05 сентября 2008
2724

Аудитор Счетной палаты РФ Александр Назаров: Анализ состояния, учета и сохранности музейных коллекций в России показал - есть условия для хищений

И Н Т Е Р В Ь Ю

В Счетной палате РФ подготовлена аналитическая записка, в которой анализируется, как государство решает вопросы хранения и использования музейных предметов и музейных коллекций из состава государственной части Музейного фонда РФ, а также находящихся в федеральной собственности. Автор, аудитор Счетной палаты РФ Александр Назаров в интервью агентству "ФК-Новости" рассказал об основных положениях записки и выводах.

У нас в стране сегодня, отметил аудитор, более 2,3 тыс музеев. В них находится больше 64 млн единиц хранения основного фонда. Из этого числа за последние 15 лет украдено около 60 тыс предметов искусства примерной стоимостью около миллиарда долларов. Ежегодно только в государственных хранилищах совершается от 50 до 100 краж, причем за один "заход" похищается, как правило, ряд экспонатов. Известно, что сегодня объем мирового рынка нелегальной торговли предметами искусства исчисляется миллиардами долларов и, к сожалению, в тройку мировых лидеров по числу хищений культурных музейных ценностей входит Россия (ее опережают лишь Франция и Италия).

Уже поверхностный анализ состояния, учета и сохранности музейных коллекций и предметов в музеях России, считает аудитор, показывает: есть условия для воровства. Например, мероприятия по государственному контролю музейных коллекций не проводились по 10 - 15 и более лет. Система учета музейного и архивного фондов не предполагает оценку балансовой стоимости хранящихся предметов. Об истинной ценности хранящихся раритетов становится известно только после их похищения. Существуют и неплохие возможности выгодно сбывать украденное, что, естественно, в свою очередь провоцирует хищения. В последние годы в России активно развивается теневой антикварный рынок, который не лицензируется и практически государством в настоящее время не контролируется.

Естественно, хищения - это только одна из проблем, которые надо решать в комплексе. Ключевой момент здесь, полагает аудитор, это недостатки в правовом регулировании хранения и использования музейных предметов и музейных коллекций, входящих в состав Музейного фонда РФ. В российском законодательстве даже само понятие "культурные ценности" не имеет однозначного толкования. А в статье 7 Закона о вывозе и ввозе культурных ценностей перечень категорий культурных ценностей, состоящий из 18 позиций, не закрыт (он заканчивается словами "... другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры"). Надо ли это понимать так, что допускается неоднозначное толкование в части отнесения конкретных предметов к категории культурных ценностей? Такой вопрос ставит аудитор в аналитической записке.

Неоднозначно определено в Законе о Музейном фонде само понятие "музейный фонд": таковым считается совокупность постоянно находящихся на территории России музейных предметов и музейных коллекций. Получается, что предметы и коллекции, составляющие Музейный фонд страны, на период временного вывоза на зарубежную экспозицию должны исключаться из состава Музейного фонда.

Сложно также возвращать похищенное или незаконно вывезенное за пределы РФ, потому что в УК РФ нет статьи, раскрывающей содержание понятия "музейные ценности" в применении к преступлениям, связанным с их хищением, а также из-за распространения на преступления подобного типа действия срока давности (от 2 до 15 лет - в зависимости от его тяжести). Минул срок давности, появились наши украденные музейные ценности на международных аукционах, а доказать принадлежность этих предметов и коллекций России или ее гражданам уже весьма сложно. И так далее. Состояние современной нормативной базы, необходимой для обеспечения учета и сохранности музейных ценностей, далеко от идеального, убежден аудитор.

"Да ведь и прямой борьбой с хищениями как таковыми всех музейных проблем не решить, - отметил он. - Юридическая защита музейных предметов и музейных коллекций - это еще и разработка и ведение учетной документации, организация хранения на основе единых правил и условий. Так, в обязанности Минкультуры РФ входит принятие нормативных правовых актов, определяющих единые правила и условия учета и хранения, использования музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда РФ; порядок формирования, учета, сохранения и использования Музейного фонда РФ, а также деятельности музеев в Российской Федерации; формирование перечня перемещенных культурных ценностей, не подлежащих передаче иностранным государствам, международным организациям и (или) вывозу из Российской Федерации, а также правила обеспечения режима их хранения".

Ни один из этих нормативных правовых актов еще не увидел свет. Между тем, с момента принятия закона о Музейном фонде РФ минуло 11 лет, положения о Музейном фонде РФ - считай, десять... Собственно, утверждает аудитор, можно смело сказать: "Сегодня нет достоверной полной информации о фактическом состоянии, сохранности и использовании Музейного фонда РФ. Это подтверждают и первые итоги работы организованной в 2006 году по инициативе Президента РФ Комиссии по координации вопросов организации и проведения комплексной ревизии культурных ценностей, находящихся в музейных фондах РФ. Мы весьма приблизительно знаем, что у нас есть, а что уже бесследно пропало".

В аналитической записке особо поднимается вопрос полного учета всех экспонатов. Как показывает музейная практика, через экспозиции, доступные посетителям, проходит в год лишь от 4 до 10 процентов экспонатов. Остальное находится в запасниках, и в идеале эти экспонаты тоже должны быть учтены, описаны, проверены. На практике же ситуация неважная. Множество ценнейших экспонатов фигурируют в описях, например, как портсигар, или пейзаж, или блюдо. Но какой портсигар, какой пейзаж? Непонятно. Идеальная ситуация для хищения: достаточно заменить шедевр, например, недорогим пейзажем

Сегодня создается Государственный каталог Музейного фонда РФ. Это очень правильно, подчеркнул аудитор, потому что органы государственной власти и местного самоуправления будут иметь информацию о движении каждого из музейных предметов. Общероссийская система учета музейных ценностей может стать действительно наиболее эффективным способом юридической защиты и обеспечения сохранности музейных фондов. К тому же каталог будет размещен в свободном доступе, а это поможет значительно снизить количества преступлений, связанных с хищением культурных ценностей: всегда можно будет проверить, не украденную ли вещь вам предлагают.

Пока работа идет не очень быстро, сказал аудитор. У нас учет музейных ценностей децентрализован, то есть, им занимаются музеи на местах, а Государственный каталог только интегрирует, сводит воедино все данные. В итоге федеральному центру весьма сложно контролировать и скорость работ, и состав предметов, включаемых в коллекции Музейного фонда. В 2006 году лишь тридцать из 2368 музеев ввели данные о всех хранящихся у них музейных предметах в электронный каталог. Минкультуры РФ утверждает, что формирование базы данных Государственного каталога должно быть завершено к 2015 году. При нынешних темпах это сомнительно.

Хранение музейных фондов предполагает, естественно, не только наличие информации о предмете, но и обеспечение его физической сохранности, а если надо - то и реставрации. С этим дела обстоят неважно. Очень часто фондохранилища расположены в подвалах, полуподвалах, чердаках, по соседству с инженерными коммуникациями, находящимися в аварийном состоянии. В среднем в музеях РФ в 2006 году под хранение одного условного музейного предмета отводилось 65 квадратных сантиметров площади.

По подсчетам, каждый четырнадцатый музейный предмет основного фонда требует реставрации. Но это как средняя температура по больнице. Вот данные 2002 года: в Государственном историко-архитектурном и этнографическом музее-заповеднике "Кижи" 83 процента экспонатов нуждались в реставрации, в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина - 70 процентов; даже в Государственном историко-культурном музее-заповеднике "Московский Кремль" этот показатель поднялся до уровня 69 процентов. За прошедшие годы ситуация кардинально не изменилась, сказал аудитор.

Ничуть не лучше ситуация и в региональных, муниципальных музеях страны. К тому же и музейных работников в целом, и реставраторов в частности, после тяжелых девяностых годов нам просто не хватает, особенно в региональных музеях. Люди ушли из профессии. "Вот и получается, - сказал аудитор, - что в 2005 году удалось отреставрировать всего лишь 107,7 тыс предметов - 2,31 процента от числа экспонатов, требующих реставрации. Можно, конечно, утешать себя, что сделано в два раза больше, чем в 2000 году, но все равно это мизер, это мало, очень мало. И сегодня наши показатели остаются слабыми. Нам нужны новые реставрационные центры с современной материально-технической базой, с оптимальными условиями для работы уникальных специалистов и стажирующихся музейных реставраторов".

Но финансирование музеев из федерального бюджета осуществляется по остаточному принципу, и это, убежден аудитор, одна из главных причин всех музейных бед: "По данным государственного статистического наблюдения, в музеях России трудится около 70 тыс человек. Эти люди, отвечающие за бесценные сокровища, получают малые деньги. Более-менее сносная ситуация только там, где существует возможность самостоятельно зарабатывать деньги, то есть людям к их скромному заработку немного доплачивают из внебюджетных фондов. В целом же по России средняя зарплата работников музеев составляет немногим больше 60 процентов от уровня средней заработной платы в экономике страны. Возник громадный разрыв между низкими окладами хранителей музейных ценностей, среди которых в последние годы появилось из-за текучести кадров много случайных, временных людей, и огромной рыночной стоимостью предметов культуры, находящихся в их ведении. Это создало небывалые риски для коллекций".

Появилась опасная тенденция совершения краж сотрудниками и хранителями музейных предметов, архивных документов в целях их продажи и личного обогащения. "Вы вдумайтесь! Каждое пятнадцатое преступление в этой сфере совершается с участием музейных работников, причем о таких кражах общество узнает нечасто, - сказал аудитор. - Воры к тому же стали действовать грамотно: находясь в сговоре с недобросовестными работниками музеев либо с охраной, берут обычно то, что не проходит по учету. Таких экспонатов всюду хватает: на вид старье, а фактически - раритет. Либо шедевры заменяются на грубые подделки. Квалифицированных экспертов, которые могли бы выявить фальшивки, не хватает, а значит, и в официальную статистику эти случаи не попадают".

В аналитической записке приводятся многие примеры такого воровства. Вот некоторые их них. Реставратор Астраханской картинной галереи украл в своем же музее работу Айвазовского. На антикварном рынке появилось полотно Семирадского из фондов Таганрогского художественного музея, пропажа которого до этого даже не была обнаружена. В 2006 году плановая проверка выявила пропажу 221 предмета из фондов Государственного Эрмитажа, которая расследуется до настоящего времени. Хищение хранителем уникальных предметов нумизматики и оружия из фондов Государственного музея истории Санкт-Петербурга стало возможным также потому, что долгие годы не производилась проверка наличия предметов, содержащих драгоценные металлы и драгоценные камни. Примеров, к сожалению, немало.

"Эту проблему, в сущности, не так уж сложно решить, - полагает Александр Назаров. - Все зависит от уровня финансирования музеев, в том числе по статье "Оплата труда". Установив оклад смотрителя на уровне от 15 000 рублей и выше, можно будет устраивать конкурс на замещение вакантных должностей, добиться, чтобы случайные люди на работу в музеи не попадали. Такой подход позволит молодым людям находить себя в этой профессии".

"Было бы неверно говорить, что все замерло, все плохо, - утверждает аудитор. - Просто сильно отстали мы от требований времени в последние два десятка лет, поэтому и нужны именно решительные шаги, крупные инвестиции, чтобы получить серьезные результаты. Но работа, она ведь все равно шла и идет постоянно. И с хищениями тоже страна борется, и ценности возвращаются в музеи. За три последних года возвращено более тысячи экземпляров похищенных, пропавших и незаконно вывезенных произведений живописи и графики, архивных документов, предметов антиквариата и религиозного культа, а также шесть архивных комплексов. Но все это малая часть пропавшего, вот что плохо, вот что не устраивает".

Еще в декабре 2004 года, напоминает Александр Назаров, Минкультуры РФ издал приказ, в соответствии с которым предусматривалось создание электронной регистрационно-поисковой автоматизированной системы по регистрации похищенных и утраченных культурных ценностей (ЭРПАС). Был определен порядок предоставления в Росохранкультуру для регистрации и проверки в ЭРПАС информации о похищенных и пропавших культурных ценностях; о приобретаемых для государственных фондов, поступивших на экспертизу или реставрацию от частных лиц и негосударственных организаций, а также о возвращении ценностей, ранее заявленных как похищенные или пропавшие.

Но, удивительно, Минфин РФ не поддержал идею, не выделил средства из федерального бюджета на создание и эксплуатацию ЭРПАС. Эта тема не была включена и в федеральную целевую программу "Культура России (2006-2010 годы)". Здесь окончательное слово должно быть положительным, и оно - за депутатами Госдумы.

Вообще музейщики чувствуют себя обделенными и имеют для этого основания. Так, они рассчитывали, что в решении многих накопившихся проблемы в хранении и использовании музейных предметов и музейных коллекций, входящих в состав государственной части Музейного фонда России, серьезно поможет федеральная целевая программа "Культура России (2001-2005 годы)". Речь тогда шла о возможном выделении на эти цели 972,5 млн рублей. Но "музейные обязательства" не были выполнены. Сегодня работает очередная программа "Культура России (2006-2010 годы)", но в перечень музеев, которым оказывается господдержка, вошли только крупные, такие, как Государственный Эрмитаж (на него приходится треть всех расходов инвестиционного характера), Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль", и несколько других.

Остальные же музеи федерального ведения остаются без государственной поддержки, хотя более трети строений, занимаемых ими, требуют срочного ремонта, а состояние фондохранилищ - вообще вопрос острейший. В запасниках находится львиная доля экспонатов, и при плохих условиях хранения они медленно (а иногда и весьма быстро) умирают, то есть, мы их можем потерять навсегда. Примерная стоимость фондохранилища с современным специальным оборудованием для среднего музея - 100-150 млн рублей. За десять лет при условии выделения соответствующих государственных капвложений можно было бы решить проблему перевода фондов музеев в современные помещения. Разве это не достаточно важный вопрос, чтобы им могла заняться федеральная программа, имеющая целью поддержку и сохранение культуры страны, спрашивает аудитор.

http://www.fcinfo.ru/themes/basic/materials-document.asp?folder=1970&matID=190109
05.09.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован