15 января 2002
106

ЧТОБЫ НАС НЕ СТАЛО МЕНЬШЕ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Vаdim Мzhеlsky 2:5005/70.25 11 Sер 99 13:21:00

Отзывы можно в эху. Несмотря на то, что у автора сейчас нет возможности писать
в овёс, все ваши пожелания и замечания он сможет увидеть и ответить на них. Ч/з
меня, либо нетмэйлом. Кстати, автор также доступен по адресу 2:5005/85.28.



Василий Тимошников.
`Чтобы нас не стало меньше`

Что может чувствовать человек, переживающий сексуальную
неудовлетворённость накануне своего двадцатилетия? Тогда, когда мастурбация
становится крайне скучным занятием, а с поиском партнёра возникают
серьёзные затруднения. Не потому, что рядом нет девушек, а потому, что они
в этом возрасте смотрят на других - красивых, богатых, с машинами и
квартирами. Конечно, со временем они понимают, что духовные ценности
преобладают над материальными, но то - со временем. И пока к ним приходит
это понимание, чья-то молодая душа томится в ожидании познания физической
близости не по видеофильмам, а по собственным ощущениям.
Максиму Данилевскому не везло. Он с детства был воспитанным и скромным
мальчиком, и даже став зрелым юношей, не позволял себе малейших намёков на
сексуальные отношения со своими однокурсницами, с которыми учился в
университете. Они ценили такое отношение к себе, но видели в Максиме не
более, чем друга, но никак не мужчину. У Максима были непропорциональные
размеры головы и тела, и асимметричные черты лица, что отнюдь не делало его
привлекательным для противоположного пола. Диагноз, поставленный ему в
раннем детстве врачами, пугал, ибо, согласно медицинским справочникам, был
свидетельством его умственной неполноценности и неприспособленности к жизни
в обществе. Однако, Максима, когда он пребывал уже в сознательном возрасте,
сделанный медиками приговор `радовал` не более, чем и всех остальных,
окружающих его людей. Максим понимал, что он отличается от общей массы
людей, однако умственно-отсталым его вряд ли можно было бы назвать. Это был
человек с тонкой душевной организацией, ранимый, всегда готовый помочь
тому, кому была необходима его помощь. Показателен тот факт, что Максима
любили не только дети, в том числе собственный племянник дошкольного
возраста, но и животные. Любая бродячая собака подходила к нему на улице,
и, виляя хвостом, лизала руку. Дети и животные прекрасно чувствуют то, как
к ним относится тот или иной человек, и их невозможно обмануть, как бы
искренни мы не пытались быть в своей лжи, или как бы жестоки не казались в
своей преданности тем или иным живым существам. Но, несмотря ни на что, все
вышеописанные события не помешали Максиму без труда окончить школу, и
поступить университет. Будучи человеком творческим, в своё время он
увлекался журналистикой и фотографией, что получалось у него достаточно
успешно. Единственное, чего он не умел - это долго заниматься тем, что ему
не нравилось. В том числе, его душа не лежала к точным наукам, в остальном
же всё было в полном порядке.

***

Максим сидел на кровати, подложив под голову подушку, и курил,
медленно выпуская изо рта белые струйки дыма, которые медленно проплывали
под тусклым светом настольной лампы, а затем бесследно исчезали в темноте
за окном. В его голову приходили мысли о с воей никчёмности, и, доведённый
до отчаяния, он подумывал даже о суициде, только не знал, как эффективно и
безболезненно осуществить этот процесс. В такие моменты объективность
поставленного когда-то врачами диагноза у самого Максима не вызывала
сомнений , как не вызывало сомнений и то, что он является лишь обузой для
окружающих его людей и абсолютно не приспособлен к жизни вне семьи. Однако,
чаще Максим думал о себе, как о вполне полноценном, и мало чем отличающимся
от большинства других людей человеке. Но что же заставило нашего героя
пребывать в столь мрачном расположении духа? Ссора. Ссора с мамой, самым
любимым и близким человеком. Не выходили из головы сказанные ею в пылу
гнева, жестокие и очень обидные слова. Не стоили бы они таких переживаний,
если бы их сказал кто-то другой, но будучи сказанными родным человеком, они
ранили, что называется, в самое сердце. А начиналось всё так...

***

Отец с нами не живёт, - начал свой рассказ Максим, когда я уговорил
его встретиться, - однако дома появляется регулярно. Заботится о том, чтобы
мы с мамой были одеты, накормлены... Ночевать папа предпочитает на даче,
поскольку оттуда ему сподручнее добираться до работы. Он всегда устаёт на
работе так, что вечерами уже ничего делать не может. Если и заезжает к нам
после рабочего дня, то единственное, что он делает - это ужинает и спит,
иногда ведёт по телефону деловые переговоры, а затем уезжает восвояси. С
нами практически не общается. Общение чаще всего сводится к тому, что он
узнаёт, не нужно ли нам чего, и, получив утвердительный ответ, оставляет
маме некоторую сумму денег на продукты, иногда - на что-нибудь ещё. Лишь
изредка папа приезжает с работы в хорошем настроении, и подолгу
разговаривает с нами. Но это - скорее исключение, чем правило. Между тем, в
откровенных беседах со мной мама говорила, что отец не смотрит на неё, как
на женщину, и ей не хватает мужского тепла и ласки. Действительно, я
никогда не замечал, чтобы родители занимались сексом. Не знаю точно,
почему... Мама у меня - человек энергичный, трепетно относящийся к своим
обязанностям, и если ей нужно что-то сделать, то она обязательно это
сделает, несмотря на накопившуюся усталос ть или неважное самочувствие.
Мало кому удавалось увидеть её в плохом настроении. Позже она признавалась
мне в том, что для того, чтобы быть всегда весёлой и жизнерадостной, ей
необходима отдушина, и такой отдушиной для неё является мужчина... Так в
нашем доме появился Николай Агеев, преподаватель спортивной школы,
располагающейся неподалёку от нашего дома, и в этой же школе он на
полставки подрабатывает ночным сторожем. Работает через ночь. И в дни
своего дежурства он запирает школу на ключ, и в час-два ночи приходит к
нам. Так продолжается уже, наверное, около года. Мне это никогда не
нравилось, но препятствовать я не пытался - понимал, значит так надо, и
терпел, хотя это доставляло массу неудобств. А тут сорвался... - Максим
прервал свой рассказ, окинул меня взглядом своих выразительных карих глаз,
затушил в пепельнице сигарету.
- Куришь-то давно? - поинтересовался я.
- Нет, буквально несколько дней назад и начал, когда всё и произошло.
Последний раз сигарету в руках держал лет не менее шести-семи назад...
- Ладно, извини, что перебил...
- Ничего... Так вот, сперва Николай Иванович вёл себя у нас `тише
воды, ниже травы`, - продолжил Максим, - я думал, что они с мамой просто
разговаривают, сидят за столом... Они всегда на небольшую громкость
включали телевизор, и потому раздававшиеся иногда из спальни сладострастные
вздохи меня не беспокоили, поскольку их я принимал за вздохи героини из
очередной эротической программы, которых в изобилии показывают в ночное
время... Позже Николай Иванович у нас освоился, стал меньше стесняться -
люди ко всему ведь привыкают. Они с мамой перестали включать телевизор, и
тогда до меня дошло, что те сладострастные вздохи исходили вовсе не от
размалёванной актрисы с экрана телевизора... Пойми, Вась, я всегда очень
сильно любил и продолжаю любить маму, она всегда являлась для меня почти
святым человеком. И когда я узнал, что чужой человек смеет не только
прикасаться к ней, но и более того... я буквально взбесился. Ревность даже
появилась. Кстати, читал где-то, что когда сын ревнует мать к отцу, это
называется `эдипов комплекс`. Вещь, может быть, со всех точек зрения не
правильная, но вместе с тем - это жизнь, и от этого никуда не уйдёшь... И у
меня что-то сродни этому, только ревновал я маму не к отцу, а к любовнику.
Положение усугублялось ещё и тем, что у меня самого нет сексуального опыта.
В ином случае мне, наверное, всё равно было бы, а так раздражало очень -
ну, зависть что ли, какая-то была... Даже крамольная мысль появлялась: мол,
почему ему, чужому человеку можно, а мне - нет? Ведь там о любвии ре чи не
было, мама мне сама об этом говорила. Тут любишь столько лет, и - ничего. А
зашёл какой-то, извиняюсь, кобель - и ему всё пожалуйста. Нет, я конечно
понимаю, что любовь к матери и любовь к женщине - это разные вещи, но дело
в том, что для меня мама привлекательна ещё и как женщина... Недавно,
кстати, передача была, где ведущая такую фразу сказала: `мужчина не может
любить маму, как женщину, если он здоровый`. С тех пор часто задумываюсь о
себе, пытаясь себя понять, но - не могу. Хоть ты тресни. Естественно, что
мама если и догадывается о моих чувствах к ней, то ответить взаимностью не
может. И, ты понимаешь моё состояние, когда я натолкнулся буквально на
целую стену этих преград. Оставалось только одно - учиться, учиться и
учиться, как завещал дедушка Ленин. Но ведь одним ученьем сыт не будешь...
В конце концов, мы поругались. Однажды, когда я пришёл уже `накрученный` из
института, ночью пожаловал Николай Иванович. Тут-то со мной что-то и
случилось, будто разум помутился. Я начал ходить по квартире, хлопать
дверьми, включать музыку на полную катушку... Часа в четыре ночи вышел на
кухню, сварил себе пельменей, затем перемыл всю посуду, которая была в
раковине. А следующим вечером состоялся разговор. Сколько всего я
наслушался, жуть. Захотелось повеситься. К счастью, до этого не дошло, но я
был очень близок к тому, чтобы переступить пропасть между жизнью и
смертью... Несколько дней я не разговаривал с мамой, это было очень тяжело.
Сейчас внешне всё нормально, но нет-нет, да и почувствуешь какой-то надрыв
в отношениях. Что более всего угнетает, это то, что существует всего три
горя - смерть, болезнь и плохие дети, всё остальное - несчастья. И если я
отношусь к категории плохих детей, то впору вешаться. Только вот кому?
Тьфу-тьфу-тьфу, конечно, - и Максим постучал по столу. Допил кофе, и я
понял, что на сегодня наш разговор закончен. Поблагодарил за откровенность,
пожелал ему удачи и ушёл.

***

Максим Данилевский так и останется в моей памяти серьёзным, задумчивым
и мудрым человеком, пережившим то, чего многим удалось миновать. Человеком
с трогательной грустью во взгляде выразительных карих глаз. Между тем,
позже я совершенно случайно узнаю, что все друзья и знакомые видели его
только весёлым и жизнерадостным. Давайте же обращать больше внимания на
тех, кто рядом с нами, и пытаться за маской кажущегося благополучия
угадывать истинное положение вещей. Для того, чтобы суметь поддержать
человека в трудную минуту, и чтобы нас на одного человека не стало меньше.
Каким бы он не был, этот человек, он всё равно остаётся человеком, и потому
имеет право на жизнь.

Сентябрь 1999 г.
Vаsiliy Тimоshnikоv, 2:5005/85.28

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован