14 октября 2005
2822

Безнадежный больной? Тогда к Севастьянову...

Восторг - иначе не назовешь чувство, с каким этот маленький мальчик кинулся к Севастьянову, когда тот, придя на работу, показался в конце коридора. Обхватил ручонками его колени, прижался к нему, заглядывая в его лицо влюбленными глазами. Сидевшая рядом мать не могла сдержать слез.

А ведь совсем недавно этот мальчуган был приговорен ортодоксальной медициной к вечной неподвижности и вечной слепоте. Таких и берет Виктор Викторович Севастьянов в свой центр - приговоренных.
Этот человек уже стал легендой не только в своей Республике Марий Эл, но и в США, где он почетный гражданин штата Мэриленд, в Италии, Швеции, Голландии, Латвии - везде, где демонстрировал свои методы лечения "безнадежно" больных. Только путь к легенде был нелегок. В Америке после его доклада один профессор, с улыбкой похлопав его по плечу, сказал: "Виктор, ты хороший парень, только не надо, как у вас говорят, вешать нам спагетти на уши". Спустя месяц профессор не знал, как загладить свой промах, когда уже после нескольких сеансов пациент, приговоренный американскими медиками к неподвижности и слепоте, встал на ноги и начал различать предметы. В консервативной Швейцарии, где даже не сам Севастьянов, а медсестры центра по разработанной им методике вернули подвижность и пятнадцать процентов зрения человеку, обреченному на вечную больничную койку и слепоту после автомобильной катастрофы, так и не поверили. Приписали все "Божьему соизволению".
Да и в других странах его сеансы исцеления далеко не сразу перестали считать чудесами. И хотя сейчас оппонентов у него уже не осталось, лишь единицы врачей рискуют отойти от традиции, рассматривая человеческий организм с его точки зрения. А она у Севастьянова не то чтобы особая. Нет, в медицине давно общепризнанная. Но только очень немногие медики вслед за ним положили ее в основу практической деятельности. Во всяком случае, слепоту, вызванную атрофией зрительного нерва и другими причинами, кроме него, никто в мире больше не лечит, за исключением петербуржки Аллы Шандуриной. Но у нее совсем другая методика, связанная с нейрохирургией. Возможно, сказалось образование: Виктор Викторович окончил Казанский медуниверситет и Рязанский радиотехнический институт, имеет ученую степень доктора медицинских наук. И как знать, не инженерная ли закваска определила принцип его метода избавления людей от страшных недугов - системный подход.
- Что такое человеческий организм? Это сложнейшая система, состоящая из ряда подсистем, каждая из которых взаимосвязана с другими подсистемами, - говорит Севастьянов. - И если в какой-то подсистеме происходит сбой, это отзывается и на другой. Причем зачастую отзывается гораздо сильнее. И медицина пытается лечить эту другую подсистему, не подозревая, что сначала надо устранить первопричину. Разумеется, такое лечение далеко не всегда дает эффективные результаты.
Ну кто решится спорить с таким утверждением? Оно, как говорится, незыблемо. Только как это применить на практике, если медицина четко разделилась на специальности: на каждый орган - свой специалист. Теперь сердце лечат кардиологи, а потенцию восстанавливают сексопатологи. Я не случайно назвал эти две категории медиков. Дело в том, что Севастьянов начинал как сексопатолог и, может быть, первый обратил внимание на странное совпадение: людей, страдающих простатитом, этим бичом современных мужчин, чаще всего бьет инфаркт миокарда. Удивительно, но до него никто не отметил в своих публикациях эту зависимость, может быть, потому, что очаги поражения расположены довольно далеко друг от друга. Тем не менее между ними есть прямая связь.
Эту связь Севастьянов установил в глубинке, в сельских районах Марийской Республики, где начинал работать. И провел исследования, подтвердившие его предположения. Самыми беспокойными его пациентами были тогда председатели колхозов и другие сельские руководители, которые в страду неделями мотались по району, не заглядывая домой, а если и заглядывали, то чтобы рухнуть в беспокойный сон на несколько часов, а с рассветом снова на фермы, на поля... Следовало еще и к доктору на минутку заглянуть, пусть какую-нибудь пилюльку "от сердца" подкинет, а то что-то оно барахлит. Наверняка во время осмотра каждый про себя, а некоторые и вслух удивлялись: "Доктор, у меня же сердце болит, а вы куда смотрите!" И, несомненно, удивлялись еще больше, когда Севастьянов выкладывал им "рецепт": "Дорогой мой, поезжайте домой и докажите жене, что вы ее еще любите. И доказывайте как можно чаще, иначе я гарантирую вашему сердцу большие неприятности".
Это сейчас пришло понимание, что прозвище "сильный пол" несколько преувеличено. В отличие от женщин природа наградила мужчин хрупким, легкоранимым организмом, чутко реагирующим на любые отклонения от установленных ею норм. Особенно вредно для мужчин воздержание - пренебрежение своей главной, репродуктивной, функцией. Тогда развивается простатит - болезнь монахов, как называли этот недуг в старину. А от него ишемическая болезнь сердца, атеросклероз, инфаркты, инсульты и кто знает, что еще. Так что нынешние рекомендации врачей мужчинам - не пренебрегать своей главной функцией - встречают полное понимание. Доказано: восстановление потенции зачастую позволяет избежать тяжелой операции на сердце. Но тогда это было крамолой, чуть ли не пропагандой порнографии. Именно в этом обвиняли Севастьянова партийные чиновники. Возможно, поэтому, перебравшись в Йошкар-Олу, он сменил специальность.
- С 1985 года я начал вести исследования больных детским церебральным параличом, у которых была еще и атрофия зрительного нерва, - рассказывает Виктор Викторович. - Слепые и ограниченно подвижные, а то и вовсе неподвижные дети - что может быть страшнее. И надежды никакой: ортодоксальная медицина приговорила их к вечной слепоте. По приказу министра здравоохранения России таким детям дается пожизненная инвалидность. Но пытаясь сначала вместе с американцами, а затем и самостоятельно найти способы возвращения подвижности таким детям, я обратил внимание, что по истечении какого-то времени они начинают различать свет. Связался с окулистами, но те заявили категорически: не тратьте силы, атрофированный зрительный нерв лечению не поддается, нервные клетки не восстанавливаются - это, мол, прописная истина. Тогда я пошел в морг и, работая на трупах, установил, что из полутора миллионов волокон, составляющих зрительный нерв, определенное количество можно восстановить.
Невозможно подсчитать ущерб, который понесло человечество из-за прописных истин. Они как стена на пути прогресса: если что-то общеизвестно, как решиться поднять на него руку? Те же нервные клетки... Еще лет двадцать назад, давая мне интервью, академик Наталья Петровна Бехтерева, ученый с мировым именем в области изучения головного мозга, высказала осторожное предположение, что, возможно, нервные клетки все же при определенных условиях восстанавливаются. Об этом я упомянул в газете "Социалистическая индустрия", в которой тогда работал. И получил немало гневных откликов и от ученых, и от рядовых читателей, обвиняющих меня в невежестве: как же, мол, так, все знают, что нервные клетки... Вот и Севастьянов не побоялся замахнуться на общепризнанное. Изучив все сделанное другими учеными, провел на основании системного подхода исследования, а по их результатам создал новые типы многоканальных электростимуляторов, на которые получил патенты в США, Японии, Франции, Голландии, Германии, Англии, Швеции. Сделал новую систему лазерных установок и начал восстанавливать утраченные функции организма по-своему, комплексно используя электростимуляцию, лазеротерапию, специальный массаж и специальное медикаментозное лечение. И все это дало неожиданный результат: после пятнадцати курсов лечения совершенно слепой мальчик из города Волжска стал не только ходить, но и видеть - в одном глазу восстановилось 60 процентов зрения, в другом - 90.
- Во всем мире лечение ведется по специальностям, - говорит Севастьянов. - Если пациент глухой, его лечит отоларинголог, если слепой - окулист, с двигательными нарушениями - невропатолог. А мы в нашем центре лечим всех больных, считающихся безнадежными, - с церебральным параличом, после нарушения мозгового кровообращения, слепых, глухих. Лечим по новым технологиям, давая системное воздействие. И вылечиваем, хотя, конечно, с разной степенью эффективности. Положив в основу лечения системный подход, мы доказали, что можно использовать компенсационные возможности организма к регенерации даже на пять процентов. И хотя механизм этот пока не раскрыт, пока мы бредем ощупью, в потемках, абсолютно ясно, что у него огромный потенциал.
Действительно, потенциал системного подхода огромен. Взять хотя бы интернат для детей-инвалидов неподалеку от Йошкар-Олы. Здесь лечат церебральный паралич... лошадьми. На лошадь, предварительно "разогретую" и без седла, сажают больного ребенка и - рысью. Каждый день по полчаса. Что тут действует - массаж ли мышц от лошадиных мускулов или какие-то биотоки, - но результат очевиден. Недаром с международных соревнований детей-инвалидов в США воспитанники этого маленького интерната привезли семь медалей, из них пять - золотых. Надо было видеть, с какой гордостью показывали мне эти награды. Но, к сожалению, объяснить механизм целебного воздействия лошади не сумели. Для этого нужен лечебно-исследовательский центр с хорошей материальной базой.
Такой центр Севастьянову предлагали создать в США, Италии, Испании, некоторых других странах. Особенно заманчивым было предложение из Латвии: построить комплекс зданий на побережье. И, намучившись в родной республике, где он постоянно наталкивался на глухую стену непонимания, Виктор Викторович чуть было не согласился. Остановило его, как он мне говорил, лишь безобразное отношение латышей к русскому населению. В конце концов благодаря вмешательству президента Марий Эл Вячеслава Кислицына он получил великолепный особняк. Но даже и здесь не обошлось без накладок. По сути, новое учреждение надо было бы назвать центром нейросенсорных двигательных нарушений, но Минздрав республики так и не издал соответствующего приказа. А потому на вывеске значится: "Центр патологии речи и нейрореабилитации" - название, чиновников не пугающее.
Кормится центр за счет богатых людей, желающих обеспечить своим родственникам особо комфортные условия. За счет иностранцев, выкладывающих валюту, а их немало. Неимущие лечатся бесплатно. Центр принимает детей из всех регионов. Каких только городов мне не называли, когда я расспрашивал матерей, хлопочущих возле своих детишек. Да, здесь матерям разрешают быть, Севастьянов считает, что материнская ласка тоже входит в комплексное лечение. С 1985 года Севастьяновым по своим технологиям пролечено уже около трех тысяч человек, причем не только детей. Немало и взрослых поступает в центр с парализованными конечностями, здесь они встают на ноги. И вообще Севастьянов считает, что неизлечимых болезней не бывает. Надо лишь уметь к ним подойти.
- Увы, недаром говорят, что каждая медаль имеет две стороны, - вздыхает он. - Наше комплексное лечение вызывает и комплекс проблем, причем не медицинских, а социальных. Мы ставим человека на ноги, возвращаем от тридцати до девяноста процентов зрения, а с него тут же снимают инвалидность. И куда он денется? На работу не берут, пенсию не платят. К сожалению, эти проблемы решить мы не в силах, здесь прерогатива других специалистов. Только они не торопятся.

Проект "Российской газеты"


www.rg.ru
14.10.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован