01 ноября 2006
1916

Демократия, суверенитет и экономика



Политический смысл официального лозунга

В 2005 году в политической жизни России появился новый термин - "суверенная демократия", в котором некоторые усмотрели основание официальной идеологии страны. Его взяла на вооружение "Единая Россия", страдающая от отсутствия знаковых идеологем, и после непродолжительной дискуссии термин этот занял одно из центральных мест в программе партии парламентского большинства.

Появление нового термина было воспринято с очевидной настороженностью. В традициях нашей страны - использование популярных в развитом мире понятий с некоторым прилагательным, выхолащивающим суть определяемого слова. Таков был смысл "социалистической демократии" и "народной демократии", которые обозначали режим, противоположный демократическому. Естественно, что появление нового термина вызвало подозрения: не окажется ли "суверенная демократия" синонимом "ненастоящей демократии"?

Эта настороженность имеет право на существование, особенно в контексте российской истории. Но эта сторона дела отражает скорее злобу сегодняшнего дня. Действительно, "суверенная демократия" может оказаться идеологемой для прикрытия превратностей текущего политического процесса. Однако все это не должно приводить к отказу от анализа фундаментального аспекта проблемы.

Серьезный анализ долгосрочных проблем вполне может вестись сквозь призму "суверенной демократии". Но такой анализ предполагает разделение двух терминов и выявление их экономических оснований. Объясните, что вы понимаете под демократией и суверенитетом, а уж соглашаться или не соглашаться с этим - дело избирателя.

Демократия налогоплательщика

Прежде всего надо определиться с самим понятием "демократия". Ведь в последнее время опять зазвучали нотки прошлого, хорошо памятные нашему поколению, когда на заявления западников о недемократическом характере "народной демократии" сознательный советский гражданин должен был решительно ответить: "А у вас негров линчуют".

Демократия в своем развитии прошла несколько этапов, и она действительно не может быть сведена к какой-то конкретной политической форме. Но и любой режим, называющий себя демократическим (или даже суверенно-демократическим), нельзя считать таковым лишь по факту самоназвания. Ни форма правления, ни даже существование всеобщего избирательного права еще не делают систему демократической.

Мы привыкли отождествлять демократический режим с наличием всеобщего избирательного права. Между тем это понимание демократии характерно лишь для ХХ века, причем на практике она работает только в экономически развитых странах мира. Реальная демократия - это демократия налогоплательщика: устойчивость демократического режима требует, чтобы к избирательным урнам приходили люди, которым есть что терять в случае неэффективной политики властей. Эти люди имеют неплохую историческую память, и их гораздо труднее обманывать популистскими посулами, чем население менее развитых (аграрных) стран. Именно поэтому образованное городское население не готово активно участвовать в хозяйственной деятельности (и как налогоплательщик, и тем более как предприниматель), если его мнением пренебрегают. И начиная с определенного уровня развития возникновение демократического режима в данной стране неизбежно.

Преждевременные выборы

Исторический опыт свидетельствует, что демократический режим остается устойчивым, только если всеобщее избирательное право появляется при достижении определенного уровня среднедушевого ВВП (примерно $2 тыс. в ценах 1990 года). На этом уровне большинство населения страны оказывается уже достаточно богатым, чтобы принимать ответственные решения и нейтрализовывать влияние люмпенов, получающих избирательные бюллетени. Попытки введения всеобщего избирательного права на более низких уровнях развития приводят или к его скорой отмене (как во Франции после революции 1789 года), или к превращению в ничего не значащую процедуру (как в СССР после 1936 года). А при уровне развития примерно втрое выше этого переход к демократической системе просто обязателен.

Задержка на этом пути, как видно на советском примере, приводит к тяжелейшему системному кризису. Исключение из этого правила составляют лишь абсолютные монархии Персидского залива. Они живут исключительно за счет нефтяной ренты, их бюджеты не зависят от налогов с населения (таковых налогов просто нет). Поэтому их правители могут покупать поддержку своего населения, не прибегая к традиционным парламентским процедурам. Где нет налогоплательщиков, нет и демократии.

В реальной жизни все демократические институты не могут возникнуть одновременно. Требуется немалое время для их внедрения в повседневную практику. Можно выделить институты, принципиально важные для устойчивого экономического роста, по отношению к которым остальные выступают уже как вторичные. К первичным политическим условиям, необходимым для роста, относятся гарантии неприкосновенности человека, его жизни и свободы. Это предполагает и наличие независимой судебной системы, и определенного уровня независимости СМИ, их способности обеспечивать общественный контроль за ситуацией. Защита жизни и собственности от произвола является абсолютно необходимой основой современного экономического роста: прежде чем накапливать, инвестировать и производить, человек должен быть уверен, что его жизнь и свобода не зависят от произвола начальства.

Приоритет личной безопасности

Мы провели обширное статистическое исследование, в котором измерялось влияние разных политических институтов на экономический рост в более чем полусотне стран, проходивших через глубокую трансформацию во второй половине ХХ века. По сравнению с перечисленными выше факторами гораздо меньшую роль играют конституционная система (президентская или парламентская республика), территориальное устройство (федерация или унитарное государство), налоговый режим и административные барьеры - и многое, многое другое.

Именно уровень экономического развития в значительной мере предопределяет политические институты, предпочтительные для данной страны. А оптимальный для устойчивого экономического роста политический режим зависит от уровня ее экономического развития. Страны высокого уровня развития могут решать задачи адаптации к постиндустриальным вызовам только при наличии достаточно развитых институтов современного демократического общества. Страны низкого уровня развития (вроде Китая) успешно решают задачи модернизации в условиях авторитарного политического строя.

Сказанное означает лишь одно. Политический режим должен обеспечивать конкурентоспособность национальной экономики, причем делать это в средне- и долгосрочной перспективе. Для страны уровня развития современной России это должен быть, несомненно, демократический режим. Конкретные формы его осуществления могут быть различными, но он при любых обстоятельствах должен обеспечивать соблюдение базовых прав - неприкосновенность жизни и частной собственности. Кроме того, уровень социально-экономического (и интеллектуального) развития современной России не позволит долго манипулировать общественным мнением и решать задачи модернизации авторитарным путем.

"КоммерсантЪ"

Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ

Вторую часть статьи читайте в следующую среду

1 ноября 2006





http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован