12 декабря 2005
1843

Борис МАКАРЕНКО. Электоральная интрига

Борис МАКАРЕНКО, заместитель директора Центра политических технологий, член Экспертного совета "ПЖ"


Уроки московского голосования
Важными выборы Московской городской думы считали все. Кто-то указывал на их роль как фактических "праймериз", то есть самых важных региональных выборов точно посередине между прошлыми и будущими парламентскими выборами, и эту важность невозможно отрицать.

Самая существенная, на наш взгляд, интрига оставалась почти незаметной большинству наблюдателей. 4 декабря состоялись первые значимые выборы после вступления в силу всего комплекса новых избирательных правил. На протяжении всех последних лет "входные барьеры" на рынок политической конкуренции постепенно, но неуклонно повышались: поднялся заградительный барьер, исчезла возможность образования предвыборных блоков, повысился размер избирательного залога и одновременно ужесточились правила сбора подписей. Московские законодатели пошли еще дальше, отменив графу "против всех", установив предельно высокий отсекающий барьер в 10% и понизив порог явки до 20%.

Как же прошло это соревнование? Как вели себя партии и кандидаты? Как сработали новые правила? Какие выводы для городской и федеральной политики мы можем сделать по итогам выборов?

Для ответа на эти вопросы - помимо всего прочего - мы располагаем данными предвыборных опросов и экзит-полла.

Урок первый

Итак, самый общий урок выборов: система заработала. Избиратель рационально среагировал на смешанную избирательную систему, избрав в парламент партию власти и левое и правое "крылышки" к ней. Явка была выше, чем на прошлых выборах и составила почти 35% - это первый ответ Центризбиркому, сомневавшемуся в правомочности снижения порога явки до 20%.

Порча бюллетеней в условиях отмены графы "против всех" составила всего 5,6% - и это при снятой с выборов партии со вторым рейтингом! Кстати, по данным экзит-полла нашего Центра политических технологий (весьма точно угадавшего все основные результаты выборов), 2% избирателей все-таки проголосовали за вычеркнутую "Родину", то есть в другой ситуации этот показатель был бы еще ниже. Примерно столько же (5-6%) портили и бюллетени в одномандатных округах - гораздо меньше, чем голосование "против всех" на прошлых голосованиях в столице. Вот и второй ответ на претензии Центризбиркома: как только государство перестало провоцировать избирателя на протестное голосование, внося в бюллетени графу "против всех", оно резко снизилось. Правда, уточним: это свидетельствует о весьма высоком благодушии московских избирателей, которого может и не быть в других ситуациях и в других регионах, особенно если общий уровень доверия к власти снизится или с выборов будет грубо снята личность с яркой харизмой (типа нижегородского Климентьева или приморского Черепкова).

А вот что касается заградительного барьера, то он высоковат. 10% на этих выборах - это 227 тыс. избирателей. ЛДПР, к примеру, получила 191 тыс. голосов и ноль мандатов. Правда, и так эффективность голосования в Москве оказалась высокой: в думу прошли партии, набравшие в сумме 75% голосов - выше, чем на прошлых федеральных выборах. Однако при семипроцентном барьере этот показатель составил бы рекордные 83% (так что по этой позиции критику Центризбиркома, пожалуй, следует признать обоснованной).

Урок второй

Уровень конкуренции на "одномандатном компоненте" выборов снизился, и главным следствием этого явления стала "партизация" выборов. Понижение конкуренции - рациональная реакция политиков на повышение входных барьеров. Регистрация через залог подорожала (в Москве на этих выборах она составила 1350 тыс. руб.), а регистрация через подписи усложнилась. Поэтому на выборах стало меньше как "городских сумасшедших", выдвигающихся, чтобы показать себя (им дорого), так и амбициозных предпринимателей (они рассчитали, что вероятность окупаемости повышающихся затрат слишком низка). Действительно, из всех независимых кандидатов лишь двое смогли набрать более 10%. В основном против фаворитов-инкумбентов выдвинулись кандидаты от думских партий или других реальных партий. И здесь наблюдается интересный феномен. Как свидетельствует статистика (см. таблицу), результаты партийных кандидатов в высокой степени коррелируют с показателями по партийному списку.

Для федеральных выборов данный вывод, казалось бы, не имеет никакого значения: там одномандатников, увы, не будет. Однако он подтверждает, что "случайных людей" в политике становится меньше и соответственно значимость "партийного флага" для избирателя возрастает - по крайней мере "при прочих равных".

Урок третий

Московские депутаты в массе своей хорошо работали с электоратом: регулярно отчитывались о своей работе, реагировали на запросы, порой и "подкармливали"; много внимания уделяли и налаживанию связей с исполнительной властью. Теперь система приоритетов для депутата меняется. С мэрией он будет общаться через фракцию: все равно голосуют в первую очередь за партийное знамя. В Москве-то как раз угроза ослабления связи с избирателями не очень высока. Помимо 15 опытных одномандатников в думе будет не менее семи списочников, также избиравшихся ранее по округам, то есть общий навык, побуждающий депутата "не забывать о народе", имеет шансы сохраниться хотя бы благодаря "критической массе" избранников, привыкших работать именно так. Но есть ли гарантии, что в Государственную думу придут такие же "списочники"? Добавим, что в Москве группы "списочников" жестко привязаны к территории привычных избирательных округов Госдумы, тогда как федеральное законодательство предусматривает "нарезку" территориальных групп по куда более свободным правилам. Так что зафиксируем потенциальную угрозу ослабления связи федеральных депутатов со своими избирателями, что чревато дальнейшей делегитимацией законодательной власти и партий.

Урок четвертый

Все же партийная система еще не вышла из кризиса. Из десяти зарегистрированных партий одна снята, три прошли, одна думская чуть-чуть не дотянулась. Но из остальных пяти партий можно назвать только "зеленых" - им всегда обеспечена пара процентов избирателей. А вот остальные четыре - не партии, а "спойлеры" - политические проекты, не способные ни на что, кроме поверхностной критики или имитации более серьезных партийных игроков. "Спойлер" по-русски - "портильщик". Так, Партия жизни портит жизнь "Единой России", "Свободная Россия" - либералам, "Социальная справедливость" - коммунистам, "Народная воля" - "Родине". Целесообразность подобной "порчи" для верхов небесспорна: так, нетрудно представить, зачем понадобилось воровать голоса у "Яблока" и коммунистов, с "Родиной" вышла накладка: партию сняли, а "портильщик" остался, заняв малопочетное последнее место, а вопрос, кому и зачем понадобилось отнимать голоса у "единороссов", требует слишком пространных размышлений. В итоге у всех фаворитов "спойлеры" отняли понемножку, но ничем серьезным не навредили, зато урон солидности выборов нанесли - без малого 9% голосов на выборах было подано, честно говоря, ни за что.

Урок пятый

Выборы в Москве прошли почти идеально гладко. Даже скандальное снятие "Родины" не спровоцировало сильной эрозии легитимности. Сопоставление результатов с данными опросов, экзит-поллов и такими тонкими, но показательными деталями, как доля голосов, поданных в переносную урну или через открепительные удостоверения, позволяет отвергнуть гипотезы о сколько-нибудь заметных искажениях воли избирателей. Но подчеркнем, что эта гладкость достигнута благодаря консолидированности московской власти, которая сработала исключительно четко: отобрали сильных одномандатников, составили список, нашли выигрышный имидж "команды популярного мэра". Против такой команды по спискам еще можно было бороться, но в округах она была практически непобедима. Из всех кандидатов в депутаты реальную конкуренцию победителям смогли составить лишь шесть соискателей, получивших 20-28% голосов избирателей.

Будет ли власть в других регионах и в центре настолько же "отстроенной", а потому уверенной в себе и не впадающей в соблазн грубых решений (даже в Москве не обошлось без снятия оппозиционных партий)? Будет ли она настолько же популярной, а потому поддерживающей в обществе благодушие, а не протест? За два года до федеральных выборов однозначный ответ я бы дать не решился.


No 42 (93)
12 декабря 2005
http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=35&tek=4689&issue=134
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован