Эксклюзив
22 июля 2002
2817

Божий зов Росии или империя любви

ОТ АВТОРА
В данной книге в художественной форме и с научных позиций раскрыт механизм возможных отношений нового общественного строя, где основным стимулом к жизни должна стать любовь.
Книга несет открытый дискуссионный характер.
Детективное развитие общества и политические реалии нашей жизни скрестились и определили форму раскрытия данной темы. В связи, с чем видным политическим деятелям желательно отнестись с юмором к отдельным эпизодам, к которым пришлось прибегнуть, выдерживая рамки данного детективного жанра. Да простит меня Бог, если кому-то что-то, в книге покажется вызывающим!
Надеюсь, что книга попросит вас задуматься над жизнью и даже если окажется трудным, но в любом случае полезным чтением.
С уважением, Виктор Шубин.
Книга написана 9о-96гг. и подготовлена к печати в 1999 г.
Автор выражает благодарность единомышленникам, поэтам, композиторам и первым исполнителям: Татьяне Викентьевой и Александру Раджанову за и исполнение по стихам из книги песен, что делает альбомы их песен и книгу совместным ПРОЕКТОМ 2-х ИМПЕРИЙ и сердца и мысли.

П Р О Л О Г

` Сначала было слово...` Но, `...если я говорю на языках людей и даже ангелов... обладаю даром прорицания... исполнен глубокой веры, так что могу двигать горы, но не ведаю даром любви, то я - ничто... `
( из библии.)


Обманутым народам
бывшего Союза, в память
их борьбы за светлое буду-
щее, и детям своим пос-
вещаем с любовью.
Уверуйте и сотворите этот мир.

Красивая, бальзаковского возраста, женщина непонятной национальности, ввиду слегка смугловатой кожи лица, с большими добрыми и, немного грустными глазами, в сером элегантном пальто и шляпе, зашла в приемную Государственной Думы, напевая незнакомую песенку. (Текст песни `Империя любви. `, дан в приложение) Она вежливо поздоровалась, и добродушно улыбнувшись, обратилась к охране.
- Мне необходимо передать материалы на имя Председателя Селезнёва
- Это сюда, - ответил сидевший за столом охранник в форме милиционера и поинтересовался. - Что отправляете?
Женщина вздохнула и, немного промедлив, с усмешкой ответила:
- Большой презент думской упряжке из могильной мастерской племени `отрыли`. Здесь косая сотня кованых прозреньем страниц, как подковы наудачу. Пусть не скользит она по крутой дороге прогресса. Сейчас они нечего не делают, только с демократией спят и думают что это предел человеческой мечты.
Разумеется, я шучу...
- Красноречиво. Мать его как. Любите красиво говорить?
- Мысль если она не бессмыслица, всегда красочна и уже прекрасна тем, что является энергией жизни.
- Хотите, наверно, чтоб от ваших великих мыслей вся Дума онемела? - в тон ее манеры разговора ответил охранник.
- Наша Дума, как законошвейная мастерская, старается всех одеть, а глядь, народ - то голый. Из-за отсутствия царя в голове, немеет только от собственной неспособности проглотить предложенное и разжеванное. Как бы не пришлось, что Ваньку чеховского в ученье, энтой мордой, как селедкой в харю тыкать, для вразумления. Давно я тутич не была - со времен бытности Совета Союза. Кое - что, кажется, изменилось, но говорят; когда в доме терпимости товарок меняют, порядки остаются прежними, только цены меняются.
- Сейчас вся страна, как большой дом терпимости, все думают, что демократический бардак- это временно и его можно оттерпеть, а законы терпеть сам Бог велел, - по-прежнему выдерживая навязанный полушутливый тон беседы, продолжал развивать тему охранник. Внимательно рассматривая посетительницу, он, обратив внимание на не тонкие в перстнях пальцы, и широкой не женской кости ладонь, добавил:
- Вы кто по профессии и национальности?
- Свободный Советский безработный, бард философии или еще кто, сама не знаю. Без определенного места жительства и рода занятий. Мой адрес, дом и Родина - пропитый Советский Союз. Его, можно сказать, рассосали удельными быками на княжества. А я все пытаюсь его найти и вернуть, и все свое ношу с собой и в себе. Веду боевые молодежные группы и пишу музыку к своим стихам. Обучаю искусству борьбы и не только. Владею магией. А что касается национальности, то это не цвет кожи которая вас смутила. Культура, с которой живешь и которую развиваешь, есть национальность .
- Оригинально. Вам нечего терять?
- Терять?! - Она задумалась. - Родины уже нет. Жизнь? Знать бы за что? За рукотворный рай на земле? За любовь, за Бога! Не знаю. Даже если найду спрос на свою душу, готова положить в
жертву. В этом счастье и смысл моей жизни, Однажды я это уже пыталась сделать. Четыре пули, вынутые из моего тела, после печально известных событий у Белого дома, жертвенного приношения не остановили. Так как души многих моих друзей, мозги которых аккумулятивными снарядами были размазаны по стенам этого рокового вместилища, призывают меня ко многому. Мозги турки отскоблили, кровь замазали, с присущим им импортным безразличием, но что сделать с памятью? - Гостья положила в папку газету, по-видимому, с ее публикацией, и небольшого объема напечатанный материал. - Мне нужен регистрационный номер.
- Это вы узнаете по телефону. Вон там, на стене, прочитаете. Женщина направилась к табличке на стене. Проходя через арку металоискателя, вызвала его резкий звонок.
- Что у вас в кармане, оружие?
- Да, пистолет.
- Выложите на стол.
Дама вынула пистолет и положила, как велели. Пока она записывала номер телефона, охранник с любопытством разглядывал оружие.
- Теперь покажите разрешение на ношение оружия. - Она усмехнулась. Подошла к пистолету и, подняв его, выстрелила вверх. Выстрел был холостым. - Вот видите - это `воздушка`. Разрешения не требует.
- Но у вас, судя по оставшемуся звону, в металлоискателе есть еще и боевой.
- Есть, конечно, но не с собой. А звон этот с болью, не то, что вы думаете, это свинец под сердцем. Наш болезненно разложившийся мир, к сожалению, не эта арка; на такую боль внимания не обращает, он стал служить только насилию и капиталу, и я, как его порождение, вынуждена стремиться иметь и то, и другое, хотя ценю и проповедую любовь и только перед её красотой и преклоняюсь. Я по натуре и гороскопу огонь и всегда горю чувствами, когда очарование, как ветер, врывается в меня.
- Наши народные представители - народ сдержанный: ни такой жгучей страстью, ни болезнью безразличия не страдают.
- Я очень сомневаюсь. Мне кажется, у них, если не профессиональная анемия, то глухота дремучая, особенно на зов к разумному и прекрасному с чужой биографией. Обидно, печально, но это уже проверенный факт. Скорее всего, и на отправляемый сейчас материал они не скажут ни тпр...ру, ни ну. Даже если большую часть их, за преступное пренебрежение к предложениям и чаяниям людей из народа взять в заложники, а оставшихся под угрозой смерти заложников заставить обсудить все предложенное, оставшиеся только возрадуются, и будут ждать исполнения ультиматума. Они, по- моему, и сами готовы друг другу глотки перегрызть.
- Похоже, что вы предлагаете, что- то интересное, если не мерзопакостное и душедробильное, а что, если не секрет?
- И вовсе нет, и не предлагаю. Я пока прошу конкретного участия в разработке и учреждении Устава `ИМПЕРИИ ЛЮБВИ`, как системы высших духовных ценностей. Только народ, в лице своих избранников, через Учредительное Собрание имеет полное право со всеми юридическими и логическими основаниями на Учреждение и нового общественного устройства, и коронацию его преемственной, родовой контрольно - конституционной власти в лице исторической династии.
- То есть Царя? - Спросил охранник.
- Да, как историческую честь и совесть России. Но к утверждению такой воли `думцы` пока не готовы, так как таковой сами не обладают и роли этой пока не осознают. Не понимают они и то, что должны честно, а не с обманом служить душе и совести народа, жить с ее советом и делать во благо, контролируя себя любовью людской, чтобы всегда быть в родовой чести и убояться проклятия, как кары небесной, иначе душой народа не стать. Есть такое понятие - ум сердца - божественный дар, его нельзя терять.
Кто из сегодняшних владык не обманул? Капиталистический `рай` вернул, а народ то против этого был. Этот великий обман еще аукнется потомкам тех, кто его сотворил. Поверьте, я бы не хотела, чтобы прекрасное будущее на земле утверждалось насильственным образом или обманом.
Мило улыбнувшись, дама, стала удаляться.

- Можно вас проводить? - Подойдя к ней, спросил сотрудник и попытался взять под руку с левой стороны. Почувствовав что-то твердое между пышной грудью и локтем руки. Он догадался, что это рукоятка другого револьвера, и незаметно дал сигнал напарнику, до этого молча стоявшему в тени кулуара.
- Не берите меня под руки и, во всяком случае, только не с этой стороны.
-Ничего страшного, я вас возьму с другой, - успев подойти, и взять справа, сказал его напарник.
- Не круто для одной дамы?
- Вам необходимо пройти с нами. Мы хотели бы познакомиться с вами поближе. Личность вы довольно одиозная, в смысле необычности, и чем-то настораживаете
- Ах, вон что. Ну, извините. Видимо, придется размяться. - В это мгновение два мощных локтевых удара в обе стороны - и незадачливые охранники в бессознательном состоянии, как снопы, рухнули на землю.
- Хилые мальчики. Не ожидала. Меж ладошками хрустнули. Да простит меня Бог. Я не хотела, - промолвила, перекрестившись, она и скрылась за дверью. Однако когда она освобождалась от своего захвата из ее кармана выпала аудиокассета с записями ее песен.
Через некоторое время в приемную вошел мужчина средних лет в лазурно-голубой накидке с капюшоном, как будто ризе. Пришедший в себя один из охранников в это время прослушивал на магнитофоне поднятую с пола кассету. Поинтересовавшись у вошедшего, не видел ли он, куда удалилась выходящая отсюда женщина, в ответ получил усмешку:
- Выкиньте все мысли об этой женщине из головы и забудьте о том, что с вами случилось. Послушайте лучше музыку, это ее песни, написанные в юности но, как и раньше еще обладают гипнозом. - Затем, сунув упаковку долларов в карман охранника, добавил:
- Это вам частичная моральная компенсация, чтоб вы не помнили зла, и предоплата за предстоящую работу. Разработайте сценарий терракта, а точнее политической акции, используя работу, которую положила вам на стол эта женщина,
Напрягите для этого, на полную катушку весь свой криминальный опыт и богатую фантазию, положение и связи в органах. Не смотрите на меня таким большим чучельным разводом глаз. Мы осведомлены: ваши таланты, способности и возможности - это Божий дар.
Это же уголовщина. Вы склоняете меня к нарушению закона. А с фантазией у меня - искушению лучше не подвергать. Даже уголовники могут позавидовать, такое, как мне, им и не снится. Я каждую ночь во сне караю идиотов.
- Вам и карты в руки.
-Не искушайте меня моей слабостью. Можете пожалеть.
- Мы понимаем ваш страх и всю необычность нашего предложения. Вы свободны в выборе решения, но зря колеблетесь. Помните? Как там, у известного всем автора:`...помолчи, промолчи- попадешь в палачи.` Так вот думцы своим кровавым молчанием убили, без суда и следствия, не одну попытку достучаться до их разумного решения. Так что к этим палачам оправданной будет самая кощунственная по фантазии и дерзости кара. Они сотворили достойный грех для покаяния, и секира в эту участь, как Божья благодать, уже уготовлена. Во- вторых, зарубите себе раз и на всю жизнь. Люди, создающие и борющиеся за торжество нового общества, всегда вне закона. Их можно судить только по законам того общества, которое они создают. Интеллект низшего порядка не в праве судить то, что выше его на голову. Будьте спокойны, история вас не забудет. У вас только два выбора: или умереть бесславно, или стать героем.
Похлопав дружески по плечу охранника, неизвестный удалился, повесив в воздухе фразу:
- Мы не угрожаем, но вас, с Божьей помощью (если надо и шарик перекопаем) завсегда везде найдем, и воздадим должное, и возрадуем по заслугам. Торопитесь и, главное, не проболтайтесь.
Немного погодя после того, как второй охранник тоже пришел в себя, они, ста ли обстоятельно обсуждать случившееся. Однако о посещении мужчины в лазурево - голубой накидке, похожей на мантию, второй охранник так ничего и не узнал. В конце - концов, посмеявшись над собой, они стали играть в шахматы, слушая ее кассету- Ты знаешь, почему женщин в охрану не берут? - спросил один другого.
Напарник, чувствуя подвох, задумался.
- Не думай. Говорят, они делать не умеют, а тут нас баба сделала. Ты что ни будь, понял?
- Женщины эмансипируются, требуя для себя равенства во власти, и как видишь, некоторые не уступают мужчинам. Если рассматривать с численного превосходства их в обществе, то по демократической логике и во власти их должно быть больше чем нас мужиков.
- Так-то оно так, но позвольте с вами не согласиться, - объявляя шах, возражал другой. - Мужская часть населения, видимо, более талантлива, Историю славы земли одни мужи представляют и потому уже этим большинством они утверждают свое представительство во власть. Требовать большего женщины не имеют права. Талант хозяйки права на управление миром не дает.
- В этом вы правы, в историю выдающихся личностей женщин не густо. Их можно и по пальцам пересчитать.
-Вот вам и решение вопросов женской, да и национальной дискриминации, хотя каждая страна должна опираться на свое национальное представительство. Политика национального протекционизма с учетом интересов развития своего национального меньшинства рано или поздно станет определяющей политикой каждого государства. В международном плане протекционизм этого представительства должен определяться историческим представительством великих мужей нации в мировой культуре. - Положив короля набок, закончил дискуссию напарник, объявив своему противнику мат.
После того, как один из охранников удалился, ссылаясь на недомогание, оставшись в одиночестве, охранник, получивший странную предоплату, сел за стол и задумался.
- Да, это, кажется, не шутка, и возможность терракта, - подумал он про себя, вспоминая всё, - может стать реальностью. Исходить это, скорее всего, будет даже не от автора. Надо просмотреть её работу.
Подпевая одной из песен посетительницы звучавших с
магнитофона, он раскрыл ее работу.
На улице за окнами было уже темно, когда милиционер, с удовлетворенным любопытством, уложил в папку, просмотренный материал. Откинувшись на стуле, он стал размышлять:
Из всего прочитанного ему было ясно только одно, что в работе предлагается новый общественный строй без насилия и вражды. Необходимость этого он отчетливо понимал и сам. Рыночные отношения в бесконечной конкуренции меж собой за деньги воспроизводили нищий народ, вынуждая человечество к борьбе, переходящей в преступность и вражду с ее крайними формами терроризма. Войны это всего лишь следствие этого преступного мира.
Человеческая жизнь в таком обществе ничего не стоила. К этому безумному обществу буржуазной демократии, скрывающей буржуазную диктатуру злата, как к идеалу свободой лжи вели политики народ. Он свято верил, что рано или поздно человечество найдет другие формы власти над миром, а войны будут рассматриваться безумством этой цивилизации.
Виртуальный бой вот все что останется от этого мира вражды будущему. - Мысленно уверял он себя.
В прочитанной работе он нашел подтверждение своим мыслям. В ней оптимизировались формы борьбы, но уже не в погоне за прибылью и властью, а за жизнь и ее социальный статус. Борьба из кровавой вражды всех против всех со страстью к наживе превращалась в страсть творить добро. Экономическим показателем добра являлся социально-экономический статус делающий человека экономической личностью.
Ради достижения этих целей не может быть греха, даже с применением крайних средств борьбы, решил он, и как под гипнозом вновь задумался, дав волю своей фантазии, но теперь уже по поводу возможного развития событий.

* * *
Об этой политической акции не писали газеты и не шумели в средствах массовой информации. Все прошло быстро и закончилось так же неожиданно, как и началось, но стало
совершенно секретными обстоятельствами.
На одном из заседаний Государственной думы в зале неожиданно погас свет. Паника, возникшая по этому поводу, прервалась довольно резким голосом из темноты:
- Господа думские заседатели, просим соблюдать полное спокойствие. Дума капитально блокирована, охрана полностью заменена и поддерживает нас. Мы пришли сюда выполнить предрешенную вами божественную миссию. Карой святой очистить ваши души от скверны, через жертвенный акт поклонения благородному. Примите это, как ниспослание Божьего Суда, возмездием за пренебрежение к гласу разума. А потому совестливо призываем вас к смирению и волей чести в покаяние просим учредить Устав богоугодного общества любви. Сегодня мы его возносим, как меч духовности народной и тенью уже его будем карать каждого неверного заботам его Божьего возрождения и промысла. И, не приведи Господь, чтоб постигла вас кара еще кощунственнее, чем участь, постигшая предшествующие Верховные Советы и Думы.

* * *
Следственная группа, рассматривающая материалы по этому делу, внимательно прослушивала кой- какие, с трудом полученные на диктофонах записи с аудиокассет. Однако, из-за помех в зале, прослушиваемость их была плохой.
- Уже при зажженных свечах, в полумраке ,- объяснял один из думских заседателей, - они, люди эти в небесных накидках и масках, приказали всем раздеться. Всю верхнюю одежду попросили
собрать и уложить в груду перед трибуной для сожжения. Раздали всем по белой простынке с брошюрой под названием `ИМПЕРИЯ ЛЮБВИ`. К ней был приложен Устав многоуровнего Богодержавного общества `Складчина`.
-Когда всё сброшенное с вас ,- объявили они, - предастся очищающему огню и соответствующему обряду, а представленной работе `Империя любви` будет оказано действенное содействие, наступит момент вашего прощения.
После чего всех попросили поторопиться с раздеванием и облачиться в простыни, дабы приготовиться к явлению покаяния и причащения.
- И что, никто не оказал никакого сопротивления? - спросил один из следователей.
- Все некоторое время были как в шоке и не двигались. Но, эта ситуация усложнилась, когда Старовойтова от возмущения подняла визг, за оказание сопротивления ей обрили голову, раздели догола и, умотав белой простыней, привязали к трибуне. Напряжение спало, когда она привязанная от отчаянья стала петь песню похожую на призыв сменить пол России. (Текст песни Старовойтовой приведен в приложении)
- Трибуна эта - воронье место, олицетворяющее вашу внутреннюю сущность, - говорили они, перебивая ее пение. -На большее вы не тяните. Вы плохо думаете, но много говорите, играя на примитивной логике зомбированных мирян. Мы, кажется, достойно соединили ваш фанатично - безжалостный дух преклонения прело - силосному капитализму с вашей трибунно - винегретной плотью думского `уткозвона` демократии.
Жириновскому кара выпала еще более жуткая: ему, чтоб успокоился и не лез на рожон, пальнули в зад из пистолета чем-то очень едучим, похоже солью. От этого он по собачьему взвыл и
с разодранным задом несколько раз пробежался вприпрыжку вдоль трибун. Успокоился только тогда, когда ему эту пятую точку кто-то из своих единомышленников промыл, но все равно до конца этого рокового заседания он периодически садился отмокать в неизвестно откуда кем-то раздобытую лоханку, похожую на тазик, при этом жутко матерился, проклиная весь белый свет и, превозмогая боль, горланил песню. (Текст песни Жириновского дан в приложении). Его время от времени безутешно одергивали и подбадривали.
- Владимир Вольфович, что поделаешь, не обессудьте, карты ложатся так. Вы же хотели помыть ноги в Индийском океане, а пришлось мыть пятую точку. Утешайте себя тем, что мечта ваша осуществилась. Постарайтесь представить, что лоханка эта - ваш Индийский океан
- Чего же они хотели от вас добиться раздеванием? - задал вопрос вслух, как будто сам себе, во время паузы рассказчика, следователь.
- Очищения от скверны, видимо, - ответил один из
потерпевших, - Наши одежды, по их мнению, были носителями негативной информации. Вот и очищали нам и ауру, и душу.
- Средневековый приём борьбы с ведьмами или издевательство? Спросил один из следователей
- Неясно, но разделись все только тогда, когда очищение в воде купанием стало явно угрожающим ощущением. Сначала кто- то из налетчиков крикнул:
- Господа, вода! - Все сразу почувствовали, как ноги погрузились в воду. Женщины мгновенно подняли юбки и с визгом заохали: Вода! Во - да! - Вода действительно как будто хлынула под тумбы и прибывала очень быстро. Казалось, разверзлась над головами высь, из которой невероятным потопом она и изливалась. Когда воды стало столько, что, даже, забравшись на кресла и тумбы, нельзя было не захлебнуться, все моментально скинули с себя все одежды и, кое-как барахтаясь на поверхности, стали кричать, призывая к спасению.
- Тонущие да попадут в ад, - периодически слышали мы в ответ на свои стоны и призывы о помощи. Когда на поверхности воды появились несколько больших спасательных кругов, мы увидели, что на одних были надписи ` строй капитализм`, на других `строй социализм`, и только на одном большом было название `Империя любви`
- Воля ваша Богом исполнена. По умалению вам жаловано спасение. Спасайтесь, кто может, - подбадривал нас какой- то глас, доносившийся с высоты. Поднимая роковую волну над головами утопающих, он, плескаясь ею, как будто издевался над нашими судьбами.
Бросились мы в панике сначала каждый по своим убеждениям: кто к капитализму, кто к социализму, но, как будто в пророческом назидании грядущей действительности, тонуть стали вместе с этими кругами. Все-таки, видимо, власть, державшаяся на гнете физическом и финансовом действительно, не от Бога и спасения грешникам дать не в силах - ибо не в деньгах счастье, а в служение любовью ближним и счастлив душой, и жив человек.
Как только мы все зацепились за круг `Империя любви `, так и вода исчезла , как и не было ничего, только одежды наши смыло к трибуне. Они вокруг ее не валялись небрежными кучами . Собирали
мы их в кучу у трибуны, уже повязанные простынями, как просили.
Было очевидно, что воля наша была окончательно сломлена, и нас, видимо, всех охватило безысходное чувство всеобщей покорности. Огонь страха стоял перед глазами у каждого, сжигая все остальные ощущения. Голова вроде бы все осознает, а тело было не подвластно сознанию. Микрофоны в зале были отключены, видимо, во избежание прослушивания. Два человека, восседавшие по обе стороны от Председателя Думы, в масках голубой лазури и мантиях, как инквизиторы средневековья, после некоторого успокоения зала, спросили в громкоговоритель:
- Вы господа заседатели знакомы ли с розданной вам работой под названием `Империя любви`.
После некоторого молчания стали неохотно доноситься различные отклики. Было ясно, что основная масса с данной работой не знакома. Тогда названную работу они решили зачитать, со своеобразными разъяснениями отдельных концептуальных ее положений.
Следователь включил диктофон:
- Вот слышите на диктофоне, они как `школерят` все фракции по очереди петь и прикрякивая танцевать заставляют, чтоб не замерзли так говорили. После когда все отпрыгались и отпелись председателя читать работу заставили.
- Хорошее веселое начало, и не бездарное название, сказал, сдерживая усмешку, следователь и, склонившись над лежащим перед ним текстом, тоже стал с любопытством читать, стараясь понять написанное.

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован