20 сентября 2003
2722

Депутат Госдумы РФ Юрий Курин: Прошлое с нами, но и будущее - за нами

На прошлой неделе Иркутский государственный университет отметил свое 85-летие. "КП" начинает цикл публикаций об известных людях - выпускниках университета.



В первой публикации представляем депутата Государственной думы РФ, лидера Иркутского регионального отделения партии "Союз правых сил", Заслуженного юриста России Юрия Курина. Он выпускник юридического факультета ИГУ, сдал на "отлично" все вступительные экзамены, пять лет учился на "отлично" и закончил вуз с красным дипломом.

- Меня часто ошибочно считают профессорским сыном, потомственным юристом и белоручкой, которому в этой жизни все легко давалось. Так вот - никаких юристов у меня в роду не было. Бабка по линии отца - украинка из Полтавы. Дед - русак из Пензы. Бабка по линии матери - родилась в Агинском округе, ее мать была бурятка, отец - казак татарской крови, а дед - коренной крестьянин из Куйтунского района. И жизнь в нашей родне сложилась так, как во многих семьях нашей многострадальной страны. Мы переживали со всей Россией и много плохого, и кое-что хорошее. Дед по линии матери участвовал в германской войне и успешно - имел награды за боевые заслуги, был даже отравлен газами во Франции. Тем не менее, вернулся в Куйтунский район после войны, крестьянствовал, единственный в деревне умел считать на счетах и писать. Семья никогда не имела наемных работников, пахали сами взрослые и дети. Но жизнь сложилась так, что даже эта семья тружеников подверглась раскулачиванию. А дед по другой линии, наоборот, был членом ВКП(б), коммунистом, помощником машиниста паровоза. И когда была дана разнарядка по созданию колхозов, он, сроду не живший в деревне и не отличающий озимых от яровых, в директивном порядке был направлен на создание этих колхозов. Получилось, что одного трудягу-крестьянина и участника войны раскулачили, отправили в ссылку (причем его - в одно место, бабку - в другое, и дети все это время были беспризорными), а другой дед был в орденах и медалях от Сталина, был член партии и создавал колхозы в Усть-Удинском и Куйтунском районах. Выполнив план по созданию колхозов, был возвращен в Иркутск и работал машинистом электровоза. У меня в родне очень много читали. А дед по линии отца до 80 лет ходил в библиотеку каждый день после 16 часов, будучи уже пенсионером и читал. Когда началась война, деда по линии матери не взяли на фронт по возрасту, а другого деда взяли, он доехал почти до фронта, но в это время вышел указ Сталина, который предписывал всех железнодорожников вернуть назад. Всю войну и после он проработал на станции Иркутск-Сортировочный.

У моего отца было четыре младших брата и больная мать. Он учился в школе фабричного заочного обучения. Там обучали таким профессиям как слесарь, токарь. Было ему 17 лет. В день окончания этой "ремеслухи" он шел с парнями по станции Заводская. А это 47 год, голодуха страшная, только вышел указ Сталина о борьбе с хищениями. Он подошел к вагону, из которого сыпалось зерно, взял сколько в гимнастерку вошло - а вошло 8 килограммов, его тут же с другими пацанами задержали, через два дня осудили особым трибуналом и дали 12 лет лишения свободы. Отобрать юность за 8 килограммов, которые он нес своим братьям и больной матери. Будучи в заключении он строил БАМ, от станции Сковородино Амурской области и до Усть-Кута Иркутской области. Так что у многих моих родственников есть свой счет к той власти. Но есть такой слоган - прошлое с нами, но и будущее за нами. Я с ним согласен...

А после освобождения отец женился и уехал с женой в поселок Умакой Братского района на строительство Братского моря и лесопромышленного комплекса. Потом, чтобы дать образование мне и брату, вернулись. Здесь он до самой пенсии работал водителем на огромном КАМАЗе, и его много лет в день работника автомобильного транспорта показывали по телевидению. Так что я своим отцом горжусь. Пусть за сломанную судьбу государство стыдится.

- Как Вас повернуло в сторону юриспруденции?

- Отец закончил всего 6 классов, но всегда много читал. И нас с братом приучил к чтению. Прежде чем за стол сесть ужинать, заставлял нас отчитаться, что сегодня прочитал. Кто такой Тухачевский, какие выиграл сражения, за что репрессирован. Поэтому мы всегда хорошо учились. К тому же я никогда не увлекался техникой. Любил гуманитарную сферу. И во мне шла борьба между филологическим факультетом (отделением журналистики) и юридическим. Но никто не подсказал, что для поступления на факультет журналистки нужно иметь публикации, у меня их не было. Поехал и отдал документы на юрфак. Сдал все экзамены на "отлично" и всегда учился на отлично. Я занимался по индивидуальному графику. Предполагалось, что я не буду работать после выпуска в правоохранительных органах - пойду в науку. И мне разрешили не изучать криминалистику, судебную медицину, судебную фотографию.

- А оказались в прокуратуре...

- Предполагалось, что я пойду в аспирантуру. Но на четвертом курсе женился. И от аспирантуры пришлось отказаться, мне нужно было получить квартиру для семьи. И подался в прокуратуру Куйбышевского района Иркутска. Год там проработал. Тяжело было - сидел возле трупа ночью и на коленях держал учебник по судебной медицине, потому что, как говорил, в университете меня от этих предметов освободили. Потом работал прокурором в следственном управления областной прокуратуры, прокурором-криминалистом. Очень тяжелая была работа - по 300 суток в году в командировках, поэтому как выросла старшая дочь, даже и не помню. Тогда не было самолетов, поездов и такси для следователей. Я брал у гаишников регулировочный жезл, тормозил попутки и так ездил.

- Как Вы оказались заместителем главы администрации области в команде губернатора Юрия Ножикова?

- Я был Прокурором Центрального района Братска. Работал и одновременно строил прокуратуру. Прокуратура была в таком разваленном здании, что дверь хлопнет, и все здание качается. Поэтому я начал строить прокуратуру и обращался к проектным, строительным организациям. Мне понадобился один материал, который распределял лично начальник Брасткгэсстроя Юрий Ножиков. Я поехал к нему, он меня принял, быстро решил вопрос. А потом мы долго беседовали. На меня Юрий Ножиков оказал самое большое влияние - это поразительного ума и силы человек. Он видит далеко вперед. Потом мы с ним еще несколько раз пересекались. Но в администрацию (тогда облисполком) меня позвал не Ножиков, а Валерий Викторович Игнатов, заместитель Юрия Абрамовича по социальным вопросам. В то время в исполкоме создавались структуры по координации деятельности правоохранительных органов. Этот отдел я возглавил. А потом стал и заместителем Юрия Абрамовича Ножикова. У нас была очень интересная команда - первый в стране губернатор, первыми разработали и приняли Устав и многое другое.

- Следствие, Прокуратура, органы власти, адвокатура и снова резкий поворот - депутат Госдумы...

- Почему резкий? На мой взгляд, юридическое образование наилучшее для законодательной работы в Госдуме. Я всегда занимался политикой. Но после ухода Ножикова в отставку, мы - вся его команда, также были отправлены в отставку. Я создал Восточно-Сибирскую коллегию адвокатов и Гильдию арбитражных управляющих. Работал и в материальном плане жил хорошо. Но стало скучно. И когда мне позвонили и сказали, что Организация "Юристы - за права и достойную жизнь человека" входит в создаваемый "Союз правых сил", я был уже готов к этому. Побывал на съезде, послушал и понял, что эти люди мне близки по взглядам. Стали создавать здесь, в Иркутской области, организацию, набрали хороший процент, и по партийным спискам я избрался в думу.

- Это эпизод вашей биографии или вы не мыслите себя вне парламента?

-- Вне парламента себя мыслю. Вообще, много где себя мыслю. Недавно исполнилось 25 лет, как мы закончили университет. Собрались однокурсники, хорошо провели вечер, вспоминали былые годы. Некоторым из них я завидую белой завистью. Один пришел тогда в прокуратуру, и до сих пор там работает на одной и той же должности, другой все 25 лет работал в суде. У меня судьба сложилась по-другому. Частая смена работы - непростой процесс даже в психологическом плане. Одно дело - этика и психология поведения прокуроров, другое - политиков. С другой стороны, мои знания жизни стали шире благодаря перемене мест. Так что иногда я завидую своим друзьям, а иногда мне их жалко из-за узости профессионального и человеческого опыта.

- Вам нравится работа в Госдуме?

- В нынешней думе, она так устроена, имеет смысл работать или председателю думы, или его заместителям, или председателям фракции. Это люди, которые решают что-то, которые могут обратиться к стране. Все остальные, к сожалению, статисты. Несмотря на то, что я, как депутат Госдумы, половину времени живу в Москве, семья моя живет в Иркутске. Жена (адвокат и преподаватель) не любит Москву, этот большой город, формальные отношения между людьми. Она настоящая сибирячка, любит этот город, улицы, работу. Со мной в Москве живет старшая дочь. Но для меня это даже хорошо, что семья здесь - я не отрываюсь от региона. Хотя жить так тяжело. Бывают такие месяцы - спишь в самолете или на заднем сиденье в машине. Сажусь в машину, на заднем сиденье у меня лежат подушка, одеяло, носки шерстяные и сплю всю дорогу до дома...

Не могу сказать, что парламентская работа меня полностью удовлетворяет. По форме работы нынешняя Госдума хуже, чем последний Верховный Совет или первая Госдума. Вспомните, как вся страна слушала выступления на съездах народных депутатов. Сейчас этого нет. Меня иногда спрашивают: "Почему ты редко выступаешь в Думе". А вы посмотрите, что вообще показывают по телевидению. Или драку, или перепалку, или реплики Жириновского. Хотя на самом деле регламент заседания Думы написан очень жестко - каждое выступление не больше двух минут, не больше двух раз и по существу. Из безбрежной митинговости мы ударились в другую крайность - новый регламент превратил парламент в машину для голосования без серьезной дискуссии. Я в целом знаю депутатскую работу, но если почему-то окажется, что я буду работать в другой сфере, то и там найду себе применение. Но в депутатской работе я очень дорожу институтом свободы. С годами независимость ценишь все больше. Не карьеру, не должность, не власть, которой обладаешь, а свободу, независимость, самостоятельность.

- Как еще расслабляетесь, кроме сна в машине?

- Сон в машине не расслабляет. Нужна тяжелая физическая монотонная работа, или горные лыжи или роликовые коньки, или нужно пройти пешком километров десять по пересеченной местности с лыжными палками, или поплавать в бассейне.

- Что это за история с ходьбой с лыжными палками?

- Мой товарищ Виктор Бронштейн приобщил меня к этому делу, он занимается этим давно. Когда ты просто бежишь кросс, это не дает думать. Когда идешь с палками, и спина отдыхает, и руки-ноги работают и можешь думать.

-- Расскажите о своей семье.

-- С Надеждой, моей будущей супругой, я познакомился на первом курсе юридического факультета Иркутского государственного университета, а на четвертом состоялась свадьба. Сейчас она заведует юридической консультацией и преподает в Колледже экономики и права. Для меня она образец адвокатской этики. У нас две дочери. Старшая, Александра, закончила юридический факультет Иркутской государственной экономической академии, сейчас живет со мной в Москве. Работает адвокатом. Таня, младшая дочь - школьница.

--Бывали ли у вас периоды отчаяния, что помогло их преодолеть?

-- Как у каждого нормального человека, имеющего амбиции и поставившего перед собой цели, бывали, причем нередко. Но люди в среднем возрасте должны усвоить две главные ценности - работа и семья. Остальные должны играть лишь функциональную роль, а эти две ценности спасут тебя от отчаяния.


КП
2003 год
http://www.kurin.ru/index.php?articles_id=18
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован