10 августа 2004
3075

Член-корреспондент РАН Виталий Аристов: Как быть науке России (Проект предложений по программе возрождения интеллектуального потенциала России)

Виюне 1999 г. Российская Академия наук отметила свое 275-летие. В эти дни звучали торжественные речи, славящие Российскую науку и дальновидность Петра I, при котором была создана столь уникальная научная структура, и сожаления, граничащие с недоумением по поводу того, как случилось, что Академия наук находится в условиях невероятно тяжелых; результаты самоотверженного труда ученых не востребуются в Отечестве. Невостребованность, тяжелые условия труда и быта ученых на Родине при крайне высоком уровне их образования и способности к эффективной повседневной работе привели к массовому вымыванию из науки талантливых ученых молодого и среднего возраста, которые работают теперь за границей и, частично, в новорусском бизнесе. Средний возраст ученых в РАН, например, 50-55 лет, членов Академии - 65-70 лет.

В выступлениях членов Правительства РФ, депутатов Государственной Думы, Московского Правительства отмечалась роль и значение науки в прошлом России и говорилось о необходимости поворота к ней лицом в сегодняшней России путем увеличения финансирования. Обещания благ - это очевидный поход за голосами работающих в научно-технической сфере на парламентских и президентских выборах, тем более, что ни одно из обещаний не идет далее тривиальных посулов об увеличении заработной платы и подновления научного оборудования. Ясно, что это чисто популистский разговор, поскольку всерьез следует говорить: если об увеличении заработной платы, то не менее, чем в 5-10 раз; если об оборудовании, то по техническому оснащению российская наука застыла на уровне прошлого и даже частично на уровне позапрошлого десятилетия, оборудование обветшало физически и морально, поэтому нужна программа обновления научного и технологического парка институтов; главное же, о чем следует говорить, но не сказано - необходимо дать анализ причин, приведших к кризису в науке, и на его основе, на основе опыта собственного прошлого следует формулировать подробную стратегию развития науки и образования, всего научно-технического комплекса страны.

Беды, постигшие науку с тех пор, как страна следует курсом `демократических реформ`, многократно описаны, писались резолюции о недопустимости политики, проводимой Правительством РФ в отношении науки и образования, проводились митинги, на нашей памяти даже `шахтерский` способ протеста - перекрытие подмосковными учеными дорог и марш протеста на Москву. Отсутствие положительных результатов от этих действий свидетельствует, что нищенское состояние науки - следствие глубоко ошибочных концепций перестройки общества, начатой десять лет назад, и следование которым автоматически привело страну, а вместе с ней и науку, в состояние затяжного кризиса.

Причины и признаки кризиса науки России

С точки зрения ученого и инженера основными признаками кризиса общества являются:


перепроизводство квалифицированной рабочей силы, в первую очередь инженеров и ученых;
невостребованность научных результатов промышленностью; отсутствие сбыта отечественных товаров.
Рассмотрим наличие этих признаков в России и проанализируем причину их возникновения.

1. `Избыточность` в сфере образования и науки России

В конце 80-х годов усиленно пропагандировался тезис об избыточности науки в России и ее неэффективности. И сегодня, несмотря на уже понесенные наукой громадные потери и очевидную несостоятельность этого тезиса, министр науки и технологий М.Кирпичников в интервью `Независимой газете` от 17 февраля 1999 г. говорит о том, что `интеллектуальный потенциал России по-прежнему остается одним из самых больших в мире... У нас работает около 10% ученых всего мира..., но при этом объем нашей наукоемкой продукции на мировом рынке составляет 0,3%`. Выводы из этого сопоставления цифр министр делает, на мой взгляд, абсолютно не верные. Предлагается активизировать инновационную политику, создать инновационно-технические центры, другими словами считается, что в России ученые работают неэффективно, не умея внедрять результаты своего труда. Такая политика в отношении ученых напоминает результат воспитания цыганом своей лошади, которая в конце концов сдохла.

Давайте попытаемся посчитать эффективность труда ученых по принципу: прибыль на рубль затрат. Весь бюджет Российской Академии приблизительно равен средствам, затрачиваемым в США на тысячу-две ученых уровня российского доктора наук, это в десятки раз меньше бюджета, необходимого для обеспечения наших ученых в соответствии с положением Петра I об учреждении Академии наук: `Ученые лю-ди, которые о произведении наук стараются обычайно мало думают на собственное свое содержание... Но надлежит... дабы оные люди непринуждены больше о своем и фамилии своей стараться, нежели о возращении наук, наипаче и понеже все такие люди суть, которым жалованием своим жить надобно...`.

Средняя заработная плата в РАН сегодня ниже прожиточного минимума - менее 1000 руб. в месяц. Уже несколько лет не выделяются деньги на приобретение литературы, расходуемых материалов, ремонт зданий, приобретение нового оборудования. Через неделю после юбилейных торжеств над рядом институтов Академии вновь нависла угроза отключения электричества. И в таких условиях ученые еще работают и продолжают поддерживать славу отечественной науки новыми достижениями. На месте министра науки я бы не предлагал в качестве первоочередной задачи развивать менеджмент в науке, а постарался бы вначале обеспечить достойные условия труда всем ученым.

Ложный тезис об избыточности науки и образования привел к практическим действиям по резкому и неуклонному сокращению финансирования и буквальному выдавливанию ставших `лишними` ученых за границу, в бизнес, поставило барьер на пути омоложения состава ученых и преподавателей - их средний возраст растет сегодня быстрее, чем течет время. Большую активность в направлении сокращения расходов на науку проявлял бывший министр науки В.Булгак. К сожалению, в кампании борьбы с `избыточностью` приняли участие и некоторые члены РАН. Например, академик А.Абрикосов в интервью газете `Известия` договорился до того, что России наука не нужна вообще, талантливым ученым нужно помочь уехать на Запад, а на остальных махнуть рукой`. И он не одинок в Академии в своей русофобии, оставаясь при этом по непонятной причине `умом, совестью(?) и интеллектом нации`. Недавно иностранный член РАН, японский ученый Дж.И.Нисидзава сказал, что хотя здание русской науки и покачнулось, он верит в ее быс-трое возрождение. Мы также верим в это, но борьба с `избыточностью` цыганским методом может привести к `успеху` по чисто биологическим причинам.

2. Невостребованность научного труда

Сворачивание Советским Союзом времен `перестройки` самостоятельной внешней политики, самороспуск оборонительного и экономического союзов, постановка внешне привлекательного лозунга о переводе ряда оборонных предприятий на выпуск товаров народного потребления, привели к быстрому сокращению научных исследований в области высоких технологий, так как во всех странах без исключения такие исследования ведутся, в первую очередь, в интересах военно-промышленного комплекса. Потери от конверсии были бы, возможно, не столь велики при ее постепенном проведении и замещении оборонных заказов на исследования заказами на разработки наукоемкой продукции двойного или гражданского применения. Вместо этого в рекордно короткие сроки произошла:

примитивизация оборонных предприятий: производство лопат и велосипедов из титана пришло на смену выпуску ракет и самолетов;
при приватизации - уничтожение ряда производств с использованием высвободившихся площадей банковскими, сервисными и торговыми предприятиями;
перепрофилирование ряда производств на другие наукоемкие производства оказалось не эффективным из-за отсутствия достаточных средств, затянулось на многие годы, омертвляя громадные государст-венные средства.
Следует отметить и крайне негативную роль для науки, которую сыграла приватизация сырьевой базы страны. Приватизаторы разорвали существовавшую ранее цепочку - добыча сырья и ее первичная обработка - глубокая очистка - изготовление полуфабрикатов - производство изделий. Осталась добыча сырья и, в результате, первыми в научном сообществе стали исчезать химики-технологи, материаловеды. Этот процесс уже принимает необратимый характер.

В результате столь `продуманных` конверсионных действий из состава производителей наукоемкой продукции было выбито громадное число предприятий и, следовательно, значительная часть потенциала отечественной науки оказалась теперь уже действительно излишней, равно как реально избыточными оказались молодые специалисты, ранее пополнявшие коллективы оборонки. Оборонщики сегодня нерадостно называют проводившуюся конверсию конвульсией, при которой нужен не ученый, а священник.

3. `Перепроизводство` отечественных товаров

В начале 90-х годов был обанкрочен ряд отечественных предприятий гражданских отраслей промышленности, организованы совместные с иностранцами производства, в том числе сборочные, произведена закупка импортного оборудования и лицензий. Эти действия проводились как бы во благо заполнения прилавков импортными товарами, которые якобы лучше отечественных. Банкротство ряда отечественных предприятий произошло в результате общего скачкообразного повышения цен на энергоносители, разрыва хозяйственных связей со странами Восточной Европы, республиками СССР и даже регионами России. Российские производители потеряли внешние и внутренние рынки. Этому способствовала как таможенная политика России, так и, в немалой степени, реклама импортных товаров, выплеснувшаяся как джин из бутылки на неподготовленного к этому советского человека. Отрезвление пришло только в августе 1998 г., когда отечественного производителя и продукции почти не стало.

Все случившееся с нашей промышленностью сводит на нет усилия ученых разыскать заказчика на Родине в сфере гражданского производства. В этих условиях забота о маркетинге научных разработок не более, чем издевательство.

4. Идеологические предпосылки кризиса науки России

Идеологической базой устранения интеллектуальной избыточности нации стала пропаганда необходимости вхождения в `мировую цивилизацию`, в `открытое общество`. Начало идеологического подрыва организационных принципов функционирования образования и науки в СССР было положено нападками на консерватизм АН СССР, на консерватизм системы образования России. Результатом стало учреждение многочисленных альтернативных академий, снижение уровня образования, появление фиктивных новорусских профессоров и академиков.

Консерватизм Академии наук России (СССР), ее несомненный авторитет, наработанный в течение почти трех столетий трудами выдающихся ученых России, и Божий промысел спасли Академию, а с ней и науку от полного разгрома, хотя положение остается по-прежнему сложным, и необходима программа не столько простого выживания, сколько адаптации к новым условиям; развития как Академии наук, так науки, образования, наукоемкой промышленности в комплексе.


* * *
Выше были перечислены те `преобразования`, которые завели науку в тупик на пути следования ложному тезису о необходимости привития России чуждой ей западной модели развития.

Заместитель министра науки и технологий Г.Козлов еще в 1995 г. писал: `Реорганизация Российского общества, происходящая в последние 10 лет, затронула все стороны нашей нации, включая научную сферу. Преобразование научной сферы настолько серьезно, что можно говорить о новой модели ее устройства и функционирования. Основные новые компоненты - это открытость международному обществу, демилитаризация, демократизация в управлении, ослабление зависимости ученого от власти. Процесс реформирования идет очень болезненно, с большими потерями`.

Все вышеназванные идеологические установки на реформирование науки привели к большим потерям. Можно уверенно сказать, что к 2000 г. в результате проводимой с 1991 г. сознательной политике искусственно создано перепроизводство квалифицированной рабочей силы, результатом такой политики стала невостребованность результатов научного труда, отсутст-вие отечественных товаров. Можно утверждать, что с начала 90-х годов проводится сознательный геноцид народа путем физического истребления интеллектуального потенциала нации. В связи с этим вежливые попытки обратить внимание власть пре- и придержащих на бедственное состояние интеллектуальной элиты страны, прекращение ее воспроизводства, бессмысленны.

Военная агрессия ведущих представителей `мировой цивилизации` против братской Сербии, бессилие `реформируемой` России противостоять устроителям `нового мирового порядка` показали со всей очевидностью необходимость радикальной смены идеологических целей реформ, их исполнителей и проведение реформ национально ориентированных.

Преодоление кризиса в науке и Российской Академии наук лежит в преодолении политической пассивности учеными, в обретении учеными национально-государственного самосознания.

Исторический опыт прошлых столетий показывает, что Россия может оставаться сильной, всеми уважаемой державой только сохраняя свою самобытность и самодостаточность, только осознавая дейст-вительное место Русской цивилизации, только отбросив чужебесие, по определению Митрополита Иоанна, западничества, чужебесие космополитизма, перестав в угоду всяческим перестройщикам время от времени разрушать построенное годами, позволять грабить `по закону` нажитое всем народом.

В направлении возрождения идеологии Русского пути развития (во всех сферах: от духовного возрождения нации до экономического, от геополитического до военно-политического) и поиска путей его реализации, уже не первый год, работает общественно-политическое движение `Духовное наследие`, называемое просвещенно-патриотическим, а также ряд ученых Российской академии наук. Активизации и консолидации таких исследований мешает навязанное демократическим меньшинством положение Конституции РФ о том, что ни дна идеология не может быть общегосударственной. На самом деле все эти годы деидеологизации и `деполитизации` идет активная, политически агрессивная деятельность по навязыванию либеральных, `общечеловеческих ценностей`; деструктивная антигосударственная деятельность ведется различными иностранными и `отечественными` общественными фондами от религиозных до экологических, от `Мемориала` до фонда `Открытое общество`. А купленные олигархами `независимые` СМИ, разве они вне политики? Единая государственная идеология есть - это идеология государственного патрио-тизма, Русской цивилизации, Русского пути.

Говоря в этой связи о задачах, стоящих перед те-ми, кто является сегодня интеллектом нации, говоря о задачах самосохранения интеллектуальной элиты, следует подчеркнуть, что нужно прежде всего осознать единство своей судьбы - судьбы ученого с судьбой Государства Российского и Русского народа и сменить просьбы к олигархическим узурпаторам о подаянии заработной платы на активное идеологическое и политическое им противостояние.

Тактику выжидания во имя спасения пора сменить на действия, должные сменить весь политический и экономический курс страны. Дальнейшее выжидание и политическая пассивность ученых для Российской науки и образования гибельны.

Политическая активизация работников научно-технической сферы есть непременное условие дальнейшего бытия науки.

Итак, первым условием спасения науки является активная гражданская и политическая позиция тех, кто устал от поборников западнизации страны и кто верит в будущее России. Победа на выборах своих - второе условие для того, чтобы можно было бы обеспечить достаточное для развития науки и образования финансирование, опираясь на рекомендации, соответствующие экономические программы, выдвигаемые, например, Отделением экономики РАН, экономической программы ВОПД `Духовное наследие`, другими, начать решать задачу восстановления приличествующего России статуса Великой интеллектуальной державы.

Основные задачи восстановления и развития интеллектуального могущества России

1. Создание среднего класса - базы кадрового пополнения науки

Обычно, проявляя заботу о будущих поколениях, говорят о скором истощении природных ресурсов или накоплении в атмосфере двуокиси углерода, фторсодержащих газов и т.д. В России интеллектуальный, духовный потенциал велик, он представляет собой большее богатство, чем природные ресурсы страны. Последние 10 лет интеллектуальные ресурсы России варварски расхищаются, воспроизводство их фактически остановлено. Биологическое старение носителей знаний, научных школ неумолимо приближает момент утраты страной перспективы для реального возвращения Россией всех аспектов национальной независимости и создания общества высокого качест-ва жизни.

Как подчеркивалось выше, необходимым условием предотвращения окончательного развала науки и образования является увеличение заработной платы в этой сфере одномоментно не менее, чем в 5-10 раз.

Разумеется, при средней сегодняшней заработной плате менее 1000 руб. в месяц это далеко еще не соответствует уровню, который был в дореформенный период, а с учетом того, что лица аналогичной и даже меньшей квалификации получают, именно получают, в банковской, торговой сфере, сфере услуг значительно больше, - эту проблему дисбаланса в уровне жизни граждан равной квалификации не решить. Это лишь условие стабилизации.

Увеличение бюджетного финансирования в 5-10 раз позволит выполнить и два других необходимых условия стабилизации положения в российской науке - решить проблему обеспеченности жильем хотя бы на уровне общежитий семейного типа для молодых ученых и преподавателей и постепенную замену морально и физически устаревшего оборудования.

В стратегическом плане задача автоматического возобновления кадров ученых, преподавателей решается только созданием действительно обеспеченного, многочисленного среднего класса - это семьи учителей, врачей, инженеров и ученых, профессорско-преподавательского состава, семей профессиональных военных, деятелей культуры, предпринимателей государственных служащих.

Октябрьская революция, выразившаяся в конфи-скации имущества богатых в пользу государства, привела к практическому уничтожению буржуазной, то есть национальной интеллигенции, среднего класса. Государственные перевороты 1991 г. и 1993 г., спровоцированные по существу тем же `активным меньшинством`, привели к недопустимо большой концентрации собственности и доходов в руках кучки людей, ставших в одночасье сверхбогатыми, олигархов. Средний класс вновь оказался на грани вымирания.

С точки зрения государственной безопасности нужно ликвидировать олигархов, поддержав отечественных предпринимателей, провозгласив целью внутренней экономической политики создание благополучного среднего класса как основы экономической и политической стабильности общества.

В краткосрочном плане необходимо восстановить конституционные гарантии бесплатного среднего, среднеспециального и высшего образования с введением на переходный период специальных доплат студентам из малообеспеченных семей ученых, врачей, инженеров, военных, учителей, государственных служащих для обеспечения равных стартовых возможностей для молодежи. Необходимо решить вопрос о приеме студентов на льготных условиях для граждан русской диаспоры стран СНГ с возможным трудоустройством их в России. Привлечение интеллектуального потенциала русской диаспоры стран ближнего зарубежья является хорошим восполнением потерь, нанесенных России `утечкой мозгов`.

Российской Академии наук, другим традиционным академиям России в связи с задачей формирования действительно национальной интеллигенции необходимо решить вопрос:

о статусе их членов, уехавших из России на длительный срок или эмигрировавших. (Возможно, надо придать им статус иностранных членов Академии);
о возможности возобновления практики приема в РАН в качестве ее полноправных членов ученых стран СНГ, остающихся в рамках единого экономического и оборонного пространства с Россией.
2. Изменение концепции системы функционирования управления наукой

Изменение концепции развития России требует и смены сложившихся в последние годы базисных положений о формах функционирования науки и управления ею и среди них:

Пересмотр положения об открытости научных исследований.
Декларированная ранее открытость научных исследований де-факто превратилась в прозрачность наших работ для западных коллег и западных спецслужб.

Широко рекламируемые иностранные фонды, как правило, направляют исследования в российских институтах в нужное западным партнерам русло, паритет интересов не всегда соблюдается, при этом российские авторы проектов, претендующие на гранты, в ряде случаев подробно описывают в проектах цели исследований, средства и методы решения задач, конфиденциальность полученных фондами сведений при этом не предусматривается. Принимая во внимание ложность целей, поставленных горбачевской `перестройкой`` и переворотами 1991 г. и 1993 г., недопустимым является и функционирование на территории России фонда `Открытое общество` Сороса. Интересно, что так называемые `Соросовские профессора` это понимают, понимают и унизительное положение,

в которое они попадают, принимая это далеко не почетное звание, но жить надо!

Из сказанного выше следует, что необходимо защитить интересы России от назойливого внимания западных `друзей`, устранить `прозрачность`, особенно в исследованиях по стратегически важным для России направлениям. Используя опыт работы зарубежных фондов, следует учредить российские фонды с задачами развивать те или иные направления науки в России с привлечением ученых стран СНГ, Восточной Европы, Юго-Восточной Азии. Для восстановления престижа отечественных научных журналов российские гранты следует выделять для наших ученых на основе учета публикаций в российской периодике.

Большой урон престижу российских ученых наносит и попрошайничество - по-другому не назовешь - наших ученых, желающих, как и все нормальные ученые, обсуждать результаты исследований со своими зарубежными коллегами на различных международных форумах.

Абсолютное отсутствие средств в отечестве на командирование российских ученых вынуждает их просить оплатить расходы оргкомитеты конференций, различные фонды.

Такое положение также стимулирует и превращение открытости исследований в прозрачность. Это недопустимо с государственной точки зрения тем более, что образ бедного русского ученого плохо увязывается за рубежом с роскошью жизни на мировых курортах `новых русских`.

Инновационная политика и создание реальной множественности источников финансирования.
Одной из химер последнего десятилетия стал миф о возможности самоокупаемости науки в прямом, вульгарном, смысле этого слова.

На самом деле любая наука, тем более фундаментальная, является средством получения новых знаний и их использования для образования и создания новых технологий, материалов, различных функциональных изделий. Именно в этом самоокупаемость науки, а не в том, что каждый научный коллектив должен кормиться сам, предлагая свои услуги направо и налево.

Такой путь - путь тупиковый, ведущий к деградации научных коллективов, что и происходит в действительности.

Прогнозы доморощенных рыночников о том, что нарождающаяся буржуазия будет заказывать научные исследования, также основаны на домыслах и не будут реализованы.

Следует отметить, что как опыт СССР, так и стран Европы, США, Японии показывает, что крупные группы промышленных предприятий предпочитают организовывать свои `отраслевые` институты, ведущие фундаментальные и прикладные исследования в интересах отрасли.

При этом именно отраслевые институты и лаборатории являются связующими звеньями между государственными (академическими, университетскими) исследовательскими центрами и промышленностью, так что рассчитывать на существенное и прямое воспомоществование институтам РАН, вузам со стороны промышленных гигантов России любой формы собственности - вредная иллюзия.

Страны Западной Европы в период экономического спада 80-х годов, а СССР значительно раньше, нашли форму организации фундаментальных исследований, при которой достижения науки быстро находят практическое применение в самых неожиданных новых областях.

В СССР крупные институты Академии Наук технологического и технического профиля наряду с проведением исследований готовили специалистов по новым специальностям (так называемая физтеховская система, широко использовавшаяся в СССР).

При институтах АН СССР и в рамках Академии развивалось опытное производство наукоемкой продукции, велись разработки с последующей передачей (внедрением) в промышленность. Аналогичную роль выполняют сегодня на Западе научно-технологические парки, в которых сосуществуют университет со студенческим, профессорско-преподавательским составом, научно-исследовательские лаборатории университета (бюджетное финансирование) и малые на-укоемкие фирмы, каждая состоящая из нескольких десятков человек (внебюджетные фонды, частный капитал).

В ряде институтов России академического профиля сегодня сложилась де-факто структура, наследовавшая структуру института АН СССР, в которой технологические лаборатории, опытные производства, издательские группы и некоторые другие выделились из бюджетной части института и продолжают работать, сохраняя и расширяя прежнюю тематику.

К сожалению, вместо того, чтобы юридически оформить складывающуюся естественным образом новую структуру института РАН, адаптированную к новым экономическим условиям, со стороны как Президиума Академии, так и Министерства науки следуют нескончаемые попытки навязать старую модель функционирования Академии Наук.

При этом говорится об инновационной политике, основанной на создании инновационных монстров - неких центров, которые будут вести свою, по-видимому, отдельную от Академии научно-техническую политику.

Такие центры естественным образом могут и должны создаваться в первую очередь на базе институтов РАН и внутри нее при соответствующих изменениях в Уставе РАН и законодательстве РФ.

Множественное создание научно-технических (технологических) парков как инновационных центров позволит решать как вопросы привлечения внебюджетного финансирования для фундаментальных исследований, так и создания новых наукоемких производств.

В условиях развала промышленности России, утраты ряда технологических направлений такой путь представляется наиболее оптимальным для возрождения ряда отраслей отечественной промышленности с привлечением и решением этой задачи оставшихся иногда в единственном числе групп специалистов именно в рамках РАН.

Сохранение наукоградов России.
В общественном сознании Протвино, Дубна, Пущино, Жуковский, Королев, Черноголовка, Новосибирский академгородок и еще около 60 названий прочно ассоциируются с высочайшими достижениями советской науки и техники.

Здесь - уникальные установки, уникальные научные школы, здесь основной научно-технический потенциал России, здесь - источник ее основных ресурсов.

Практика подобной концентрации интеллектуального потенциала - изобретение российское, ставшее мировым.

В США таких городов - 40, в Японии - 30, в Европе наукограды возникли позже внутри больших городов или рядом с ними на базе университетов (упоминавшиеся выше технопарки).

Условие сохранения отечественных наукоградов России - объявление их зоной бедствия; демократизация оказалась для них сродни наводнению или урагану.

Поэтому необходимы архисрочные меры по восстановлению их социальной сферы: школы, детские сады, коммунальное хозяйство, все это в крайне запущенном состоянии.

Около 10 лет не ведется строительство жилья для работников науки и сферы ее обслуживания. Отечественная и международная практика показывают, что примерно треть средств, выделяемых по программам развития науки, должно быть выделено на развитие социальной инфраструктуры.

Наукограды России - это города с населением около 2 млн. чел. каждый.

Простая `мужицкая` мудрость гласит: голодуй зиму, но весной землю вспаши и засей, так и от государства и его ответственного правительства требуется приоритетная и безоговорочная поддержка научных центров на достаточном для их нормального функционирования уровне. Это государственная необходимость - сохранить город, который производит знания и технологии, - единственную надежду России на выживание.

Задача только сохранения образования и науки требует увеличения нынешнего уровня финансирования не менее, чем в 5-10 раз; далее - необходима разработка программ развития, что потребует дополнительных и громадных капиталовложений. К примеру:


бюджет японской государственной программы стимулирования научных исследований на 1998-2003 гг. равен 204 млрд. долл. США.
Г.Шредер, придя к власти в Германии, пообещал за 5 лет удвоить федеральные затраты на исследования и образование.
И, если мы будем говорить правду, а не обманывать самих себя и дурачить общество, требование приоритетных и безусловных капиталовложений в науку и образование как условия выхода России из кризиса и создания для ее граждан высокого качества жизни - позиция честная.

Изменение структуры и формы бюджетного финансирования.
Если реализация программы по предыдущим пунктам требует определенных финансовых затрат и внесения изменений в действующее законодатель-ство, то выполнение данного пункта требует лишь проявления со стороны правительства здравого смысла.

Дело в том, что с уменьшением величины бюджетного финансирования (базовое, по грантам), возникло желание контролировать все расходы каждого субъекта финансирования, что привело к очевидному результату - гигантскому увеличению бумагооборота, раздуванию штатов контролеров, резкому уменьшению эффективности реализации выделенных и без того мизерных средств и потере реального контроля над их использованием.

Абсурдность существующих на сегодня правил выделения бюджетных средств очевидна всем, за исключением, возможно, только высоко сидящих чиновников, для которых такая система удобна. Удобные же для ученых правила расходования бюджетных средств могут быть установлены и приняты в течение месяца.

Думаю, что необходимое для Минфина положение может быть составлено соответствующими финансово-экономическими управлениями РАН, РФФИ, других бюджетных ведомств.

Правила выделения бюджетных средств должны быть удобны тем, кто их расходует, а не наоборот. По-видимому, следует упразднить как лишнее звено казначейство, передав его функции, например, в Сбер-банк или существенно изменить систему его функционирования.


Изменение государственного и общественного статуса науки и образования.
Несмотря на заклинания всех без исключения руководителей государства и политических партий о приоритете науки и образования, за их заботами о решении сиюминутных и личных проблем, эти приоритеты отодвигаются на задний план.

Ставя, например, вопрос об отстранении Б.Ельцина от власти в связи с геноцидом против населения России, лидеры оппозиции увязывали его с резким ухудшением социально-бытовых условий жизни, что привело к падению рождаемости и увеличению смертности.

Это легко понимаемо, однако настоящий геноцид нации начался тогда, когда конституционно (1993 г.) молодые граждане России были лишены права на бесплатное, даже среднее, образование, когда науку в стране объявили избыточной, когда стали проводить реформу образования высшей школы по пути упрощения и разрушения его традиционных форм образования, когда поставили студентов перед выбором: падать в голодные обмороки или пропускать занятия, чтобы заработать себе деньги на пропитание.

В Евангелии сказано, что нужно бояться не тех, кто забирает жизнь, а тех, кто может забрать еще и душу.

Лишение большинства нации возможности получить глубокие знания и ориентирование ее на бездуховный, а поэтому и бессмысленный `бизнес` ради бизнеса или куска хлеба, - и есть настоящий геноцид, поскольку бедные и нищие духом, не имеющие больших культурных и духовных потребностей, люди могут, и это многократно доказано веками цивилизации, производить себе подобных во множестве, но нация при этом вырождается и служит, по определению П.А.Столыпина, навозом и удобрением для других наций.

Высокая духовная культура человека, удовлетворение именно этой его потребности - цель, к которой должно стремиться любое общество, а показатели экономического развития, доход на душу населения, удовлетворение материальных потребностей - лишь средство достижения главной цели, именно этой цели и лишают нашу молодежь, превращая ее в бездуховную рабу доллара.

В связи с этим, для действительно правильной расстановки приоритетов в государстве и их удержанию, следует назначить в правительстве в ранге первого заместителя председателя человека, отвечающего за состояние науки, образования, воспитания и культуры, курирующего только эти вопросы.

Следует установить положение, при котором все решения принимаются не из соображений стабилизации финансового рынка, интересов банкиров и биржевиков и т.д., а в интересах духовного развития общества, повышения уровня образования, науки, культуры.

Следует подчеркнуть, что с уничтожением комсомольской и пионерской организаций из ведения государства выпала функция воспитания молодежи не менее важная, чем образование.

Необходимо восстановить статус государственного воспитания, не отдавая его на откуп деструктивным сектам, фондам и продажным СМИ.

Итак, перечислим предлагаемые действия по восстановлению и развитию интеллектуального потенциала нации.

1. Возрождение идеологии державности, государственного патриотизма, самодостаточности и самобытности Русской цивилизации, политическая активизация работников научно-технической сферы, выдвижение и отстаивание своих требований, активная поддержка на выборах любых уровней кандидатов-государственников, реально способных реализовывать поставленные научным сообществом задачи, направленные на спасение и развитие интеллектуального потенциала нации.

2. Проведение экономической и социальной политики, направленной на создание самодостаточного, обеспеченного среднего класса (учителя, врачи, инженеры и ученые, преподаватели, профессиональные военные, работники культуры, государственные служащие, предприниматели) - основы политической и экономической стабильности общества, носителей знаний, профессионализма, культуры.

В краткосрочном плане необходимо одномоментно увеличить в 5-10 раз заработную плату в сфере науки, образования, культуры, здравоохранения, в армии. Решить задачу обеспечения жильем хотя бы на уровне общежитий семейного типа молодых специалистов, в первую очередь в наукоградах России; восстановить конституционные гарантии на бесплатное среднее, среднеспециальное и высшее образование с введением на переходный период специальных доплат студентам из малообеспеченных семей.

3. Изменение концепции функционирования системы управления наукой, что должно выражаться в:

Прекращении политики открытости и прозрачности российских исследований, пресечении всяких попыток неконтролируемого государством сбора информации о ведущихся исследованиях. Введении соответствующего законодательства, регулирующего действие иностранных научно-технических и гуманитарных фондов на территории России.
Создании условий привлечения в Россию интеллектуального потенциала стран ближнего зарубежья, прежде всего из русских диаспор, создании программ исследований в интересах России в странах Юго-Восточной Азии, странах СНГ.
Создании реальной множественности источников финансирования науки путем принятия законодательных и нормативных документов, создающих условия для функционирования органического сосуществования коллективов с различной формой собственности в научно-техническом секторе экономики (например, создание де-юре научно-технологических парков на базе институтов РАН).
Сохранении и развитии наукоградов России как основы для инновационной деятельности и условия развития страны.
Изменении структуры и формы бюджетного финансирования, упрощении форм отчетности и устранении избыточных множественных контролирующих организаций. Доведение бюджетного финансирования до уровня, достаточного для нормального функционирования научных коллективов.
4. Изменение приоритетов государственной деятельности. Необходимо добиться того, чтобы основной комплект показателей качества жизни нации - уровень ее духовного и интеллектуального развития - стал первичным, определяющим показателем экономических, политических и других действий правительства, законодательных органов власти, президентских структур.


В.Аристов, член-корреспондент РАН

Обозреватель - Observer Наука и образованиеhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован