11 ноября 2003
940

Дмитрий АЯЦКОВ: `Слово `олигарх` я с удовольствием заменил бы на `преуспевающий бизнесмен-меценат`

Вряд ли на Руси когда-либо был столь же экстравагантный губернатор, как Дмитрий Аяцков. Признававшийся в свое время в любви Биллу Клинтону, объявлявший о закрытии вытрезвителей и о намерении легализовать проституцию, сравнивавший себя с Петром Столыпиным (который тоже был саратовским губернатором) 9 ноября Аяцков скромно и тихо, в кругу семьи, отметил свой очередной день рождения. Последнее время он не делает сногсшибательных заявлений - видимо, уже не позволяет политический статус. Саратовский губернатор - политический долгожитель, один из немногих ныне действующих руководителей регионов, начинавших свою карьеру еще с Ельциным. "А кто сказал, что мне не положено избираться на третий срок?" - парирует Аяцков, добавляя, что на пенсию не собирается.

"Надо, чтобы у Ходорковского остались не миллиарды, а миллионы"

- Вы были одним из последних губернаторов, с которым перед своим арестом встречался Михаил Ходорковский. Встречали вы его очень радушно, а после известия о его аресте заявили вдруг, что имеете на него зуб.

- Да, я встречался с ним. Наш разговор начался с неприятных воспоминаний. Когда в 1991 году он пришел к нам на рынок, взял преуспевающее химическое предприятие "Нитрон", которое формировало 25% бюджета области, сумел его приватизировать, затем "убить", всех уволить и бросить. И потребовались огромные усилия, чтобы найти покупателя, хозяина. Им стал Вагит Алекперов. С нуля из пепла восстановили предприятие, вернули людей, и сегодня "Саратоворгсинтез" одно из лучших предприятий не только в России, но и в Европе. Так что обида на Ходорковского есть, но она в какой-то степени компенсируется другим предприятием - "Балаковские минеральные удобрения". Ситуация была такая же - предприятие встало, люди ушли. Но пришла группа "МЕНАТЕП" и поставила предприятие на ноги.

- Как вы относитесь к олигархам? Сегодня происходит радикальная смена элит, падение олигархии. Согласны?

- С подозрением отношусь к тем людям, которые в течение десяти лет сумели сколотить миллиардное состояние. У многих одинаковые мозги и, согласно 19-й статье Конституции, равные права и равные возможности. Но когда шла огульная приватизация госсобственности, некоторые граждане имели больший доступ к информации, чем остальные. И они сумели взять самые лакомые кусочки - нефтяные месторождения, газ, металлургию. Это я говорю не к тому, чтобы все отобрать. Надо законодательно забрать сверхприбыль у таких структур. Если Ходорковский не виноват, то у него есть прекрасная возможность отдохнуть от всех своих проблем в течение двух месяцев. Но сажать его за решетку было не обязательно. У него надо по закону забрать столько налогов, чтобы остались не миллиарды, а миллионы долларов прибыли. Чтобы он мог спокойно развивать свое производство, заниматься бизнесом - но не вольно распоряжаться имуществом и разбрасывать барские подачки, пятаки в народ, по городам и весям. В России все это уже было в XIX веке. Если сегодня у моего коллеги Романа Абрамовича есть возможность купить английский футбольный клуб, то я в Саратовской области не могу содержать клуб "Сокол" при всем моем желании, потому что у меня нет таких доходов. Я не могу залезть в социально ориентированный бюджет, дабы решить проблему команды, чтобы она была хотя бы в премьер-лиге.

- Вернемся к теме Ходорковского. Трудно назвать "пятаком" сто тысяч долларов, которые он по приезде выделил на продолжение строительства Театра юного зрителя в Саратове.

- Это и есть пять копеек, о которых я говорил. Я ждал, что он скажет: "Я забочусь о детях, я их люблю, знаю, что в Саратове первый театр юного зрителя и на завершение его строительства выделю все недостающие 500 млн. рублей". Но он этого не сказал, а достал из кошелька всего-то сто тысяч долларов, что для него копейки. Но и этот клок шерсти нам пригодится.

- От паршивой овцы?

- Это не я сказал.

"Мы не говорим с Ельциным о политике"

- Кстати, одно время ваши нестандартные выражения не сходили со страниц федеральных СМИ. Вы смело высказывали свою точку зрения по самым острым вопросам и на щекотливые темы. Но сейчас это все как будто осталось в прошлом. Вы стали скромнее?

- Наверное, я стал реже ездить в Москву. Реже стал проводить пресс-конференции на федеральном уровне. Вы знаете, есть такое понятие: сначала человек работает на свою репутацию, а потом репутация работает на него. Думаю, что для меня наступило время, когда репутация работает на меня.

- Выходит, именно эта репутация позволяет вам держаться на плаву в постоянно меняющемся политическом течении? Ведь вы призывник еще ельцинской эпохи.

- Я бы никогда не делил - это чисто журналистский подход - на ельцинский или путинский призывы. Ельцин для России сделал очень много. Еще больше делает Путин. Я не ельцинский и не путинский. Я - российский! В первую очередь я отвечаю перед жителями Саратовской области. Если моя политика не совпадает с политикой Кремля, мне, мягко говоря, подскажут, а потом поправят.

- Поддерживаете контакт с первым президентом страны?

- Борис Николаевич навсегда останется первым президентом России. И как президент первый он не имеет права уходить на пенсию и не уходит. Сегодня он общается и с Путиным, и с Касьяновым, и с министрами, и с губернаторами, и с теми его коллегами, которые вышли на пенсию, например Гельмутом Колем. Я постоянно получаю от него телеграммы, письма, звонки. Он интересуется урожаем и состоянием дел в целом. Но мы никогда не говорим о политике с тех пор, как он оставил свой пост. А с Владимиром Владимировичем у нас давно выстроились отношения, еще когда он был начальником контрольного управления и я с ним часто встречался. И когда была недавняя встреча, спросил, нет ли претензий к области и лично ко мне как к губернатору. Он сделал удивленные глаза и сказал: "Нет, Дмитрий Федорович, если бы были, то обязательно их высказал бы".

- Какие проблемы обсуждали с Путиным?

- Мне нужно было, чтобы президент еще раз услышал мое мнение по поводу строительства в девяти субъектах федерации заводов по уничтожению отравляющих веществ (ОВ). Нецелесообразно расходовать государственные деньги на строительство заводов, когда такой уже есть в Саратовской области. Легче в надежных контейнерах перевозить ОВ на наш завод, в нашем поселке Горный, и там уничтожать. Иначе в 2005 году, когда мы полностью уничтожим ОВ, надо будет это предприятие с огромной инфраструктурой просто ликвидировать. Президент дал поручение заинтересованным ведомствам, ученым еще раз рассмотреть этот вопрос.

Еще одной темой разговора стал единый земельный налог. В том виде, в каком он существовал и был апробирован в Лысогорском районе Саратовской области, не годился, были изъяны. Но и сейчас в принятом Советом федерации законе не все хорошо. Но будем добиваться его совершенствования. Есть у тебя гектар земли, с учетом бонитета будешь платить, условно говоря, сто рублей. Это позволит сэкономить - не будет ни бухгалтера, ни фискалов. Просто будешь знать, что надо отдавать 100 рублей, а как они расщепляются - забота других людей, не фермеров.

Третий вопрос - о развитии атомной энергетики. Здесь я выступал как президент союза территорий, предприятий атомной энергии.

Четвертый вопрос - работа с Крымом. Путин сказал, что Крым не надо завоевывать, его надо покупать. Нужно создавать совместные предприятия, бизнес, а под это выкупать землю, привлекать как можно больше поволжский народ, который проживает в Крыму.

"Европейцам кажется, что мы еще живем в каменном веке"

- И все же, возвращаясь к теме "ЮКОСа", - может ли Россия стать тоталитарным государством?

- Президент на это не пойдет. Он заявлял, что Конституция неприкосновенна, деприватизации не будет, но все мы будем жить по закону - от рабочего до президента. И мы же помним, что он говорил о единственной в стране диктатуре - диктатуре закона.

Власть будет крепкой, если опирается на силовую составляющую, на армию, милицию, прокуратуру, суды. Именно опирается. На штыки можно опираться, но на них опасно сидеть. А во власти иногда бывают перекосы. Имею в виду, что может быть еще несовершенны законы о милиции, о прокуратуре, еще идет реформа силовых структур, над чем работает комиссия Дмитрия Козака. Ведь у любой реформы есть сопротивление. Поэтому и бывают такие моменты, когда за кражу курицы человек получает 10 лет, а за миллиарды долларов - ничего. Один может получить политическое убежище, а другой находится в заточении в "Матросской Тишине".

- Так вы согласны с мнением, что в России происходит падение олигархии? Что ждет нашу страну в будущем?

- Я бы вообще убрал из лексикона слово "олигарх" и с удовольствием заменил бы его на слово преуспевающий бизнесмен - меценат. А насчет будущего не стал бы загадывать на 2008 год. Пока надо думать о 2004 годе. Мы должны продолжить курс, который взял президент Путин - подготовить за четыре года достойного преемника, чтобы вести Россию тем же курсом демократии, свободы, укрепления государственности, законности, создания достойного качества среды обитания человека, постоянного повышения благосостояния человека, реализации личного потенциала каждого. Создавать все необходимые условия, чтобы у людей, покинувших нашу страну, появилось желание вернуться. Я видел в Париже наших старых сограждан, у которых в глазах тоска по родине. Они тоскуют о том, что пришло время и можно бы вернуться, но время их не пощадило, нет сил, нет возможностей. Они просят только об одном - чтобы им дали статус россиянина.

Ну а к 2008 году никаких политических потрясений не предвидится. Россия будет набирать свой экономический, духовный, нравственный и физический потенциал.

- Закончился все же определенный этап. Вот и Волошин ушел...

- С Александром Стальевичем я встречался неоднократно. Это грамотный, волевой, думающий и мало говорящий человек, у него быстрый, аналитический склад ума. За время пребывания его в администрации один на один мы разговаривали раз пять. Но больших вопросов мне с ним решить не удавалось. Тем не менее многие подсказки, которые он делал, оказывались верными и действенными. Что касается причин его отставки, думаю, это все идет от заблуждения журналистов. Любая структура - живой организм. И Волошин наверняка за эти годы и физически и морально устал. Он, наверняка сам подал прошение об отставке, и это не какие-то там кремлевские интриги, кланы, семья... Уверен, что с приходом Медведева продолжится сложившийся курс администрации.

- Сегодня многие озабочены возможными последствиями дела "ЮКОСа", особенно в Европе. Говорят, в России невозможно удержать крупный бизнес, если не идти на определенные компромиссы с властью. Согласны с этим убеждением?

- Я так не считаю. Деприватизации не будет. В ближайшее время нам надо заняться основным средством производства - землей. Когда придет работать новая Дума, особое внимание ею должно быть уделено сельскому хозяйству. Земля - главный ресурс страны. Необходимо провести полную инвентаризацию государства и ответить на вопрос: "Сколько стоит Россия?" Когда ответим на этот вопрос, тогда и узнаем, какие инвестиции нужно привлечь.

А по поводу отношения Европы к России так могу сказать, что им, европейцам, кажется, что мы еще живем в каменном веке. Уже который раз на заседании Конгресса региональных и местных властей Европы я пытаюсь отстаивать интересы России, в том числе и Саратовской области. На последнем заседании 15 октября выступил с докладом о культурной самобытности России и договорился о проведении в 2004 году выездного заседания конгресса в Саратове. Это позволит представителям европейских стран не только лучше узнать Россию, но и привлечь дополнительные инвестиции в область.

"Я танк не брал"

- Вы конфликтный человек?

- Нет, не думаю.

- Но всем известно ваше противостояние с мэром Саратова.

- У нас, в отличие от Камчатки, коллапсов не будет. Мэр Саратова грамотный человек, но очень ленивый. Ему барином надо быть. Приехал, раздал указания и уехал в Техас. Я даже сказал, что заплачу деньги, чтобы он до мая не возвращался. В городе есть толковые люди, которые сегодня консолидировались вокруг правительства и, слава Богу, им никто не мешает. Надо идти и вести за собой. Когда мэр впереди, а команда за ним, то мы - попутчики. А если барин перстом указал, а кто-то придет и сделает, то так не будет. И вот эта формула - денег нет, но мы работаем - уже устарела. Деньги нужно зарабатывать ежедневно - через собственность, через землю, через организацию малого и среднего бизнеса. А если даже в три раза увеличить бюджет города, то всех вопросов все равно не решишь. Об одном сожалею: городская администрация отделена от области. На мой взгляд, это ошибка, за которую платит народ замерзшими квартирами, отсутствием света, замусоренными улицами. Система разделения властей идеальна при крепкой экономике. А сегодня будем поправлять грамотного, но ленивого мэра всеми возможными средствами, как бы он на меня ни обижался. И никакого противостояния, никакой войны с мэром не было, нет и не будет. Я не вижу в нем врага.

- Вы конфликтуете не только с земляком - мэром, но и с земляком - Громовым, губернатором Московской области, по поводу танка "Тигр". Почему не хотите возвращать арендованный танк?

- Мне недавно моряки-балтийцы позвонили и предложили совершенно бескорыстно взять танк "Тигр", который лежит на небольшой глубине в водоеме под Петербургом. Они предлагают его достать и подарить Саратовской области. А что касается спорного танка, то еще раз говорю - я к "Тигру" никакого отношения не имею и у Громова его не просил. Бумаги не подписывал. Пусть разбирается в своей администрации, кто вел переговоры, подписывал документы. Мое мнение - если танкисту Громову нужен танк, пусть приедет и заберет. Этим занимались два музея - Саратовский и Истринский, а также администрация Московской области. А Громову этот скандал выгоден, потому что у него выборы. А я танк не брал.

- Зато ваша внешняя политика выглядит более дружелюбной. Вы дружны со многими политиками стран как ближнего, так и дальнего зарубежья. Недавно вот были на инаугурации президента Азербайджана Ильхама Алиева. Ваши впечатления?

- Ильхама знаю давно. Мы уже на протяжении десяти лет дружим. Он встретил меня как старого друга, а с Гейдаром сложились еще более тесные отношения. Он, как отец, давал мне советы и советовался со мной, и тепло ко мне относился. А теперь эта теплота перешла к Ильхаму. Саратовскую делегацию очень тепло встречали в Азербайджане. Нам есть чем торговать. В области живет очень обширная диаспора - 20 тыс. азербайджанцев.

- По-моему, вас роднит с Алиевыми стремление к семейственности, клановости во власти - согласны?

- Меня это, может, больше роднит с нашим президентом. Думаю, что в первую очередь должна быть не семейственность, а профессионализм. Что, рядом со мной все родственники? Нет. Это команда профи.

"Не должно быть моды на духовность"

- Раньше люди верили в партию и светлое будущее, сегодня многие вернулись к Богу. Вы верующий человек?

- Я, как и многие мои сверстники, в этом вопросе невоспитанный. В душе я глубоко верующий. Но не могу креститься в храме, потому что не приучен. А делать искусственно то, чего я не умею, не буду. В моей библиотеке есть Библия, которую изучаю, стараюсь познать, но на это нужно время. Возможно, я и не успею это сделать. Но чем могу помочь Русской православной церкви, буду помогать.

- Сейчас пошла мода на попов и на спорт. С одной стороны, мы проводим спартакиады, пытаемся привлечь молодежь к здоровому образу жизни, а с другой стороны - вы, например, говорили о сносе стадиона "Динамо" в центре Саратова для того, чтобы там построить храм...

- Я считаю, что должна быть мода на хорошую прическу, одежду, но ни в коем случае не должно быть моды на духовность, нравственность, здоровье. Должна быть внутренняя потребность человека, а ее искусственно пытались заглушить. Из нас с корнем вырывали веру, но даже десятилетия коммунистического режима не сумели этого сделать. Мы сохранили веру во Всевышнего в глубине души, передавая ее из поколения в поколение. И сегодня это не мода. Пришло время собирать камни. Способствовал и буду способствовать возрождению храмов на территории Саратовской области. Я не делаю этого, чтобы кому-то понравиться. Это моя внутренняя тяга, и я рад, что она пробудилась. Вошел в попечительский совет издания "Православная энциклопедия". Это величайший труд, уже вышло несколько томов. А презентация одного из них состоится в Саратове, об этом есть договоренность с патриархом всея Руси Алексием Вторым.

Что касается стадиона "Динамо" - да, на этом месте был уникальный кафедральный собор, построенный в честь победы русских войск в войне 1812 года. Но он был разрушен. Сейчас там стадион - сооружение, которое пользуется большим спросом у саратовцев. Принято промежуточное решение - найти останки священников, провести эксгумацию и перезахоронить. А рядом со стадионом установить часовню. Но это пока первые предложения, все это требует огромного количества средств. Надо провести учет по церквям Саратовской области и после этого принять решение по каждому храму.

- Вот вы говорите, надо найти огромное количество средств, а откуда? Многие губернаторы выражают недовольство распределением бюджетных средств между центром и регионами.

- Сегодня со стороны федерального центра осуществляется более жесткий контроль за распределением финансовых ресурсов, и я считаю, что это правильно. Если федеральный центр принимает решение увеличить зарплату - значит, этого требует время. А я должен как солдат подчиниться. А если не согласен, у меня есть возможность высказать мнение через прессу, на заседании Госсовета, через депутатский корпус Госдумы и на личной встрече с президентом. А забираться на колокольню и оттуда кричать - так ведь можно ненароком и свалиться...

- Но тогда будут накапливаться долги. Вот и "Росатоммет" объявил Саратовскую область банкротом - у вас долгов на два миллиарда рублей.

- На сегодня мы на сто процентов рассчитались со всеми бюджетниками за прошедший месяц и на сто процентов закроем 2003 год. Нам не хватало 1 млрд. 800 млн. рублей, чтобы решить проблему увеличения зарплаты в бюджетной сфере. Мы эту проблему решили. И сегодня поставили вопрос, чтобы в течение 2004 года как минимум на четверть сделать прибавку к зарплате бюджетникам по всей России. Ставится вопрос по индексации зарплаты в течение 2004 года, а также по ее увеличению на 33%. Что касается претензий "Росатоммета", могу сказать, что по налоговому законодательству мы имеем право взять кредит до 15 млрд. рублей. А все то, что предъявляют и "Росатоммет", и другие перекупщики-цыгане, это все беспочвенные разговоры. Долг области не превышает десяти процентов от бюджета, и мы имеем право брать столько кредитов, сколько надо. Но делать это будем в случае необходимости. Живем по средствам.

"Я оставил на земле не только след от своего ботинка"

- День согласия и примирения стал первым днем предвыборной кампании. В свете последних событий этот день я бы назвала днем "согласованного примирения". А вы как считаете?

- Думаю, этот праздник - 7 ноября - надо либо отменить, либо объединить с праздником урожая. Сам День согласия и примирения лично у меня вызывает странные чувства.

- Есть убеждение, что губернаторы, принадлежащие к партии власти, на предвыборный период должны уйти в отпуска. Вы относитесь к таким губернаторам. В отпуск не пойдете?

- Я уже был в отпуске, зачем мне уходить? А рассказывать о программе партии, о людях, которые что-то сделали, в частности о "Единой России", конечно, я буду. Ведь сегодня в стране фактически две партии: партия будущего - "Единая Россия" и партия прошлого - КПРФ. И очень хорошо, что как ни подталкивали нашего первого президента России ликвидировать партию коммунистов, ее все же не закрыли. Не может быть в демократическом государстве однопартийной системы. Есть партии далекого будущего. Это либеральные партии - "Яблоко" и СПС. Когда я с ними встречаюсь, откровенно говорю: ребята, вы все правильно делаете, но ваше время придет после 2017 года. Они не обижаются. Я уверен, что большинство голосов получит моя партия - "Единая Россия", подчеркиваю - моя, так как ее программа отвечает тем принципам, которые я исповедую. Уверен, в будущем парламенте у партии власти будет более 60% голосов. Не надо 50, не надо 80% голосов. Мне бы хотелось 60. Я не Ванга, я не Глоба, но встретимся 7 декабря - и вы будете поражены, насколько я оказался прав.

Это четвертые выборы. И дай Бог, чтобы никогда у человека не отняли этого права, права выбора власти - президента, парламента, губернатора, мэра. Народ по-разному рассматривает процедуру выборов. Есть еще очень мощный отпечаток прошлого, когда за все голосовали единогласно. Есть сегодня возможность и не пойти на выборы, это значит - сказать власти "нет". Появился и новый кандидат по фамилии "против всех".

- Но у вас у самого скоро выборы. Пойдете на третий срок?

- По закону я имею право выбираться. Другое дело - появится ли у меня желание баллотироваться. В 2004 году я буду работать как работал, не готовя какой-либо кампании по выдвижению себя. Созреет у меня решение - значит, выскажу его, а нет... Я достаточно подготовленный человек для другой работы. Я доктор исторических наук, и мне нравится общаться со студентами. Могу возглавить институт, какую-нибудь структуру или открою свое собственное дело.

- А куда уходят отставные губернаторы?

- В металлолом (смеется). К сожалению, у нас нет сегодня системы, которая существовала при коммунистическом режиме, когда карьера секретаря обкома не заканчивалась вместе с отставкой. А сегодня для губернаторов, проигравших очередные выборы, это настоящая трагедия. Не каждый из них находит себе нишу. Но к этому надо готовиться. Надо готовить себя, семью, окружение, друзей. Тяжело уйти в никуда, когда на протяжении восьми или девяти лет ты был на глазах миллионов людей. Что стало с Руцким? Он высказывает эту боль. Мне его по-человечески жалко. Или вот бывший губернатор Ульяновской области Юрий Горячев - та же проблема. Таких примеров множество, когда люди не могут найти себя. По-хорошему надо бы как-то использовать потенциал бывших руководителей на благо государства. Рано или поздно заканчивается любой срок правления, но не заканчивается жизнь.

- Можете ли о себе сказать, что уже вошли в историю?

- Если бы сказал, что вошел в историю, было бы нескромно, если бы сказал, что вляпался в историю, как говорят в народе, было бы глупо. Люди сами решат и дадут ответ, но гораздо позже. Я знаю, что эта власть и этот кабинет - явление временное. Вот мой предшественник вошел в историю или нет? Поэтому я на этот вопрос отвечать не буду, на него ответят другие. Скажу одно: я оставил на земле не только след от своего ботинка.

Блицопрос

- Ваш любимый напиток?

- Зеленый чай.

- Любимое блюдо?

- Пельмени.

- Какую книгу читаете?

- Сейчас читаю Карамзина.

- Что можете простить, а чего нет?

- Простить могу ошибку, предательство - никогда.

- Главная ценность в человеке для вас?

- Открытость.

- Вы себя любите?

- Странный вопрос.

- Такой вопрос.

- Вот такой ответ.

- Где провели отпуск в этом году?

- На Волге.

- У вас есть друзья, чьим мнением дорожите?

- Да, это друзья раннего детства, школьные, студенческие, армейские. Их мнением я очень дорожу.

- Самая большая удача и самая большая потеря в жизни?

- Большая потеря - потеря отца, а самая большая удача еще впереди.

- Чем займетесь на пенсии?

- Я на пенсию не собираюсь.


Сусанна ОГАНЕЗОВА
11.11.2003
http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-688496
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован