Без НАТО никак

США не позволят Евросоюзу даже думать о системе безопасности вне рамок альянса. Военно-промышленный курьер №42 (405) 2 ноября 2021 г
Main 04 02

Геополитическое цунами, спровоцированное совокупным действием многих факторов (ослабление США и крах операции в Афганистане, CОVID-19, укрепление России, возвышение Китая и перенос оборонных усилий США из Атлантики в АТР и ряда других), перевернуло представления о будущей системе обеспечения безопасности Европы, Атлантики и Средиземноморья. На этом фоне Вашингтон пытается возродить единство Запада на основе идеологической модели противостояния с Россией, удовлетворительно работавшей в холодной войне и основанной на пресловутой советской угрозе.

Поиск нового источника угроз

Старательно надутый Вашингтоном пузырь евро-атлантической солидарности в последнее время получил несколько проколов из-за беспорядочного бегства США из Афганистана, которое развернулось без консультаций с союзными правительствами, поставленными перед фактом. Сюрпризом для Брюсселя, Парижа, Берлина оказалась тщательно скрываемая договоренность между США, Великобританией и Австралией о новом военно-технологическом альянсе в Тихом океане, которая готовилась англосаксами за спиной всех остальных.

Мимо французов, которые послушно взяли под козырек перед пришедшим из-за океана указанием не продавать Москве вертолетоносцы «Мистраль», в свою очередь пролетел, как фанера над Парижем, многомиллиардный контракт по строительству подводных лодок для Австралии.

Все эти проколы и кульбиты заокеанской политики предоставили Европе бесценную информацию к размышлению на тему о демонстративном пренебрежении к ней, ее интересам и мнениям со стороны США.

Евросоюз хочет свою армию

“Бегство США из Афганистана, где европейские и прочие союзники были предоставлены своей судьбе, неприглядная история с созданием AUKUS и прочие далекие от правил союзнических отношений действия Вашингтона вряд ли кардинально изменят многолетние механизмы вассалитета Старого и Нового Света”

В этом контексте в Европе в очередной раз заговорили о необходимости собственной стратегии в сфере обороны и безопасности – на тот случай, если США окончательно охладеют к евро-атлантическим обязательствам и гарантиям.

Казалось бы, еще недавно Евросоюзом были сделаны первые шаги к формированию собственной стратегической культуры. В декабре 2003 года впервые в своей истории ЕС официально утвердил общую европейскую стратегию безопасности (ЕСБ), что позволило говорить об этом событии как о зарождении общей европейской стратегической культуры. В ЕСБ отмечается: «Мы должны развивать стратегическую культуру, обеспечивающую раннее, оперативное и в случае необходимости активное вмешательство». Сегодня стратегическую культуру ЕС определяют как «институциональное доверие и процессы управления и развертывания военной силы как часть принятого диапазона законных и эффективных инструментов политики». Таким образом, по мнению оптимистов, европейская стратегическая культура уже развивается через процесс социализации.

Главные принципы европейского подхода к развитию СК подчеркивают потребность в «экономических, политических и юридических, а также военных инструментах и тесном сотрудничестве между государствами и международными организациями в ряде областей».

Для ситуации, требующей кризисного урегулирования, в ЕСБ в общих чертах прописан постепенный и всесторонний процесс вмешательства: начиная с «укрепления институтов, системы безопасности и поощрения экономического и социального развития», «наделения мандатом гражданских миссий» до «строго целенаправленных санкций» и, наконец, «при гарантии существующих условий безопасности и при необходимости кризисного урегулирования наделение мандатом сил быстрого реагирования или военной миссии по поддержанию мира». Процесс вмешательства будет, в частности, запущен в случае «фактического провала или угрозы провала государственных институтов», а также при необходимости реализации принципа «ответственности по защите».

Приговор европейской самостоятельности

Холодным душем на горячие головы европейцев стал сентябрьский многостраничный доклад американского Центра стратегических и международных исследований – CSIS под мудреным названием «Укреплять европейское сдерживание и оборону: НАТО, а не европейская самостоятельность в сфере обороны».

В докладе обосновывается мысль о неизменности натоцентричного постулата: укреплять европейское сдерживание и оборону, при этом НАТО, а не европейская автономия в сфере обороны остается центральным элементом стратегии Запада. CSIS – авторитетное научное учреждение, которое проводит политические исследования и стратегический анализ политических, экономических вопросов и вопросов безопасности во всем мире, уделяя особое внимание теме международных отношений, торговли, технологий, финансов, энергетики и геостратегии.

Аналитики центра призывают Европу не только более реалистично оценивать свою стратегическую зависимость от вооруженных сил США, но и делать гораздо больше для улучшения своего военного потенциала. Для этого ЕС следует сосредоточиться на улучшении вооруженных сил каждой страны, а не на разделении бремени и произвольном уровне расходов, а также признать, что нет надежной европейской альтернативы НАТО и Атлантическому альянсу.

Европейцам ясно дают понять, что США должны оставаться центром альянса и что при любом изменении баланса своих сил в сторону Азии этот фактор будет учтен. По мнению американцев, большинство европейских держав оставили серьезные пробелы в своих военных усилиях и не разработали эффективных планов по модернизации и усилению своего вклада в НАТО. Именно это позволяет безапелляционно утверждать, что не существует какой-либо европейской альтернативы безопасному сдерживанию России и противодействию ее военным угрозам, которые могут значительно снизить зависимость Европы от США, и нет никаких значимых способов, которыми Европейский союз мог бы заменить НАТО. Звучит как приговор попыткам ЕС добиться самостоятельности в военной сфере.

Европейцам напоминают о необходимости исходить из реальностей XXI века, а не заниматься риторикой. Каждая страна в альянсе должна делать больше для достижения стратегических целей и целей модернизации вооруженных сил, изложенных в плане НАТО на период до 2030 года, а создание хорошо сбалансированного, интегрированного и способного к взаимодействию сочетания национальных сил должно быть общей целью США, Европы и Канады.

Альянсу предписывают использовать новый подход к форсированному планированию, основанному на реальной чистой оценке, планах и бюджетах. НАТО сегодня следует активно анализировать изменяющиеся возможности трех мировых сверхдержав и консультироваться по поводу растущей угрозы со стороны Китая, а не только России.

На этом фоне представить себе в Европе военную структуру, существующую параллельно НАТО и почти совпадающую с ним по членству (минус США, Великобритания и Канада), невозможно.

Прижимистые европейцы с неохотой тратят деньги и на Североатлантический альянс, платить же еще и за другое они тем более не станут. Ну а дискуссию о стратегической автономии НАТО иначе как абсурдом не назвать – в военно-политической организации должны быть дисциплина и единое управление. У альянса осталась по сути единственная общая функция – сдерживание России. Все остальное, включая противостояние Китаю, не объединяет, а скорее наоборот. Модный в 90-е годы лозунг «НАТО – якорь безопасности» для европейцев и сегодня остается в силе.

Перспективы европейской самостоятельности

Сказанное позволяет предположить, что скорее всего вновь будут «положены под сукно» документы ЕС, предусматривающие робкие самостоятельные шаги в сфере безопасности и обороны. Амбициозные планы ЕС по созданию собственного военного потенциала неизбежно войдут в противоречие с реальными возможностями европейцев для самостоятельного развития в военной сфере, прежде всего обусловленными отсутствием необходимой структуры командно-штабных органов, систем стратегической связи и разведки, ограниченными возможностями для воздушных и морских стратегических перебросок. Всем этим располагают США, которые и обеспечивают соответствующие потребности НАТО.

Поэтому фактор зависимости от США еще долгое время будет ограничивать попытки европейцев добиться большей самостоятельности в сфере обеспечения безопасности. В формирование стратегической культуры ЕС (ЕСК) изначально будут вбрасываться нужные Вашингтону стереотипы поведения, а сама ЕСК станет усиленно «канализироваться» в сферу кризисного урегулирования, ориентироваться на развитие сил быстрого реагирования или способности осуществлять военные миссии по поддержанию мира. Важным фактором влияния будут служить попытки придать ЕСК устойчивую антироссийскую направленность. Таким образом, продолжится курс на развитие европейской составляющей в области безопасности и обороны, являющейся «отделимой, но не отдельной» от НАТО.

Не устраивают США и перспективы перехода европейцев на собственные источники оснащения вооружением и военной техникой на основе тесного взаимодействия и взаимозаменяемости в плане материально-технического обеспечения в процессе реализации совместных оборонных проектов в сфере воздушных, наземных и морских вооружений.

Из числа внешних факторов самым значительным является динамичный баланс сил в системе обеспечения международной безопасности при сохраняющейся в политике США ставке на военную силу. Сегодня претензии Вашингтона на глобальное доминирование во все возрастающей степени подвергаются сомнению со стороны новых центров силы, в первую очередь России и Китая. Развитие динамики международных отношений привело к радикальной смене вектора национальной безопасности США и его переориентации на АТР.

Бегство США из Афганистана, где европейские и прочие союзники были предоставлены своей судьбе, неприглядная история с созданием AUKUS и прочие далекие от правил союзнических отношений действия Вашингтона вряд ли кардинально изменят многолетние механизмы вассалитета Старого и Нового Света.

В отношении НАТО, которому заокеанскими кукловодами присвоена функция антироссийского бастиона евро-атлантической безопасности, еще с середины 90-х годов осуществляется стратегия гибридизации. Реализация такой стратегии последовательно выводит альянс далеко за пределы зоны его традиционной ответственности и превращает в инструмент глобальных амбиций США.

Гибридное НАТО как инструмент США

Стратегия гибридизации предусматривает отделение существующих форм международного взаимодействия НАТО от сложившейся практики и использование их в качестве основы для формирования новой модели военно-политического блока, отражающей набор новых его функций, целей и задач. Авторы стратегии, прикрывая истинные цели и задачи стратегии создания подконтрольной Вашингтону новой системы глобальной безопасности, искусно втиснули в рамки СК США видение перспектив расширения альянса и задачи по подготовке и реализации этой масштабной операции.

В целом с начала 90-х годов прошлого века и до настоящего времени, Вашингтон стремится навязать своим европейским союзникам традиционное для американской СК стремление к обеспечению глобального доминирования. При этом союзникам отводится роль инструментов в достижении целей. Важное место в этой практике принадлежит стратегии глобальной цифровизации, центры управления которой сосредоточены в США.

СК отражает взгляды государства или коалиции на применение военной силы. О какой самостоятельности в этой чувствительной области может идти речь применительно к НАТО, вся военная сфера которого регламентирована военной стратегией и доктринами США, а восточноевропейские союзники традиционно находятся «на побегушках». Места для самостоятельной в военном отношении Европы в таких построениях Вашингтона нет.

Равнение на США при разработке ЕСК ни к чему хорошему для европейцев не приведет. Дело в том, что на формирование СК США оказали определяющее влияние свойственные заокеанскому государству уникальные внутренние факторы. К их числу следует отнести континентальную изолированность, отдаленность серьезных угроз безопасности ввиду военной слабости непосредственных соседей, опыт освоения приграничных территорий, устойчивые фундаментальные религиозные верования, национальную субструктуру иммигрантов, незыблемую веру в американскую исключительность и уникальную миссию в мире.

Особенности географического положения и исторического развития Европы имеют во многом радикально противоположную окраску, что вынуждает европейцев искать собственные основы для возможного формирования СК организаций обеспечения коллективной безопасности на континенте. Пока результаты подобных поисков неочевидны.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Опубликовано в выпуске № 42 (905) за 2 ноября 2021 года

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован