21 июня 2000
1917

Часть вторая. глава шестнадцатая

1
Евсея искали три дня.
Первым хватился старика Егорша. На другой день после попойки у Петра Житова он целый день выходил вокруг Пекашина, а под вечер заявился даже в сельсовет: примите меры, человек пропал.
- Убирайся, пьяница! - закричала на него секретарша. - Пьют, жорут без
памяти, а потом еще: примите меры...
Через день, однако, Егорша снова пришел в сельсовет, и тогда уж из
сельсовета начали обзванивать окрестные деревни: не видно ли, мол, у вас
нашего попа? Не потрошит ли где ваших старушонок? (После похмелья Евсей
частенько наведывался к своей клиентуре.) Нет, ответили оттуда, не видали
вашего попа.
Стали искать в Пекашине. Обошли все задворье - старую конюшню, старую
кузницу, места, куда в летнее время частенько наведывался пьяный народишко,
заглянули даже в бани - нет старика.
А нашел Евсея Мошкина Михаил Пряслин.

2
Михаил в тот день с утра отправился в навины. Рука пошла на поправку,
руке стало лучше - неужели сидеть дома? Неужели немедля не выяснить, в каких
он теперь отношениях с косой?
Сена у него поставлено пустяки, до великого поста не хватит, а ведь уже
август на исходе. Да и дожди вот-вот зарядят, не бывало еще такого, чтобы
летнюю засуху осень не размочила.
Эх и покосил же он всласть! Травешка остарела, вся высохла-перевысохла,
как проволока звенит, в другое время еще подумал бы, стоит ли овчинка
выделки, а сейчас, после месячного безделья, кажется, кустарник готов был
косить.
Сперва он щадил, оберегал больную руку, так и эдак применялся к
рукоятке, к держаку (ведь узнает медичка, что опять работал, - заживо
съест), а потом про все забыл: и про больную руку, и про отдых, и про еду.
Курил на ходу. Костра не разводил, чайника не грел - бутылку молока
стоя выпил. И все равно вдосталь не наработался. Когда солнце село и вокруг
стала разливаться вечерняя синь, такая досада взяла, что хоть плачь. И тут
он вспомнил, как работали в старину.
Степан Андреянович - он сам слышал от старика, - когда смолоду на
Верхней Синельге страдовал, один раз неделю не разжигал огня - жалко было
тратить время на приготовление горячей пищи. Сухарем, размоченным в ручье,
пробавлялся. Или взять Ефрема из Водян, старика, который в прошлом году
помер. Как человек дом свой, бывало, строил? До того за день вымотается, что
вечером сил нет на крыльцо подняться. Ползком вползал в избу. И все равно -
не наробился, все равно, сказывают, каждый раз со слезами на глазах пенял
богу: "Господи, зачем ты темень-то эту на земле развел? Пошто людям-то
досыта наробиться не дашь?"
Августовская темень застала его посреди дороги. Поповым ручьем
пробирался - исхлестало, иссекло кустарником, того и гляди глаза выстегает.
А он чуть ли не улюлюкал, не крякал от удовольствия. Хорошо отделали березы
да осины запотелое, зажарелое за день лицо, освежили и отшлепали на славу -
ни в одной парикмахерской так не сумеют. И вообще он первый раз за все
время, что был на бюллетене, был по-настоящему счастлив и ни о чем не думал.
Да, и ни о чем не думал.
Это ужас, оказывается, чистое наказанье, когда голова работает, Все
видишь, все замечаешь. В совхозе не так, дома не так. Газеты читаешь - опять
из себя выходишь.
А вот сейчас - благодать. Пусто и ясно в голове, как в безоблачном небе. Все вымело, все вычистило работой. И даже то, что он косил сегодня на тех запущенных полях в навинах, о которых еще вчера кипел и разорялся, - даже об этих полях он ни разу за день не подумал.
Эх, болван, болван! - говорил себе Михаил с издевкой, как бы со стороны. Наишачился, начертоломился досыта - и рад. Немного же, оказывается, тебе надо. Ну да удивляться тут нечему. Всю жизнь от тебя требовали рук. Рук, которые умеют пахать, косить, рубить лес, - так с чего же тебе голова-то в радость будет?

3
Лыско залаял, когда Михаил подходил уже к старой конюшне. Залаял яростно, во весь голос в том самом месте, где когда-то стояла силосная башня, и ему ничего не оставалось как свернуть с дороги, потому что беда с этой силосной башней, а вернее с ямой, которая от нее осталась: постоянно кто-нибудь сваливается- то корова, то теленок, то овца. Лень засыпать, завалить. Бросят наспех какую-нибудь некорыстную дощонку-жердину сверху - и ладно.
И вот так оно и оказалось, как думал Михаил, когда осветился спичкой:
опять не была закрыта как следует яма. Со стороны деревни дыра такая, что
страшно взглянуть.
Однако сколько он ни чиркал спичек, не мог прощупать глазом черноту ямы
до дна - глубокая была, метров на шесть.
- Замолчи! - прикрикнул он на пса.
Тот прыгал и ярился вокруг так, что песок и камни летели вниз. С гулом,
с грохотом.
Михаил на ощупь ногой нашарил в темноте бревешко, лежавшее возле ямы,
отыскал таким же образом две жердины - надо было хоть маленько прикрыть яму,
долго ли до несчастного случая? - и вот только он начал укладывать весь этот
хлам, как снизу, из непроглядного чрева, донесся отчетливый человечий стон.
- Кто там? - крикнул Михаил в ужасе. Молчание. А потом, когда он во
второй раз спросил, совсем-совсем запросто:
- Я, Миша... Я...
- Ты-ы? Евсей Тихонович? - Михаил сразу узнал старика по голосу. - Да
как ты сюда попал?
- Ох, ох, Миша... Господь наказал...
- Водочка наказала, а не господь. Это ведь ты с пьяных глаз в яму-то
залез, да? Ноги-то у тебя хоть целы?
- А не знаю, три дня и три ночи лежу как распятый...
- Подожди немного. Что-нибудь придумаем.
Он сбегал к скотному двору за лестницей и заодно прихватил там, в запарочной, открытой настежь для проветривания, "летучую мышь".
Наконец по лестнице с зажженным фонарем Михаил начал спускаться в яму.
Страшная душина и зловоние ударили ему в нос. Он на секунду остановился,
заорал:
- Да ты что - навоз решил тут разводить? Почему не кричал, не орал что
есть силы?
- А пострадать хотел...
- Пострадать?
- Страданьем, Миша, грехи избывают...
- Да какие же у тебя, к дьяволу, грехи? Всю жизнь по тебе ходили, ноги
вытирали, а ты - грехи...
Михаил поборол в себе брезгливость и отвращение, заставил себя спуститься на дно ямы.
- Миша, ты не возись со мной, ладно? Оставь меня тут, в яме... Хочу, как пес шелудивый, издохнуть в нечистотах...
- Замолчи, к дьяволу! Голоса надо было не подавать, раз в этом нужнике
решил сдохнуть...
- А не мог, не мог, Миша, совладать с плотью. Плоть голос подала... Не
я... Пить, пить мне дай...
- Погоди с питьем-то. Питье-то там, наверху...
У Евсея оказались сломанными обе ноги - криком закричал, когда Михаил попытался посадить его, - и как было одному справиться! Пришлось бежать за помощниками - за Кешей-рулем и Филей-петухом: те жили ближе других.
И вот после долгой возни, после того как сколотили из досок помост да
помост этот обвязали веревками, они наконец вытащили старика.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован