10 июля 2006
6378

Автономов А.С. Правовая онтология политики

Введение
Категориальный аппарат составляет основу любой науки. Именно специфичная система категорий служит каркасом каждой науки, во многом определяя ее особенности, отличающие ее от других наук. В силу этого разработка проблем категорий не может не занимать весьма важного места в правоведении. Вместе с тем нельзя сказать, чтобы наблюдался избыток отечественных исследований, посвященных правовым категориям. Новейшими работами, в которых специально изучались категории общей теории права, являются труды А.М. Васильева1. Однако, во-первых, с момента выхода в свет указанных трудов минуло уже более 20 лет, а во-вторых, эти труды и не претендовали на анализ категорий отдельных отраслей и подотраслей права. А между тем каждая из юридических наук, занимающаяся той или иной отраслью или подотраслью права, оперирует вполне определенным набором категорий. При этом некоторая часть категорий присуща только данной науке, часть категорий, используемых этой юридической наукой, относится к числу общеправовых категорий, а часть может быть заимствована из других юридических и иных (т.е. неюридических) наук. Однако все категории, входящие в арсенал конкретной юридической науки, образуют некую систему. Будучи элементами такой системы, эти категории вне зависимости от того, родились ли они в недрах данной науки или были заимствованы из других наук, приобретают специфику, связанную с сущностью той науки, в системе которой они в данный момент используются, поскольку они находятся в определенных внутрисистемных отношениях.
Таким образом, большое значение имеют теоретические исследования категорий в рамках каждой отрасли права. Однако собственно теоретико-отраслевых разработок категорий в государственном (конституционном) праве сравнительно немного. В рамках государственного (конституционного) права обычно изучаются (и изучались) отдельные институты или сферы регулирования общественных отношений. В то же время ив таком теоретико-отраслевом исследовании, как, например, известная работа Б.В. Щетинина2, специальному анализу категорий государственного права (не говоря уже о системном подходе к категориям) не было уделено должного внимания.
Изучение категорий любой отрасли права имеет не только теоретическое значение, но и большую практическую важность. По справедливому замечанию Л. да Винчи, "увлекающийся практикой без науки - словно кормчий, ступающий на корабль без руля или компаса; он никогда не уверен в том, куда плывет. Всегда практика должна быть воздвигнута на хорошей теории"3. Право и его отдельные отрасли относятся к числу явлений, которые существуют и развиваются в соответствии с присущими им объективными законами, но при этом - к таким явлениям, которые порождаются деятельностью людей и эволюционируют только в результате человеческой деятельности. Поэтому для нормального развития права и каждой из его отраслей весьма значимым является адекватное понимание таких объективных законов. А роль категорий в познании объективных законов существования и развития любых явлений очень велика, о чем далее и пойдет речь. Категории же предполагают определенную системность исследований.
Недостаточные или неадекватные знания о правовых категориях у достаточно широкого круга участников нормотворческого процесса создают ситуацию, неблагоприятную для нормального развития права уже на стадии формирования правовых норм, с чем мне пришлось столкнуться на практике как одному из участников законотворческого процесса. Недостаточные или неадекватные знания о правовых категориях (не говоря уже об отсутствии таких знаний) осложняют правопознание и, естественно, правоприменение.
Необходимо отметить, что нам приходится сталкиваться не только с отечественным, но и с зарубежным правом. Развитие международных контактов усиливает потребность в знании иностранного права. Взаимное влияние правовых институтов различных стран, возможность заимствования институтов одной правовой системы другими правовыми системами, да и сам факт сравнимости и аналогичности правовых институтов разных стран показывают, что в праве в целом и в отдельных отраслях права в различных государствах действуют одни и те же объективные законы, хотя их конкретное проявление в институтах, взаимоотношениях институтов, темпах развития и т.д. может быть довольно разнообразным. А раз объективные социальные законы едины, то и категории, в которых находят выражение эти законы, должны быть едиными. Но специфика, налагаемая различными условиями проявления единых объективных законов в разных странах, отражается на движении правовых категорий, не меняя их сущностного содержания. Вследствие этого уяснение иностранного права требует понимания специфики проявления категорий в наличных правовых институтах. Соответственно, упомянутой специфике надо уделять особое внимание при переводе зарубежных юридических текстов на родной язык, как, впрочем, и наоборот - при переводе отечественных текстов на иностранные языки, с чем мне также на практике пришлось столкнуться в ходе переводческой работы.
Наличие указанных выше проблем и побудило автора взяться за исследование, основные результаты которого излагаются в данной работе.
Объект и задачи исследования, что уже видно из названия, определили и структуру настоящей работы. При этом в данной структуре нашел отражение ход самого исследования. Невозможно в этой связи не согласиться с Идрис Шахом, сказавшего, что "никто не может рассчитывать на достижение понимания, если будет считать, что он уже знает, что это такое, и думать, что сможет достичь его, придерживаясь строго определенного пути, который он может понять с самого начала"4. К определенном выводам в данной монографии я пришел в ходе поэтапного исследования.
Вначале анализируются понятия категории, системности категорий, а также дан обзор методов исследования. Затем изучается при помощи представленных методов на достаточно богатом эмпирическом материале широкий круг правовых институтов, образованных нормами, регулирующими политические отношения.
Вместе с тем в главах II-V, казалось бы, не видно воздействия на их содержание положений главы I, но можно сказать, что точно так же незаметно в уже готовом здании применения при его строительстве и отделке инструментов и приспособлений. Конечно, можно возразить, что когда на суд общественности представляют некий продукт как результат труда, обычно не демонстрируют инструменты, которые использовались при его изготовлении (т.е. достижении соответствующего результата). Однако в данном случае, на мой взгляд, сама демонстрация научного инструментария является определенной ценностью и представляет научный интерес. Так, меня не удовлетворяла весьма распространенная трактовка категорий в юридической и философской литературе, поэтому потребовалось внести определенные уточнения. Необходимо также специально остановиться на методологических аспектах системности категорий и специально уделить внимание новейшим достижениям в этой сфере, в первую очередь - синергетике, чего в юридической литературе, на мой взгляд, не достает. Кроме того, в литературе мне не удалось найти достаточно полного и комплексного обзора методов исследования систем категорий, вследствие чего пришлось остановиться и на этих вопросах.
В заключении фактически я вернулся к проблемам системности, поднятым в главе I, и показал, как проявляются основные качества системы научных категорий, при помощи которых изучается отрасль права, регулирующая политические отношения, причем по ходу рассмотрения делаются ссылки на материал, содержащийся в главах II-V.
В работе над книгой автор использовал литературу и источники не только на русском, но также на английском, африкаанерском, белорусском, болгарском, испанском (кастильском), итальянском, каталанском, казахском, латинском, немецком, польском, португальском, сербском, словацком, украинском, финском, французском языках.

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован