30 июня 2000
2033

Часть третья. Глава десятая

Для него теперь не было дневной жизни. Днем он не мог взглянуть людям в глаза, беспечно, как прежде, пропахать из конца в конец Пекашино. Днем он отлеживался на подворье у Марфы Репишной, в тесном бревенчатом срубике, в котором окончил свои земные дни Евсей Мошкин.

Жизнь для него начиналась лишь вечером, когда осенняя темень накрывала землю. Вот тогда он выбирался из своего логова, жадно, полной грудью вдыхал свежий вечерний воздух, разминал затекшие ноги.

По деревне шел медленно, принюхивался к ее привычным вечерним запахам,
вслушивался в знакомые голоса в заулках, с ненасытным любопытством
вглядывался в ярко освещенные окошки домов, а если попадались навстречь
люди, замирал, не шевелился, пока не проходили мимо.
Так доходил он до Анфисы Петровны и тут стоп: дальше дороги для него не
было. Он даже посмотреть не решался в ту сторону, где стоял разоренный им
дедовский дом...
Больше всего его тянули к себе два дома - дом Михаила и дом покойной
Семеновны, в котором теперь жила с братьями Лиза.
К Михаилу на усадьбу не попадешь - собака, и он довольствовался тем,
что подолгу, чуть ли не часами простаивал возле его бани. В непроглядной
темени звонко, раскатисто играла стальным кольцом входная калитка, и он
сразу узнавал своего бывшего дружка-приятеля - по поступи, тяжелой и
основательной, как все, что делал Михаил, и, конечно же, по пряслинскому
запаху: солнцем, хлебным духом, конем вдруг прорежет ночь.
На Лизу, на ее домашнюю жизнь с братьями и детьми он смотрел через
окошко. Окна у Семеновны низкие - на аршин дом врос в землю, - и если
глянуть поверх занавески, то вся изба у тебя как на ладони.
И вот каждый вечер одно и то же виделось ему: годовалые ребятишки,
ползающие по просторному некрашеному полу, Петр и Григорий - то за столом за
какой-нибудь домашней работой, то за книгой, за газетой - и она, Лиза, его
бывшая жена...
Близко, совсем рядом была Лиза, одна рама, одно стекло разделяло их, и
в то же время она была невообразимо, недосягаемо далеко от него. Как звезда.
Как другая планета...
В тот день, когда он решил навсегда исчезнуть из Пекашина (да и только
ли из Пекашина?), он вышел из дому рано утром, подтянутый, чисто выбритый, с
железной лопатой в руке.
Густой сентябрьский туман пеленал деревню, и никто, ни один человек не
видел, как он прошел на кладбище.
Могила Евсея Мошкина, как он и думал, осела, осыпалась. Он подрыл с боков песок, придав холмику форму прямоугольника, а затем выстлал ее плитами беломошника, который неподалеку нарезал лопатой. Но и это не все. Сходил к болоту, отыскал там зеленую кочку с брусничником, на котором краснело несколько мокрых от росы ягодок, срезал ее, перенес на могилу.
- Ну вот, старик, - сказал Егорша вслух, - все что мог для тебя сделал.
- И криво усмехнулся. - По твоей вере дак скоро увидимся, а я думаю, дак оба
на корм червям пойдем. Здесь, на земле, жить нада.
Дальше он не таился. Открыто вышел на деревню, уже давно наполненную рабочим шумом и гамом, открыто вошел в магазин, взял на последние деньги поллитровку - и азимут на Дунину яму, туда, где когда-то из-за него хотела наложить на себя руки Лиза.

Он два раза прочесал мокрые ивняки и ольшаники над Дуниной ямой.
Задичал, как роща, разросся кустарник за двадцать лет, а самой ямы не было. Яму засыпало песком, и вонючая, зеленоватая лужа плесневела там, где когда-то ледяным холодом дышал черный омут.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован