07 апреля 2009
2449

Банк - кладовая залогов

Банки осторожничают в выборе залога. При этом банкиры четко разделились на две группы. Одни судят только по стоимости и ликвидности залога, тогда можно взять в обеспечение что угодно, лишь бы банк был знаком с этим видом актива. Другие оценивают, насколько залог труден в реализации и ценен для заемщика, а уж потом - стоимость. Второй подход позволяет работать с новыми видами залогов.

Незалежный и незалежалый

Еще пару лет назад операционная деятельность банков в целом покрывала риски. Кредитные учреждения вели борьбу за снижение ставок и расширение продуктовой линейки. На рынке то и дело появлялись предложения кредитовать всех платежеспособных желающих с минимумом "бумажек", скромным первоначальным взносом и лояльными требованиями к залогу. Наиболее прогрессивные банки могли позволить себе содержать обширные подразделения по управлению и оценке рисков - и, соответственно, располагать всеми ресурсами для того, чтобы разбираться, что же они принимают в залог.

Решение ослабить требования к залоговому имуществу в этом случае было долгожданным ходом: масса компаний, не имевших в собственности земельных участков, особняков в историческом центре города и пакетов акций сырьевых гигантов, получила доступ к кредитным деньгам на пополнение оборотных средств и обеспечение текущей деятельности. Иные банки поменьше и помладше вообще могли демонстрировать при выборе залога удаль молодецкую - берем не глядя! На растущем рынке можно было иногда играть втемную.

Но времена изменились. Центробанк отзывает лицензии одну за другой, проявляет горячую заботу о ликвидности коммерческих банков и всячески побуждает не расслабляться. Заемщики недовольны: несмотря на долгую безупречную кредитную историю, их банки повысили требования к залогам и даже запросили поручительства!

Между тем регуляторные требования к заложенному имуществу не менялись. В постановлениях Центробанка четко прописаны достаточность и ликвидность: стоимость залога должна быть сопоставима с суммой кредита, в случае невыплаты по кредиту банк должен иметь возможность оперативно превратить залог в деньги. В Гражданском кодексе закреплены условия права требования. Но каждый день банковским служащим приходится сталкиваться как с ситуациями, не прописанными в инструкциях, так и с залогами, оценить ликвидность которых оказывается сложно. Предложенная банку в качестве обеспечения по кредиту одной из компаний Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих компаний России бетономешалка - это еще цветочки. Услуги слесаря-сантехника, сельскохозяйственные животные и партия гробов - объективная реальность работы управлений кредитования различных банков.

Банки констатируют рост просрочек, существенное снижение качества и стоимости обеспечения. Для крупных банков с долей государственного участия самыми желанными клиентами стали не "молодые и перспективные", а "опытные и надежные" - желательно с опытом работы по госконтрактам более года. Светлана Сагайдак, директор управления по работе с малым бизнесом Сбербанка России, констатирует: "Мы усиливаем работу по сохранению и повышению качества кредитного портфеля, тщательно оценивая финансовые возможности заемщиков и предлагаемое обеспечение. Для этого Сбербанк акцентирует внимание на источниках погашения и их надежности, на уровне ликвидности клиента, на уровне долговой нагрузки, на качестве и ликвидности обеспечения, на адекватности финансовых планов и действий заемщиков относительно резко изменившихся внешних условий". Банк должен видеть, что сделка и все предприятие в целом - рентабельны.

Мнения специалистов, отвечающих за принятие принципиального решения, принимать или не принимать тот или иной залог в качестве обеспечения, закономерно разделились. Первый лагерь отталкивается от ценности залогового имущества, подразумевая под ней и стоимость, и значимость объекта для заемщика: "При рассмотрении залога банки в первую очередь обращают внимание на то, оформлены ли надлежащим образом права собственности, чтобы в случае невыполнения потенциальным клиентом своих обязательств на имущество в залоге не появилось других претендентов", - подтверждает заместитель председателя правления банка "Стройкредит" Сергей Рыбин.

Но иногда имущество принимается в залог, даже если его ликвидность сомнительна. "Когда предмет залога играет ключевое значение для бизнеса клиента - например, речь идет об оборудовании, без которого деятельность компании-заемщика невозможна, - банк получает надежную гарантию того, что потенциальный клиент будет максимально ответственно подходить к исполнению своих обязательств и залог продавать, скорее всего, не придется", - объясняет С. Рыбин.

Светлана Сагайдак, директор управления по работе с малым бизнесом Сбербанка России:

Сбербанк акцентирует внимание на источниках погашения и их надежности, на уровне ликвидности клиента, на адекватности финансовых планов и действий заемщиков.

Первый подход оправдывает себя при работе с хорошо известными банку активами или если в производственном процессе заемщика кредитор сам без труда может выделить наиболее важные процессы и узлы. Но с новыми видами залогов и заемщиками правило может не сработать.

Вторая группа оценивающих в первую очередь отталкивается от спроса и предложения на залог и его ликвидности, а уже затем - от ценности для заемщика. Начальник управления корпоративного бизнеса Сведбанка Сергей Дзюбенко перечисляет следующие факторы оценки залогового имущества: наличие и степень развития свободного рынка, на котором обращается залог, как следствие - ликвидность залога; номенклатура залога и способность к контролю над ним; стоимость, превосходящая величину кредита, как следствие - покрытие кредита с определенным "запасом", если предмет залога начнет терять стоимость.

Его коллега, начальник отдела по работе с предприятиями малого и среднего бизнеса Сведбанка Александра Бугаева, добавляет: имущество, предлагаемое в залог, не должно быть подвержено быстрому физическому и моральному износу (исходя из этого, можно понять нежелание банков принимать в залог компьютерную технику или мобильные телефоны) и не должно требовать специальных условий хранения, таких как заморозка, применение газа и т.п.

Сергей Рыбин, председатель правления банка "Стройкредит":

Когда предмет залога играет ключевое значение для бизнеса клиента - банк получает гарантию того, что потенциальный клиент будет максимально ответственно подходить к исполнению своих обязательств.

Этот подход становится главенствующим, когда заемщик предлагает банку нечто совершенно новое: пресловутую бетономешалку, цистерну ракетного топлива, долю в инновационных разработках... Чаще всего банку оказывается проще попросить потенциального заемщика найти другое обеспечение или найти поручителя, чем оторвать от текущей работы специалистов для изучения нового поля и оценки состояния потенциального рынка сбыта. Ибо, если заемщик окажется не в состоянии погасить кредит, руководству банка придется решать вопрос приоритетов: реализовать залог максимально быстро или наиболее выгодно.

Разобраться по-свойски или в суде

Как ни странно, кризис подтолкнул банки к большей... человечности? Из двух способов изъятия залога: досудебного или по решению суда - банки все чаще стали предлагать проштрафившимся заемщикам разобраться "тихо, по-семейному". Изъятие в досудебном порядке оказывается выгоднее как для клиента, так и для банка. "Судебное разбирательство влечет дополнительные расходы, которые полностью ложатся на клиента, поскольку требования банка имеют неоспоримый характер. Настаивая на судебном разбирательстве, клиент только переносит неизбежное изъятие залога на несколько месяцев вперед, и за этот перенос придется заплатить именно клиенту", - поясняет директор по взысканию просроченной задолженности Альфа-Банка Олег Коган.

Действительно, чем ликвиднее залог и чем больше желание заемщика продолжить работу с банком, тем выше вероятность, что сторонам удастся договориться о передаче залога полюбовно. Чем выше ценность залога для заемщика, тем меньше он заинтересован в его продаже - и тем неохотнее он идет на контакт с банком.

В некоторых случаях, например при залоге жилых помещений, принадлежащих физическим лицам на праве собственности, в соответствии с законодательством РФ внесудебная реализация невозможна. Также, в соответствии с законом "О несостоятельности (банкротстве)", не допускается обращение взыскания на заложенное имущество в досудебном порядке с даты введения наблюдения над предприятием, запустившим процедуру банкротства. Вопрос о возможности обращения взыскания на заложенное имущество должника в этом случае будет решать арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве по заявлению конкурсного управляющего. Впрочем, корпоративные и частнопрактикующие юристы, специализирующиеся на недвижимости - одном из самых популярных видов залогового имущества, настоятельно рекомендуют обращаться в суд. Мотивация проста: решение суда - это факт и документ, с помощью которого в дальнейшем можно будет доказать, что имущество отошло к банку по праву. Сергей Рыбин (Стройкредит банк) такую позицию горячо поддерживает: в "Стройкредите" на настоящий момент изъятие залогов происходит исключительно в судебном порядке.
Переоценка, переучет, усушка и утруска

При процедуре изъятия, а также в течение всего времени нахождения в залоге проводится переоценка заложенного имущества. За время нахождения в залоге на имущество начислялась амортизация и списывается определенная часть его стоимости, отражающая физический и моральный износ.

Избежать переоценки пока не удается никому, хотя, по словам Олега Когана (Альфа-Банк), недвижимость находится в более привилегированном положении: она относится к высокой группе амортизации, ее стоимость меняется медленно. На переоценку влияют и внешние факторы: законы рынка, изменения законодательства и инфраструктуры. Специалисты залоговой службы проверяют и пересматривают стоимостную оценку любого залога. Частота проверки зависит от вида залога: чем он "основательнее" - тем реже происходит переоценка, чем он подвижнее - тем чаще им будут интересоваться специалисты банка.

Крупные банки, пережившие 90-е годы, могут позволить себе проводить переоценку реже. Вышедшие на рынок относительно недавно коммерческие структуры вынуждены заниматься пересчетом чуть ли не ежедневно. Причем в некоторых регионах и на определенных рынках стоимость заложенного имущества оказывается не так-то просто определить: бывает, на рынке нет не то что сделок, но даже предложений о продаже, сетует Сергей Дзюбенко (Сведбанк). А ведь это вопрос перспектив данного кредитного договора: чем чаще банк обновляет стоимость залога, тем объективнее он оценивает риск, а значит, больше разбирается в рынке, с которым связан заемщик.

Частота переоценки также зависит от этапа экономического цикла и от "крутизны" кривой, отражающей динамику цен. Универсального коэффициента соотношения суммы кредита и стоимости залога нет, но чаще всего рекомендуемое соотношение колеблется от 0,5 до 0,7. Возможен и другой вариант: если имущество не может быть реализовано по желаемой цене (которая, в идеале, покрывает кредит) по причине отсутствия спроса или низкой рыночной цены, цена реализации залога может быть дисконтирована до приемлемой потенциальным покупателем.

Изъяли - что делать дальше?

В случае возникновения проблем с погашением кредита банк, как любой залогодержатель, имеет право обратить взыскание на предмет залога. Как правило, реализацией залогов в банках либо ее контролем занимаются специализированные подразделения или юридические службы. Внесудебная реализация возможна как путем проведения независимых торгов, аукционов, так и путем поиска самим банком или заемщиком потенциального покупателя.

Олег Коган, директор по взысканию просроченной задолженности Альфа-Банка:

Настаивая на судебном разбирательстве, клиент только переносит неизбежное изъятие залога на несколько месяцев вперед, и за этот перенос придется заплатить именно клиенту.

Но все же банк - это финансово-кредитное учреждение, а не торговое предприятие и тем более не музей передачи "Поле чудес". Значит, непрофильные активы он заинтересован скорейшим образом обратить в деньги.

Во-первых, банк может сам реализовать заложенное имущество на торгах. В случае принятия решения в пользу банка суд назначает стартовую цену. Что будет дальше, во многом зависит от того, как банк подаст информацию о торгах, каких участников ему удастся привлечь, а главное - насколько будет интересен залог рынку по мере доведения залога до торгов. "Не секрет, что с момента возникновения трудностей у заемщика до реализации на торгах может пройти и пол-, и полтора года", - грустно усмехается Сергей Дзюбенко (Сведбанк).

Также возможны варианты, когда банк реализует залоговое имущество собственным дочерним или аффилированным структурам, которые осуществляют профессиональное управление активами или используют изъятое залоговое имущество в собственной хозяйственной деятельности.

Во-вторых, банк может переложить продажу залога на плечи заемщика. В этом случае банк забирает лишь ту сумму, которая необходима для компенсации собственных потерь. Средствами, оставшимися от продажи после расплаты с кредитной организацией (если таковые найдутся), компания может распоряжаться по своему усмотрению.

В-третьих, банк может делегировать продажу залогового имущества фи-девелоперам. Эти специализированные компании, по сути, выполняют работу подразделений по работе с проблемными активами и занимаются продажей залогового имущества на открытом рынке. Несмотря на то что на Западе работа фи-девелоперов вполне успешна и приносит приличную прибыль, в России это направление пока не прижилось - несмотря на некоторое воодушевление агентств недвижимости, посматривающих на фи-девелоперов как на потенциальных клиентов.

Четвертый путь реализации залога наименее популярен среди российских заемщиков - это работа с коллекторскими агентствами. По словам руководителя одной из таких компаний, коллекторы до сих пор ассоциируются у большинства заемщиков с бригадой молодчиков с паяльниками. Да и, по свидетельствам банковских служащих, реакция подавляющего числа заемщиков на известие о "сливе" их "дела" в коллектор далека от восторга. Однако по мере развития дефицита ликвидности популярность коллекторских агентств растет: точной статистики по рынку нет, но для банка такое взаимодействие выгодно: оно позволяет сосредоточиться на текущей деятельности и почистить свой портфель.

Пятый путь, казалось бы, наиболее логичен - защитить залог страхованием, чтобы в любом случае получить страховое возмещение. Однако страховые компании четко разделяют, что есть риски сохранности имущества, а есть кредитные риски. Кредитный риск - это сфера ответственности банка. Это и есть бизнес банка, за который он получает свои проценты. Например, генеральный директор "Ингосстраха" Александр Григорьев четко отделяет страховые риски: случайные, с определенной долей вероятности (удар молнии, угон, кража) - от кредитных (риск неплатежей ввиду того, что кто-то не смог распорядиться своими деньгами). Поэтому страховщики в большинстве своем не берутся страховать кредитные риски, а страхуют лишь риски, сопутствующие кредитованию.

Александр Григорьев, генеральный директор СК "Ингосстрах":

Страховые риски случайны и не зависят от воли пострадавших. А если кто-то не смог распорядиться деньгами - это кредитный риск, по которому страховая компания платить не обязана.

К таким рискам как раз и относится сохранность залогов. Но здесь страховщики нередко сталкиваются с теми же проблемами, что и банки: если залог диковинный, то и тариф страхования рассчитать сложно. Или надо дать такой тариф (на всякий случай), чтобы полис стали выгоден страховщику с избытком.

В любом случае страхование залога повышает стоимость кредита. По стандартным видам залогов применяются стандартные страховки. Но кризис, как свидетельствует опыт страховщиков, пока не привел к буму страхования залогов. Кредиты и так дорогие. И ни банки не могут требовать повышенной страховой защиты, ни заемщики не могут ее оплачивать.

Поэтому универсального способа превращения залога в деньги у банка нет.

Поэтому банкам проще работать с понятными активами. Запросы заемщиков и предлагаемое в залог имущество, как правило, стандартны. И лучше, как показывает практика, отдавать в залог "долгоиграющее", непортящееся имущество. Эти залоги понятны всем участникам процесса, риски и принципы работы по ним хорошо известны. А когда банк идет на эксперимент с залогом, ответственность за это решение лежит полностью на нем.

В конечном счете оказывается не важным что заемщик оставляет в залог по кредиту: стандартное имущество или некую экзотику. Главное - насколько залог ликвиден и ценен для заемщика. Банки осторожничают. Чтобы процесс не заканчивался изъятием и распродажей заложенного имущества, банк должен ориентироваться в бизнесе заемщика и быстро разобраться в истинной стоимости и ценности залога. Кризис обнажает разрыв между экспериментаторами, сознающими свои риски по любому заложенному имуществу, и сорвиголовами, хватающими все без разбора в поисках хоть какого-то обеспечения и ликвидности. В нынешних условиях последние рискуют превратить свой бизнес в пирамиды.


Ольга Пугач

"Банковское обозрение для бизнеса", N 3/7, апрель 2009 г.

07.04.2009

bo.bdc.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован