15 января 2000
3332

Биографический очерк и творческий путь

ыдающийся грузинский певец второй половины 20-го века Нодар Андгуладзе родился в семье певцов 13 декабря 1927 года в Тбилиси, на Мтацминде.

Отец - Давид Ясонович Андгуладзе - великий грузинский тенор и прославленный педагог вокального искусства (ученик проф.Евгения Вронского), мать - Варвара Михайловна Мамамтавришвили (сценический псевдоним - Мравали) - сопрано, "лучшая Этери" своего времени, по определению самого автора оперы "Абесалом и Этери" З. Палиашвили.

Детские годы Н. Андгуладзе прошли в музыкальной и художественной среде Тбилиси: дирижеры - Евгений Микеладзе, Александр Шамильевич (Шура) Мелик-Пашаев (друзья семьи), Одиссей Ахиллесович Димитриади; режиссеры - Александр (Алеша) Цуцунава, Сандро Ахметели - поставивший в 1926 году знаменитый спектакль "Паяцы" на сцене оперной студии (в котором родители Н. Андгуладзе участвовали в ролях Канио и Недды, откуда и начался их роман, завершившийся браком), Шота Агсабадзе, Николай Смолич; художники - Ладо Гудиашвили, Елена (Эличка) Ахвледиани, Серго Кобуладзе, Ираклий Гамрекели, Корнелий Санадзе; поэты - Галактион Табидзе, Тициан Табидзе, Гогла Леонидзе, Симон Чиковани, Иосиф Гришашвили; писатели - Константинэ Гамсахурдиа, Михеил Джавахишвили, Лео Киачели, Шалва Кашмадзе (поэт и историк оперы); артисты драмы - Нико Гоциридзе, Элисабед Черкезишвили, Ушанги Чхеидзе (ближайший друг Д. Андгуладзе), Верико Анджапаридзе, Акакий Хорава, Тамар Чавчавадзе, Акакий Васадзе, Серго Закариадзе, Сандро Жоржолиани, Васо Годзиашвили: танцоры - Лили Гварамадзе, Вахтанг Чабукиани (которого Н. Андгуладзе прозвал "Прометеем танца"), Илико Сухишвили и Нино Рамишвили, Вахтанг Гунашвили, Зураб Кикалейшвили, Вера Цигнадзе, Мария Бауэр; певцы - Сандро Инашвили, Валериан Кашакашвили, Петре Амиранашвили, Нина Валацци, Екатерина Сохадзе, Нико Кумсиашвили, Надежда Цомая, Дмитрий Мчедлидзе, Давид Бадридзе, Шалва (Шалико) Циргиладзе, Надя Харадзе, Давид Гамрекели, Мери Накашидзе.

В детские же годы открылись вокальные и художественные способности мальчика (консультанты по вокалу - проф. Евгений Алексеевич Вронский, учитель Д. Я. Андгуладзе, по фортепиано - Евгения Васильевна Чернявская, по живописи - Серго Кобуладзе).

По окончании средней школы Н. Андгуладзе выбирает филологический факультет Тбилисского гос. университета, который оканчивает со специальностью филолога-кавказоведа, сдает экзамены в аспирантуру на Кафедре кавказских языков (завкафедрой и руководитель акад. Арнольд Степанович Чикобава). В марте 1954 года защищает кандидатскую диссертацию (в настоящее время, в соответствии с новым законодательством по высшему образованию, степень кандидата наук приравнена к степени академического звания доктора).

В 1950-е годы, работая в университете, Н. Андгуладзе ведет курсы: "Введение в сравнительно-историческую грамматику иберийско-кавказских языков", "Общее языкознание" и "Грузинский язык" для студентов-горцев (Сев. Кавказа) на русском языке.

Параллельно Н. Андгуладзе учится в музыкальном училище по классу фортепиано, а дома, в домашних условиях, занимается развитием голоса со своим отцом.

Еще в университетские годы молодой ученый выступает солистом в концертах творческой самодеятельности с симфоническим оркестром студентов (дирижер - А. Насидзе). В дальнейшем эти концерты с большим успехом прошли в московском и киевском университетах во время студенческих каникул.

В Киеве кандидату филологических наук было предложено стать солистом киевского оперного театра на ведущие теноровые партии. По возвращении из Киева директор оперного театра Дмитрий Семенович Мчедлидзе и главный дирижер Одиссей Ахиллесович Димитриади зачислили Н. Андгуладзе стажером театра.

В течение трех лет (1956-1959) Н. Андгуладзе работает одновременно лектором университета и солистом оперы.

Дебют певца состоялся в партии Дон-Хозе в "Кармен" Бизе (28 октября 1956 г.): дирижер - Дидим Мирцхулава, концертмейстер - Татьяна Дуненко, режиссер - Михаил Квалиашвили, консультант сценического мастерства - Екатерина Сатина.

В том же сезоне, 1957 года 14 марта, состоялся второй дебют певца в опере Пуччини "Тоска" в партии Каварадосси.

В это же время Н. Андгуладзе принимает участие во Всесоюзных и Международных фестивалях молодежи, удостаивается звания лауреата и становится обладателем серебряной медали вместе с З. Анджапаридзе (председатель жюри - Тито Скипа).

На основе этих достижений ректор тбилисской консерватории Иона Тускиа зачисляет певца студентом без экзамена (Н.Андгуладзе спел на расширенном заседании Большого совета консерватории несколько произведений из своего конкурсного репертуара в сентябре 1957 года).

В марте 1958 года Н. Андгуладзе принимает участие во 2-ой декаде грузинского искусства в Москве. Поет партию Малхаза ("Даиси" З. Палиашвили), Иванэ Эристави ("Невеста Севера" Д. Торадзе), Раймонда ("Орлеанская дева" Чайковского). На заключительном концерте декады предстает перед публикой с арией Туридду - из "Сельской чести" Масканьи.

Начинаются гастроли певца по России и за рубежом. По инициативе главного дирижера Большого театра А.Ш. Мелик-Пашаева в присутствии полного состава Художественного совета театра Н. Андгуладзе поет в сопровождении оркестра (дирижер Марк Эрмлер) арии Туридду и Хозе на основной сцене. Оркестр Большого театра устроил овацию певцу. Худсовет театра постановляет предоставить певцу сцену Большого театра для первых теноровых партий в спектаклях театра. С этих пор начинаются систематические выступления Н. Андгуладзе на этой прославленной сцене.

Дебют Н. Андгуладзе в Большом театре состоялся в партии Хозе 14 апреля 1960 года (дирижер - А.Ш. Мелик-Пашаев, режиссер - Б. Покровский).

В октябре 1960 года Союзное Министерство культуры (министр - Е. Фурцева) включает Н. Андгуладзе в группу молодых певцов на стажировку сроком на два года в миланский театр Ла Скала (от Большого театра были: Тамара Милашкина, Лариса Никитина, Александр Ведерников, Николай Тимченко, от московской филармонии - Алла Соленкова, от киевской оперы - Евгения Мирошниченко, из Тбилиси - Нодар Андгуладзе).

Следует отметить, что Н. Андгуладзе встретил это решение внутренне готовым. Вся предыдущая творческая активность певца была нацелена именно на такое стечение обстоятельств. Певец уже имел поэтапную, последовательную подготовку, особенно в области вокального дыхания, которому Давид Андгуладзе придавал решающее значение на всех этапах певческого становления и высокого мастерства. Певец также овладел доведенным до совершенства Давидом Андгуладзе приемом "прикрытия" переходных нот, тончайший способ, о котором маэстро Дженнаро Барра, прослушав певца, отозвался следующим образом: "Для освоения такого прикрытия в Италии потребовалось бы не менее 7-8 лет".

Помимо плодотворного исполнительского и технического опыта, Н. Андгуладзе досконально изучил физиологию и акуститку вокала в пределах доступных по тому времени и уровню научных достижений в этой сфере (особенно это касается т.н. "парадоксального дыхания" Л. Д. Работнова с учетом многовековой традиции в этой области, также - принцип концентрации и контроля вокального исполнительства, что исходило из системы Станиславского в искусстве и педагогике Д. Андгуладзе и многих других узловых вопросов), и все же...

И все же, требовались проверка и обновление путем непосредственного ознакомления в Италии с состоянием всех этих проблем на практике и действительного общения с мастерами belcanto.

Поэтому, когда обычно спрашивают певца любопытные и напористые журналисты - "Когда Вы почувствовали себя счастливым?" - он четко отвечает: "Когда сообщили, что меня посылают в Италию!"

Д. Андгуладзе также с восторгом воспринял это сообщение.

В Ла Скала Н. Андгуладзе работает по вокалу с маэстро Дженнаро Барра-Караччоло и пианистом Энрико Пьяцца, а вопросы теории и истории вокального искусства прорабатывает с индивидуально для него приглашенным - по инициативе синьора Антонио Гирингелли, директора театра - писателем, критиком, искусствоведом Еудженио Гара, знакомство с которым в дальнейшем переросло в дружбу.

Здесь же установились дружеские отношения и глубокое коллегиальное понимание между Н. Андгуладзе и ныне выдающимся тенором современности Джанни Раймонди. Точно установив стилистический облик замечательного певца, как редкого в наше время представителя старой итальянской школы, Н. Андгуладзе добился от руководства Ла Скала встречи его с маэстро Дженнаро Барра-Караччоло, в результате которой маэстро вновь был приглашен в Международный Центр усовершенствования молодых певцов при Ла Скала. Часто маэстро Барра занимался одновременно с обоими тенорами - Джанни и Нодаром.

Много лет спустя, прослушав молодую грузинскую певицу, ученицу третьего поколения класса Н. Андгуладзе Кети Кемоклидзе, Раймонди поблагодарил Н. Андгуладзе за верность принципам Дженнаро Барра.).

В Италии же особенно близкие отношения сложились между Н. Андгуладзе и молодой болгарской певицей Раиной Кабаиванска, ставшей впоследствии звездой мирового класса, которая одновременно с ним стажировалась в Ла Скала. Дружеские связи между певцами сохранились многие годы и в конце 90-х годов Р. Кабаиванска в cиенcкой академии встретилась с ученицей Н. Андгуладзе Лизой Мартиросян. Р. Кабаиванска, по мнению которой Н. Андгуладзе является высокого класса мастером вокального искусства, так же высоко оценила подготовку Лизы и в дальнейшем способствовала продвижению молодой певицы на оперных сценах Европы. Она же представила Лизу маэстро Леоне Маджера и Лучано Паваротти, который дал парный концерт с ее участием в г. Чезене в театре Алессандро Бончи 17 июня 2003 г.).

В Ла Скала Н. Андгуладзе выучил новые и заново переучил на итальянском языке уже петые партии: Эдгар Равенсвуд ("Лючия ди Ламмермур" Доницетти), Манрико ("Трубадур" Верди), Герцог ("Риголетто" Верди), граф Риккардо Варвик ("Бал-маскарад" Верди), партия тенора в "Реквиеме" Верди, Радамес ("Аида" Верди), Туридду ("Сельская честь" Масканьи), Каварадосси ("Тоска" Пуччини), Родольфо ("Богема" Пуччини) и ряд арий тенорового репертуара (ария Альваро из "Сила судьбы" Верди, ария принца Калафа из "Турандот" Пуччини), ария Энцо из "Джоконда" Понкиелли, ария Полиона из "Нормы" Беллини...

После возвращения Н. Андгуладзе из Италии репертуар тбилисской оперы обогащается операми "Трубадур", "Лючия ди Ламмермур", "Сельская честь", "Риголетто" и возобновляется ряд старых постановок.

Одновременно с этим более разнообразным становится репертуар самого Н. Андгуладзе: Абесалом ("Абесалом и Этери" З. Палиашвили), за воплощение которого певец рискнул взяться только после Италии, Герман ("Пиковая дама" Чайковского), Тариэл ("Сказание о Тариэле" Шалвы Мшвелидзе, поставленная в связи с юбилеем Шота Руставели, Нестан-Дареджан - Цисана Татишвили, дирижер - Джансуг Кахидзе, режиссер - Гурам Мелива), Ондрей Зимонь ("Крутнява" словацкого композитора Евгенья Сухоня), Миндиа ("Миндиа" О.Тактакишвили), Арзакан ("Похищение луны" О.Тактакишвили), итальянский купец (комическая опера О. Тактактшвили), Лоэнгрин ("Лоэнгрин" Вагнера), Царь Ирод ("Саломея" Рихарда Штрауса), Отелло ("Отелло" Верди).

Н. Андгуладзе работает и над камерным репертуаром (Чайковский, Рахманинов, Гречанинов, Балакирев, Свиридов, Рихард Штраус, Шуман, Шуберт, Лист, Брамс и др.), устраивает сольные и парные концерты в Тбилиси, по России (Москва, Санкт-Петербург, Свердловск, Пермь, Магнитогорск) и другим городам Союза (Ташкент, Минск и др.). Концертмейстерами певца являются Татьяна Дуненко, Важа Чачава, Алексей Ерохин, Майя Цулукидзе, Ламара Гогличидзе, Лейла Силикашвили, Дареджан Махашвили, Соломон Брикер, партнерами - Цисана Татишвили, Медея Амиранашвили, Эльдар Гецадзе.

За исполнение сольной программы из произведений Чайковского Н. Андгуладзе удостоен Государственной премии Грузии (2000 г.).

С большим успехом прошли выступления Н. Андгуладзе в ряде стран: Германия, Югославия, Италия, Румыния, Польша, Болгария, Канада, Турция (а также ряд городов бывшего Советского Союза), о чем свидетельствуют пресса, и множество программ, проспектов и т.д.

Так, румынский музыкальный критик Э. Элиан писал:

"Выступление Н.Андгуладзе в роли Манрико на сцене бухарестской оперы подтверждает высокие достижения советской вокальной школы... Лирико-драматический тенор с выдающимися данными отличился в равной мере как в лирических моментах, исполненных с большим чувством и мелодической экспрессией, так и в эпизодах, полных бурных страстей, в которых его голос становится насыщенным блестящими верхами и приобретает драматический колорит. Нодар Андгуладзе - определенно певец с неоспоримым талантом и с выдающимися возможностями, которому открыт путь быстрого восхождения к вершинам блестящей карьеры" (газ. Информация Букурештиулиу, 11 ноября 1963 г.).

Такими же отзывами встретила московская пресса спектакли и концерт тбилисского театра оперы и балета по поводу 100-летия со дня рождения З. Палиашвили (Октябрь, 1971 г.).

Вокальное мастерство и исполнительский уровень грузинских певцов Зураба Анджапаридзе, Нодара Андгуладзе, Зураба Соткилава, Петре Амиранашвили, Тенгиза Мушкудиани, Ираклия Шушания, Резо Какабадзе, Шота Кикнадзе, Цисаны Татишвили, Медеи Амиранашвили, Ламары Чкония, Ольги Кузнецовой были настолько впечатляющими, что впервые в русской прессе прозвучали слова "грузинское бель-канто" (Иннокентий Попов, газ. Правда).

В 1968 году вместе с Цисаной Татишвили Н. Андгуладзе был приглашен в берлинскую "Комише-Оперa" для новой постановки оперы "Аида" (на немецком языке). В телеграмме, посланной в Министерство культуры СССР, Вальтер Фельзенштейн отмечал, что Н. Андгуладзе такого класса драматический тенор, которого он не слушал в течение последних двадцати лет в Европе.

В дальнейшем взаимоотношения с Вальтером Фельзенштейном переросли в искреннюю дружбу, о чем свидетельствует посвящение Фельзенштейна на его фотографии, подаренной им Н. Андгуладзе: "Моему другу Нодару Андгуладзе, дружбы с которым я хотел бы быть достойным. В. Фельзенштейн. 1968 г.".

Работа в театре "Комише-Опер" с учеником Фельзенштейна, главным режиссером Гёцем Фридрихом, построенная на творческом методе основателя театра, во многом способствовала совершенствованию исполнительско-актерского мастерства грузинских артистов. Критик Эрнст Краузе писал: "Н. Андгуладзе драматически всегда в образе" ("immer presente").

Постановка "Аиды" в "Комише-Опер" имела широкий международный резонанс.

В 1968 году по инициативе Д. Андгуладзе были приглашены для работы на кафедре Зураб Анджапаридзе и Нодар Андгуладзе. Впоследствии Н. Андгуладзе становится зав. кафедрой сольного пения (1974) и профессором (1982).

В январе 1973 года Н. Андгуладзе принимает участие в западноевропейской премьере оперы "Даиси" З. Палиашвили в партии Малхаза в городе Саарбрюкене (художественный руководитель - Герман Ведекинд, большой друг Н. Андгуладзе, впоследствии поставивший в Тбилиси "Лоэнгрина" Вагнера, "Летучего голландца", "Волшебную флейту").

Западногерманская пресса отозвалась на эту постановку восторженными рецензиями.

"Радостно летящий - по-итальянски звучащий тембр, исполненный блеска тенор Нодара Андгуладзе - Малхаз" (Альберт Питер Питц. "Саарбрюкенep цайтунг", 16 января 1973 г.).

"У Нодара Андгуладзе бельканто-тенор благороднейшей окраски, могучий по силе, бесконечно мягкий в кантилене" (Альфред Губер. "Мангейманер Морген", 16 января 1973 г.).

"Для исполнения главных партий Грузия прислала трех певцов такого класса, которых редко посчастливится встретить в один вечер на оперных сценах Вены, Мюнхена или Западного Берлина. Нодар Андгуладзе (Малхаз), отшлифованный в Италии "гранитный" тенор, выступая в роли Радамеса или Отелло, на Западе сразу же вошел бы в мировую элиту" (Опернвельт, перепечатано в журн. Музыкальная жизнь, N 18, 1973. "Тбилиси - Саарбрюкен").

Помимо огромного творческого успеха, премьера имела и большое общественное значение: она положила начало побратимству Тбилиси и Саарбрюкена. Театральной площади Саарбрюкена было присвоено звание "Площадь Тбилиси", а одной из площадей в Тбилиси - "Площадь Саарбрюкена".

В 1975 году Н. Андгуладзе вместе с Медеей Амиранашвили и Важа Чачава устраивают гастрольное турне по ГДР (Берлин, Лейпциг, Росток, Карл-Маркс-Штадт и др.).

Н. Андгуладзе - певец, который в условиях коммунистического режима отважился исполнить публично на языке оригинала (итальянском) партию Радамеса в "Аиде" (и это он осуществил еще до поездки в Италию в сентябре 1959 года!).

В дальнейшем Н. Андгуладзе способствовал своим ученикам и партнерам исполнять оперные партии на языке оригинала (в основном на итальянском). Чуть позже и хор театра перешел на итальянский язык. Разумеется, у этой инициативы было немало противников.

Для осмысления творческой деятельности и художественного мировоззрения Н. Андгуладзе можно было бы привести слова известного музыкального критика В. Юзефовича из его статьи "Две недели с тбилисским оперным" по поводу гастролей тбилисской оперы на сцене Большого театра в ноябре 1984 г.:

"По удивительной тонкости постижения психологии своего героя, по яркости гротеска Н. Андгуладзе внезапно напомнил нам З. Кикалейшвили, танцевавшего партию Яго... Поистине, будь в спектакле "палиашвилевцев" только эта одна актерская работа, мы с охотой повторили бы фразу, сказанную некогда о штраусовской опере А. Веберном: "Саломея" останется...". Одаренный исполнитель (в данном случае Н. Андгуладзе) выступает в своих интерпретациях (конкретно - в образе Ирода, в трактовке которого, как ни парадоксально, предугадан...Воцек - герой одноименной оперы Берга), как толкователь не одного только исполняемого произведения, а музыкально-исторического процесса". (журн. "Советская музыка", 1985, N 9).

Деятельность Н. Андгуладзе, как певца, отмечена наградами и званиями, среди которых певец, кроме премии З. Палиашвили, особо отличает также Золотую медаль и звание лауреата Фонда Ирины Константиновны Архиповой, в дипломе которого указано: "За развитие вокального искусства и педагогики в Грузии и России" (2004 г., 1 апрель).



* * *



Н. Андгуладзе интенсивно работает над проблемами теории, истории и методики вокала, особенно - с итальянского периода. Начиная с 1963 года, т.е. после возвращения из Италии, приобретают известность его доклады, сообщения, отчеты, открытые уроки и консультации. Главной жизненной задачей Н. Андгуладзе является создание современной грузинской вокальной школы на основе синтеза итальянской вокальной школы и грузинской певческой традиции. Реальность подобного синтеза Н. Андгуладзе усматривает в идентичности итальянского и грузинского "слухового поля" (исходя из учения Альфреда Томатиса).

Свой опыт знакомства с итальянской вокальной школой Н. Андгуладзе подытожил в работе "Основные постулаты итальянской вокальной школы", о которой стажер следующего поколения русских певцов в Ла Скала Лушин писал автору из Италии: "Ваша работа помогла мне разобраться в итальянской школе" (Лушин ознакомился в Милане с этой работой в русском переводе, исполненном для сотоварищей Зурабом Соткилава).

Свое понимание драматургического раскрытия оперного произведения Н. Андгуладзе осуществил на сцене кутаисского филиала тбилисской оперы постановкой "Лючии ди Ламмермур" (1982 г. декабрь). Спектакль имел большой успех как у кутаисской, так и тбилисской публики, о чем свидетельствуют положительные отзывы прессы.

Н. Андгуладзе выработал концепцию общей теории вокального искусства, которая предстает в ней как уровневая структура, построенная по иерархическому принципу: высший уровень - эстетический, следующий за ним - технический, составляющие собственно творчески-практическую сторону искусства, и подчиненные им обоим психологический и, далее, акустико-физиологический уровни (такой подход созвучен с теорией мотивации Абрахама Маслоу).

Обобщение своих поисков в решении взаимоотношений научного и творческо-художественного подхода к вокальному исполнительству, Н. Андгуладзе делает в согласии с положениями выдающегося современного итальянского педагога Антонио Ювара, считая его формулировку наиболее точной: "Искусство не нуждается в науке. Оно само открывает природу пения".

Подтверждением успешного решения поставленной задачи можно считать высказывания великого современного испанского тенора Альфредo Крауса, который, прослушав сначала в записи, а впоследствии при встрече выдающегося ученика Н.Андгуладзе Нугзара Гамгебели, сказал:"Перенести Италию на Кавказ, в географическом смысле, невозможно, но итальянское бельканто, как певческая школа, очевидно, переместилось в Грузию".


* * *



Н. Андгуладзе сотрудничает с ведущими специалистами по фониатрии, педагогике, вокальному исполнительству (назовем некоторых из них, особенно ценимых певцом и педагогом: фониатр М. В. Нозадзе, проф. И. Петров, В. П. Морозов, Л. Б. Дмитриев, Н. И. Чаплин, А. Н. Киселев, А. Н. Котляр, А. В. Разварин, А. С. Яковлева, Н. А. Барсов, Г. Н. Тиц, Н. Луканин, Н. Шпиллер, И. К. Архипова, В. С. Сафонов, Н. Н. Голышев, Л. А. Никитина, П. И. Скусниченко, Н.Ланской). Как заведующий кафедрой, при поддержке ректора консерватории С. Цинцадзе устанавливает творческие контакты с кафедрами и лабораториями московской и санкт-петербургской консерваторий (объединенные сессии, методические конференции, обмены концертами студентов и т.п.).

В результате подобных связей организуются научные сессии в Тбилиси, посвященные юбилейным датам Д. Андгуладзе (1976, 1986, 2005), символом которых избрано высказывание - Canto ergo sum - "пою, значит, существую" (ср. фразу Даниеля Леви: "Io suono e io sono", высказанную независимо от Н. Андгуладзе также в 1986 году в его книге "Euphonia. Il suono della vita". Venezia).

Эти сессии носят международный и междисциплинарный характер (см. Тезисы сессии).

С 1993 года Н. Андгуладзе является ассотиативным членом "Ассоциации Музея Энрико Карузо", Центра карузовских исследований (Президент Луччано Питуэлло, Милан, Италия), где маэстро выступает с докладами, открытыми уроками и сообщениями.

Н. Андгуладзе - член жюри республиканских, закавказских и международных конкурсов (конкурсы им. Чайковского, Глинки, Козловского, Печковского, Крушеницкой, Лисициана, Д. Андгуладзе, Бюль-Бюля), в работе которых принимают участие известные певцы и педагоги (Фиоренца Коссотто, Никола Дзакариа, Ирина Архипова, Недда Касеи, Филлис Кэртин, Иван Петров, Зоя Христич, Раина Кабаиванска, Марио Мелани, Джанни Раймонди, Кампо Гальяни, Мати Пальм...)


* * *



Вместе с З. Анджапаридзе и З. Соткилава Н. Андгуладзе является инициатором в Грузии I Международного конкурса молодых теноров им. Д. Андгуладзе в г. Батуми (вокальная родина певца). Конкурс состоялся в сентябре 1996 года. (К сожалению, последующие два конкурса не удалось осуществить по разным причинам - в основном из-за общественно-политической ситуации).

Н. Андгуладзе создал "Фонд грузинской вокальной культуры им. Д. Андгуладзе" (1994 г.), который ведет интенсивную деятельность в области организации, проведения и просвещения по многим отраслям грузинской музыкальной культуры.

В сотрудничестве с Марикой Чиджавадзе и Мзией Рамишвили Н. Андгуладзе основал традицию радио- и телепередач в сфере вокального искусства, в работе над которыми большую роль сыграли Гоги Нижарадзе и Гоча Бежуашвили.

Прямыми и в некоторых случаях наследственными учениками Н. Андгуладзе являются З. Соткилава, Ц. Татишвили, Д. Дашиев, В. Ломакин, Э. Гутаускас, лауреаты первой премии международных конкурсов: Ладо Атанели (Атанелишвили, трижды!), Нугзар Гамгебели (дважды!), Гиа Ониани (дважды!), Лиза Мартиросян (дважды!).

Среди учеников Н. Андгуладзе известные певцы: Темур Гугушвили, Эльдар Гецадзе, Мишелина Кобалиани (Германия), Анатолий Чургулиа, Гиорги Ломтадзе, Медея Наморадзе (США), Гулико Кариаули, Гоча Бежуашвили, Паата Сванидзе (Италия), Заза Заалишвили (Канада), Рамаз Чиквиладзе (Германия), Гарри Сафарян (Франция), Елена Путилова (Пермь - Тбилиси), Наталья Гришина (Пермь), Нукри Начкебиа, Тенгиз Чачава и его ученик Марат Галиахметов (Большой Театр), Нодар Варшанидзе, Гиа Асатиани, Манана Иорданишвили, Ирина Даурова (из Кабарды), Хасан Кочиев, Анатолий Хугаев (из Сев. Осетии).

Н. Андгуладзе систематически консультировал и консультирует таких знаменитых певцов, как Иано Алибегашвили, Теа Демуришвили, Гиа Гагнидзе.

Под руководством Н. Андгуладзе воспитывались аспиранты, которые ныне с успехом работают на кафедре, в училищах, а также в учрежденном Андгуладзе вокальном отделении экспериментальной школы при консерватории по охране детских голосов (ныне вокальное отделение 9-го музыкального колледжа).

Н. Андгуладзе является руководителем, консультантом и оппонентом целого ряда диссертаций по вокалу, среди них - Симона Киквадзе, который под его руководством защитил кандидатскую диссертацию; был консультантом Иветы Герсамия, В. П. Юшманова (по их кандидатским и докторским диссертациям), оппонировал и консультировал работы А.С. Яковлевой, В. Чаплина, Н. Ланского и др.

Результаты своих творческих, артистических, исполнительских и педагогических поисков на основе антропологии слуха (Альфред Томатис), феноменологического метода (в интерпретации Гиви Маргвелашвили), герменевтики (Гиорги Цинцадзе), теории мотивации, принципов нелинеарного мышления, современной синергетической парадигмы Н. Андгуладзе в первом приближении подытожил в книге Homo cantor ("Человек поющий"; грузинский оригинал: Тбилиси, 1997, 236 с.; русский перевод и редакция Нодара Ладария, Москва, изд-во Аграф, Серия "Волшебная флейта", 2003, 240 с.).

Книга обрела международную популярность. За эту работу Н. Андгуладзе присуждена степень почетного доктора наук - doctor honoris causa. У книги высокий рейтинг по интернету, как "самой популярной книги по вокальному искусству, и присвоено пять звезд, как книги, распроданной всем тиражом (с указанием магазинов в Германии, где книгу можно приобрести на валюту).

Из языковедческих работ Н. Андгуладзе следует особо выделить: 1. К этимологии термина txor-("пряжа"): Сборник научных работ студентов ТГУ, т. 5, Тб., изд-во ТГУ, 1950, и монографию: "К вопросу об историческом взаимоотношении классного и личного спряжения в иберийско-кавказских языках". Изд-во Наука АНГ, Тб.,1968, 232 с. (на грузинском языке, резюме - на русском (Инициатор и редактор - акад. Арн.Чикобава).
http://www.nodarandghuladze.ge/main/biography.php?lang=rus
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован