02 сентября 2004
93

Дальняя дорога в казенный дом Почему граждане по-прежнему предпочитают слать письма на самый верх

Поток жалоб и обращений в официальные организации в стране не иссякает. Как свидетельствует председатель Комиссии по правам человека при президенте России Элла Памфилова, львиная доля обращений посвящена таким социальным проблемам, которые хотя бы отчасти способны решить соответствующие инстанции на местах. Но делать это там не спешат, что вынуждает людей писать в президентскую комиссию, а то и самому президенту.

Святое неведение

Парадокс, но по запросам правозащитников чиновниками принимается довольно много положительных решений. Около трети, а то и больше. Причина в том, что федеральные ведомства к голосам сверху и даже сбоку прислушиваются гораздо чутче, чем к обращениям снизу. Приведем некоторые примеры.

Год назад комиссия известила Министерство обороны о проблемах с работой военной почты в Северо-Кавказском округе. Письма в армию и из нее шли неделями, а то и дольше. Живущая в глубинке мать могла получить ответ от сына спустя три месяца. После обращения правозащитников в Генштабе засуетились. Провели проверки, приняли меры. Быть может, до запроса комиссии в штабе не знали о том, что связь работает отвратительно? Знали, но ничего не делали.

Другой пример на военную тему. В Петрозаводске додумались призывать в армию ребят, имеющих отсрочку и не достигших 18 лет. Правозащитный союз Карелии обратился в местную прокуратуру на предмет нарушения законодательства. Прокуратура отреагировала. Наказала виновных, погрозила пальцем военкоматам. Те обещали исправиться. Сказали, что больше не будут. И даже поблагодарили правозащитников за сотрудничество.

Получается как в магазине, когда кассирша обсчитывает покупателя. Если он возмутится - жалобную книгу потребует или к директору магазина пойдет, - она сдачу, конечно, отдаст. Но скандалит далеко не каждый. И даже не каждый второй. На это и весь расчет.

Хлопоты с мотоколяской

Правозащита неуклонно дрейфует в сторону социальной сферы. Кончаются времена, когда правозащитники выдвигали антивоенные лозунги, вмешивались в политику и защищали свободу слова. С одной стороны, общественные организации, таким образом, повернулись лицом к человеку. Но произошло это лишь потому, что их сегодня не очень пускают в политику. И потому, что общество потеряло к ней интерес.

С другой стороны, успехи социальной правозащиты вызваны тем, что государственные органы или бездействуют, или не вызывают доверия. И вместо того, чтобы идти в собес или жилинспекцию, человек идет в так называемую общественную приемную высокого чиновника, каковые существуют сейчас в изобилии. Или пишет в Комиссию по правам человека.

Играет роль и пресловутый человеческий фактор. Ведь обращение в инстанцию, скажем, в санэпиднадзор, должно быть составлено более или менее формально. С конкретными претензиями, фактами и т.п. На простой крик души чиновники в принципе не склонны реагировать. `Мы задыхаемся! - пишет жительница Медногорска Р.Г. Сергеева. - В городе невозможно жить из-за постоянного газа от Медногорского медно-серного комбината. На огородах все сжигается газом. И не только в городе, но и за его пределами`. Кому она жалуется? В Комиссию по правам человека.

Разумеется, проблемы такого масштаба с лету решить невозможно. В итоге на правозащитников сваливается бытовуха, которой недосуг заниматься федеральным чиновникам. К ним обращаются все: от сумасшедших сектантов, грозящих Страшным судом патриарху Алексию, до ассоциации защиты кошек от собак!

Но это экзотические примеры. А вот в деле инвалида Гусева нет никакой экзотики. С 1998 г. он стоял на учете в министерстве труда и социального развития Саратовской области для получения автомобиля с мотоколяской. Спустя пять лет он написал в комиссию при президенте, и через какие-то полгода проблема была решена.

Бывают случаи и похлеще. Вот, например, письмо Инны Саркисовой, адресованное президенту России. Она благодарит Владимира Владимировича за то, что ее сыну наконец выдали новый паспорт взамен утерянного. Сделать это удалось лишь с помощью Комиссии по правам человека.

Все это весомые аргументы для обвинения наших граждан в патернализме. Патернализм действительно существует. Но он явление вынужденное. Похоже, на федеральном уровне социальная политика кончается. На смену ей приходят хлопоты по поводу колясок и утерянных паспортов.

Юридическая подоплека

С местными органами дела обстоят чуть лучше, чем с федеральными. Это связано с тем, что во многих регионах приняты законы об обращениях граждан в органы государственной власти. Но законы субъектов РФ не могут обеспечить создание единой системы гарантий прав граждан при обращении в эти органы. Кроме того, такие законы не могут устанавливать права и обязанности федеральных структур и их региональных подразделений.

А ситуация по стране в целом по-прежнему регулируется Указом Президиума Верховного Совета СССР от апреля 1968 г. `О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан`. Нового закона не существует, хотя попытки его принять делались неоднократно. Законопроект на эту тему, весьма прогрессивный, завернул еще в 1998 г. лично Борис Ельцин. Не изменилась ситуация и сейчас.

Вообще-то тема обращений прописана в Конституции. Статья 33 гласит: `Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления`. Все бы хорошо, если б этот абзац был дополнен фразой: `...которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированные ответы в установленный законом срок`.

В 2002 г. Комиссия по правам человека подготовила предложения к новому законопроекту `О праве граждан на индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы`. Разработка и подготовка законопроекта осуществлена под руководством члена комиссии, директора Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Талии Хабриевой и эксперта комиссии, руководителя Независимого института выборов Александра Иванченко.

Законопроект встретил мощное сопротивление со стороны многих ведомств. Это естественно, ведь его принятие означает повышение ответственности чиновников всех уровней. Проект, например, закреплял за лицами, обращающимися в госучреждения, ряд прав и обязанностей, а также вводил санкции для должностных лиц, посылающих отписки в ответ на обращения и не принимающих мер по гражданским запросам.

Вмешаться в законодательство

По статистике больше половины обращений в президентскую и региональные комиссии по правам человека поступает от горожан. Это не значит, что на селе с правами человека не возникает проблем. Проблемы есть, но сельское население по традиции менее социально активно, чем городское. По наиболее часто встречающимся жалобам можно составить следующий `рейтинг`:

1. Право на социальное обеспечение, главным образом пенсии;

2. Вопросы обеспечения жильем и реализации права на жилище и его неприкосновенность;

3. Жалобы на нарушения при реализации права на судебную защиту, в частности неправомерные действия судей: предвзятость, затягивание сроков рассмотрения дел, некорректное поведение, исполнение судебных решений;

4. Нарушения трудового права, в том числе нарушения права на вознаграждение за труд;

5. Жалобы на действия (бездействие) органов внутренних дел, организации ЖКХ, работников муниципальных образований, учреждений здравоохранения.

Далеко не все проблемы, изложенные в жалобах и обращениях, решаются простым давлением правозащитников на инстанции. Вот цитата из письма в Комиссию по правам человека, подтверждающая, что, если не изменить ситуацию в целом, поток обращений будет расти как снежный ком:

`Я мать ребенка - инвалида с рождения. Каждые полгода моему сыну необходимо по медицинским показаниям делать протез правой ноги, правой кисти и ортез левой ноги. Живем мы в Таганроге, а единственный институт, который занимается протезированием детей, - санкт-петербургский НПЦМСЭПРИ. Один протез ноги стоит 40 тысяч рублей плюс дорога 10 тысяч. Я работаю в бюджетной организации, и моя семья никогда не сможет собрать необходимую сумму на протез. Наше государство лишает моего ребенка возможности ходить! Не позвольте им отменить льготы!`

Защитить права этой женщины и ее ребенка можно, лишь вмешавшись в законодательный процесс. Но это уже политика, до которой правозащитников нынче стараются не допускать.

Лев ДРОЗДОВ

2003 Политический журнал sitepj@politjournal.ruhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован