15 февраля 2007
3494

Давид ЯКОБАШВИЛИ. Будущее России: нужны ли нам мигранты?

Сможет ли экономика России обойтись без иммигрантов? Этот вопрос в ближайшее время остро встанет в регионах, которые мы традиционно считаем сельскохозяйственными. А это, как известно, значительная часть России. Что случится, если место российских земледельцев займут китайцы, корейцы, вьетнамцы, таджики, узбеки и представители других народов? Стоит ли беспокоиться по этому поводу и кому?

Давид Якобашвили

ЯКОБАШВИЛИ Давид Михайлович

- Руководитель комитета по социальной и демографической политике РСПП, председатель Совета директоров "Вимм-Билль-Данн"

В недавнем послании Федеральному собранию президент России указал на "критическое сокращение народонаселения страны". За 13 последних лет число умерших граждан превысило число родившихся на 11,2 млн человек. Другими словами, население России незаметно уменьшилось на число граждан среднестатистической европейской страны, например Венгрии (10,6 млн), Португалии (10,5 млн) или Чехии (10,4 млн).
На протяжении 40 лет в большинстве наших семей рождается один или два ребенка. Родителей, у которых было бы трое и более детей, становится все меньше. Сегодня таких семей только 6,6%. Неудивительно, что, начиная с 1992 года, естественный прирост населения России сменился его естественной убылью.
Долгосрочный демографический прогноз, составленный российскими учеными на 100 лет, подтвердил, что ее коренное население будет сокращаться и дальше. Число жителей России, которое сейчас составляет около 142 млн человек, в 2100 году снизится до 70 млн человек. Согласно этому прогнозу, менее чем через 100 лет половина россиян будет потомками нынешних иммигрантов.
Решить демографический вопрос иначе, например с помощью программы подъема рождаемости в ближайшее время вряд ли удастся. Пройдет не меньше 20 лет, пока новое поколение придет на смену нынешнему. А дополнительный приток молодежи требуется нам уже сейчас. Создать его в условиях низкой рождаемости может только иммиграция. Это - реалии сегодняшнего дня.

Деревни-призраки

В течение многих десятилетий сельские жители уезжали в города, где были готовы работать за жилье - дворниками, уборщицами, строителями. Так, в СССР долгие годы работал механизм перекачки из деревни в город дешевой рабочей силы. Но сегодня этот внутренний источник трудовых ресурсов почти исчерпан.
К настоящему дню у нас почти 50 тысяч деревень, в которых проживают менее 10 человек. Заброшенных, мертвых сел, в которых вообще нет жителей, свыше 13 тысяч. Если 100 лет назад в городах проживало 17% населения, то сейчас - 83%. Вернуть обратно на село людей, которые ушли в город, практически невозможно.
Такое положение дел ведет к запустению территорий, а в конце концов - и к утрате контроля над ними.
К сожалению, развитие АПК пока не занимает в шкале приоритетов российской экономики первое место. Да, в этом году средства, выделенные на сельское хозяйство, увеличены на 32%. Но в общей сложности - это все равно чуть более 1% бюджета, в то время как на Украине - 10%, а в Белоруссии - 20%.
За 15 последних лет парк тракторов в России сократился в 2 раза, комбайнов - в 1,5 раза. Техники в 2 раза меньше, чем требуется, да и та изношена на 80%. Ежегодное выбытие из строя тракторов, комбайнов, других сельскохозяйственных машин в 4-5 раз превышает их поступление. Средний возраст основных видов техники уже превышает 14-15 лет.

Екатерина II пригласила колонистов из Европы для заселения пустующих земель в Поволжье, Белгородской и Тобольской губерниях. К началу ХХ века только в Поволжье проживало 400 тыс. немцев. Им предоставлялась земля и налоговые льготы.

Из-за отсутствия современных машин ежегодно на полях остается 25% выращенного урожая. Неудивительно, что посевные площади за это же время уменьшились на 35 млн га, а валовой сбор основных сельскохозяйственных культур, в том числе пшеницы, сократился в 1,5 раза.
Потребление электроэнергии в сельскохозяйственном производстве упало в 3,5 раза - на уровень 1972 года. Это в 2-4 раза ниже аналогичного показателя развитых стран. Потери электроэнергии из-за износа электросетей возросли на 20-25%. Около 13 тыс. километров линий и 4 тыс. трансформаторных подстанций отработали свой срок и требуют замены. Более 30% линий электропередачи находится в ветхом, технически непригодном состоянии.
В глубоком кризисе животноводство. В первой половине 90-х годов поголовье крупного рогатого скота сократилось более чем в два раза - мы потеряли 35 млн голов. На 1 марта 2006 года численность коров составила 9,6 млн голов, что на 6% меньше, чем в это же время в прошлом году. За десятилетие число свиней сократилось в 1,2 раза, а коз и овец - в 1,6.
Катастрофически обстоит дело со специалистами, особенно агрономами, ветеринарами, зоотехниками. Даже в Подмосковье, где уровень зарплат выше, чем в целом по стране, местное население предпочитает каждый день ездить на заработки в столицу, а не идти на соседнюю ферму. Основные причины - неразвитость социальной сферы и проблема занятости населения.
В деревнях нет дорог, газа, телефонов, электричества... Из 153 тыс. сел комплексную застройку имеют только 10 тыс. Более 90 тыс. лишены всякого благоустройства. Основная часть сельского жилищного фонда не имеет элементарных коммунальных удобств. Водопровод есть только в 40% сельских домов, центральное отопление - в 37%, канализация - в 30%, горячая вода - в 17%. В среднем по России на 100 деревень приходится 20 детских садов, 30 школ, 40 клубов, 30 больниц. Многим жителям приходится добираться до них за 10-20 км, при этом никакого регулярного транспорта нет. Удержать в таких условиях молодых специалистов очень сложно.

Восток-Запад

Как показывают исследования, миграционные потоки идут в основном в центральные и западные регионы России. А как развивать сельское хозяйство в Сибири и на Дальнем Востоке? Откуда мы можем ждать пополнения?
В последнее время наше государство возлагает большие надежды на этнических русских из бывших союзных республик. А также на представителей коренных российских этносов, которые, хотя и относятся к другой культурной традиции, но, как правило, владеют русским языком и тесно связаны с Россией исторически. Действительно, таким переселенцам проще всего адаптироваться в наших условиях, и для них совсем недавно создан миграционный режим наибольшего благоприятствования.
Но, по оценкам демографов, потенциал русскоязычных мигрантов из стран СНГ не превышает 5 млн человек. А для успешного развития нашей экономики в 25 ближайших лет потребуется втрое больше. Кроме того, основная масса русскоязычного населения уже вернулась в Россию в 90-е годы. По данным Росстата, приток мигрантов сократился с 3,6 млн человек в год во второй половине 90-х до 0,6 млн в последние пять лет. Так, в 1992 году из Латвии в Россию на постоянное место жительства уехали 30 тыс. человек, а в 2005 году - только 587 человек.

Первыми пришельцами, оставившими след в русской истории, были варяги. Археологические находки, а также упоминания в летописях свидетельствуют, что они составляли значительную часть наемников киевских и новгородских князей.

Сегодня реально мы можем рассчитывать на рабочие руки из стран Средней Азии и Дальнего Востока. Уже в этом году в сельском хозяйстве России трудилось около 1 млн приезжих из Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана, Китая, Вьетнама, Кореи. А это означает, что России придется принимать и интегрировать значительные потоки переселенцев, весьма далеких от русских - в языковом, культурном и историческом отношении. Это очень непросто, и у нас до сих пор не существует единой миграционной стратегии, разумной политики приема и ассимиляции таких потоков.

Китайский синдром

По словам противников трудовой миграции, "иммигранты миллионами готовы переселяться на нашу территорию из Китая или других стран. Если к нам приедут 300 млн иммигрантов из Китая, утверждают они, возникнет вопрос: какой язык будет государственным?".
В самом деле: если в России окажутся 300 млн китайцев, то возникнут вопросы и серьезнее, но откуда взялась эта цифра? Сейчас на всей территории России находится не более 500 тыс. трудовых мигрантов из Китая. А это не так уж и много.
Приходится признать, что в современных условиях китайцам нет конкурентов в деле освоения наших восточных земель. Если Россия не согласится на каких-либо условиях дать китайским и другим иммигрантам возможность работать на земле Сибири и Дальнего Востока, эта земля, вполне возможно, останется еще долго неосвоенной. А ведь для нашей экономики было бы выгоднее производить продовольствие на своей территории, пусть и с помощью иммигрантов, чем завозить его из других стран, в том числе из того же Китая, - и таким образом находиться в зависимости от внешних поставщиков.
Кроме того, совершенно очевидно, что китайская проблема - это не региональная, а общероссийская проблема, требующая выработки долгосрочной государственной стратегии. При этом стратегический вопрос должен быть переведен из плоскости "Как предотвратить?" в плоскость "Как организовать?" - иммиграцию и совместное проживание.
Если полмиллиона китайцев уже живут и работают в Сибири и на Дальнем Востоке, надо дать им возможность делать это на законном основании. Пусть станут законопослушными гражданами и платят налоги в российскую казну, а не в карманы тех, кто позволяет им сегодня работать нелегально.

Трудовые резервы или мигранты?

Принятые недавно Государственной Думой законы предоставляют нелегалам из ближнего зарубежья, которые уже работают в России, возможность выйти из тени. Мигранты получат легальный статус и вид на жительство. Это, безусловно, шаг вперед, но его необходимо было сделать еще несколько лет назад.
Мы должны выстроить непростую систему "сопровождения" переселенцев, их обучения, вовлечения в российскую культуру. "Переработка" как можно большего числа прибывающих мигрантов, их "натурализация", превращение если не их самих, то их детей в граждан нашей страны - все это в наших интересах.
Никто не спорит: этнические перегородки, безусловно, затрудняют взаимопонимание между людьми. Но разве не возникают подобные же трудности при взаимодействии столичных жителей и выходцев из сельской глубинки, образованных и неграмотных, богатых и бедных, даже если они выросли из одного этнического корня?
Разумеется, создание системы "сопровождения" для переселенцев потребует больших затрат, в том числе на строительство жилья и создание новых рабочих мест. Работа по формированию демографической политики регионов потребует четкой позиции местного руководства по этому вопросу. Чтобы разработанная специалистами концепция начала претворяться в жизнь, она должна быть осознана людьми, принимающими решения и определяющими политику в данной сфере.
Предлагаемый ныне репатриантам компенсационный пакет - это очень хорошее дело. Многие беженцы в 90-х о таком даже не мечтали. Но для того, чтобы на деле предоставить переселенцам возможность получить медицинскую помощь и отдать ребенка в детский сад или школу, надо, чтобы все это в сельской местности было - и школы, и больницы. Значит, должно вырасти число социальных объектов.
Если же ничего этого не сделать, нагрузка на социальную инфраструктуру приведет к возникновению не комфортной, а конфликтной среды обитания. И в результате мы получим на территории России закрытые общины и криминальные этнические группировки. "Подобно Миссисипи, дарующей жизнь, иммиграция во многом обогатила Америку. Но когда Миссисипи выходит из берегов, опустошение остается чудовищное", - писал американский политик, противник иммиграции Патрик Бьюкенен, и в этом с ним трудно не согласиться. Тем более что конфликты между местными и приезжими одинаково больно бьют и по тем, и по другим. Неудивительно, что в этой ситуации часть мигрантов превращается в "кадровый резерв" уголовного мира. Так, только в Ставропольском крае, по данным местных органов, сегодня действуют около 30 преступных этнических группировок.

В 1962 году на Ставрополье из Турции переселили компактно проживавших там казаков-некрасовцев, предки которых покинули Россию в ХVIII веке. Им предоставили работу и создали условия для нормальной жизни. 25 лет назад на многих советских предприятиях, в частности на обувных фабриках в Ленинграде и Новосибирске, работали граждане Вьетнама. Их общее число доходило до 19 тыс. человек.

Стратегический резерв

Миграционная политика Российской Федерации должна содействовать ее устойчивому экономическому и демографическому развитию, национальным геополитическим интересам. Важно понимать, что иммиграция выгодна не только для самих мигрантов. Она выгодна для нас, сегодняшних граждан России. И у нас есть не более двух-трех лет для того, чтобы выстроить внятную миграционную политику на правительственном уровне. Без этого мы не сможем перейти от анализа ситуации к практической деятельности по сохранению и восстановлению демографического потенциала, а так и останемся на стадии рекомендаций и благих пожеланий.
Нравится нам это или нет - российское общество нуждается в притоке работников извне. Можно смело утверждать, что иммигранты не понадобятся России только в том случае, если ее экономика будет находиться в кризисе. Если же Россия будет устойчиво развиваться, она должна научиться принимать переселенцев. И жить с ними в мире и согласии.


ООО "ДиректПресс", 2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован