05 сентября 2007
1182

Боевые искусства на экране и в жизни

- Школа "Cен`э" существует в России уже 34 года, 17 лет мы были в подполье. На базе этой школы возникла Всесоюзная федерация, которая затем превратилась во Всероссийскую. Четыре года подряд мы завоевывали титул чемпиона России по рукопашному бою, традиционному каратэ.

Сейчас под юрисдикцией этой федерации находятся 47 регионов. Во всех этих регионах работают мои ученики. Они побывали практически во всех "горячих точках", подготовка им очень пригодилась. Мы создали ряд молодежных программ, одна из них - "Допризывник" - успешно работает, готовим молодежь к службе в армии.

- Почему вы выбрали именно восточные единоборства?

- Когда я занимался боксом, меня всегда удивляло: почему в боксе отсутствует работа ногами? Ведь у божьего создания под названием человек есть руки, ноги и голова. И все это можно использовать в единоборстве.

- Для боевых искусств должен быть особый склад характера?

- Нет, к нам все идут. Когда-то приходили люди по знакомству. Потом, когда начался активный рост и развитие каратэ, не было, наверное, человека, который не сходил бы в секцию каратэ, не позанимался бы три-пять уроков. Но далеко не всем это подходит, не всем это нужно. Кто-то остался. Потом был второй всплеск развития боевых единоборств в нашей стране.

Сейчас встала другая проблема: прийти может каждый, только не у всех есть средства оплатить эти занятия. А самые богатые, те, кто может себе позволить все, что угодно, в секцию почему-то не идут, предпочитая заниматься модным теннисом. А дети их вовсе ничем не занимаются, отдавая предпочтение наркотикам.

- Как вы относитесь к восточной философии, к буддизму, которым сейчас увлечены многие на Западе, допустим, Стивен Сигал - звезда Голливуда, который достиг вершин мастерства и в восточных единоборствах?

- Я изучал это все до того момента, пока не понял, что это не наше. Все-таки российская школа боевых искусств, хотя и возникла изначально на основе восточных единоборств, но здорово обрусела. Эти искусства прекрасно подходят и под наш собственный менталитет, и под нашу философию. Мы отличаемся и от Запада, и от Востока, живем на стыке, потому нам нужно взять лучшее отовсюду и скрестить со своим. Мы - восточные европейцы.

- Расскажите, как вы сейчас, в свои 64 года, поддерживаете физическую форму, как вы, например, питаетесь?

- Ем все подряд, в основном мясо, рыбу, и, скорее всего, мое питание здоровым не назовешь. Салаты не люблю, ем их редко и в основном оливье. Утром чаще всего не завтракаю, потом обед и довольно поздний ужин. Это связано со спецификой тренерской работы.

С утра аппетита нет, но после интенсивной утренней тренировки есть хочется зверски. Затем в течение дня чаю попьешь, и все. Потом вечерняя тренировка, но после нее вечером стараюсь не переедать, но в основном на ужин у меня все то же мясо с рисом или макаронами, немного овощей.

Не хочу никому советовать перейти на такой рацион питания, особенно людям моего возраста, но когда у меня измеряли в последний раз уровень холестерина в крови, то, несмотря на мое пристрастие к мясо-яичной диете и предпочтение сливочного масла растительному, он оказался ниже нормы. У меня-то организм здоровый, но я прекрасно понимаю, что многие не могут позволить себе такого рациона, у них тут же подскакивает уровень холестерина.

- Считается, что восточные единоборства неотделимы от медитации...

- Боевые искусства подразумевают какие-то начальные знания в этой области. Но я в свое время серьезно увлекался йогой, в конце шестидесятых, в семидесятые годы, пробовал и лечебное голодание, и питание по системе йогов. Но наша жизнь не стоит на месте, то, что можно было себе позволить в сравнительно стабильные и спокойные времена, не так актуально в период общественных катаклизмов.

Если заниматься только одним этим: медитацией и системой йогов (а значит, только собой), не стремясь ни к чему другому, то, может быть, и получится. Но у меня наступил момент, когда пришлось заниматься организационной работой, много ездить, а ведя такой образ жизни, о правильном питании забываешь. Я по-прежнему занимаюсь медитацией, но меньше, чем раньше.

Но и тренируюсь, конечно, меньше, дают себя знать старые травмы, усиливаются проблемы со слухом, так что больше времени остается на отдых, а значит, на какие-то размышления. У меня дома стоит спортивный комплекс, понемногу занимаюсь подкачкой мышц, иногда бегаю.

- Ваша судьба складывалась драматически, десять лет назад прошел слух, что Тадеуша Касьянова посадили в тюрьму.

- Это было в 1992 году. Меня задержали, и я провел в четырех СИЗО полтора года. Я тогда воспринял это как еще одну психофизическую тренировку. Арест инспирировали специально, для того, чтобы убрать меня с политической и спортивной арены страны. Но мои противники потом за все это ответили, сами попали под суд.

Меня хотели сломить любыми средствами. Сначала сидел в Казани. Инкриминировали буквально все. Начальник казанской тюрьмы даже пошутил по этому поводу: странно, что в деле не записали изнасилование и покушение на Ельцина. Потом был в "Матросской Тишине". В Москве, по сравнению со всем пережитым, камера показалась курортом, там было тепло и даже телевизор был.

В Вятке мне перед судом специально разбили окно, отключили отопление. Думали, помру, не доживу до суда, а я не помер - занимался физическими упражнениями. Две недели находился при минусовой температуре, в результате получил отит. Оглох на одно ухо. Но суд посчитал, что в моем деле отсутствует состав преступления. Так что выплатили компенсацию 45 миллионов рублей, по курсу на тот период - 1800 долларов.

- А сейчас знакомо вам такое понятие, как стресс?

- Стресс снимается только на тренировке. Иногда нахватаешься неприятностей, связанных со спортивно-административной работой, приходишь на тренировку взвинченный, не хочется ни на что смотреть. Проходит 15 минут интенсивной тренировки, и погружаешься в совершенно другое духовное и физическое состояние. Тело устает, но происходит душевный отдых. С мая мы переходим на тренировки в лес, все группы собираем, там совершенно другая нагрузка, организм насыщается кислородом.

Я много читаю, особенно в последнее время. Информация из газет и телевидения мне сейчас менее интересна, поскольку она стала однобокой, и я больше читаю книги.

Но самое мое любимое времяпрепровождение - это колка дров на даче. Дача у нас довольно далеко - 80 километров от Москвы, но я готов поехать даже на два-три часа, чтобы поколоть дрова. Кстати, это очень хорошее упражнение для единоборца. Я в детстве, помню, колол дрова за деньги, чтобы подработать немножко, а сейчас это - хобби и активный отдых.

- Вы воспитали дочь Софью - заслуженного тренера России по рукопашному бою, а внука Арсения собираетесь тренировать?

- Внуку только два года, я надеюсь, что он вырастет спортсменом. Если это получится, будет спортсмен в четвертом поколении. Он очень подвижен, так что, надеюсь, когда подрастет, заинтересуется боевыми единоборствами.

- Есть мифология боевых единоборств, легенды в духе "монастыря Шаолинь", о том, что мастером можно стать, только уйдя от мира, посвятив себя целиком этому искусству.

- Наверное, можно стать мастером, если этого очень захотеть, поселиться где-нибудь в лесу, совершенствуя свое мастерство. Но мы же живем в основном в цивилизованном мире, и для нашего времени этот путь слегка "притянут за уши". Проще овладеть мастерством, занимаясь в секции, выступая на соревнованиях. Вы, может, и не станете мастером в восточном смысле этого слова - китайцы называют это кун-фу, не научитесь творить разные чудеса, которые показывают в кино, но реально сможете владеть собой, своим телом и закалите свой дух.
ДОЧЬ И УЧЕНИЦА

Начиная разговор с дочерью Тадеуша Касьянова Софьей, я признался, что не могу назвать себя уличным мальчишкой. Но, вспоминая свое детство, понимаю, что оно, детство мое, проходило на улице, с этим ничего не поделаешь. Я вырос в спокойное время, в спокойном месте, отношения мы выясняли в основном на футболе. Но бывало, парни постарше устраивали уличный бокс. Мы, по их наущению, надевали по две пары рукавиц и - начинались поединки. К счастью, никого не покалечили.

- А бывало, что и калечили. Мы жили в Богородском, неподалеку от Богородских бань, в районе Краснобогатырской улицы. Так вот, богородские - дрались с сокольническими, сокольнические - со щелковскими. Ходили толпами, дрались, кто-то и в больницу попадал.

- Как вас отец привел в эту борьбу?

- Он не приводил, он все сделал так, чтобы я пришла туда сама. Я считаю, что это самый правильный путь, ребенка не надо заставлять, он просто должен в этом жить. Папа начал сам этим заниматься, когда мне было три-четыре года. У нас был свой дом в Москве, свой сад. В те времена, это 69 - 70-е годы, чтобы выделили зал для занятий каратэ - такого просто не было. Естественно, что все приходили к нам домой, шли бесконечные разговоры, чаепития, блины, работа в саду. Тренировались в саду среди вишни и сирени, там были мишени для метания. Все способствовало объединению людей в какую-то общность, какую-то группу, которая была в эйфории от того, чем они занимаются. Все это было приятно, одни люди уходили, другие приходили, но какая-то оставалась основа.

- Все это случилось дома?

- Да, папа меня просто приучал к тому, чтобы я занималась собой. Девочка я была крупная, проблемы с осанкой сто процентов могли быть, ну и все отсюда вытекающие проблемы. У меня и родители высокие, причем папа и мама практически одного роста, и дедушка с бабушкой были высокие.

Папа всегда говорил мне, что надо держать осанку. Он это понимал, и мы с ним бегали, прыгали, лазили, скакали. Я видела, чем занимаются люди, ходила с ними на тренировки, просила его, чтобы он взял меня с собой, и в один прекрасный день я сказала ему: я хочу заниматься. И он мне, естественно, не отказал.

Потом на Маяковке образовалась детская группа в 1977 году. В нашей школе всего четыре пояса: белый, красный, коричневый, черный. На красный пояс я сдала в 14 лет, на коричневый - в двадцать с небольшим. Потом в 1992 году папа попал в тюрьму, и, уже находясь там, присвоил мне черный пояс, потому что надо было сохранить школу, уровень мой это позволял, я имею в виду не только технический, спортивный, но и интеллектуальный.

Я заменяла его во многих организациях, у нас и охранная фирма была. Естественно, помогала семья: мама, сестра, муж. Но из сферы рукопашного боя была только я. К тому же в то время я уже должна была стать заслуженным тренером России по рукопашному бою, но в тот момент сказали, что я слишком молода, мне было двадцать пять лет. Так что заслуженного тренера я только в 2000 году получила. Пока заслуженных тренеров в нашем виде спорта всего два: папа и я. Мы подали в Госкомспорт бумаги еще на двух тренеров.

- Вы ведь не специализируетесь именно на женской борьбе?

- Есть азбука, мимо которой ни один ребенок пройти не может. Специализация - это условность, притянутая за уши. Из любого единоборства можно что-то выбрать для ребенка или начинающего спортсмена, или женщины, подготовить их. Я неоднократно вела рубрики "самообороны для женщин" и всегда всем объясняла, что это полный бред. Ничтожный шанс, что женщины, получившие такие уроки "ликбеза", смогут это применить, ведь изучать нужно систему.

Потому что, если вы выучили несколько фраз по-английски или по-китайски, может, вы попадете с вашим ответом, а может быть, и нет. Так же и здесь. Чуть изменились условия нападения, и вы уже не сможете применить этот прием, даже если вы его отрабатываете дома каждый день по полчаса. Здесь чуть более скользкая улица, здесь свет не так падает, вас не так ударили, а чуть по-другому.

- У вас мужчины, женщины, мальчики, девочки занимаются вместе?

- Поскольку в боевых единоборствах занимается подавляющее большинство мужчин, создавать отдельные секции для женщин, девочек практически не представляется возможным. Все хотят заниматься по территориальному признаку, то есть ближе к дому, к работе. Основная нагрузка ложится на тренера. И возрастная граница у нас бывает размыта. Тренеру нужно ко всем найти подход.

- Как сказалось на ваших спортивных успехах рождение ребенка?

- Я ведь закончила активно выступать, тренироваться, интенсивно заниматься еще до рождения ребенка, слишком много навалилось административной, тренерской работы. Хотя я вернулась в зал тренировать уже через месяц после рождения ребенка. Я уже давно тренирую сборную команду Москвы, есть несколько групп: основная, второй состав, постоянно идет отбор самых одаренных - селекция. Как правило, с соревнований без "золота" мы не приезжаем никогда.

- Сейчас в боксе, например, много чемпионов по разным "версиям".

- У нас такого нет. Мы не устраиваем "чемпионатов мира" собственного двора. Мы работаем с Госкомспортом РФ, есть классификация, официальные чемпионаты по нашему виду спорта. Международных соревнований по этому виду нет, потому что это наша российская разработка. Пик нашего годичного цикла - это чемпионат России по рукопашному бою.

- И его можно при желании назвать чемпионатом мира?

- Нет. Конечно, к нам приезжают периодически спортсмены из других стран, но не настолько значительные, чтобы можно было приравнивать чемпионат России к чему-либо. Но наш чемпионат собирает много народу, бывает много талантливых спортсменов, встречаются настоящие самородки.

- Не мешает ли спорт и административная работа семье?

- Мы с моим мужем Андреем вместе уже 14 лет. Он по образованию врач. Самое главное, что я поняла в жизни, и могла бы посоветовать людям: мы можем быть разными - в транспорте одними, на работе другими, но дома нужно быть мягкими и терпимыми.
ЖЕНА И МАТЬ

Елена Арсеньевна прожила с мастером долгую жизнь, они вместе уже 38 лет. Разговор с нею оказался ничуть не менее интересным. Я извинился перед ней, что, может быть, мои вопросы покажутся ей наивными. По моему мнению, Касьянов - актер одной роли - стал широко известен после фильма "Пираты ХХ века". А как он попал на этот фильм, что было после фильма?

- Режиссер этого фильма, тогда уже довольно известный, пригласил его в качестве каскадера. Тадеуш вообще не думал, что сможет сыграть как актер, а ведь сыграл что-то. Помню, он говорил на съемочной площадке примерно так: "Что, мне пойти в воду покривляться?"

Незадолго до "Пиратов" он в фильме "В зоне особого внимания" поставил трюки. Ему сначала хотели тоже дать роль, которую потом прекрасно сыграл Михай Волонтир. В те времена было модно продвигать представителей нацменьшинств, и в результате роль досталась красавцу цыгану. Но Михай Ермолаевич уже тогда был не очень молодой человек, к тому же пережил какую-то автокатастрофу. Он даже ходил с трудом. О том, чтобы исполнять трюки, даже речи не было. Его дублировали. В том числе Тадеуш - я его узнавала по спине: "О, это мой побежал в лес!" Они ведь похожи, плотные фигуры, примерно одного роста.

- Выходит в двух нашумевших советских фильмах, как сейчас говорят жанра "экшн": "В зоне особого внимания" и "Пираты ХХ века", принимал участие Касьянов. А как он стал мастером единоборств, наверное, это как-то связано с армией?

- Да он много лет был главным тренером Московского военного округа. Боевые единоборства, каратэ - это все было запрещено. И первым, кто приютил каратиста, мастера восточных единоборств, был Институт военных переводчиков. Там было "продвинутое", по тем временам прогрессивное, руководство, которое решило: а у нас будет каратэ! Тадеуш много лет там преподавал, хотя числился на должности заведующего залом или что-то в этом роде. В официальной графе не могли записать "инструктор по каратэ".

- Да, вспоминаю, что у нас и должности "бармен" не было. Это считалось "тлетворным влиянием Запада". Но тем не менее люди как-то жили, приспосабливались, старались обходить идеологию. Делать это становилось все легче. Ну а после фильма на него, что называется, "обрушилась слава"?

- Не обрушилась. Слава к нему пришла раньше. После того как каратэ разрешили, не было такого выпуска "Советского спорта", "Московского комсомольца", другой какой-нибудь газеты, где бы ни появлялась статья с фотографией Касьянова. Это сейчас стало больше газет, больше каналов телевидения, а тогда после нескольких публикаций или сюжетов по телевизору популярность становилась очень большой.

После фильма он продолжал заниматься со своими ребятами, продолжал тренировать спецназовцев. Он занимался со специальными частями, выезжал в элитные войска, готовил людей для отправки в Афганистан.

- После увлечения американским кино наблюдается опять возвращение интереса к российскому, тем более что, как оказалось, в американском много мусора.

- И этот мусор мы вынуждены смотреть, потому что выбора у многих нет. Недавно Тадеушу принесли сценарий фильма "Смелые люди". Писательница даже не знала, что был уже фильм "Смелые люди".

Мы всегда много работали. Я и сейчас много работаю по своей профессии - преподавателя английского. Своих детей я воспитывала сама. Они не были подготовлены идеологически в детском саду, как подготавливали тогда. Когда учительница показала дочке портрет Ленина и спросила: кто это? Она ответила: "Дедушка". А Кремль назвала "замком". Мы читали много сказок. Они знали русских писателей, художников, они знали спорт. Учителя ужасались: кто воспитывал этих детей, они что, из глухой деревни? Оказалось, что родители - преподаватели.

- Поскольку они обе были спортивными, можно было не сомневаться, что сдачи они дадут в случае чего. Не дадут себя в обиду.

- Я помню, что Соня расправлялась с мальчишками. С шести лет она была при папе. С 14 она его заменяла на тренировках. Когда как-то раз Тадеуш отлучился на несколько дней и его заменила дочка, милиционеры только вздыхали: когда вернется Касьянов. Потому что она ведь тогда не знала дозировки, не понимала, что имеет дело с уставшими после работы взрослыми людьми.

Другая наша дочь, Анастасия, не стала мастером боевых единоборств, но она тоже спортсменка - в девяностых годах была чемпионкой Москвы по культуризму.

05.09.2007
www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован