01 марта 2007
5420

Депутат Госдумы РФ Андрей Кокошин: Россия - энергетическая сверхдержава

В середине июля 2006 года в Петербурге пройдет саммит "большой восьмерки" (G8). В преддверии форума, мы попросили известных политиков высказать мнение по различным аспектам экономической политики и международного сотрудничества. Депутат Госдумы РФ Андрей Кокошин, позиционируя Россию как энергетическую сверхдержаву, рассуждает о роли нашей страны в обеспечении международной энергетической безопасности
В России сосредоточено около 1/3 мировых запасов природного газа, 1/10 нефти, 20% угля и 14% урана, 11% мировых гидроресурсов.
Россия, вместе с CШA и Китаем, входит в число трех первых в мире стран по производству и потреблению первичных энергетических ресурсов. Но только Россия одновременно является первым по газу и вторым по нефти экспортером энергетических ресурсов в мире.
Возрастанию роли России в мировой энергетике способствует изменяющаяся роль природного газа за счет быстрого совершенствования комплекса технологий производства и транспортировки сжиженного газа, в результате чего природный газ, как отмечалось выше, все больше становится столь же "мобильным видом" топлива, что и нефть.
Для понимания роли России как энергетической сверхдержавы необходимо иметь в виду, что наша страна - производитель не только углеводородов, но и страна развитой электроэнергетики, в том числе атомной энергетики, при этом производящая соответствующее оборудование не только для себя, но и на экспорт
Для развития АЭС в России имеется солидная база в прикладной и фундаментальной науке, которая нуждается в серьезной поддержке со стороны государства, особенно в свете резкого падения финансирования этой сферы после распада Советского Союза. В том числе имеется значительный задел по развитию ядерной энергетики будущего - реакторов на быстрых нейтронах с замкнутым топливным циклом.
В России имеется огромный опыт эксплуатации крупнейших в мире по протяженности, сложности энергетических систем.
Особенностью России является то, что российская система газоснабжения, которой оперирует "Газпром", была изначально спроектирована как единая система на огромном евроазиатском пространстве, причем в значительной степени под влиянием потребностей внешнего рынка (Центральная, Восточная и Западная Европа). По оценкам экспертов, надежность такого рода единой системы выше, чем та, которая формируется в рамках ЕС и отдельных национальных систем транспортировки газа по трубопроводам. У нее, в том числе, имеется большое число подземных хранилищ, что повышает устойчивость всей системы; она позволяет, в том числе, осуществлять маневр газовыми ресурсами. В последние годы предприняты ряд важных усилий по развитию этой системы, доставшейся в наследство от Советского Союза.
В России имеются также богатые традиции геологоразведки, собственной геологической науки, минералогии. Все это позволяет сравнительно быстро осваивать соответствующие новейшие технологии, позволяющие увеличивать разведанные запасы, повышать отдачу от скважин (в отношении чего в России имеется значительный потенциал, особенно на месторождения Западной Сибири) и т.п.
Далеко не последнюю роль в энергетической сверхдержавности России играет ее военная мощь, которая в принципе в современной мирополитической системе, в мировой экономике применительно к целому ряду стран, выступает как важный фактор повышения капитализации той или иной национальной экономики. Это, в частности, проявляется применительно к США.
В ядерной сфере Россия по-прежнему обладает силами и средствами (стратегическими, оперативно-тактическими, тактическими), соизмеримыми с ядерным потенциалом США; прилагаются большие усилия по созданию современных сил общего назначения. Снова в мировой океан вышел российский Военно-Морской флот, одной из важнейших задач которого может быть обеспечение безопасности определенных сегментов мировых энергетических коммуникаций.
В последние 2-3 года заметно усилилась тенденция к формированию нескольких российских энергетических компаний как глобальных компаний, которые были бы в числе ведущих негосударственных субъектов мировой экономики. Прежде всего, это относится, разумеется, к "Газпрому" как глобальной диверсифицированной энергетической (нефтегазовой) компании. Значительным потенциалом в этом отношении обладают также "Лукойл" и "Роснефть".
Особенность положения России состоит и в том, что она является и членом "восьмерки" (где обсуждаются проблемы мировой энергетики вместе с наиболее развитыми странами, являющимися нетто-импортерами энергетических ресурсов), и одновременно входит в группу ведущих экспортеров энергетических ресурсов, заинтересованных в обеспечении стабильных поступлений средств от экспорта энергоносителей по "справедливым" ценам. Российскому государственному руководству в целом удалось обеспечить устойчивые конструктивные отношения как с западными нетто-импортерами углеводородов (США, страны ЕС), так и восточными (КНР, Индия, Япония, Республика Корея).
Интересы всех этих групп государств не совпадают; Россия обладает все более значительными возможностями по нахождению балансов интересов нетто-экспортеров и нетто-импортеров - такого баланса, который предотвращал бы дестабилизацию мировой экономики, сохранял бы ее устойчивость и обеспечивал бы сокращение разрыва в доходах между наиболее развитыми странами и остальной частью планеты.
Значительным продвижением вперед в последнее время характеризовалось развитие взаимодействия России с ОПЕК и ведущими странами, входящими в эту исключительно важную для мировой экономики и обеспечения международной энергетической безопасности организацию.
Усиливается координация в этой области с другими странами СНГ - нетто-экспортерами углеводородов, чему в том числе способствует развитие такой организации, как ЕврАзЭС.
Один из важнейших элементов политики России - это стремление к гармонизации собственных национальных интересов и интересов других субъектов международного сообщества - как нетто-импортеров углеводородов, так и нетто-экспортеров.
Среди важнейших национальных интересов России - отход от чрезмерной зависимости национальной экономики от производства и экспорта энергоносителей за счет развития конкурентоспособной промышленности высоких технологий и технологий среднего уровня. Это должно быть одной из важнейших составных частей национальной промышленной политики России, предусматривающей поэтапное избавление от нашего сырьевого "флюса". В силу этого можно полагать, что Россия в большей мере будет готова обеспечивать (по взаимоприемлемым для обеих сторон ценам) поставки углеводородного сырья тем странам, которые будут готовы приобретать продукцию российской обрабатывающей промышленности, инвестировать на взаимовыгодной основе в российских промышленный сектор.
В принципе у России имеются все основания для того, чтобы во взаимоотношениях с контрагентами в энергетической сфере формулировать все более комплексные условия поставок углеводородов на те или иные рынки, в те или иные страны, которые обеспечивали бы, прежде всего, интересы развития российской наукоемкой промышленности. Для этого Росси крайне важна собственная национальная промышленная политика, имеющая долговременный характер, опирающаяся на консенсус в "политическом классе" и в деловом сообществе. Такая промышленная политика призвана решать задачи как повышения эффективности, конкурентоспособности национальной экономики, так и обеспечения национальной безопасности России.
Важные приоритеты такой политики были недавно отмечены в Послании президента РФ Федеральному Собранию, когда он говорил о развитии авиационной и ракетно-космической промышленности, о значении новейшей научно-технической базы для этого, в частности, о роли нанотехнологий.
России необходимо также воссоздание на новой технической основе микроэлектроники, СВЧ-электроники, промышленности материалов с заранее заданными свойствами, фармацевтической промышленности. Это все - крупнейшие задачи, требующие и больших ресурсов и высокого интеллектуального напряжения, тесного партнерства между государством и бизнесом. Здесь не обойтись без создания современных государственных предприятий, действующих по рыночным правилам.
При правильной постановке дела, сила и влияние России в энергетической сфере могут воздействовать не только на создание более сбалансированных отношений между нетто-экспортерами и нетто-импортерами углеводородов, между "старыми" (США, Япония и Западная Европа) нетто-импортерами и "новыми" нетто-импортерами (Китай, Индия и др.) собственно в мировой энергетике, но и обеспечить для России более выгодные условия интеграции в мировую экономику.
Все более острая потребность в российских энергоресурсах дает возможность добиваться и более благоприятных для нас условий и с точки зрения вступления в ВТО - для отечественной промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг, в том числе для российского банковского сектора и страхового бизнеса.
Оценивая возможности России как энергетической сверхдержавы, нельзя не отметить высокую энергоемкость многих сегментов российской экономики - промышленности, транспорта, коммунального сектора; соответственно в России имеется большой резерв энергосбережения, в результате чего могут быть высвобождены значительные ресурсы углеводородов, в том числе для их поставок на мировые рынки.
Проблемы развития ТЭК России можно суммировать следующим образом: низкими остаются объемы геологоразведочных работ; отстает от потребностей российского ТЭК перевооружение его технологической базы; низкая отдача скважин на большинстве месторождений; недостаточны вложения в развитие альтернативных источников энергии; в целом невысокой остается глубина переработки нефти на российских нефтеперегонных заводах.
ТЭК России нуждается, соответственно, в крупных инвестициях. В современных условиях они могут поступать как с Запада, так и с Востока, в том числе из Китая и Индии; последние (особенно Китай) в текущем десятилетии полностью разрушили западную монополию на получение иностранных инвестиций, особенно в энергетической сфере. Во все большей степени в качестве источника инвестиций в России рассматриваются собственные, полученные в результате высоких мировых цен на энергоносители, ресурсы.
Думается, что позиционирование России как энергетической сверхдержавы отнюдь не означает, что Россия должна брать на себя какую-то "глобальную ответственность" за обеспечение международной энергетической безопасности. Россия может и должна играть в решении этой одной из все более важных проблем роль активного субъекта. Если этого не будет, то тогда за Россию будут решать эту проблему другие государства, и мы станем не субъектом, а объектом соответствующих процессов со всеми вытекающими отсюда последствиями - финансовыми, экономическими, политическими, оборонными. Даже недостаточная субъектность России в этой сфере может привести к превращению ее на весь обозримый исторический период в сырьевой придаток более успешных стран, существенно ослабить ее реальный суверенитет.

Справка. Андрей Кокошин - действительный член (академик) РАН, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, в прошлом первый заместитель министра бороны РФ, затем секретарь Совета безопасности РФ. Автор таких трудов, как "Путь России в глобальную экономику" (1999), "Национальная безопасность России в условиях глобализации" (2001), "Стратегическое управление" (2003). В ближайшее время увидит свет его исследование "Вопросы международной энергетической безопасности".

www.asknews.ru

22 июня 2006 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован