30 января 2007
1051

Битва за имидж

"По итогам текущего года у России есть все возможности превратиться в number one в мире по добыче нефти и обойти Саудовскую Аравию", - заявил вице-премьер Дмитрий Медведев, выступая на экономическом форуме в Давосе в минувшую субботу. Он отметил, что Россия стоит на четвертом месте в мире по производству электроэнергии и на первом - по добыче газа. "Мы были и останемся надежным партнером по обеспечению других стран энергоносителями, а усилия последних лет направлены на установление четких и стабильных правил игры на этом рынке", - заверил вице-премьер и подчеркнул, что "бесплатного газа ни для кого больше не будет"
О возврате к "холодной войне" речь не идет, но Россия всерьез намерена вернуть себе былое величие - так прокомментировала ситуацию британская "The Guardian", цитируя еще одно высказывание Д. Медведева: "Утверждают, что российское государство напоминает Советский Союз, и возможно это так и есть - но только в одном аспекте, в плане экономического влияния". СССР распался, потому что его командная экономика не могла соперничать по гибкости с американской рыночной. И Медведев не хочет, чтобы это повторилось: он говорил о превращении рубля в одну из мировых резервных валют, и о том, что страна намерена следовать правилам международного рынка.
Но в ответ мировое сообщество должно считаться с Россией. "Мы не заставляем кого-либо любить Россию, но мы никому не позволим причинять России вред", - подчеркнул он. Оттенок угрозы, содержащийся в этих словах, Запад должен воспринимать всерьез, считает "The Guardian". Но вряд ли это поможет снизить недоверие к России, уровень которого очень высок.
Такое мнение, анализируя итоги давосского форума, высказывает "The New York Times". Российская элита не просто приехала на Всемирный экономический форум, а совершила настоящее торжественное восхождение на вершины Швейцарских Альп, полагает газета. Здесь встречаются не только для того, чтобы говорить о бизнесе и торговле, но и для занятий политикой, и просто для саморекламы. Поэтому эмиссары Москвы громогласно заявили: их страна - отнюдь не тот "страшный черт", каковым ее зачастую привыкли малевать.
Однако, прошлый год не самым лучшим образом отразился на репутации России - тут и нераскрытые убийства противников Кремля, причем как в России, так и за границей, и новые шаги президента Владимира В. Путина по ужесточению государственного контроля над экономической и общественной жизнью. Поэтому немалую часть прошлой недели российская делегация, в которую входили крупнейшие представители политической и деловой элиты России, занималась формированием контр-имиджа, подкрепляя свои усилия томами статистики, показывающей силу экономического роста и трезвость политического курса, твердо стоящего на позициях рыночных свобод и не направленного против Запада, указывает "The New York Times".
Одна из центральных ролей в этом процессе отведена Александру Медведеву, человеку, отвечающего за экспорт российского энергетического гиганта "Газпром". А его сердят две вещи. Одна, это когда ему говорят, что компания делает недостаточно для освоения своих газовых резервов. Вторая - что он останавливает поставки соседям России и Европе по приказу Кремля, продолжает тему "The Wall Street Journal". В этом году "Газпром" потратит на развитие 20 млрд долларов - вдвое больше, чем в прошлом году, как заявил Медведев в ходе интервью на Всемирном экономическом форуме. Он сказал, что компания планирует пригласить зарубежные пиар-фирмы, чтобы исправить свой имидж. Источник, осведомленный о сделке, сообщил, что контракт разделят пиар-фирмы Hill & Knowlton и PBN Co. Однако, новые расходы на развитие появятся, когда компания заключит новые долгосрочные контракты, например, с Китаем - они потребуют строительства трубопроводов и увеличения добычи.
"Прежде чем добывать газ, мы должны продавать газ, - заявил заместитель генерального директора "Газпрома", отвечая на критику со стороны частных инвесторов и зарегистрированного в Париже Международного энергетического агентства, утверждающих, что компания инвестирует недостаточно, чтобы удовлетворить постоянно растущий спрос. - Мы знаем, сколько инвестировать, чтобы удовлетворить спрос".
Что касается прекращения поставок газа Украине и Молдавии в прошлом году и нефти Белоруссии в нынешнем январе, Медведев заявил: "Минутку, прекращения не было". Давая интервью в отеле Sunstar Hotel, где с 1990-х годов российские магнаты традиционно останавливаются в Давосе, он сказал, что эти страны отказались платить рыночные цены, годами до этого получая из России газ по дешевке. Когда кончился срок действия их годовых контрактов, кончился и газ. "Покажите мне на Западе компанию, которая будет поставлять газ без контракта, - заявил Медведев. - Нам нечего скрывать"...
На обеде, посвященном "более силовой дипломатии России", Медведев и другие видные российские бизнесмены вставали и говорили, что Запад неверно интерпретирует поведение российских энергетических компаний в прошлом году, которое, по его словам, диктовалось коммерческими, а не политическими факторами. Не всех это убедило.
"Вопрос не в том, что люди говорят, а в том, как они себя ведут, - заявил журналистам в Давосе американский сенатор Джон Маккейн. - Мы видели, что произошло с Белоруссией, мы видели, что произошло с крупными нефтяными компаниями, которые заставили продавать (свои акции). Не думаю, что есть какие-то сомнения в том, что президент Путин использует энергию как оружие".
По мнению Медведева, критика такого рода отражает страх Запада перед крупным новым конкурентом - по критерию резервов "Газпром" является второй после Exxon Mobil Corp. крупнейшей в мире энергетической компанией. Он отверг опасения ЕС, что Россия пытается создать газовый картель с Алжиром, еще одним важным поставщиком газа в ЕС, и оправдал и недавнее решение заставить Royal Dutch Shell PLC продать контроль над сахалинским энергетическим проектом "Газпрому", якобы в связи с экологическими нарушениями.
Похоже, что такая же судьба ждет в этом году TNK-BP Holding, совместное предприятие, за покупку доли в котором BP PLC заплатила в 2003 году более 6 млрд. долларов, на газовом месторождении "Ковыкта", считает "WSJ". Это сибирское месторождение производит меньше газа, чем требует его лицензия, прежде всего потому, что запланированные трубопроводы в Китай не стали реальностью. "Они знают, что им надо сделать, чтобы сохранить лицензию", - заявил Медведев.
По планам, "Газпром" начнет поставки газа в Китай в 2011 году, но еще не начал строительство главной трассы необходимого трубопровода, так как согласование условий контракта занимает много времени. "Ленин говорил, что надо продавать дорого, а покупать дешево, и китайцы это до сих пор помнят", - пошутил Медведев. И добавил, что "Газпром" не торопится ...
А между тем, уверенную поступь России к восстановлению своего реноме на международной арене западные наблюдатели отметили не только на форуме в Давосе. Необыкновенно теплым даже для юга России вечером (в конце января в Сочи, на берегу Черного моря, температура почти 10 градусов) Владимир Путин пользуется двусторонней встречей с Романо Проди, чтобы произнести одну из самых законченных и агрессивных концептуальных речей, посвященных той новой роли, которую российский президент отводит своей стране, пишет итальянская "La Stampa".
"После краха биполярного мира у кого-то возникла идея однополярного мира, в котором все проблемы решаются из одного-единственного центра. Но у нас говорят так: Монополия - всегда зло, если только монополист не ты!". Произнеся эти слова, Путин излагает свою новую теорию: "Экономическое и военное могущество России растет, Москва вновь начинает играть ведущую роль, но кое-кто не любит конкуренции и хотел бы изолировать наши законные интересы". Намекнув несколько раз на Соединенные Штаты, Путин приходит к примиряющему (на первый взгляд) заключению: "Россия не будет в одиночестве определять свою позицию в мире: мы хотим, чтобы мир был многополярным и сбалансированным".
23 января, во время короткой пресс-конференции в ходе встречи Романо Проди стоит сбоку от него, слушает и тут же осознает всю важность этого откровенного излияния. Безусловно, показательно (и, возможно, не лишено своего значения) то обстоятельство, что для того, чтобы вновь бросить (пусть даже воображаемый) вызов Америке, Путин избрал день, когда рядом с ним находится бывший председатель Еврокомиссии и нынешний глава правительства, которое дружит с Соединенными Штатами, но не следует во всем линии Вашингтона, как это происходило во времена Берлускони, делает вывод "La Stampa".
Слова Путина американские эксперты услышали и оценили. О том, что растущий во всем мире спрос на энергоресурсы может изменить существующую международную иерархию власти, а Россия успешно использует энергоресурсы для расширения своего влияния на международной арене, говорилось на конференции, состоявшейся на прошлой неделе в Вашингтоне.
Превращение Индии и Китая в мощные экономические державы приводит к изменениям в уровне потребления энергоресурсов этими странами. До 1993 года Китай самостоятельно удовлетворял свои потребности в нефти. Сегодня Китай - второй в мире импортер нефти после США. Ожидается, что в течение следующих 25 лет Индия удвоит потребление энергоресурсов и выйдет на третье место в мире по этому показателю, отметили участники пресс-конференции.
Азия стала ключевым игроком на глобальном рынке энергоресурсов, говорит Питер Эванс из фирмы Global Oil Associates: "Спрос на нефть в Азии превышает спрос в Европе и Северной Америке. Азия становится ведущим потребителем энергоресурсов в мире". В то же время, на Западе продолжается рост спроса на энергоресурсы, а некоторые ключевые регионы-экспортеры энергоресурсов остаются нестабильными и ненадежными поставщиками. Эксперты считают, что такая динамика может привести к изменениям в глобальной расстановке сил и в том, какую внешнюю политику проводит то или иное государство.
Примером этому может служить возрождение России в качестве энергетической сверхдержавы, считает аналитик Клиффорд Гэдди, сотрудник Института Брукингса: "Несметные российские запасы нефти и газа - вот что определяет один из наиболее драматических взлетов в новейшей экономической истории".
В 1988 году Россия была практически банкротом. Сегодня благодаря высоким ценам на энергоносители бюджет страны - в профиците. Россия досрочно погасила внешнюю задолженность. По мнению Гэдди, обретя экономическую мощь, Россия стремительно расширяет свое влияние на мировой политической арене. "Будучи в экономической зависимости, Россия не имела иного выбора, кроме как следовать в фарватере внешней политики США, - говорит Гэдди. - Русские были недовольны этим, надували щеки, но в конечном итоге непременно оставались в фарватере американской политики. Сегодня ситуация изменилась".
Не указывая конкретно на США, российский президент Владимир Путин сказал, что одна страна не может управлять всем миром, напомнил эксперт пресс-конференцию Путина с премьер-министром Италии, и его слова о том, что Россия сама определит свою роль в мире. В то же время российский министр обороны Сергей Иванов предложил Индии участвовать в разработке нефтяных месторождений в Ванкоре (Сибирь) и на Сахалине. Таким образом, Россия стремится расширить круг своих зарубежных покупателей с тем, чтобы не оказаться в зависимости от одного рынка сбыта.
Канцлер Германии и временный президент Европейского Союза Ангела Меркель на встрече с президентом Путиным подняла вопрос о принципе "энергетической взаимности". Она потребовала расширить доступ европейских энергетических компаний к российским нефтяным месторождениям, надеясь таким образом лишить Россию возможности перекрывать поставки нефти европейским потребителям.
Однако, по мнению Клиффорда Гэдди, взаимозависимость ограничит возможности России использовать энергоресурсы в качестве орудия: "Я думаю, что Россия попытается избежать взаимозависимости. Она отвергнет этот принцип. Ведь это означало бы, что Россия должна довериться кому-то другому и доверить свою судьбу этой стороне".
Гэдди, как и многие другие аналитики, считает, что в ближайшем будущем Россия будет использовать свои энергоресурсы для продвижения своих политических и экономических интересов в Европе и Евразии.
Этот же вопрос считает ключевым и Сергей Лузянин, президент Фонда востоковедческих исследований, профессор МГИМО МИД РФ, указывая в "Независимой газете" на три предполагаемых версии ответа: а) энергетическая стратегия предназначена для усмирения непокорной Европы, навязывающей России идею интернационализации сибирских нефтегазовых ресурсов; б) созданное оружие будет обоюдоострым и потенциально опасным как для западных, так и восточно-азиатских потребителей; в) Россия мирно регулирует региональные энергетические балансы Европы и Азии, предлагая себя в качестве главного гаранта нефтегазовой безопасности.
Чтобы разобраться в предложенных вариантах, следует взглянуть на ключевой (событийный) "энергетический ряд" уходящего года, считает Лузянин. Во-первых, несмотря на официальные заявления Москвы о том, что Россия не использует свои энергоресурсы "в качестве инструмента политического нажима", понятно, что неофициально она вынуждена их применять. Это явление происходит не потому, что Кремль готовит какие-то "страшные ловушки" Западу или Востоку, а потому, что это побочный, но, к сожалению, обязательный атрибут всех стран-экспортеров независимо от названия и размеров государства. Собственно, этот процесс начался еще в 70-е годы ХХ в., но сегодня в условиях высоких цен, растущего спроса и регионально-конфликтной разбалансированности (Ирак, Иран, Ближний Восток, Корейский полуостров и т.д.) энергополитика стала постоянным и универсальным средством выживания для многих. А поскольку Россия - лидер в нефтегазовой сфере, а других (высокотехнологических) ресурсов у нее пока нет, она более всех подвержена этой политизации.
Во-вторых, события 2006 г. показали, что у Запада (ЕС и США) нефти в ближайшее время не будет реальных альтернатив, адекватных российским энергетическим поставкам. Заявления же, подобные высказываниям американского сенатора Ричарда Лугара о том, что энергетическое давление России следует приравнять к военным акциями и соответственно реагировать на них, только усиливают российскую политическую мотивацию. В этой связи ни Брюссель, ни Вашингтон пока не сформулировали четкого и приемлемого для Москвы ответа на вопрос: почему Владимир Путин должен допустить европейцев на российский энергетический рынок и что Россия получит взамен, если все-таки их допустит? В российском руководстве справедливо полагают, что она (Россия) ничего не получит. В лучшем случае - пакет соглашений на условиях СРП, отживших свое время еще в эпоху Бориса Ельцина. Как известно, "экологический скандал" вокруг проекта "Сахалин-2" ярко показал, что возврата к старой методологии "раздела продукции" уже нет и быть не может.
В-третьих, основная фабула российских энергетических интересов все больше и больше концентрируется в трех географических пространствах: 1) в европейской зоне с уже действующими российскими трубопроводами; 2) в АТР, в котором Китай и Индия стремительно формируют возрастающий спрос; 3) в Центральной Азии.
Россия как производитель, поставщик и транзитер, как известно, доминирует на европейском и центральноазиатском пространствах. В случае же ее выхода (после 2010-2012 гг.) на энергетические рынки Восточной Азии (АТР) можно будет говорить о некоем глобальном энергетическом объединении трех пространств через Россию. И данный сценарий, очевидно, идет вразрез с американским стратегическим видением, полагает Лузянин. Поэтому новые проекты российского гиганта рассматриваются Вашингтоном как очередной политический вызов американским интересам в том или ином регионе.
Что же касается изменения имиджа России, то многие эксперты в такой возможности сомневаются. Например, Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Института Исследований Международных Экономик, считает, что последний кризис с Белоруссией утвердил западное сообщество во мнении, что России уже никогда не стоит доверять.
Пессимистично настроен и Дмитрий Тренин, заместитель директора Московского Центра Карнеги: "В Европе и на Западе имиджу России дальше падать некуда. Все, что Россия ни делает, будет использовано или истолковано против нее, с точки зрения тех людей, которые управляют сегодняшней российской политикой. Поэтому им ничего не страшно. И по их мнению, никуда Европа, в конце концов, не денется".
Маршалл Голдман, старший научный сотрудник Центра Исследований России и Евразии в Колледже Весли, разделяет эти опасения. Он заявил Washington ProFile: "В последнее время Россия прилагала много усилий, чтобы убедить мир в своей надежности, стабильности и честности в рыночных отношениях. Россия только недавно была председателем "Большой Восьмерки", которая обсуждала тему обеспечения энергической безопасности - но сейчас это все кажется весьма противоречивым. Ситуация похожа на старые времена холодной войны, потому что проявляется какая-та конфронтация между Западом и Востоком.
Европейцы спрашивают: "У нас подписан контракт, почему мы должны страдать из-за того, что Вы поссорились с одним из Ваших протеже?". Однако Европе трудно избежать таких проблем, как бы такое поведение России ее бы не злило. Европейцы все равно должны иметь дело с Кремлем, но европейцы будут смотреть на России свысока.
Мне кажется, что Кремль и россияне в целом хотели бы, чтобы к ним относились как к европейцам, а не как к отщепенцам. Но целый ряд негативных событий, убийств, захват и ренационализация "Сахалина-2" и т.п. создают России имидж государства-изгоя. Россия стремится казаться "цивилизованной" страной, но это все производит противоположное впечатление".

Источник: МиК 30.01.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован