20 марта 2011
1123

`Чудеса`

То, что Причастие поднимает человека с одра, в этом нет сомнений вообще!
И как чудо такие примеры в рассказах вообще не выделяю...
Чудом же для меня в этих историях является реакция человека на чудо исцеления...
Тебя из могилы достали, а ты всё равно не веришь Богу. Вот где чудеса!

Иерей Александр Дьяченко

Тетя Валя, моя бывшая соседка, всякий раз как ложилась в больничку, так и звала меня её причащать. Сама она в храм не ходила, не могла выстоять службу. Однажды, она, уже, будучи в зрелом возрасте, пришла в храм и простояла всю службу, не сходя с места. Подошвы ног у неё потом горели, и после этого она не смогла себя заставить ещё хотя бы раз придти на службу.

"Разве можно объять необъятное"? Спрашивал я её тогда. В Церкви нельзя на "забег", рассчитанный длиной в целую жизнь, выбегать как на стометровку. Как и нельзя с ходу наскоком постичь Бога нашим поврежденным сердцем, и судить о Церкви пораженным страстями умом...

В больницу, считала тетя Валя, батюшка уже сам обязан идти. Каждый год тяжелейший бронхит укладывал её на больничную койку, и всякий раз, только причащаясь Святых Христовых Таин, она возвращалась к жизни. Так было несколько лет подряд, раза 3-4 точно, а в итоге подвело сердечко, прямо на Благовещение...

В одно из таких посещений захватил с собой лишнюю частичку запасных даров. Спрашиваю медсестру: "Нет ли у вас кого-нибудь безнадёжно больного, но только, чтобы в разуме был человек"? Думаю: "Всё равно мне потом его отпевать, может, кого и подготовить получится".

С этим делом у нас в больнице плохо, не хотят люди уходить из жизни по-христиански. Откладывают исповедь и причастие на такое "потом", что мне остаётся только руками разводить. Боятся батюшку пригласить, примета, мол, плохая. Если пригласишь, - помрёшь, а без него, так может и выкарабкаешься, а с попом - ты уже точно не жилец на этом свете!

Иногда слышишь, отказ причащаться мотивируется тем, что брезгуем, мол, с одной ложечки. Старенькая бабушка, годов за 80, болеет онкологией, страдает от водянки, разлагается уже при жизни. "Мать, давай батюшку пригласим, покаяться тебе нужно, святыню принять". "Нет", отвечает, "брезгую я, из одной ложки". А то, что это тобой нужно брезговать, до ума человека не доходит.


Провели меня в палату. В ней отдельно, чтобы видимо, не смущать других больных, тихо умирал человек. Женщина. Звали её, помню, Нина. Взгляд безучастный ко всему, голос еле слышен. Сестра говорит мне: "У неё пролежни уже до костей". Я потом видел их, Нина сама мне показывала. Сзади от копчика до поясницы, и на пятках, словно полосы из широкого офицерского ремня. Поскольку человек угасал, то ничего у неё не было развлекающего: ни газет, ни книжек, ни телевизора не было, не было и обычных в таких местах маленьких иконочек на тумбочке.

Я спросил разрешения присесть рядом и спросил Нину: "Вы верите в Христа"? Она сказала, что много слышала о Нём, но конкретно не знает. Я рассказывал ей о Христе, о Его любви к человеку, о Церкви, которую Он основал, и за которую умер. Она внимательно слушала меня, и когда я спросил её, не хочет ли она принять Святое Причастие (а тянуть с предложением было нельзя, никто не знал: доживёт ли она до завтрашнего дня?), - Нина согласилась. Она действительно принесла покаяние (как смогла, конечно) и причастилась. Перед причастием я предупредил её, что Бог волен оставить её на земле, но она должна обещать Ему, что оставшаяся часть её жизни пройдёт в храме. Нина обещала, если выживет, то будет жить совсем другой жизнью, и заплакала...

Потом я приходил к ней ещё раз, принес Евангелие. Когда вошёл в палату, то увидел Нину стоящей у окна. Удивительно, но после Причастия её состояние совершенным образом изменилось. Она внезапно и резко пошло на поправку, ей осталось только удалить пролежни и выписаться домой. Наши медики не могли объяснить причину столь непонятного выздоровления фактически обречённого на смерть человека. На их глазах произошло настоящее чудо.

С тех пор я встречал Нину несколько раз в посёлке, и ни разу в храме... Я напоминал ей о её обещании перед Причастием, но она всякий раз находила причину, почему она до сих пор не нашла времени даже просто зайти в храм. Почти год она докладывала мне о своих успехах на даче: "У меня трое мужиков, батюшка, мне их всех кормить нужно, вот и тружусь, не покладая рук"!

Где бы не происходила наша встреча, Нина всегда бурно приветствовала меня. Обнимала и целовала у всех на виду, что, понятное дело, было неправильно (так приветствовать священника), но я не показывал виду, - для того, чтобы напомнить о её словах, данных Богу на смертном одре.

"Неужели ты не понимаешь, что если не исполнишь своё обещание, то умрешь"?
Нина на мои слова всегда как-то легко отшучивалась, пока, уже поздней осенью, после окончания всех сельхоз работ, она не сказала мне жестко и определенно:
"Я никогда не приду к тебе в храм. Неужели ты этого до сих пор не понял? Я не верю, ни тебе, ни в твоего Христа"!

Не знаю, как сейчас живёт Нина, и живёт ли она вообще. Но я больше не встречал её в поселке. Никогда больше после тех слов не встречал...

* * *

А недавно друзья привезли в храм одну мою старую знакомую, назову её Надеждой. Мы пересекались с ней года три назад...

Надежда по-человечески очень несчастна. В своё время болезнь истончила её кости, и практически каждое падение приводило к какому-нибудь перелому. А потом ещё и онкология, в довершении всех её бед. Муж её к этому времени уже умер, детей не нажили, да и родственников практически никого не осталось. Надежда была обречена на одинокую и мучительную кончину, если бы на её пути не появился гастарбайтер из Узбекистана по имени Камил.

Не понимаю, что могло привлечь Камила в Надежде, но сам он, будучи человеком немолодым и одиноким, взял на себя заботу об этой женщине.

Камила я знал хорошо, он целый сезон отработал у нас на ремонте колокольни. И не видел я в нём тогда тех качеств, о которых узнал потом. Так вот, именно Камил заявил Надежде о необходимости пригласить к ней на дом "отца", так меня называли наши строители узбеки.
"Отец помолится, и тебе станет легче", - убеждал он Надежду. - "Нужно молиться, Надя. Я буду молить Аллаха, а ты молись Христу, и Он тебе обязательно поможет"!

Надежда мне потом рассказывала, как Камил убеждал её начать молиться, и как ей было трудно преодолеть своё неверие и решиться на разговор со священником. Прежде она никому и ни во что не верила, зализывала в одиночестве свои раны и готовилась умирать. Всё в её жизни было жёстко и определённо, а тут какая-то ирреальность...

Друзья привезли меня в дом к Надежде. Она знала, что я буду предлагать ей принять Причастие, а для этого ей нужно было, хотя бы, не курить с утра, но она, конечно же, выкурила пару сигарет. Помню, как суетился Камил, как он был рад принимать "отца" в качестве гостя в своём доме. Надежда лежала в постели с переломанной на то время ногой.

На удивление легко мы нашли с ней общий язык. Она всю жизнь работала простым маляром на стройках, а я десять лет рабочим - на железной дороге. Это обстоятельство нас, наверно, и сблизило. Она думала, увидит перед собой что-то из другого мира, а пришел такой же работяга, как и она сама, и нам было о чём поговорить!

Я рассказывал ей о Христе и Его страданиях, а она мне о своих болячках и болях. В конце концов, я услышал от неё то, чего ждал. Она сказала, что хотела бы верить Христу, и, наверное, даже бы стала христианкой, но не судьба. "Надежда", ответил я ей тогда, "если ты действительно Ему поверишь, то Он может сохранить тебе жизнь и поставить на ноги. Но потом, ты уже не выйдешь из храма. Если ты на это твёрдо решишься, всё так и произойдёт". И она обещала...


Удивительное дело, но думаю, что по вере мусульманина-гастарбайтера, Надежда исцелилась. Её кости, словно цементным раствором, налились, нога немедленно срослась, и женщина впервые за несколько лет вышла из дома без костылей. Дальше - больше: её сняли с учёта, как онкобольную. Она ходила по городу, делала визиты друзьям, но так и не нашла времени приехать в наш храм, и даже больше. Прошло больше года, а она ни разу не зашла в храм, что стоит рядом с её домом. Чудеса...


Чем можно объяснить такую неблагодарность тому, Кто только-что, так волшебно - дал тебе ещё по-жить на нашей земле? Понятное дело, не для смотрения телевизора с его безконечными сериалами, и прочей ерунды, а на покаяние!

Я знал по опыту, что её болезнь вернётся. И вновь больничная койка, кучи лекарств, спасибо, что хоть Камил не оставляет, вот уже 10 лет живут вместе.

И вот на первой неделе Великого Поста её привезли к нам на службу. Снова мы разговаривали с Надеждой о грехе, снова готовил её к Причастию. Она знала, что будет причащаться, знала, что ей нужно, ну хотя бы утром воздержаться от курения, но она, конечно же, накурилась, как я с сожалением и предполагал. Тем не менее, я допустил её к Причастию, потому что, может больше у неё и не будет такой возможности - побывать в храме. Причащал и думал, а вдруг Господь даст ей ещё один шанс? Кто знает, но я в этом почему-то сомневаюсь...

Священник Александр Дьяченко

PS Ну и меня от церкви после крещения на 6 лет отвернуло...
А потом Господь через мою знакомую хорошего пинка дал, так как по другому не понимала в тот момент. Так что это вполне где-то даже нормально.

Так как полное чудо, на мой взгляд, происходит тогда, когда человек полностью погружается в духовную жизнь и начинает духовную борьбу со своими страстями. Вот тогда и происходит чудо рождения нового человека во Христе.

Всё действует по заданной схеме проверок:
"А ты действительно хочешь идти за Мной?" - спрашивает Господь.
Одни идут, а другие могут быть не готовы внутри себя, даже не смотря на свершившеся с ними чудо...
И что тут сделаешь? Господь же дал человеку свободу выбора...

Священник Александр Дьяченко:
Согласен, только для некоторых это имеет трагические последствия...

PPS Мама рассказывала, что когда меня не могли вывести из-под наркоза, после вполне стандартного аппендицита, моя соседка по палате, бабулька (которая сама чудом осталась жива, у нее была паталогия, не совместимая с жизнью) достала святую воду, начала меня ею кропить, крестить, молиться... И я почти сразу открыла глаза.
Мама говорит, что со стороны это выглядело тоже как чудо!

Священник Александр Дьяченко: Ещё бы!
А незнающий человек подумает: А зря православные запрещают к бабушкам ходить, - на глазах чудотворят! :)

PPPS Да, просто когда плохо - готов молиться и каяться, лишь бы облегчить свои страдания. И Господь по милосердию своему помогает. Но когда все становится хорошо, то человек забывает о данных обетах. Ведь все уже хорошо... До следующего раза, когда опять все станет плохо...

PPPPS Так ведь и в Евангелии есть рассказ, когда Христос десятерых исцелил от проказы, а вернулся поблагодарить Его только один!

Священник Александр Дьяченко:

Очень хорошо замечено. Также о.Андрей Кураев, наверно основываясь на этом же месте, говорит, что только один из десяти способен мыслить в духовных категориях...

Меня поражает слепота человека, который умирает и знает, что обречён, а потом вопреки всякой логике остаётся жить. И всё, и забыл. Ему говорят - помрёшь, а он снова не верит! Это уже что-то из сферы вне всякого моего понимания, а не только благодарности...

PPPPPS Да, это вне всякого понимания. Но, отчего особенная горечь, что даже и благодарности в сердце не имеют... Хотя Кого благодарить, если не веруют...

С другой стороны, мне кажется, в глубине души у таких людей есть понимание того, что с ними произошло. Но невыносима сама мысль, что нужно ПРЕКЛОНИТЬСЯ, а значит самому изнутри полностью измениться. Не хотят...

Священник Александр Дьяченко: Вот это, думаю, в точку!

PPPPPPS Папе моему поставили страшный диагноз 3 года назад.
Мама сдела и делает все, что положено: врачи, анализы, облучение, лекарства.
А я читала 4 месяца подряд ежедненвно вечернее правило и (благjсловленные духовником) "Богородице дева радуйся" 30 раз и столько же земных поклонов.
Воду из источника привезли папе. (Он крещен в детсве, но не верующий совсем).
Вообщем, общими (!) усилиями выкарабкался папуля!

И когда я, спустя год, как-то обмолвилось о том, что я делала, когда он болел, он с удивлением и жалостью на меня посмотрел и еще раз понял, что дочка его "свихнулась на почве религии".
Вот так!

Священник Александр Дьяченко: Но он хоть никому ничего и не обещал!

Через полтора года - PS Священник Александр Дьяченко: Вдогонку

Сегодня на "Правмире" появился мой рассказик "Чудеса". Я написал его во время Великого Поста прошлого года. Там в конце проходит образ Надежды, которая приезжает к нам на причастие, поскольку очень больна. Я писал, что сомневаюсь в возможности её исцеления, но оно вновь произошло! Это поразительно, так не бывает! Не может человек вот так, после причастия, второй раз подряд исцеляться от онкологии!
А она исцелилась повторно, и уже год болезнь не возвращается, её сняли со всех учётов.

Но! В храм она так и не ходит. Её гражданский муж-узбек, на глазах которого произошли все эти чудеса: первое и второе исцеление, стал таким ревностным мусульманином, что на время рамазана в этом году даже прекратил торговать на рынке.
Надежда же в храм так и не идёт, вот где чудеса!
Правда, возможно, все это происшедшее отразилось на её психике, весной этого года она даже хотела покончить с собой...

http://af0n.ru/Posle-Prichastiya-onko-bolnye-iscelyayutsya-ot-raka-no-vse-ravno-v-hram-ni-nogoj-Rasskaz-CHudesa-batyushki-Aleksandra-Dyachenko
viperson.ru

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован