10 декабря 2006
288

БУДУЩЕЕ ЗАВИСИТ ОТ ПРОШЛОГО

Академик РАН Вениамин Васильевич Алексеев - известный российский историк, крупный организатор науки - заместитель председателя Уральского отделения РАН, создатель и директор первого на Урале Института истории и археологии УрО РАН, лауреат Демидовской премии 2006 года.

С академиком В.В. Алексеевым беседует журналист Ирина Щеглова.

Вениамин Васильевич, в настоящее время к Российской академии наук власть предъявляет серьезные претензии. Утверждается, что фундаментальная наука оторвана от жизни, она не отвечает требованиям времени.

Можно ли сделать какие-либо важные для современного общества выводы из нашей истории? Россия на протяжении жизни одного-двух поколений несколько раз сменила социально-экономический строй: буржуазно-помещичий, социалистический, рыночно-капиталистический. Делаются ли у нас прогнозы на будущее или, действительно, история никого ничему не учит?

В.А. В свое время выдающийся историк Василий Осипович Ключевский говорил, что история наказывает за невежество и пренебрежение тех, кто у нее не учится. Сейчас к Академии наук относятся в лучшем случае скептически, а чаще всего глумятся над интеллектом страны. Наука не востребована государством. Перед наукой, в том числе и перед исторической, не ставится конкретных задач.

Между тем, наши ученые и при таком отношении свято исполняют свой профессиональный долг. Например, на таком важнейшем научном направлении как медицина ученые творят чудеса. Однако разработанные в России медицинские препараты под измененными названиями используются Западом потому, что в 90-е годы на десятилетия вперед были заключены контракты с западными фирмами на получение готовых лекарственных форм. В частности, в Уральском отделении РАН, в Институте органической химии, разработаны уникальные антираковые препараты, но для того чтобы наладить их производство, дать шанс больным в России, у института не хватает денег.

Что касается исторической науки, то лично я, к примеру, вместе с фламандскими учеными работал над проблемами федерализма и регионализма, актуальными не только для России, но и для "благополучной Европы". И в Бельгии есть своя "Чечня": там конфликтуют между собой фламандское и валлонское сообщества. Совместно с европейскими коллегами мы написали востребованный международный учебник по федерализму и регионализму, опираясь на российскую и европейскую историю, сопоставляя наш опыт отклика на болезненные проблемы и их решения. К сожалению, в России этот учебник мало известен. Зато ЕС и НАТО регулярно обращаются к ученым с просьбой разработать такие проблемы.

Перед учеными необходимо ставить определенные задачи, насущные для прогрессивного развития, и я уверен, они их решат. Известно, что после Октябрьской революции большевики с подозрением относились к Академии, так как она была Академией императорской. Многие ученые вынуждены были уехать за границу. Но после того как страна приступила к индустриализации, к развитию промышленности, отношение к ученым в корне изменилось. Нужно было разведать полезные ископаемые, предложить способы их переработки, наладить производство техники. Власть обратилась к ученым, и все эти задачи были решены, вплоть до создания атомной бомбы, до развития космической отрасли. Это стало возможным, потому что государство ставило перед наукой четкие задачи, наука была востребована.

Существует точка зрения, что СССР - это новая Атлантида, погрузившаяся в неизведанные стихии, причем без следа.

В.А Целое столетие не может уйти в никуда. К началу ХХ века Россия оставалась аграрной страной, в цивилизационном развитии уступавшей многим государствам. В течение ХХ века в стране совершился модернизационный переход от традиционного аграрного общества к обществу индустриальному. В результате Россия встала в один ряд с передовыми государствами. И понятно, что случилось бы с Россией во время Второй мировой войны, если бы перехода от традиционного аграрного общества к современному индустриальному не произошло. Социализм в России не был оптимально реализован. Сегодня общество перешло в новое состояние. Однако мы до сих пор пользуемся достижениями, совершенными в то время.

Кор. Модернизация страны началась еще при монархии...

В.А. Действительно, переход от традиционного к индустриальному обществу начался еще в конце XVII-го - начале XVIII века, во времена Петра Первого. Царь Петр посылал молодежь учиться за границу. Получив образование, они возвращались и применяли его в России в области военного дела, в управлении государством. В стране стали перенимать европейскую бытовую культуру. Но все эти преобразования коснулись только верхов общества. К началу ХХ века лишь небольшой процент населения страны почувствовал эти перемены. Форсированное развитие российского общества произошло именно при социализме. Революция в начале века привела к тому, что не только верхушка, но вся страна перешла от традиционного общества к обществу современному. И с этой точки зрения она имела огромное значение. Мы за сравнительно короткий период прошли ту часть пути, по которому западные государства шли столетия.

Кор. Некоторые политики и ученые утверждают, что теперь мы вновь провалились в ХIХ век. Действительно, как объяснить тот регресс, который сейчас парализовал народное хозяйство страны.

Так согласно исследованиям ученого-экономиста МГУ В.Н, Сидоренко в настоящее время потребление электроэнергии снизилось до уровня 70-х годов; по сокращению посевных площадей многие регионы находятся в той же ситуации, что и в годы Гражданской войны и даже ниже. Спад наблюдается даже в черноземных районах России; промышленный потенциал, который был накоплен в послевоенные годы разрушен. По уровню развития промышленности страна опустилась на уровень сороковых годов прошлого столетия; занятость в науке и научном обслуживании с конца 80-х годов упала до уровня 60-го года; заработная плата научных работников в полтора-два раза превышала среднюю по стране; начиная с 1992года заработная плата научных работников по сравнению с остальными отраслями составила 64%.

В.А. С моей точки зрения, в начале 90-х годов процесс модернизации страны был сломлен. В то время заявлялось, в частности, Е. Гайдаром, что мы достаточно индустриально развиты, и в состоянии перейти в постиндустриальное общество. Но вся трагедия заключается в том, что модернизационный переход от традиционного общества к современному индустриальному не был завершен. Модернизация остановилась на этапе развития высоких технологий. Высокими технологиями у нас пользовалось в основном военное производство, а все остальные отрасли хозяйства владели ими в небольшой степени. А ведь для перехода к высоким технологиям уже в 1960-е гг. существовали условия в промышленности, образовании, науке. По уровню образования и развитию науки мы стояли на передовых позициях в мире. Но геронтократия в руководстве страны затормозила динамику процесса, а мир ушел вперед. И это настоящая трагедия. А все дело в том, что наши политики не желают прислушиваться к мнению наиболее интеллектуально развитой части общества - ученым, для которых нестяжательский мыслительный процесс, стремление анализировать окружающую действительность, опираясь на достижения предшествующих поколений и предлагая новые решения для перспективного развития, - и профессия, и образ жизни.

Выше Вы сказали, что к началу ХХ века только небольшой процент населения страны вошел в индустриальный, городской мир, в современную эпоху, а в результате модернизационных преобразований вся страна была включены в новые процессы.

Сейчас утверждается, что после политического переворота девяностых годов научно-технический прогресс вошел в жизнь всего российского общества. Получается, что нам все же удалось перейти в постиндустриальное общество, "конвертировать сырьевую экономику в интеллектуальную"?

В.А. Конечно, развивается все внешне довольно бурно, но, к сожалению, основной доход государству приносят не высокие технологии, как в развитых странах, а сырьевые ресурсы. Сырьевая экономика опасна. Приведу исторический пример. В свое время, когда был открыт Новый свет, в Испанию, в Португалию хлынуло богатство - золото, пряности. Страны жили именно этим, затормозив свое развитие. А в свое время они шли параллельно с Англией. Однако именно Англия стала мастерской мира, а к началу ХХ-го века и мировой державой. А что же Испания, Португалия? Эти государства прожевали, проели источники своего богатства, можно сказать, свалившиеся на них с неба. И до сих пор остаются третьестепенными державами. Как бы и с Россией этого не произошло!

В России развитие регионов значительно отличается друг от друга. Москва, к примеру, за последние годы стала настоящей европейской столицей. Как обстоят дела у вас на Урале?

Урал типичный индустриальный край. Сейчас этот регион, в том числе Свердловская область, достиг довольно высокого уровня экономического развития. Здесь получают металл, но продают его в значительной степени опять же на Запад.

Вениамин Васильевич, выступая в Российской академии наук, по случаю присуждения Вам Демидовской премии, вы, говоря о развитии Урала и Сибири, упомянули книгу американских авторов "Сибирское проклятие". В ней, в частности, утверждается, что большевики напрасно сделали ставку на освоение природных ресурсов Сибири. Тем самым они, якобы, утяжелили экономику страны.

Выходит, зря Ломоносов изучал образцы сибирской нефти, русский ученый Губкин в 30-х годах ХХ века боролся и одержал победу в борьбе с противниками идеи нефтяных разработок в Сибири. Вы писали об этом в своей книге "Прометеи сибирской нефти". Теперь предлагается отдать Сибирь.

Американцы советуют нам переселить население, которое находится за Уралом, в более теплые места, так как якобы нерационально осваивать суровые края. Но, что было бы со страной, если бы в свое время мы не нашли в Сибири нефть, и не создали грандиозную инфраструктуру по ее добыче? Именно за счет этих природных источников мы и получаем валютные ресурсы, которые так необходимы сейчас стране. Однако в России не принимается достаточных мер по социальному развитию этого региона. К примеру, в Государственной Думе затягивается принятие закона, который существенно облегчил бы жизнь северян. В результате не только пожилые люди, но и молодежь русский Север оставляет.

Американцы давно мечтают купить Сибирь. Они найдут способ, как ей распорядиться. История знала прецеденты таких сделок: в 1867 г. американцы уже покупали у России ее отдаленные территории. Русская Америка была продана за 7 200 000 долларов, с чего началось территориальное сжатие Российской империи.

С таким подходом к государственным проблемам невозможно согласиться. В то же время надо признать, что при освоении советской Сибири были допущены ошибки. Большие финансовые средства расходовались нерационально. И связано это было с деятельностью многочисленных ведомств. Я называю их индустриальными сатрапиями. Каждое нефтедобывающее предприятие строило свои коммуникации, телефонные сети, дороги, детские сады, школы, жилье для своих сотрудников, и делало это автономно, дублируя друг друга. Производство при этом удорожалось в разы, становилось неэффективным, огромное количество оборудования было брошено. До сих пор на Севере в болотах можно видеть трактора, трубы... А какой ущерб был нанесен природе! До 30% рыбы к столу граждан Советского Союза поступало из Обь-Иртышского бассейна. По мере того, как туда попадала нефть, рыбы становилось все меньше.

Сейчас, когда наши природные ресурсы перешли в частные руки, что-то изменилось к лучшему?

Теперь мы наблюдаем обратную картину. Частники наводят порядок: нефтяные участки облагораживаются - строятся дороги, новые дома. Но возникает вопрос, а что приобрела страна от всех этих нововведений? К примеру, в Норвегии создан фонд будущих поколений. Когда кончится нефть и газ, страна сможет жить. А наше будущее, к сожалению, "оседает" в западных банках.

Какие выводы можно сделать сегодня, исходя из исторического опыта последних десятилетий?

В свое время бизнесмен Ходорковский сокрушался по поводу того, что огромные средства Советского Союза были вложены в производство ракет. Как известно, страну они не защитили. Сейчас страна наша стала гораздо меньше, государственные, финансовые ресурсы перешли в частные руки...Но зато, нам никто не угрожает и ведем мы себя смирно. А что дальше?

В.А. Эти ракеты обеспечивали независимость Советского Союза в годы холодной войны. Хорошо известно, что сразу после Второй мировой войны американцы выстраивали планы захвата наших территорий с помощью атомной бомбы. Я работал с документами советского атомного проекта, подтверждающими такие планы. Именно наше атомное оружие и ракеты не дали этого сделать. Но, в конце концов, можно и согласиться с тем, что усилия были напрасны, так как, выигрывая на определенном этапе конфронтации с США, мы в итоге проиграли холодную войну, и все что было создано военной промышленностью потеряло смысл.

Теперь политика так выстроена, что мы не лезем на рожон. Но я очень боюсь, что наши противники просто ждут, когда мы опустимся еще ниже. В этом случае легко достанется то, что раньше намеревались получить с помощью атомного оружия. Пока нас выручают большие просторы и военно-промышленный потенциал прошлых лет. Нашим противникам выгодно расчленить страну. Достаточно упомянуть в этом контексте Украину, Грузию и их взаимоотношения с НАТО.

Потому необходимо глубоко изучать исторические процессы, их закономерности, и на этой основе прогнозировать опасные ситуации. Такова обязанность ученых, а долг политиков - использовать наработанные знания во благо Отечества.




http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован