Киселев: - Этот вопрос стоит перед всеми нами. И перед вами тоже. Мы все заинтересованы в совершенствовании и усилении авторитета нашей судебной системы. К сожалению, ее авторитет сначала подрывался серьезным и сильным влиянием олигархов на нее. Сегодня он отчасти нивелируется с сильным влиянием определенных властных и бюрократических структур. Поэтому я считаю, что все сейчас должны сознательно отойти от судебной системы, дать ей вырасти в серьезную и авторитетную. Мы как бизнес заинтересованы в этом в первую очередь. Когда у нас рассматривался вопрос о первоочередных реформах в Российской Федерации два года назад, мы все без исключения сказали, что самое главное - это совершенствование судебной системы. Без этого не будет прогресса никакого - ни общества, ни бизнеса. Но когда идет процесс, вмешательство и комментарии со стороны какой-то достаточно авторитетной структуры, на мой взгляд, только уменьшает авторитет судебной системы. Мы должны на себя наложить епитимью и самоограничиться. Потому что постоянная критика действий судов в конечном счете сводит авторитет этих судов до нуля. И есть определенная практика и этика. Вмешиваться и давить на суды на самом деле тяжело. Там уже второй раз меняются председатели этого процесса, страшно тяжелая история! И еще раз хочу обратить ваше внимание: мы не правозащитная организация! Да, мы следим, анализируем. Но если вы хотите от нас ежедневного публичного выступления по этому поводу, его не будет. Аркадий Иванович и так достаточно часто и жестко от имени своего РСПП делает заявления. Я не знаю, кто бы более четко и ясно в этой стране артикулировал свою позицию. Это делает Вольский на постоянной основе и гораздо более жестко, чем все остальные. И даже правозащитники.

Альянс-Медиа: - Вопрос по составу совета, созданном премьером М.Фрадковым?

А.Вольский: - Я уже высказался на встрече у Владимира Владимировича. Был и Фрадков, и Путин. Я сказал, что мы внесли предложения в связи с поручением Президента, кого бы мы хотели видеть в совете. К сожалению, не все наши предложения приняты. Что касается малого бизнеса, он достаточно неплохо представлен. Давайте посмотрим хоть одно заседание. Пора провести.

ИТАР-ТАСС: - Вы можете высказать свою точку зрения на Закон о монетизации льгот?

А.Вольский: - Только свою точку зрения, на бюро мы не обсуждали. Моя точки зрения состоит в том, что у нас монетизация льгот не должна быть принудительной! Я убежден, что это должно быть добровольным процессом. Если в деревне нет автобусов, переезда на лечение и так далее, пожалуйста, выдавайте деньгами эту же сумму. Если в городе надо инвалида лечить, возить - выдавайте ему льготами. Поэтому я лично глубоко убежден, что этот процесс должен быть добровольным. И я говорил об этом на всех уровнях власти. Добровольно люди должны решать.

`Деловой Петербург`: - Ваше видение программы по борьбе с бедностью?

А.Вольский: - У нас нет такой программы.

`Деловой Петербург`: -Что Вы ждете от бизнеса в плане борьбы с бедностью?

А.Вольский: - 80 % валового внутреннего продукта. Поэтому социальная миссия не нуждается в разъяснении. Я считаю, что Давид Михайлович достаточно четко высказался. Конечно, социальная миссия - это и заработная плата. Я понимаю, что вы хотите сказать. И количество рабочих мест. Это и экология. Это и сокращение травматизма на заводах, который неоправданно вырос. Все одно к одному. Но плюс к этому еще должно быть то, что я называю `делиться надо`! Есть несколько человек, которые очень серьезно к этому относятся. Из тех же людей, которые называются олигархами. Давид Михайлович свои личные два миллиона долларов отдал на создание лекарства по борьбе со СПИДом. И дай Бог ему здоровья, потому что они уже подходят сейчас к выходу этого лекарства. Сейчас в Китае олигархов начали в компартию принимать. Но Ваш первый вопрос более сложный. Я сформулировать даже затрудняюсь. Давайте подождем. Я обещаю вам лично дать интервью на эту тему. Если вы хотите конкретного ответа на этот вопрос, давайте сделаем перерыв до моей поездки в Ленинград, которую я запланировал. Если хотите в общих словах, я могу сказать, что мы ждем добрых отношений, хорошего взаимного диалога, поручений по тем проблемам, которые мы подняли на этой встрече, мы ждем, что эти конкретные поручения будут выполняться правительством, администрацией президента. Мы ждем других факторов. Мы не хотим, чтобы нас не слушали во время банковского кризиса, который чуть не начался. Я не знаю, что вы молчали, я думал, вы поднимаете этот тяжелейший вопрос. Мы могли вообще плохо кончить, если бы не РСПП. Мы мудрости ждем от власти, справедливых судов и прочего.

Агенство социальной информации: - Намерен ли РСПП сотрудничать с коммерческими организациями?

А.Вольский: - Вы абсолютно правы, мы даже привлекли международные организации активно. Причем я вам скажу, самые крупные юридические конторы, в том числе людей, которые этим занимаются десятки лет. Соединенные Штаты участвовали, потом мы целый ряд компаний привлекли, которые здесь работают в России над социальными делами, над прозрачностью бизнеса. К сожалению, Каха Бендукидзе уехал в Грузию. Не знаю, надолго ли, но уехал человек. А он возглавлял комиссию по бухгалтерской отчетности. Вы знаете, сколько нам стоило провести два мероприятия с участием мировых лидеров бухгалтерской отчетности? 13 тысяч страниц с английского языка нужно было перевести. Но мы все-таки перевели. И мы сейчас готовимся к совершенно новой бухгалтерской отчетности. Она прозрачная, она будет видна.

Н.Андрущенко: - Есть какая-то нотка обреченности на нашей сегодняшней пресс-конференции!

А.Вольский: - У кого? Нет у нас нотки! Я прошу, запишите, пожалуйста, что в конце конференции было четко заявлено, что нотки обреченности нет!

Н.Андрущенко: - На этой ноте мы и закончим. Ждем вас еще. Успехов.



Пресс-центр `КП`

10 августа 2004 г.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован