24 февраля 2007
1168

Беслан повториться не должен

Несмотря на то, что предупреждения о возможном теракте не получили подтверждения, член национального антитеррористического комитета уверен, что меры противодействия террору, аналогичные предпринятым в России в последние дни, могут свести на нет трагедии, подобные бесланской
Радио "Эхо Москвы", Владимир Варфоломеев
Владимир Варфоломеев: Сейчас у нас на прямой линии телефонной связи вице-спикер Совета Федерации и член Национального антитеррористического комитета Александр Торшин. Александр Порфирьевич, здравствуйте. Прежде всего, вопрос тот, который мы сейчас адресовали нашим слушателям. Это очень серьезно?

Александр Торшин: Вы знаете, опасность это всегда очень серьезно. И я должен вам сказать, что меры, которые принимаются, они адекватны той угрозе, которая есть. На самом деле, обращаясь на год прошедший, 2006, несмотря на то, что общий фон террористической угрозы снижен, но очень неспокойно. Большое количество оружия изъято. Много людей задержано. Многие осуждены. Многие сейчас находятся под следствием. Поэтому нас уже кое-чему жизнь научила. И лучше перестраховаться, чем потом расхлебывать серьезные террористические акты. Особенно там, где захватывают и убивают детей.

В. Варфоломеев: Но если вдруг эта перестраховка-то уж больно какой-то мощной она получается, всеохватывающей.

А. Торшин: Вы знаете, тут можно сказать вот что. Все-таки мы тут, я высказываю сугубо свою точку зрения, общество немного расслабилось. И мы не стали реагировать должным образом на те угрозы. Вот обращаясь к опыту недавнему совершенно, вы знаете, я возглавлял парламентскую комиссию по Беслану и должен вам сказать, что тогда тоже были предупреждения по Беслану. Они были не конкретные, но было указание усилить охрану общеобразовательных учреждений. В Северной Осетии на это было 8 часов. Ничего не сделали. И в результате смотрите, что получилось.

В. Варфоломеев: Александр Порфирьевич, скажите, пожалуйста, вам членам Национального антитеррористического комитета сообщили о том, какова эта угроза на самом деле? Допустим, вы не можете разглашать эту информацию, но вы знаете о том, что это такое, откуда она исходит и так далее?

А. Торшин: Вы знаете, то, что сказал председатель Национального антитеррористического комитета, собственно та информация, которой мы владеем. Если не раскрывать источников, что не принято в этой среде. На самом деле это действительно в самом общем плане угроза террористических актов на транспорте.

В. Варфоломеев: А источники, которые названы как зарубежные, они достоверные?

А. Торшин: Вы знаете, с недостоверными не работаем. Потому что сейчас в мире вообще есть понимание того, что терроризм не знает границ и здесь необходимо очень плотное сотрудничество. Надо сказать, что это сотрудничество мы сумели наладить. И сейчас у нас со всеми спецслужбами есть хорошие контакты. Мы обмениваемся информацией. Это можно сказать первый такой опыт, когда предупредили из-за рубежа, серьезный, и мы на него откликнулись. Поэтому надежные, безусловно

В. Варфоломеев: А можете хотя бы определить направление, откуда пришло предупреждение? С Юга, Севера, Запада, Востока?

А. Торшин: Нет, вы знаете, не могу. Не могу потому что, собственно говоря, вообще не обладаю этой информацией. Потому что это детали уже спецслужб. Я не являюсь сотрудником спецслужб. Мы занимаемся законотворческой работой. Но нас оповестили о том, что это очень серьезно. И поэтому здесь нет никакой попытки нагнетать какую-то истерию в обществе. Знаете, у нас есть, чем заняться и спецслужбам и законодателям. Только чтобы этого не было. Но я думаю, что те меры, которые принимаются, они совершенно справедливы.

В. Варфоломеев: Но смотрите, меры-то разные. Вот сегодня в Москве в метро отключили всю мобильную связь. Далее, наземным транспортом в больших школьных автобусах запретили перевозить школьников. Это адекватная реакция?

А. Торшин: Конечно, адекватная. А что может быть дороже детей? Если бы информация была бы более конкретная, вообще бы приступили к более серьезным масштабным вещам. Сейчас это меры чисто профилактического характера. И я думаю, они достойны всякого внимания и уважения, поддержки со стороны общества. Потому что мы, собственно говоря, имеем дело с людьми, перед которыми нет ничего святого и конечно, надо готовиться к этому. Нужна помощь действительно всего общества.

В. Варфоломеев: Но мы еще не дошли до такой ситуации, когда можно было бы, следовало бы предупреждать родителей вообще не выпускать детей из домов.

А. Торшин: Вы знаете, практика зарубежных стран показывает, что такие меры в зарубежных странах достаточно обычное явление. Не выпускать детей из домов, воздержаться от посещения некоторых стран. Появляются разного рода цвета, которые характеризуют ту или иную угрозу. Сейчас пока нет. По ситуации. Но если будет поступать дополнительная информация, вы же понимаете, это же только первый этап, он может дать какую-то определенную информацию. Насколько это серьезно, насколько действительно опасно, что даст. Мы ждем каждую минуту каких-то новых данных, которые позволят дальше либо снимать эти ограничения, либо наоборот усиливать.

В. Варфоломеев: Скажите, пожалуйста, а зачем оповещать всех обычных людей о том, что принимаются меры безопасности? Я, допустим, уже второй день вижу в метро милиционеров с собаками, все время, правда, в одном и том же месте и не могу сказать, что милиционеров много. Просто одна и та же группа на одном и том же месте. Ну, не знал бы я о том, что усилены меры безопасности, и не знала бы себе. Пусть этим занимаются специальные органы. Зачем всех-то оповещать?

А. Торшин: Нет, вы знаете, все должны быть готовы к тому, что это возможно. Предупрежден - значит вооружен, есть старая пословица. И вообще-то береженого Бог бережет. Есть иллюзия о том, что борьба с терроризмом, противодействие терроризму это действия только спецслужб. Да нет, вы знаете, мы сами должны поаккуратнее относиться к себе, к своим детям, ближним. Повнимательнее смотреть по сторонам. Мир не спокоен, понимаете. И особенно тогда, когда получил предупреждение, чтобы потом...

В. Варфоломеев: А вы и ваши коллеги паники не боитесь?

А. Торшин: Вы знаете, здесь есть грань такая. Надо признать. Но сейчас то, что принимается, как раз, по-моему, в разумных пределах. Я сегодня был и на улицах Москвы, и в присутственных местах как раньше говорили, паники нет. Но меры предосторожности усилены. Это дисциплинирует и надо сказать, очень надеюсь, что принесет свои плоды.

В. Варфоломеев: Последний вопрос. Вот немного странным показалось это предупреждение. Сейчас попробую объяснить, что меня смутило. Полгода назад убили Шамиля Басаева. Примерно в тот же период еще нескольких влиятельных страшных боевиков. В Чечне каждый день нам сообщают о том, что происходит урегулирование и налаживается мирная жизнь. И вдруг как гром среди ясного неба - серьезная угроза теракта. Мы же разобрались с ними со всеми.

А. Торшин: Да ну что вы. В прошлом году уничтожено на самом деле 35 главарей бандформирований. И надо сказать, что мы имеем дело с людьми, которые воюют против России, против нас осознанно. Это люди, которые не остановятся ни перед чем. И, к сожалению, те условия, которые пока еще сохраняются: высокая безработица, распространение экстремистской идеологии. Мы подсчитали недавно, у нас только сайтов экстремистской направленности, сейчас я вам скажу, сколько насчитали, у меня под рукой отчет - порядка 500 сайтов существует. Мы их условно называем - академия терроризма. Поэтому надо сказать особенно влияние на молодежь все-таки есть и большое. Поэтому мы здесь имеем, не системный, я бы назвал его... это группки по 10-15 человек, которые очень тяжело вычислить. Понимаете, потому что скажем, построить дом условно стоквартирный, надо полгода работать. А взорвать легче намного.

В. Варфоломеев: Самый последний вопрос. С Чечней это связано?

А. Торшин: Вы знаете, здесь нет географической привязки серьезной. Вы посмотрите сегодняшние ленты новостей, сегодня задерживали людей в Брянске и в Астрахани. С вашего же канала шла эта информация. Поэтому с Чечней напрямую у меня нет оснований считать, что это связано и нет такой информации. Предупреждение самого общего характера: транспорт, метро и наземный транспорт.

В. Варфоломеев: 15,9% считают, что это сообщение о реальной угрозе и 84% считают, что это попытка создать напряженность в обществе. Что это, беспечность людей?

А. Торшин: На мой взгляд, это нормальная реакция людей, которые сейчас испытывают некоторые неудобства. Вы понимаете, когда меня, члена Национального террористического комитета на входе в театр как следует, обыскивают, мне это тоже не нравится. Но это для того, чтобы театр не захватили. Уже однажды захватывали, потом разбирались. Поэтому я считаю, что реакция человека, который действительно, любого гражданина, любого человека, который не связан напрямую с противодействием терроризму, она вполне естественна. И поэтому принято так считать, что вот эти неудобства какие-то возникают. Еще могу сказать, можно по-другому поставить вопрос. Может быть это просто тренировка. Да если даже тренировка. А чего в этом плохого?

17.01.07

Эхо Москвы
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован