20 февраля 2007
1749

Что будет с нашими вкладами?

Олег Смирнов (далее - О. С.): Кредо нашего журнала - "Прозрачность открывает реальность". Для нашей страны это сейчас особо актуально, тем более в финансово-экономической сфере. В этой связи как бы вы могли охарактеризовать встречающиеся в СМИ утверждения о якобы недостаточной "прозрачности" Сбербанка, о личной заинтересованности менеджеров, о вольном обращении со средствами граждан? Кто, в частности, является "хозяином" Сбербанка, какова ситуация с акциями банка? Известна ваша позиция относительно того, что не надо торопиться приватизировать банки с государственным участием. Изменилась ли она?

Андрей Казьмин (далее - А. К.): Большой блок вопросов. Отвечать на вопрос о "прозрачности" сложно. Сложно не потому, что нечего сказать, а потому, что, отвечая на такой вопрос, волей-неволей можно попасть в позицию оправдывающегося. Человек оправдывающийся зачастую воспринимается как виноватый. Тем более что с презумпцией невиновности у нас всегда было непросто.

Вопрос о якобы "личной заинтересованности" менеджеров нашего банка, наверное, самый интересный. Понимаю корень его происхождения. Такое обвинение нам публично бросалось и продолжает бросаться миноритарными акционерами. Не всеми, а только одной группкой. Я говорю "группкой", потому что представители этих акционеров владеют пакетом чуть больше 3,5 процентов. А всего доля миноритарных акционеров у нас - 36 процентов. Таким образом, всего лишь десятая часть миноритарных акционеров нами недовольна. Нами - имею в виду менеджмент банка. На деле эта группа миноритарных акционеров, опираясь на данные публичной отчётности, делает ложный вывод о том, что в Сбербанке вовсю кредитуют сами себя, особенно менеджеров, и так далее. Хотя у того же миноритарного акционера, тем более члена Наблюдательного совета, есть полное право запросить всю необходимую информацию - сколько кредитов и на каких условиях они выданы руководству и тому подобное. Но по этому пути они не пошли и решили немедленно рассказать о своём "открытии" всему миру.

На самом деле бесплатных кредитов для сотрудников банка не существует, тем более для руководства. У нас единые правила по всей нашей системе. Ставки по кредитам сотрудникам банка ненамного отличаются от того, что мы предлагаем рядовым заёмщикам. Банк сейчас кредитует физических лиц и частных клиентов на срок до 15 лет. Максимальная ставка - 19 процентов годовых в рублях. Существуют строго определённые лимиты для центрального аппарата, территориальных подразделений. Совокупный объём кредитов сотрудникам зависит от результатов их работы. Поэтому процентные ставки там на 1-2 процента ниже, чем для не сотрудников банка. Никаких поблажек для сотрудников банка нет, никаких бесплатных кредитов менеджерам не существует. И в суде мы сумели легко это доказать. И не в одном, в разных судах. К сожалению, пришлось ещё судиться с некоторыми СМИ, которые публиковали непроверенную информацию. Мы эти иски выиграли.

О. С.: В прошлые годы, по официальным сообщениям, прибыль Сбербанка увеличилась на 25 процентов. Учитывая масштабы вашего банка, это должна быть огромная сумма. За счёт чего удалось добиться столь значительного роста?

А. К.: Если бы мы действительно "вольно" обращались с деньгами вкладчиков, мы бы не сумели не только обеспечивать бесперебойную работу Сбербанка - приём, выдачу вкладов, но и осуществление коммунальных платежей в огромных масштабах на всей территории страны. Не смогли бы добиться такой серьёзной прибыли. Для читателей "Финансового контроля" небезынтересно будет узнать о том, что у нас в России прибыль Сбербанка превышает прибыль вместе взятых первых 20 банков страны. Поэтому о каком-то "вольном" распоряжении деньгами вкладчиков у нас, в принципе, речь идти не может. Возможно, корень такой постановки вопроса связан с периодом интенсивного строительства банковских филиалов по всей территории страны, когда Сбербанк оказался в парадоксальной ситуации. При самой большой филиальной сети её прежнее состояние было худшим по сравнению с конкурентами Сбербанка, которые не испытывали проблем с содержанием филиалов в маленьких точках обслуживания в сельской местности, а также в отдалённых регионах страны. Более того, в ряде случаев приходилось освобождать от работы руководителей, которые увлекались, например, архитектурными излишествами при оформлении филиалов.

С 1997 года процесс нового строительства был остановлен, завершалось только начатое строительство. После кризиса совсем было не до этого. И только начиная с 2000 года процесс модернизации филиальной сети вновь продолжился, но совершенно по-другому. Были выработаны единые стандарты, чтобы работники банка чувствовали себя нормально в рабочих помещениях, а не сидели бы друг у друга "на головах", чтобы клиенты, частные лица, представители предприятий, население могли обслуживаться не в душных тесных помещениях, а в специально подготовленных, технически оснащённых офисах. Причём мы стараемся, чтобы эти филиалы были максимально удобно расположены для населения и предприятий. Приближаем филиалы и отделения банка к местам концентрации клиентов, туда, где они больше всего нужны. В той же Москве мы сталкиваемся с большой проблемой, что очень много неудобных помещений, филиалов расположено где-то во дворах, на первых этажах жилых домов и так далее. Это всё - прошлый век. И решить эту проблему нам ещё предстоит.

Все здания банка строятся и оснащаются исключительно на деньги, заработанные от прибыли. Нормативы по распределению прибыли, в том числе, соответственно, по модернизации филиальной сети, устанавливает Наблюдательный совет. В нём контрольное большинство голосов - за представителями государства. Центральный банк и Министерство финансов Российской Федерации в совокупности имеют одиннадцать голосов из семнадцати. Четыре голоса - руководство Сбербанка. (Остальные два принадлежат миноритарным акционерам. - Дополнение ред.) Мы подробно объясняем, какие объекты вводятся, в каких городах филиалы наиболее необходимы. Но речь идёт не только о строительстве.

Большие деньги нужны на приобретение вычислительной техники, создание систем связи, отвечающих современному банковскому уровню. Здесь мы, к сожалению, существенно отстаём от европейских банков. Если ещё можно говорить о каком-то близком сопоставимом качестве технического обслуживания в Европе и крупных городах европейской части России, то, если брать всю территорию страны, конечно, отставание большое. К сожалению, государство, несмотря на обладание контрольным пакетом акций, на абсолютное большинство в Наблюдательном совете Сбербанка, никаких прямых финансовых ресурсов на ликвидацию этого отставания нам не выделяет.

Для примера могу сказать, что в Китае за последние семь лет каждый из четырёх крупнейших банков получил по 7 млрд. долларов прямых государственных инвестиций. Для них бесплатно создавались и предоставлялись линии связи, приобретались вычислительная техника, современнейшие электронно-вычислительные комплексы. По нашим оценкам, сегодня мы отстаём примерно на 7-8 лет. Нагонять надо самим, и нагонять за счёт денег, которые заработаем на рынке. Потому что Сбербанк - организация коммерческая, я повторяю, никаких субсидий, дотаций из бюджета мы не получаем. Наоборот, банк является одним из крупнейших налогоплательщиков в России, и после реализации налоговой реформы объёмы наших налоговых платежей, вопреки ожиданиям, не сократились, а возросли. Например, в 2002 году, по сравнению с 2001 годом, - в 1,5 раза. И такая ситуация у нас остаётся. Мы платим теперь денег больше, чем до введения в действие второй части Налогового кодекса.

О. С.: Вы удовлетворены тем, как "чувствуют" себя акции вашего банка на рынке?

А. К.: В целом мы удовлетворены. Если брать рыночную капитализацию банка, то за 2 последних года она возросла с 300 млн. до 5 млрд. долларов США. Это очень высокий результат по самым жёстким зарубежным стандартам. Не случаен такой большой интерес к нашим акциям. И мы, кстати говоря, единственный банк в России, чьи акции свободно продаются и покупаются на бирже. А это соответствующим образом налагает на нас дополнительные требования. Это - к вопросу о "прозрачности". Ни один другой банк не даёт такого количества информации о себе, как Сбербанк.

О. С.: Корпоративная транспарентность и капитализация взаимосвязаны...

А. К.: Поэтому обвинения в "закрытости" и "непрозрачности" действительно исходят от наших конкурентов. Тема такая, в общем-то, броская. Но в отличие от них самих, у нас структура собственности абсолютно ясная, и, повторяю, по степени контроля и отчётности мы на передовых позициях. Нас проверяют много и часто по всем возможным направлениям, мы к этому привыкли.

О. С.: Значительная часть прибыли банка приходится на развитие вашей инфраструктуры и региональной сети, о которой вы говорили. В этой связи интересно, что вы затронули тему Китая. Китай постепенно готовился к вступлению в ВТО, особенно в сфере банковской системы. Как вы считаете, готова ли отечественная банковская система к тем требованиям, которые сейчас озвучиваются ВТО, и будет ли наш банковский сектор конкурентоспособен при вступлении России в ВТО?

А. К.: Считаю, что наш банковский сектор не готов к конкуренции на тех условиях, которые предъявляются ВТО. Не потому, что он такой плохой, а потому, что условия его функционирования в России гораздо хуже, чем за границей. То есть наши контрагенты, наши конкуренты за рубежом имеют заведомо лучшие юридические, налоговые, какие хотите условия работы, чем российские банки. Внутри страны банковский сектор не либерализован. Более того, полно примеров дискриминации российских банков.

Эта дискриминация распространяется на российские банки с иностранным капиталом. Именно этим объясняется крайне низкий удельный вес иностранного капитала в российской банковской системе, который неуклонно сокращается - сейчас уже меньше 6 процентов. Иностранные банки сегодня не заинтересованы в инвестициях в российскую банковскую систему. Они решают проблему работы с российскими активами просто. Работают через границу, не создавая своих филиалов в России, не вкладывая капитал в Россию. Они напрямую выдают кредиты самым лучшим российским экспортёрам с соответствующим переводом денежных оборотов.

В этом отношении Китай - прямо противоположная схема. Сначала капитализировали свои банки, хотя я не говорю, что они в идеальном состоянии. У них есть другие проблемы - в частности, с "плохими" долгами государственных предприятий. Однако в части технической подготовленности, капитализации, прагматичного, постепенного, плавного открытия рынка действуют продуманно, а не так, как у нас - сначала открыть рынок настежь, а потом смотреть, что получится. Получится понятно что. Так же, как в Восточной Европе, только в отличие от Восточной Европы нас в ЕС не принимают и принимать не собираются.

О. С.: Ну, в Восточной Европе банков, принадлежащих национальному капиталу, мало осталось, практически всё скуплено европейским, американским и азиатским капиталом.

А. К.: Скуплено, а с помощью этих покупок происходит соответствующая мутация, по-другому не скажешь, экономик этих стран. То есть покупаются предприятия, когда-то имевшие очень серьёзное значение, а теперь являющиеся помехой на пути продвижения крупных иностранных производителей. Они просто выкупаются и закрываются. И в этом плане банки, перешедшие в новые руки, используются как инструмент такой своеобразной "конкурентной" борьбы (если её можно назвать конкурентной).

Поэтому в современных условиях не может идти речь о поспешной приватизации, это было бы большой ошибкой. Не потому, что китайский опыт в этом убеждает, а просто исходя из здравого смысла. Вы сами спросили про стоимость акций Сбербанка. Наша капитализация действительно здорово выросла, но мы ещё далеки от того, чтобы сказать, что Сбербанк сегодня стоит столько, сколько должен стоить. Проще говоря, сегодня крайне невыгодно продавать по заведомо низкой цене.



О. С.: Если оценивать работу Сбербанка с частными клиентами, он аккумулирует сейчас практически 80 процентов вкладов населения...

А. К.: Не 80, а 66 процентов.

О. С.: В последнее время были сообщения, что доля вкладов населения уменьшается, появляется негативная тенденция...

А. К.: Почему негативная, это нормальная тенденция. Это как раз говорит о том, что российская банковская система в целом выздоравливает, доверие к банкам возвращается. Многие банки стали активно привлекать частных клиентов и работать с ними. Поэтому сокращение нашей доли говорит об общем улучшении состояния банковской системы. При этом нельзя забывать о том, что все послекризисные годы Сбербанк делал упор на долгосрочные вклады. На этом рынке мы чемпионы. И наши ставки по вкладам "до одного года" были сознательно сделаны менее интересными, чем по длительным вкладам.

О. С.: По работе с населением всё-таки очевидно, что наше законодательство требует дополнительного законодательного обеспечения. Понимаю, что для Сбербанка это очень важный вопрос. Потому что вас рассматривают не как банк...

А. К.: Очень жаль...

О. С.: Я имею в виду не профессионалов, обычных людей, особенно в регионах. Разумеется, для них Сбербанк - финансовое учреждение, но зачастую рассматривают вас как представителей государства. Такой имидж Сбербанка сформировался за долгие годы. В этой связи проявляет ли Сбербанк инициативы в совершенствовании законодательного обеспечения работы банков с населением?

А. К.: Мы активно работаем в рабочих советах, экспертных комитетах, в Государственной Думе, в Совете Федерации, в Ассоциации российских банков. При этом мы не выступаем в качестве "узких" лоббистов, а поднимаем проблемы, затрагивающие всё банковское сообщество.

Например, ипотечное кредитование. Здесь есть позитивные сдвиги в законодательстве, но всё равно нынешняя правовая база для предоставления кредитов на приобретение недвижимости отстаёт от мировых стандартов. Это связано не только с консерватизмом законодателей, но и с экономическими возможностями, потому что для того чтобы этот механизм заработал в полную силу, нужны серьёзные административные усилия. Необходимо создавать специальный фонд для людей, которые не способны обслуживать свои кредиты.

Данные проблемы, конечно, задерживают развитие ипотечных отношений. Пришлось бороться за то, чтобы банки вообще не были исключены из участников этого рынка. Была же попытка вычеркнуть банки из возможных участников рынка ценных бумаг, связанных с ипотекой. Вот было бы экзотическое решение! Тем не менее кто-то его активно проталкивал. Проблема юридической защищённости не только частных лиц, но и самих банков - важнейший вопрос. В нём - одна из причин кризиса 1998 года.

Например, с юридической точки зрения Гражданский кодекс не проводит никаких различий между срочными и вкладами "до востребования". Поэтому если клиент обратился с просьбой о расторжении договора о срочном вкладе, то банк обязан исполнить это поручение в такие же сроки. Никто не собирается оспаривать право клиента попросить вернуть срочный вклад до срока. Однако в этом случае банк должен иметь возможность быть предупреждённым, по крайней мере, за неделю-две о такой ситуации. А в 1998 году все срочные вклады автоматически перешли в разряд вкладов "до востребования", что ещё больше усилило негативные последствия кризиса. Такие вопросы нуждаются в уточнении в законодательном порядке, и мы активно работаем над ними.

О. С.: Вы предполагаете развивать ипотеку в рамках системы Сбербанка или планируете создавать специализированные финансовые структуры?

А. К.: Нам для этого не нужны специализированные структуры. У нас одна задача - побыстрее и получше научить наших кредитных экспертов, сотрудников, для того чтобы иметь возможность обслуживать всё большее количество граждан, которые хотят воспользоваться этими услугами. На сегодняшний день объём кредитования частных лиц в Сбербанке в целом превышает 70 млрд. рублей. Это значимая цифра, это больше 10 процентов нашего кредитного портфеля. Значительная часть этой суммы, около половины, идёт на приобретение жилья. Поэтому мы предвидим дальнейший динамичный рост потребности в кредитах на приобретение, строительство и реконструкцию объектов недвижимости, и это является следствием того, что у нас за последний год численность сотрудников выросла на шесть тысяч человек.

О. С.: А какова общая численность?

А. К.: 215 тысяч человек.

О. С.: Появились сообщения о проекте постановления правительства о привлечении ряда российских банков к работе с деньгами пенсионных фондов, в том числе Сбербанка...

А. К.: Мы эту работу знаем, наверное, как никто другой. Было бы преувеличением считать, что мы здесь - единственные специалисты. Сейчас наша доля чуть больше 20 процентов, есть ещё почта и другие банки, особенно губернские, муниципальные. Они одно время в очень большом количестве создавались, и руководители субъектов Федерации предпочитали региональные пенсионные потоки переводить туда. По военным пенсиям больше 90 процентов - это выплаты через Сбербанк. За всё время, пока я здесь работаю, не помню нареканий в отношении Сбербанка, чтобы были у нас какие-то нарушения этого режима. Деньги проходят в течение суток.

О. С.: То есть вы не возражаете против участия Сбербанка в этих проектах?

А. К.: Я не могу сказать, что мы на этом много зарабатываем, практически ничего. Речь идёт о нашей традиционной клиентуре, поэтому отказываться от этой работы мы не собираемся. Если по каким-то причинам правительство сочтёт, что другие банки достойнее, такое решение возможно, и мы это прекрасно понимаем. Но на пользу ли оно будет пенсионерам - это другой вопрос.

О. С.: В отношении кредитования производственного сектора. Давались оценки, что российские нефтяные и энергетические компании предпочитают сейчас брать кредиты за рубежом, и в этой ситуации некоторые трактовали готовность Сбербанка финансировать создание сети крупных торговых центров как сужение ниши для реальных крупных инвестиционных проектов.

А. К.: Как пел Булат Окуджава: "Каждый слышит, как он дышит". Кому-то захочется сделать такой вывод, что, раз они торговлю кредитуют, значит, им нефть кредитовать нечем. То, что конкуренция за нефтеэкспортёров между банками очень высокая - и между российскими, и между иностранными, главным образом с трансграничными операциями - это правда. Но я не могу не сказать о том, что мы часто в этой борьбе побеждаем и даём кредиты практически всем нефтяным компаниям, которые являются у нас крупнейшими клиентами.

Поэтому борьба здесь жёсткая, борьба упорная, и как раз огрехи российского законодательства проявляются при этом во всём блеске. Иностранным банкам почему-то можно выдавать кредиты российским экспортёрам без обеспечения, а нам нельзя. Итак постоянно сталкиваемся с внутренней дискриминацией и должны преодолевать её, предоставляя заёмщикам дополнительные услуги, демонстрировать лучшее знание внутреннего рынка, реальных условий их работы по всей территории страны. Таким образом, мы работаем с той же нефтяной отраслью, другими экспортёрами. То, что мы объявили об участии в финансировании гипермаркетов, не означает, что мы не работаем с "нефтянкой", и наоборот. У нас кредитный портфель максимально диверсифицирован. Практически все отрасли хозяйства равноценно представлены, в том числе и торговля. Поэтому у нас нет каких-то жёстких отраслевых преференций, мы исходим из эффективности проектов.

Структура нашего кредитного портфеля выглядит очень сбалансированно, и следствием этого явилось снижение провизии по кредитным рискам, которые аудитор сделал по результатам анализа отчёта за 2002 год. Таким образом, при динамичном росте кредитного портфеля наши кредитные риски не увеличиваются, а даже сокращаются. Это говорит о хорошей работе кредитных подразделений.

О. С.: В случае сокращения объёмов государственной инвестиционной поддержки экономики как это может повлиять на кредитную политику Сбербанка?

А. К.: Было бы большим преувеличением сказать, что сегодня поддержка инвестиций государством имеет решающее значение. У нас, в общем, считаные проекты есть, где государство хотя бы в каком-то символическом объёме участвует в форме субсидирования процентной ставки или как гарант возврата кредита. В целом весь механизм как раз настроен на то, чтобы никаких льгот не давать, и в этом отношении он как всегда "впереди планеты всей". До 1998 года - широкая практика раздачи льгот и всяких поблажек. Обжёгшись на этом, решили завязать узелок крепко-накрепко. Во всём мире государства поддерживают приоритетные для них отрасли. В России объёмы такой инвестиционной поддержки государства мизерны. Здесь происходит потеря возможностей и времени. Финансовый резерв хорош, когда он активно используется. Речь не идёт о том, что его нужно немедленно раздать, но использовать его с толком можно сегодня. Мы такие предложения давали и будем давать, мы надеемся, что наши аргументы будут восприняты.



О. С.: На уровне президента, правительства или Государственной Думы?

А. К.: Будем стараться на всех уровнях доказывать, что настало время вносить коррективы в приоритеты финансовой политики. От политики преодоления внешних долговых рисков нужно переходить к политике стимулирования внутреннего спроса, и здесь без государственной инвестиционной политики не обойтись. Не в упрёк будет сказано, но, насколько я знаю, ни один из проектов, которые должны были поддерживаться, в том числе и из инвестиционного фонда бюджета, в рамках инвестиционной программы Министерства экономики в прошлом году не был реализован.

О. С.: Счётная палата переходит на новую методику оценки макроэкономических процессов и корпоративной деятельности, так называемый аудит эффективности, хотя это достаточно сложная методология. В прошлом и 2003 году Счётная палата России положительно оценила деятельность Сбербанка, в том числе по своевременности пенсионных платежей. Не могли бы вы охарактеризовать взаимодействие со Счётной палатой, а также рассказать о внутреннем аудите в Сбербанке? Каким образом вы осуществляете контроль деятельности банка?

А. К.: Конечно, это целая система. У нас занимается им Контрольно-ревизионное управление Сбербанка, это не одна сотня человек по всей территории страны. Задача Контрольно-ревизионного управления - это контроль и проверки территориальных банков, отделений, филиалов на местах. Проверки Центрального аппарата организует Управление внутреннего аудита, плюс к этому есть ещё Управление оперативного контроля, которое осуществляет компьютерный аудит, контроль над соблюдением рутинных операций, правил начислений процентных ставок, процентов, тарифов, комиссий, и делается это в автоматизированном режиме. С введением этого компьютерного контроля у нас появилась возможность переориентировать работу многих сотрудников с ручного труда, достаточно неэффективного по сравнению с тем, как это делают компьютеры сегодня, на содержательную работу. За прошлый год более 17 тысяч проверок по территории страны - внутренние, не считая проверок Счётной палаты, КФМ, Центрального банка, налоговых органов, аудиторов. К этому можно добавить, что в систему внутреннего контроля частично входит Управление рисков, которое готовит заключения по всем кредитным проектам. Управление безопасности банка - это уже другой уровень контроля, контроль возврата средств, если какие-то нештатные ситуации возникают.

О. С.: В ваш кредитный комитет входят только сотрудники банка или представители каких-то ещё контрольных структур?

А. К.: Нет, только банка. Эти сотрудники потом несут ответственность за работу по этому важнейшему направлению.

О. С.: Андрей Ильич, мы узнали, что вы сегодня вернулись из Североморска, где подписали соглашение с ВМФ России.

А. К.: С командованием Северного флота.

О. С.: Всё-таки Сбербанк, я ещё раз повторюсь, для многих россиян - оплот социальной стабильности. Чем объясняется открытие вашего филиала на Севере? Только экономическими и финансовыми причинами? Каким образом вы балансируете между социальными задачами, которых Сбербанку никто, может быть, напрямую не поручал, но которые объективно существуют, и экономикой банка?

А. К.: В данном конкретном случае речь не шла об открытии. Отделение в Североморске всегда было, речь идёт о модернизации филиала. Для чего это делается? Вы, безусловно, правы, необходимо, чтобы и наши работники, и клиенты работали и обслуживались в нормальных условиях. У банка появляются средства для этого, мы в последние годы имеем хорошую прибыль и намерены вкладывать в модернизацию филиальной сети не только в крупных столичных городах, но и небольших, но очень важных муниципальных образованиях. Есть и экономические причины. Потихонечку жизнь налаживается в том же Североморске, там и предприятия начали оживляться, и платёжеспособный спрос у тех же военнослужащих стал заметно возрастать, и банк должен оперативно реагировать на эту ситуацию. Поэтому сегодня на 80 тысяч населения Североморска - уже 10 тысяч пластиковых карт, работает 4 банкомата. Современные банковские продукты должны предоставляться не только в крупных городах - это наше глубокое убеждение. И только таким образом можно окупить затраты на модернизацию региональной сети.

О. С.: Военно-морской флот, люди, которые служат не только в армии, но и в российских силовых структурах, в военно-промышленном комплексе - это огромный сектор нашей экономики. Сбербанк принимает участие в реализации программ кредитования военно-промышленного комплекса?

А. К.: Объём наших кредитов по предприятиям, выполняющим оборонные заказы по линии ВТС, превышает миллиард долларов. Помимо этого мы кредитуем оборотные средства предприятий этого комплекса. Совсем недавно в банке создано специальное Управление кредитования машиностроения. Объём работы такой, специфика такая, что для этого потребовалось создание специального подразделения. Что касается кредитования и финансирования оборонного заказа, у нас на этот счёт также готовятся предложения. Здесь как раз участие государства имеет решающее значение. Безусловно, затраты на оборону не приносят прямых экономических выгод, это некоммерческая деятельность государства, но без активной позиции государства кардинально улучшить ситуацию по оборонному заказу не удастся.

О. С.: В августе многие уходят в отпуска. Август - это время вашего отпуска или не до того?

А. К.: Да, обычно отдыхаю в августе.

О. С.: Как вы проводите свой отпуск - спорт, хобби, уезжаете за границу или в России?

А. К.: На две части придётся разделить. Хочется к морю, погреться чуть-чуть, поплавать, побегать. Вторая часть - обычно в Средней полосе.

О. С.: Вы занимаетесь спортом?

А. К.: Когда-то. Профессионально, я считаю, не занимался. А сейчас это занятием назвать нельзя - это раз в месяц.

О. С.: Многие банкиры играют в гольф. У вас какие предпочтения?

А. К.: Для гольфа нужно очень много свободного времени. У меня его нет, к сожалению, даже нет времени поиграть в настольный теннис.



Сбербанк России (данные на конец 2002 г.):

Крупнейший банк Центральной и Восточной Европы, рыночная капитализация которого составляет $5,0 млрд. Лидер российского рынка банковских услуг, на долю которого приходится 67% рынка вкладов, 46% рынка кредитования населения, 15% рынка обслуживания корпоративных клиентов, 31% рынка коммерческих кредитов, 27% активов банковской системы России. Более 20 тысяч подразделений во всех регионах России, в которых обслуживается 1,3 млн. корпоративных клиентов и открыто 243,8 млн. вкладов физических лиц. Основной кредитор российской экономики: свыше 495 млрд. рублей кредитных средств предоставляются предприятиям различных отраслей и форм собственности (среди них кредиты получают более 60 тыс. предприятий малого и среднего бизнеса). На реализацию инвестиционных проектов выделено более 94,6 млрд. руб. долгосрочных кредитов. Более 12,8 млрд. руб. кредитов получили предприниматели без образования юридического лица, 53 млрд. руб. - физические лица. Заёмщиками банка являются более 2,5 млн. человек. Крупнейший налогоплательщик, внесший 19,7 млрд. руб. налогов в бюджеты всех уровней. Более 1,3 млн. платежей в рублях и валюте ежедневно. Привлекательный объект для инвестиций, рыночная стоимость акций которого за два года выросла в 7,9 раза. Банк, где получает заработную плату каждый восьмой, работающий в экономике страны, и пенсию - каждый четвёртый пенсионер.

По итогам 2002 г. Сбербанк РФ получил чистую прибыль в размере 31,2 млрд. рублей, что превышает результат 2001 г. в 1,8 раза и больше суммарного финансового результата банка за два предыдущих года.

Собственный капитал составил 118,5 млрд. рублей, чистые активы достигли 1 трлн. рублей. По РСБУ рентабельность работающих активов возросла за год до 4%, рентабельность капитала - до 29,5%, что существенно превышает уровень крупнейших многофилиальных банков мира. Основной источник дохода за последние 2 года - кредитование экономики. Кредиты Сбербанка России направляются на дальнейшее развитие базовых и наукоёмких отраслей промышленности, на создание и модернизацию новых производств, на освоение новых технологий, на подъём агропромышленного комплекса страны. Кредитный портфель банка составляет в валютном эквиваленте 596 млрд. руб., при этом 78,7 млрд. руб. приходится на инвестиционные кредиты со сроками до 5-7 лет.

Наиболее динамично развивается кредитование малого и среднего бизнеса, которое опередило темпы роста кредитного портфеля банка в 1,5 раза. В 2001 г. субъектам малого и среднего предпринимательства банк выдал кредитов на сумму свыше 213 млрд. руб. Существенно - до 46,1% - возросла доля банка и на рынке кредитования частных заёмщиков. При этом увеличились сроки, на которые привлекаются средства физических лиц. Сегодня средний срок вклада в Сбербанке превышает 450 дней. Это уже не просто "короткие" деньги, а серьёзный инвестиционный ресурс. А то, что за последние 2 года примерно на 5% сократилась доля вкладов населения в СБ РФ - сознательная политика банка (сейчас эта доля составляет 67%).

http://www.nccg.ru/site.xp/055049053124055051124.html

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован