26 февраля 2007
3165

Чингиз АЙТМАТОВ: `Хуже всего - безработица. Для человека, привыкшего трудиться на земле, незаинтересованность в своей работе - большая беда`

При знакомстве с писателем Чингизом Айтматовым невольно напрашивается сравнение - аксакал, восточный мудрец, знающий нечто, что неведомо всем остальным, понявший смысл жизни и имеющий свое точное объяснение, что же происходит со всеми нами. "Я и есть настоящий аксакал", - вдруг поддержал мое сравнение писатель. Но разговор о том, как обустроить Россию, явно не входил в его планы. Приезд в Москву, кажется, настроил его на воспоминания. Айтматов уже полтора десятилетия является послом Киргизии в странах Бенилюкса. В российской столице он теперь редкий гость...

- Чингиз Торекулович, если верить фразе "мы все родом из детства", какой след оно оставило в вашей душе и что определило в жизни?

- Расскажу один лишь эпизод. В 14 лет я стал секретарем сельсовета. Попробуйте сейчас поймать 14-летнего пацана и сказать: "Иди, работай". Это немыслимо. А тогда все мужчины аила ушли на фронт, грамотных людей не осталось, и повели меня, ученика 6 класса, в аилсовет, посадили за стол и сказали: "Будешь работать секретарем". Я два года отработал... Для меня это была великая школа, потому что я общался с людьми, знал их проблемы. В мои обязанности входило носить в дома похоронные письма, они назывались кара-кагаз (черная бумага). Было очень непросто вручить похоронку, а нужно было еще и поговорить, успокоить убитых горем женщин. Для меня - мальчишки - это стало школой жизни. Мои первые произведения "Лицом к лицу", "Джамиля", "Прощай, Гульсары", "Материнское поле" проистекают из этого периода.

История моего детства описана в книге "Детство Айтматова". Она недавно вышла в Германии на немецком языке. На русском и киргизском эта книга еще не издавалась. Во время многочисленных встреч в Германии, Австрии, Швеции мой переводчик меня постоянно расспрашивал: что было, как было? Оказывается, он все это записывал, а потом выпустил книжку. Я об этом даже не знал. Издатели говорят, что у книги нашлось много читателей...

- А вы помните свою первую зарплату?

- Ее я получил, когда мне было шесть лет отроду. Это было в кочевые времена, когда летом все уходили в высокогорные луга, ночевали там, пасли скот. Тогда как раз создавались колхозные стада. И какой-то жеребец, которого купили и привезли в колхоз, вдруг ни с того ни с сего завалился и сдох. Если бы был частный жеребец, не придали бы значения, а тут надо было писать акт, приглашать свидетелей. Приехал ветеринарный врач, русский, который ни слова по-киргизски не понимал, а наши - по-русски. А я знал, меня привели к нему, и он спрашивает: "Мальчик, скажи, пожалуйста, почему лошадь умерла?" Я спрашиваю у стариков, они отвечают, что она съела ядовитую траву. Я перевел. Все объяснил. В честь прибытия врача зарезали барашка, приготовили национальное блюдо, подозвали и меня, дали самый вкусный кусок мяса. Это был мой первый заработок. И мы съели его с мальчишками вместе.

- Вы свою карьеру, кажется, начинали с должности зоотехника?

- Да, я закончил Джамбульский зоотехникум, а потом сельскохозяйственный институт. Занимался животными, чтобы они нормально размножались, чтоб была шерсть - все это требует большого труда. Уже потом я начал учиться на Высших литературных курсах в Москве. Некоторые считают, что именно из-за сельскохозяйственного прошлого у меня в произведениях часто встречаются животные.

- А потом знаменитый писатель вдруг подался в дипломаты. С чем был связан такой крутой поворот в судьбе? И не мешает ли дипломатическая служба писательской деятельности?

- В эпоху перестройки политика меня просто захватила с головой. Я переживал за все происходящее. Михаил Горбачев тогда предложил мне попробовать себя в дипломатической карьере, и я не отказался. Это ошибочно считать, что писатель должен быть только писателем. Музыканту приходится работать с оркестром, актеру - с труппой. А пишущий человек остается один на один с собой. Конечно, служба мешает мне работать над новыми произведениями, разъезды отнимают много времени. Но я стараюсь. Встаю в пять утра, до 10-ти пишу, а потом начинается служба. Скоро в 7-м номере журнала "Дружба народов" появится мой новый роман "Вечная невеста". Он касается сугубо современной тематики: глобализации и судеб людей.

- Вы довольно долгое время живете за границей. Наверное, уже свободно общаетесь на разных языках?

- Я так и не научился трем вещам: водить машину - у меня водитель, говорить на иностранном языке - рядом со мной всегда переводчик, и работать на компьютере - пишу от руки. А мои дети прекрасно освоили английский, французский, немецкий.

- Дипломат Айтматов не забывает о простых людях, которые в его романах всегда выступают главными героями? Следите за тем, как живут ваши соотечественники?

- Конечно. Современные средства массовой информации - это потрясающее достижение. Пространство, время - все сузилось, сблизилось. Если сто лет назад то, что происходило, например, в Афганистане, становилось известно через несколько месяцев, то теперь все узнается в считанные минуты. Я никогда не терял связи с простыми людьми. Когда бываю на родине, обязательно захожу во дворы, разговариваю с людьми, выслушиваю их житейские истории. Сегодня самая большая проблема сельских жителей - это безработица. Она все рушит. Для человека, привыкшего трудиться на земле, незаинтересованность в его работе - это большая беда.

Меня удивляет отношение к людям в других странах. В Париже живет долгожительница, которой 117 лет исполнилось. Она уже маленького роста, но такая бодрая. И каждый год летом вся Франция отмечает ее день рождения. Поздравляют, несут букеты, телевидение показывает ее с утра до вечера. Как-то один журналист спросил ее: "Сегодня знаменательный день, вся Франция под большим впечатлением, для нас это национальный праздник. О чем вы сейчас думаете?". Она помолчала и говорит: "Я очень волнуюсь за наш футбол". В 117 лет в Европе можно позволить себе увлекаться футболом!

- Скажите, какая разница между Айтматовым молодым и Айтматовым сегодняшним?

- Разница большая. Прозаику важно прожить долгую жизнь, мастерство к нему приходит только с годами, он должен достичь зрелости, мудрости. А вот поэт интересен больше в молодости, потому что поэзия - это стихия чувств. Проза же, как мастер-строитель, должна возводить храм, собор, прилаживая камень к камню. Я думал, что с годами мои ранние повести забудутся, но вот не так давно повесть "Тополек мой в красной косынке" издали в Швейцарии, и она оказалась в числе бестселлеров. Это сугубо романтическая повесть, сейчас я уже так не стал бы писать. Я об этом вообще бы не писал - всему свое время. Я и молодым сейчас не хотел бы быть. Мы все, наверное, виноваты в том, что сейчас происходит с нашей молодежью, потому что приучили ее к иждивенчеству, потребительскому отношению в жизни, ее духовный мир очень низок. Мне как-то неуютно среди нынешней молодежи. Все мои книги пронизаны болью за последующие поколения. Я уже немолодой, и мне не все равно, кто останется жить на нашей земле после нас.

Беседовала Алсу ИДРИСОВА

Российская аграрная газета

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован