01 августа 2002
122

Армию опять хотят реформировать

Вооруженные силы должны перепрыгнуть через две ступени боеготовности
Три дня назад на встрече с высшим военным командованием страны президент Владимир Путин говорил о главной задаче Вооруженных сил - `создании во всех видах и родах войск частей и соединений постоянной готовности`.
Для нынешнего военного строительства эта задача не менее насущна, чем улучшение социально-бытовых условий военнослужащих. Над улучшением жизни военных государство трудилось два последних года и поставило точку в этом деле 1 июля. В этот день вступили в действие указы о повышении денежного довольствия. Впрочем, у младших офицеров зарплата хотя и возросла, но не настолько, чтобы их семьи значительно отодвинулись от черты минимального прожиточного уровня, а у некоторых старших категорий офицерского состава денег стало даже меньше прежнего. К тому же оказались отмененными существенные льготы, прописанные в Законе `О статусе военнослужащего`.

В Кремле тем не менее, судя по всему, считают, что условия для перехода к следующей фазе реформирования армии и флота созданы.

Военная наука утверждает, что имеется три состояния уровня боеготовности любого воинского подразделения или соединения: боеспособное, ограниченно боеспособное и небоеспособное.

Правда, начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин ввел четвертую категорию - `закритический` уровень, которым он и определил современное состояние наших армии и флота.

Получается парадокс - из `закритического` состояния президент дает команду Вооруженным силам шагнуть через две ступени прямо в `боеспособное`. Иначе говоря, в концептуальном смысле армии и флоту приказано развернуться `кругом` и идти в направлении, противоположном тому, в котором они двигались предыдущее десятилетие.

К началу 90-х годов только в Сухопутных войсках имелось около 80 соединений (дивизий), и все они считались боеготовыми, то есть полностью укомплектованными хорошо обученным личным составом, вооружением и техникой. Потом начались сокращения, именовавшиеся военным реформированием. В это время ставился вопрос о повышении качества и мобильности войск, то есть не только об их сохранении, но и о повышении боеготовности. Главное внимание уделялось ракетно-ядерному щиту, особенно его наземной составляющей, а обычные войска безжалостно и бессистемно урезались - сухопутные войска, главный вид вооруженных сил во всех странах, - даже лишились главного командования.

В результате сейчас влачат жалкое существование 20 соединений Сухопутных войск, еще 15 - в других видах вооруженных сил. Из них более-менее боеспособная - недавно сформированная 42-я дивизия в Чечне. На остальные же соединения Сухопутных войск больно смотреть. В 1997-1999 гг. начался процесс сокращения дивизий постоянной боеготовности, на практике это означало, что из четырех боевых полков только один оставался полностью развернутым, то есть боеготовым. Затем реформированию стали подвергаться и полки, в которых только один батальон из нескольких оставался боеготовым. Так боеготовность дивизии снизилась до батальонного уровня.

Аналогичная ситуация сложилась и в Военно-воздушных силах и в Военно-морском флоте РФ. По существу, в каждом из четырех военно-морских флотов (Северный, Балтийский Черноморский, Тихоокеанский) оказались по-настоящему боеготовыми по одному-два боевых корабля.

Командование не устает повторять, что причина такого резкого сокращения - в недостаточном финансировании. Законодатели же и эксперты полагают, что в Вооруженных силах просто плохо считают деньги...

Сегодня президент, по сути, поставил задачу раскручивать пружину в обратном направлении, при этом он пообещал `существенное увеличение расходов на финансирование науки, ремонт, закупку и разработку боевой техники`. В этом, конечно, потребность есть, но не такая острая, как кажется Верховному главнокомандующему.

По оценке генерал-полковника Эдуарда Воробьева, в войсках и на складах имеется 22 тыс. танков и 26 тыс. другой бронетехники, а также 20 тыс. артиллерийских средств, 2 тыс. зенитно-ракетных установок и почти столько же боевых самолетов, 900 ударных вертолетов, 46 многоцелевых атомных подводных лодок и не менее 140 кораблей основных классов.

Причина армейских бед в другом. Прежде всего в желании или, вернее, нежелании служить. Да и о какой тяге к службе имеет смысл говорить при 160-тысячной очереди на жилплощадь в военных гарнизонах и т.п.?

По данным генерал-полковника Воробьева, досрочно увольняющиеся офицеры составляют три четверти от общего числа покидающих Вооруженные силы навсегда. А из них около 50% - офицеры в возрасте до 30 лет. В Генштабе замечают: `До Урала у нас уже нет командиров батальонов, а за Уралом уже нет командиров полков`.

На повестку дня выдвинута идея американского образца - ликвидировать мелкие нестроевые подразделения, а их численный состав передать на укомплектование частей и соединений, которые должны стать боеспособными. Предлагается иметь в каждом военном округе (их всего шесть) по одному боеготовому соединению, а наряду с ними создавать базы хранения вооружений и военной техники, чтобы в нужный момент за несколько недель преобразовать их в боеспособные части и соединения. Идея не нова, она обсуждалась все предшествующее десятилетие, но воз, как видим, и ныне там.

Непонятно, кто до сих пор мешал тому же Генштабу реализовывать эту несложную концепцию? Возможно, Генштаб, вложив эти указания в уста президента, замыслил форсированный переход к полностью профессиональной армии - а она, как утверждают финансовые эксперты, будет значительно дороже. Значит, потребуется увеличение военного бюджета...
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован