08 октября 2001
1234

Богостроители из Президиума ЦК КПРФ

"Наша партия не может идти вперед без решительной ликвидации ликвидаторства. А к ликвидаторству относится не только, прямое ликвидаторство меньшевиков и их оппортунистическая тактика... Сюда относится богостроительство и защита богостроительных тенденций, в корне порывающих с основами марксизма"

В.И.Ленин




Ревизионистское и оппортунистическое явление, поименованное в ленинском эпиграфе "богостроительством", не впервые постигает нашу партию. В первый раз это случилось в начале нынешнего столетия, т.е. после и в результате поражения первой русской революции и тяжелого идейного кризиса в рядах тогдашней партийной интеллигенции. Началась, говоря словами В.И. Ленина, "контрреволюционная эпоха, эпоха распада, эпоха богостроительства, эпоха махизма, отзовизма, ликвидаторства".


В теории и идеологии наметился открытый переход с материалистических позиций на платформу философского идеализма и фидеизма, началось открытое заигрывание с религией, что было в конечном счете чревато разрывом с революционным движением.
В.И. Ленин, увидевший в полной мере угрозу этой опасности для партии, в 1909 г. в статье "О фракции сторонников отзовизма и богоискательства" немедленно вскрыл ее политическую сущность. "Эта проповедь, - писал он, - стала систематической именно за последние полтора года, когда русской буржуазии в ее контрреволюционных целях понадобилось оживить религию, поднять спрос на религию, сочинить религию, привить народу или по-новому укрепить в народе религию. Проповедь богостроительства приобрела поэтому общественный, политический характер".
Богостроительные сочинения не были простой чепухой или невинной личной забавой их авторов. Они подрывали марксизм и, в особенности, диалектический материализм, ослабляли классовую солидарность пролетариата Именно в борьбе с богостроителями В.И. Ленин развивает и углубляет маркситское учение о социальной роли религии.
Второе пришествие феномена богостроительства в компартии происходит уже на наших глазах, - т.е. в конце XX - начале XXI столетия, - после поражения КПСС и разгрома СССР контрреволюционными антисоциалистическими силами, возглавляемыми коммуно-предателями: Горбачевым, Яковлевым, Шеварднадзе, Ельциным и всей пятой колонной, получившей мощную финансовую, техническую, информационную, кадровую помощь со стороны Запада.
Поражение социализма в СССР обернулось небывалым духовно-идейным, политическим и нравственным надломом не только в партии, но и во всем обществе: началась новая контрреволюционная эпоха - эпоха реставрации капитализма в России в его наиболее диких, варварских формах и проявлениях. Народившийся класс криминально-компрадорской буржуазии в числе многочисленных орудий демонтажа фундамента социализма немедленно прибег к испытанной помощи религии. Вся либерально-демократическая интеллигенция как по общей команде развернулась в ту же сторону.
Этот процесс не обошел стороной и ряды коммунистов. В противовес сторонникам левацких, авантюристических действий (встречаются и такие в нашем общем потоке), некоторые крайне осторожные приверженцы идеологии так называемого "госпатриотизма" постепенно, исподволь стали заменять идеи социализма и марксизма заимствованиями из религиозной идеологии, прежде всего традиционного православия.
И пальма первенства в этом богостроительном процессе безусловно принадлежит Г.А. Зюганову. Используя свое положение "трех председателей"-, он резко расширил диапазон религиозного влияния прежде всего на ряды компартии, ее идеологию, политику, тактику и даже стратегию. Порой создается впечатление, что председатель ЦК КПРФ является одновременно штатным заместителем патриарха в левом движении, а саму компартию хочет превратить в секцию РПЦ.
В настоящее время богостроительные тенденции в президиуме ЦК КПРФ уже больше не скрываются и не маскируются под государственно-патриотическую лексику, - они выступают в чистом, крайне обнаженном виде. Накануне 83-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции Г.А. Зюганов в "Советской России" поместил пространную статью, нет, не о Ленине, не о революции, не о судьбах социализма, а о ... покойном митрополите Иоанне (Сныче-ве) - откровенном антикоммунисте и антисоветчике. Именно последний, по словам Г.А. Зюганова, "сумел сформулировать целостную, подробную и исторически обоснованную идеологию русского возрождения, отвечающую современным (?!) запросам общества..." Наряду с Иоанном лидер КПРФ отдал должное в "про-мыслительности драматической народной судьбы" Сергию Радонежскому, Серафиму Соровско-му, Игнатию Брянчанинову, Алексию II. В канун великого праздника советского народа не нашлось места лишь тем, кто вывел Россию в XX столетии на передовые рубежи социального прогресса, в первую очередь В.И. Ленину. Факт, что и говорить, примечательный, но, увы, далеко не единичный.
24 октября И ноября с.г. подряд в четырех номерах газеты "Правда" публиковалась развернутая статья члена президиума ЦК КПРФ В.И. Зоркальцева -`КПРФ и религия". Как отмечается в газете, это - ответ "на прозвучавшие в ходе предсъездовской дискуссии в статье В.А. Сапрыкина (т.е. моей - B.C.) упреки в адрес руководства КПРФ, Г. Зюганова в том, что они больше говорят "о православии, нежели о научном коммунизме, обвинения в фидеизме и махровой поповщине".
При внимательном чтении рассуждений одного из нынешних руководителей КПРФ складывается стойкое впечатление, что статья не просто ответ их критику (это явно лишь повод!), а своего рода выношенный и вполне осознанный богостроительный "манифест", время которого пришло. Об этом, в сущности, говорит сам В.И. Зоркальцев. "Считал бы необходимым, - пишет он в финальной части статьи, - на предстоящем VII съезде КПРФ рассмотреть вопрос государственно-церковных отношении в России, осудить немотивированное богоборчество в прошлом (?!) и наметить меры по конструктивному сотрудничеству с традиционными конфессиями России, видя в этом залог ее крепости и стабильности в обществе. Стоило бы внести определенные коррективы в программные (!) и уставные (!) документы партии".
Вот, оказывается, как: дорабатывать Программу партии с целью усиления ее социалистической, марксистско-ленинской направленности время еще не пришло ("это, - по словам Г.А. Зюганова, - столоверчение, вредное и ненужное"), а осудить богоборчество и отдать должное религии в этом документе - нужно немедленно!
Странное, мягко говоря, впечатление производит богостроительный "манифест" члена президиума ЦК КПРФ В.И. Зоркальцева. С одной стороны, в нем содержатся верные и даже аксиоматические для компартии посылы (это - социальное единство верующих и неверующих; недопущение насильственных способов преодоления религии; сохранение религиозно-культурных ценностей; возможность совместной с церковью работы на благо Родины и др.). С другой, - "манифест" поражает эклектичной односторонностью, антиисторичностью и откровенной софистичностью. Автор, вопреки научным нормам, на самом деле ничего не аргументирует и тем более не доказывает, - он лишь пытается подгонять произвольно избираемые и вырванные из контекста истории факты под заранее выстроенную мировоззренческую конструкцию.
В самом деле, сообщая, например, о крещении В.И. Ленина, автор статьи "КПРФ и религия" "забывает" уточнить "малюсенькие детали": младенцу было 6 дней от роду, когда родители окрестили его в Никольской церкви г. Симбирска. И уж совсем не упоминает, что дети в семье Ульяновых рано порывали с религией. Так, В.И. Ленин, заполняя анкету для Всероссийской переписи членов РКП (б), на вопрос: "Если вы не верующий, то с какого возраста?" написал: "С 16 лет"...
Говоря о венчании в цегэкви В.И. Ленина и Н.К. Крупской, он умалчивает о том, что в царской России только церковный брак считался юридически законным со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Зачем член президиума ЦК КПРФ встраивает эти факты, к тому же подаваемые таким образом, в конструкцию своего повествования? Да затем, чтобы только повыгоднее оттенить все теоретические и практические богостроительные манипуляции высоких чиновников из руководства партии, в том числе, безусловно и начавшиеся акты крещения, правда, на шестом десятке лет их жизни. Так, Ю.П. Белов окрестился в храме, пройдя, по сообщению в газете "Завтра", "обряд посвящения русского". Г.А. Зюганов окрестился весьма основательно -"трехпогружательно, полным чином". Кто следующий, товарищи члены президиума? Тот, кто публично отмежевался от "измов"? Или другой, который дал согласие на создание "единого фронта от Чубайса до Зюганова"?
В "манифесте" В.И. Зоркальцева совершенно игнорируется исторический и социальный контекст возникновения, развития и политической роли как самой религии, так и церкви. Постоянно делаются некорректные в научном отношении экстраполяции различных религиозно-церковных периодов, механически проводятся параллели между событиями, отстоящими друг от друга на целые десятилетия, а то и эпохи. Подобные приемы в науке давно считаются запрещенными, но в публи-. кации члена президиума ЦК КПРФ они - "методологическая" база обоснований необходимости соединения марксизма и религии, социализма и религии.
Пример первый. В.И. Зоркапьцев утверждает, что "корни коммунизма - в глубокой древности, в равенстве и коллективизме всех членов первобытнообщинного социума" и "на этой же основе возникла и религия, идеологически закрепившая равенство и братство между людьми".
Здесь что ни слово, то полный нонсенс! Во-первых, в первобытном обществе никогда не было полного равенства, и в нем возникает собственно еще не религия, а ее ранние малоструктурированные формы, не выкристали-зовавшиеся из первобытного синкретического культурного комплекса. Это - фетишизм, магия, анимизм, тотемизм, аниматизм. Религия как сложная разветвленная система возникает лишь с появлением классового общества, в котором даже сама мысль о равенстве была преступной.
Во-вторых, истоки (основа) религии и истоки коммунизма лежат на самом деле в разных плос-косгях человеческой практики. Религия изначально отражает несвободу, ограниченность, зависимость человека. Идеи коммунизма, наоборот, лежат в той стороне социальной практики, в которой находит свое проявление свобода. А свобода как исторический феномен есть выражение развивающейся и углубляющейся трудовой деятельности и социальной борьбы, в ходе которой ее субъект (человек, класс, социум в целом) преобразует не только окружающую действительность, но и самого себя. И чем полнее развивается этот процесс, тем меньше места остается для бога и, наоборот, тем больше пространства получает сам человек. ` В-третьих, в центре всей религиозной системы ценностей находится бог, а в центре коммунистической - человек. Разница, как видим, огромная.
Наконец, в-четвертых, в историческом плане развитие религии и коммунизма идет в разных, по сути противоположных, направлениях, как, скажем, идут навстречу друг другу железнодорожные составы по па-раллельным линиям рельсов. Так, раннее христианство явилось "одним из ре-волюционней-ших элементов в духовной истории человечества" (Ф. Энгельс). Оно, как движение угнетенных масс, звало к избавлению от рабства и бесправия, провозглашало достоинство человека независимо от его социального положения в обществе.
Однако впоследствии христианство утратило свой бунтарский, революционный дух и стало играть совсем иную идейную и социальную роль. Оно в конечном счете стало благословлять систему эксплуатации и порабощения, сословных и классовых привилегий. И эта его позиция сохраняется и до наших дней.
Иное дело - коммунистические взгляды и идеи. От наивных и утопических они выросли до стройной системы научного коммунизма, получив реальное воплощение в жизнь XX столетия. И этот бесценный опыт учит: не религия, а социализм на деле освобождает человека от рабства и угнетения. Происходит тот исторический скачок, который Ф. Энгельс назвал переходом из царства необходимости в царство свободы.
Пример второй. В.И. Зоркаль-цев с удовольствием (это видно из контекста статьи) обращается к одной из страниц сталинского периода государственно-церковных отношений, однако практически обходит молчанием ленинское теоретическое и практическое наследие. Говоря же о сталинской политике в отношении церкви, он по сути повторяет миф, кочующий из публикации в публикацию, миф, который очень любит и Г.А. Зюганов. Согласно ему, И.В. Сталин, дескать, отказался от прежней политики в отношении РПЦ и изменил к ней свое отношение по двум причинам: во-первых, потому что сам был выходцем из той среды, а, во-вторых, (это подает-. ся полунамеком) понял, что без церковного участия победы в войне с фашизмом не видать.
В.И. Зоркальцев пишет, в частности: "Имея церковное образование, И.В. Сталин, будучи преданным коммунистическим идеалам, все-таки пришел к однозначному (?!) выводу о необходимости поддержки церкви".
Вывод для читателя, что называется, положен на поверхность: "И.В. Сталин сумел соединить свои коммунистические идеалы и поддержку церкви" (разве Г.А. Зюганов не делает то же самое?!).
На самом деле все было иначе: И.В. Сталин внес существенные коррективы в государственную политику потому, что был последовательным марксистом, а значит, и диалектиком, но вовсе не богостроителем. Это произошло в новых исторических условиях, когда церковь окончательно отказалась от конфронтации - вооруженной и идейной - с Советской властью. Если в период Великой Октябрьской социалистической революции и в годы гражданской войны РПЦ была на стороне контрреволюции, то в годы Великой Отечественной войны она встала на сторону народа, т.е. Красной Армии, Советской власти. Морально и материально она существенно помогала общей победе над врагом. И Сталин это по достоинству оценил. Его позиция, таким образом, была диалектически гибкой и вытекала в целом из ленинской методологии подхода к церкви в зависимости от конкретно-исторических условий.
Вспомним, Советская власть, установившаяся после 1917 г., не повела борьбу с церковью как социальным институтом, она стала решать проблемы своих взаимоотношений на иной основе, т.е. на основе отделения церкви от государства и школы от церкви. "Государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. -писал В.И. Ленин еще в 1905 г. -Всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, т.е. быть атеистом. Полное отделение церкви от государства - вот то требование, которое предъявляет социалистический пролетариат к современному государству и современной церкви".
И это была не конъюнктурная, а принципиальная политика, которая с первых шагов Советской власти начала проводиться в жизнь. К сожалению, в этой политической линии имеется немало мрачных страниц, отражающих действительно вульгарное богоборчество и невежественный волюнтаризм партийных и советских чиновников. Об этом написана большая литература и повторяться нет смысла. Скажем лишь, что подтвердились слова В.И. Ленина о том, что "много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства". Но особенно вред был от тех, кто в разные годы Советской власти гтрактиковал авантюру политической войны с религией. И этому, конечно, оправдания быть не может.
Однако это лишь одна сторона проблемы - сторона партийно-советская. Именно о ней охотно пишет В.И. Зоркальцев, предлагая на съезде партии "осудить немотивированное богоборчество в прошлом". Но он, как, впрочем, и другие его единомышленники, умалчивает о другой стороне. Ведь была еще церковь со своей позицией, политической ориентацией. Известно, что значительная часть духовенства, в основном высшего, выступала против Советской власти, занимала контрреволюционную позицию. По сути, борьба с Советской властью со стороны церкви растянулась на oцелое десятилетие, вплоть до 1927 г. Однако об этом Виктор Ильич ничего не сообщает, как и не ставит вопроса об осуждении контр-
Революционной деятельности ПЦ. Нет, мы тоже не настаиваем на этом, что случилось - то случилось. Речь о другом: история -штука серьезная, и ее не надо пропалывать по субъективному желанию: одному - проклятия, а другому - аллилуйя...
А то читаешь строчки статьи "КПРФ и религия", и создается впечатление, что это - гимн, сплошной панегирик церкви и религии и одновременное разоблачение материализма, социализма и их приверженцев:
1) "польза от них (т.е. священнослужителей - B.C.) для партии нередко больше!!), чем от некоторых философов-материалистов";
I 2) "не зарегистрировано ни одного верующего, вышедшего из КПРФ по мотивам веры. А неверующих, предавших идею (какую? - B.C.), к сожалению, немало".
Кого имеет в виду Виктор Ильич, не совсем ясно. Уж не тех ли партбилетоносцев во главе с Б.Н. Ельциным, демонстративно осеняющих себя крестами в свете телевизионных камер?
Однако обвинения в адрес философов-материалистов этим не ограничиваются. Они, видите ли, "повинны" еще и в том, что религиозный вопрос в России выдвинулся сегодня на первое место, вокруг него все сильнее разгораются идейные и политические страсти. И в этом чуть ли не повинны Сапрыкин и К`.
Р.Сапрыкин, кандидат в члены ЦК КПРФ, доктор философских наук
"Гласность", N8/283
Продолжение следует.

Трудовая Тюмень

* 2001 * N 8 (460)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован