04 октября 1995
448

Бюджет-96: при утверждении расходов на оборону необходимо учесть горькие уроки этого года

На вопросы газеты "Красная звезда" отвечает начальник Главного управления военного бюджета и финансирования МО РФ генерал-полковник Василий ВОРОБЬЕВ
Проект федерального бюджета 1996 год представлен правительством в Государственную Думу. С 900-страничным документом ознакомлены уже практически все, кто обязан дать по нему заключение или экспертную оценку. Ничто как будто не мешает парламентариям уже в ближайшее время приступить к рассмотрению бюджета следующего года. Событие, которое в прежние времена могло вызвать у читающей публики разве что зевоту, сегодня воспринимается с нескрываемым интересом. В том, насколько круто может изменить жизнь Вооруженных Сил волеизъявление народных избранников, все мы наглядно убедились в последние два года. Принесет ли новый бюджет перемены к лучшему, чего ожидать после его принятия военнослужащим? На эти и другие вопросы редакция попросила ответить генерал-полковника Василия ВОРОБЬЕВА.
- Василий Васильевич, какие суммы военных расходов заложены в бюджет-96?
-Проектом федерального бюджета на 1996 год расходы на национальную оборону предусмотрены в сумме 78,9 трлн. рублей, в том числе по смете Министерства обороны - 77,1 трлн. рублей. Много это или мало? Если сравнивать с военными расходами США, как это было принято долгое время, то это очень мало. Эта сумма составляет при пересчете по официальному курсу менее 20 млрд. долларов. Для сравнения: только на боевую подготовку и материально-техническое обеспечение войск в Америке планируется в следующем году выделить 91 млрд. долларов. Еще 66 миллиардов - на содержание военнослужащих, около 49 -на закупку оружия и военной техники, 34,5 млрд. долларов - на НИОКР и т.д. При общем сокращении расходов на оборону в проекте военного бюджета США закладывается увеличение ассигнований на боевую подготовку, социальные программы. В частности, больше денег будет выделено на жилищное обеспечение, закладывается индексация денежного довольствия военнослужащих, позволяющая сохранить привлекательность и престижность в обществе военной службы, обеспечить приток в армию высококвалифицированных специалистов. Даже простое сопоставление приведенных сумм с проектом российского военного бюджета на 1996 год позволяет представить, какого уровня задачи будут решать в ближайшее время американские вооруженные силы и какого - наши.
- Кто-то может сказать: а нужно ли нам сейчас равняться с американцами, ведь экономика нашей страны в упадке, и с этим нельзя не считаться...
-Я убежден, что нам обязательно нужно сопоставлять свои военные возможности с возможностями ведущих стран мира, если уж мы хотим, чтобы к голосу России на мировой арене прислушивались. Что касается паритета с теми же Соединенными Штатами, то даже в самые благоприятные в экономическом отношении годы Советский Союз пытался достигнуть его несимметричными методами. Нам ни к чему сейчас гонка вооружений, возврат к холодной войне, но в мощи и могуществе России никто не должен сомневаться. У нас, к сожалению, немало ораторов, упрекающих Министерство обороны в непомерных аппетитах, желании получить из федерального бюджета какие-то несуразные суммы. Но это ведь абсурд. Свою заявку и в прошлом году, и в этом мы составляли исходя из минимальных потребностей армии и флота и рассчитывали их по методике Министерства финансов РФ. Я не раз повторял, что только так, методом прямого счета, и нужно определять расходы на оборону. Ведь если в рядах Вооруженных Сил насчитывается строго определенное число военнослужащих, то на их содержание требуется вполне конкретное количество денег, вещевого имущества, продовольствия. Так вот, если следовать этой железной логике и нашим расчетам, с которыми, кстати, всегда согласен Минфин, на следующий год военный бюджет должен быть как минимум в 1,5 раза больше суммы, представленной в Думу, иначе поддерживать армию и флот в боеспособном состоянии будет еще труднее.
- Откуда же правительство взяло сумму 78,9 триллиона рублей? - Все сделано в полном соответствии с порочной практикой формирования бюджета этого года, так называемым методом от достигнутого. За базу расчетов берется- бюджетный план этого года, утвержденный Законом "О федеральном бюджете на 1995 год", и умножается на некий коэффициент, выведенный из макроэкономического прогноза развития экономики на 1996 год. Было 50 триллионов рублей, умножим на 1,6, получим 80 триллионов. Вот такая схема. С чем тут нельзя согласиться? Во-первых, берется только один из возможных сценариев экономического развития страны и из него определяются бюджетные коэффициенты. А что если будут отклонения от такого варианта? Нынешний год наглядно показал, чем это грозит. Изначально при планировании ассигнований на 1995 год Министерство финансов закладывало коэффициент удорожания 1,34. Фактически же только за первое полугодие этого года цены на продукцию машиностроения возросли в 2,23 раза, топливной промышленности - в 2,37, химической и нефтехимической - в 2,29, пищевой - в 2,05 раза. Только за первые четыре месяца бронетанковая техника подорожала по сравнению с предыдущим годом в 2,3 - 2,4 раза, инженерная - в 2,6 раза и т.д. Цены продолжают расти до сих пор. Поэтому при планировании расходов на национальную оборону на 1996 год надо бы для начала скорректировать базовые показатели с учетом прогнозируемого до конца 1995 года уровня инфляции, роста оптовых цен и цен на строительную продукцию и к ним применять бюджетные коэффициенты 1996 года. Не надо быть крупным аналитиком, чтобы понять: военный бюджет 1995 года не может быть при этом базовой точкой отсчета еще и потому, что не обеспечивает элементарного выживания Вооруженных Сил. Возьмем для примера вещевое имущество. На его оплату в нынешнем году требовалось 4,8 трлн. рублей, а было выделено всего лишь 1,6 трлн. В результате каких-то предметов обмундирования в войска поставлена пятая часть от потребности, каких-то - четвертая, каких-то - половина, но не более. Прекращено производство и обеспечение личного состава парадной формой одежды, спецодеждой, спортивным имуществом, отдельными предметами теплого обмундирования, полностью исчерпаны переходящие запасы и резервы. И неужели можно додуматься такое положение принять за норму, за базу отсчета и пристраивать к ней какие-то коэффициенты, вероятно, к тому же заниженные. Уже сейчас вполне определенно можно сказать, что денег, предусмотренных в проекте бюджета на 1996 год на оплату вещевого имущества, хватит только на закупку обуви. Выходит, солдатам предлагается ходить нагишом, а офицерам перейти на гражданскую форму одежды? Вот что получается, если идти не от жизни, а от каких-то абстрактных, умозрительных построений.
- Но ведь доля расходов на оборону по отношению к внутреннему валовому продукту - может быть, и слишком общий, но довольно жесткий критерий, с которым нельзя не считаться.
Что тут можно сказать? В проекте федерального бюджета на следующий год обозначен рост этого показателя с 3,22 до 3,76 процента. Но прогноз Инфляционных процессов в нынешних условиях -дело весьма ненадежное, это видно хотя бы по нынешнему году. Поэтому оценка военных расходов, исходя из ВВП, может быть лишь вторичным критерием. А гораздо более точными и объективными являются показатели соотношения оборонных расходов с общей суммой расходов и доходов сводного финансового баланса по Российской Федерации. Такое сопоставление дает совершенно иную картину, а именно - значительное снижение доли расходов на национальную оборону - с 5,5 процента от ВВП в 1995 году до 3,76 процента в 1996-м. Не надо забывать и о том, что сейчас фактически нет механизма защиты от инфляции, в результате реальные военные расходы оказываются значительно выше планируемых. А такой механизм защиты должен быть, поскольку на практике это выливается только в одно - в экономию на армии, причем на протяжении ряда последних лет.
Здесь есть еще один вопрос. Многие составляющие федерального бюджета традиционно ложатся на смету расходов Министерства обороны, но это, по сути дела, ничем не оправдано. Возьмем, к примеру, пенсионное обеспечение военнослужащих. Да, механизм назначения и выплаты им пенсий относится и должен находиться в ведении Минобороны. Но сама эта строка в бюджете фактически искажает представление о военном бюджете, было бы логичнее подыскать ей место в разделе социальной политики. Точно так же весьма условно к военным расходам можно отнести ассигнования на содержание общеобразовательных школ и интернатов, детских учреждений, Домов офицеров, санаториев, домов отдыха и др. Это все ведь тоже социальные нужды военнослужащих, членов их семей, которые являются такими же гражданами нашей страны, как и все остальные. Более 60 процентов расходов военного бюджета так или иначе носят социальный характер. Так что, если уж строго ориентироваться на процент от ВВП и только на него, нужно все составляющие военных расходов пересмотреть с учетом их реального содержания.
- Мне кажется, что и в Правительстве РФ, и в Госдуме есть понимание того, что Вооруженные Силы финансируются недостаточно. Но профессионально судить о военном бюджете людям, далеким от армии, трудно. Взять ту же ссылку на его "закрытость"...
- Эта идея не нова. С ней и в прошлом году выступал и в этом выступает председатель Комитета Государственной Думы по обороне Сергей Николаевич Юшенков. Он и сейчас, в частности, утверждает, что военный бюджет этого года содержит 18 открытых статей. Но на самом деле их 126, и они подразделяются на 1.500 видов расходов. В армейском бюджете все регламентировано, начиная от карандаша, солдатской банной мочалки и кончая самолетами, артсистемами, ракетными комплексами. Но те, кого не устраивает сложившийся порядок, в своих предложениях подразумевают совсем другое - жестко прописать в законе все суммы, даже самые мелкие, на весь год. Это имело бы какой-то смысл, если бы бюджет удовлетворял потребности армии на сто) процентов. В условиях, когда утверждается законом в 2-2,5 раза меньше, чем нужно, жесткие ограничения только лишили бы министра обороны возможности в случае необходимости перераспределить деньги туда, где они нужнее всего в данный момент, и больше ничего бы они не дали. Что получилось в этом году, к примеру, с продовольственным обеспечением Вооруженных Сил? Была выделена фиксированная, "защищенная" сумма в 1,7 трлн. рублей, которая никоим образом не отвечала реальным потребностям армии и флота. В результате уже к 1 сентября деньги по этой статье кончились, по закону кормить солдат стало не положено. Задолженность за полученное, но не оплаченное по состоянию на 1 октября продовольствие составила 1,1 трлн. рублей. Дефицит средств по этой статье, с учетом необходимости сезонной заготовки овощей, составил 2,3 трлн. рублей. Аналогичная картина с денежным довольствием. Законом о федеральном бюджете на 1995 год на эти цели предусмотрено выделить с учетом индексации 9,8 трлн. рублей. За январь-август израсходовано 7,1 трлн. рублей. Остается 2,7 триллиона, а фактически до конца года требуется 10,5 трлн. рублей. Вот теперь и приходится всем ломать голову, чем платить денежное довольствие и зарплату после 1 ноября. Так что пусть все поймут правильно, я не против открытости военного бюджета, он давно открыт. Для того я и рассказываю сейчас на страницах газеты, может быть, даже излишне подробно все его детали и особенности. Просто ко всему нужно подходить разумно и не подменять нормальную работу политическим лозунгом. Можно, конечно, крайне недостаточный оборонный бюджет 1996 года в законе разделить на 500 частей, но тогда с января-февраля этот закон законом уже не будет. Целый год все, начиная с президента, будут искать деньги то на одно, то на другое, хотя с этим в рамках бюджета должен управляться министр обороны, как это и предусмотрено Законом об обороне.
- Василий Васильевич, вы затронули очень больной вопрос, касающийся денежного довольствия. К сожалению, стали правилом задержки его выплаты в Вооруженных Силах на месяц и более. До сих пор не решен вопрос с индексацией должностных окладов в связи с повышением размера минимальной заработной платы. Что предпринимает в связи с этим Министерство обороны и что год грядущий нам готовит?
Здесь ситуация, конечно, складывается странная. Как известно, в целях приведения денежного довольствия военнослужащих Вооруженных Сил к уровню, имевшемуся в других силовых структурах, 7 декабря 1994 года было принято постановление правительства No 1349 о дополнительных мерах по социальной защите военнослужащих и членов их семей, в соответствии с которым министру обороны было предоставлено право вводить надбавки к должностным окладам военнослужащих, в частности, за сложность и напряженность труда. Однако сейчас кое-кто упрекает нас в этом, считая, что была проведена скрытая индексация денежного довольствия. Вводить надбавки, мол, нужно было за счет внутренних резервов. А что делать, если резервов нет, если Министерство обороны сидит на голодном финансовом пайке? Не выполнять постановление правительства? А как объяснить это военнослужащим? Индексация их денежного довольствия в этом году проведена только один раз - с 1 апреля, хотя минимальная оплата труда, на которой базируется оплата труда людей в погонах, увеличивалась трижды: с 1 апреля, с 1 мая и с 1 августа. В Законе о статусе военнослужащих заложена следующая норма: оклад по первичным воинским должностям солдат и матросов, проходящих военную службу по контракту, не должен быть меньше 5 минимальных размеров оплаты труда, а оклад по воинскому званию - не менее половины оклада по воинской должности. Исходя из этого оклады должны быть в настоящий момент увеличены в 2,06 раза. Министерство финансов грозит "скостить" этот коэффициент до 1,28, что, безусловно, является грубым нарушением закона и никоим образом не ослабит социальную напряженность в воинских коллективах. Хотелось бы подчеркнуть, что, когда задерживается финансирование на выплату денежного довольствия и заработной платы, рождаются возможные слухи, что деньги где-то "крутятся" и кому-то делают новые деньги. Необоснованно достается и нам - финансистам. Поэтому с полной ответственностью заявляю, что за переводом денег мы тщательно следим. Основная масса войск обслуживается полевыми банками. Единичные задержки бывают только там, где части на кассово-расчетном обслуживании находятся в коммерческих банках. По каждой из таких задержек принимаются жесткие меры. Причина невыплаты в срок денежного довольствия и зарплаты в другом - в крайне недостаточном финансировании. Судите сами: на 3 октября Министерство обороны получило только 16 процентов лимита, установленного на сентябрь. Люди постоянно ждут денег, и факт их поступления даже на счета округа, флота, соединения сразу становится известным во всех гарнизонах и в воинских частях.
Если посмотреть проект бюджета на 1996 год, то здесь перспективы в вопросах денежного довольствия еще более безрадостные. Даже если исходить из среднего его размера, сложившегося в мае 1995 года, и не помышлять ни о какой индексации, то даже в этом случае планируемой суммы ассигнований хватит лишь на 9 месяцев 1996 года. По заработной плате гражданского персонала Вооруженных Сил картина немногим лучше - деньги кончатся на две недели позже. Хочется верить, что у депутатов Государственной Думы хватит терпения и ответственности, чтобы проанализировать эти и другие тревожные цифры и внести в проект федерального бюджета соответствующие коррективы.
- Расскажите, а как в разрезе бюджетной политики выглядит картина с обороноспособностью страны, боеготовностью Вооруженных Сил - с тем, ради чего они существуют?
Здесь очень многое определяется закупкой вооружения и военной техники. Сокращение расходов на эти цели в нынешнем году привело к тому, что сегодня практически отсутствует серийное производство сложных образцов вооружения и военной техники, а штучная продукция во все времена обходилась неизмеримо дороже. Так ведь сейчас Министерство обороны даже самолеты, танки, артиллерийские системы закупает буквально в единичных экземплярах. Производственные мощности предприятий, выпускающих артиллерийские боеприпасы, загружены крайне незначительно. Но ведь есть же и предел, за которым производство продукции становится убыточным, а то и попросту разваливается. Ну а что делать в таком случае - ликвидировать производство? Но если, скажем, судоремонтный завод, функционирующий в системе Министерства обороны, "съедает" в год, условно говоря, 50 млрд. рублей, то его закрытие в силу убыточности обойдется как минимум в 10 раз дороже. Опыт ведущих мировых держав показывает, что доля современных образцов вооружения и военной техники в общей массе должна составлять не менее 60-70 процентов и арсенал должен постоянно обновляться. У нас же этот показатель из года в год катастрофически снижается. Столь же тревожна ситуация с научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами. Сворачиваются многие перспективные разработки и даже целые направления, оттягивается постановка на производство систем высокоточного оружия.
Если мы хотим гарантировать безопасность страны, нужно в корне изменить отношение к этим проблемам. Но, к сожалению, и в проекте будущего года схема финансирования остается той же. На закупку вооружения, военной техники и имущества заложена сумма 12,7 трлн. рублей, что в 2 раза меньше минимально допустимой, которая позволила хотя бы предотвратить распад уникальных производственных и научных коллективов, более-менее загрузить мощности предприятий ВПК. На НИОКР предлагается израсходовать 5,8 трлн. рублей. Даже сумма вдвое большая, которую запрашивало Министерство обороны, позволила бы лишь по самому нижнему пределу профинансировать только поименованные в перечне приоритетных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ разработки. Вновь, как и ранее, игнорируется принятое Президентом России и Советом безопасности решение о выделении на финансирование НИОКР не менее 10 процентов от объема ассигнований по статье "Национальная оборона". Если же брать динамику последних четырех лет, то сокращение финансирования получается обвальным: на закупку ВВиТ - в 7 раз, на НИОКР - в 5 раз. Все это может привести к фактическому разрушению ВПК.
Вторая составляющая обороноспособности - боевая подготовка армии и флота. Но как о ней можно вести речь, если не хватая самого элементарного - горючего. Министерство обороны на его закупку получило в этом году немногим более трети от заявленной суммы. Я стараюсь приводить поменьше цифр, чтобы не утомлять читателя, но в данном случае они очень показательны. Из-за нехватки горючего в настоящее время четверть летчиков не выполняет учебные нормы, а средний налет часов у летчиков авиации значительно меньше нормы.
- Василий Васильевич, думается, что у наших читателей сложилось достаточно полное и весьма грустное впечатление о том, что предлагало в проект федерального бюджета следующего года Министерство обороны и что утверждало правительство. Но есть ли у вас в этой ситуации какие-то конструктивные предложения?
- Если бы я ответил просто: прислушаться к голосу специалистов, то есть военных людей, я думаю, это мало кого устроило бы. Хотя суть вопроса именно в этом. Вместе с тем, к федеральному бюджету на 1996 год, на мой взгляд, нужно подойти с качественно новых позиций. Вопросы формирования военных расходов нужно рассматривать в приоритетном порядке, поскольку это наиболее весомая статья расходов федерального бюджета и за ней стоит благополучие большого числа людей в Вооруженных Силах и оборонных отраслях промышленности. Как известно, недавно подписан указ о строительстве Вооруженных Сил РФ, предусматривается, что все силовые структуры будут развиваться в рамках общегосударственной схемы. Такая крайне необходимая и важная работа уже началась. Но вся беда в том, что ее ведут одни специалисты из президентских, правительственных структур, тех же силовых ведомств, а проект бюджета-96 готовили совсем другие авторы - из Минфина, Минэкономики. Надо для начала состыковать хотя бы два эти документа, чтобы финансировать реформы в области военного строительства, а не строить воздушные замки зыбком песке инфляционных ожиданий.
Конечно, все мы должны жить по средствам. Но нельзя же экономические проблемы решать за счет армии. Министерству финансов, другим экономическим органам надо прежде всего искать доходы, стимулировать подъем производства, совершенствовать налоговую систему, поднимать финансовую дисциплину. Даже Министерство обороны может участвовать в расширении доходной части бюджета. Мы могли бы привлекать больше внебюджетных средств, более эффективно заниматься реализацией отслужившего свои сроки военного имущества. Но опять же все упирается в налоги. Если эти заниматься всерьез, то нужно освободить все, что делается в Вооруженных Силах, от уплаты налогов, как это принято во всем мире.
Трудно прогнозировать, как будет проходить обсуждение проекта федерального бюджета на 1996 год. Хочется верить, что оно будет квалифицированным, конструктивным и доброжелательным по отношению к армии, которая является детищем всего нашего общества, и то, какой она будет, не должно быть безразлично никому.

"Красная Звезда", 04.10.1995 г.
Иван ИВАНЮК
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован