27 октября 2003
790

Дмитрий Орешкин: `Как защититься?`

За кампанией против ЮКОСа стоит растерянность властей и очевидный испуг перед сильными конкурентами, которые не подчиняются привычным методам командования. В то же время одной из причин является перераспределение властных ресурсов в администрации, потому что она выходит за рамки инерционного предвыборного сценария. В этом отношении я связываю события вокруг ЮКОСа с территориальным конфликтом между Россией и Украиной за остров Тузла. Социологические данные чем-то не устраивают администрацию: то ли ослабевающей поддержкой "Единой России", то ли отсутствием консолидации избирателей. Поэтому, исходя из своих соображений, определенные люди в администрации приняли решение взрывать ситуацию, чем сейчас они и занимаются. Это значит, что что-то было неправильно сделано на предшествующих этапах.

Все это сильно напоминает 1999 год, когда взрывы домов в Москве и Волгодонске и атака на Дагестан послужили поводом для консолидации общественного мнения. Я не знаю, кто инспирировал эти взрывы и не хочу ни на что намекать, но сейчас происходит нечто похожее. Власть пытается вновь использовать в своих интересах общественную консолидацию на патриотическом уровне, примером чему служит Тузла, и консолидацию на уровне социального негативизма, неприязни к богатым, "олигархам", примером чему служит арест Ходорковского. Оба события, очевидно, носят предвыборный характер, до выборов осталось всего полтора месяца. Но если в 1999 году поддержка была искренней и органичной, потому что люди действительно были оскорблены, то сейчас повторное использование данного механизма скорее иллюстрирует исчерпание интеллектуального ресурса лиц, принимающих решение. Огорчает падение качества, неумение просчитать последствия. Администрация не смогла предложить ничего вдохновляющего. Поиск врагов.

В краткосрочной перспективе предсказать последствия этой ситуации не так просто. Ожидалась консолидация, но произойдет нечто иное. Многие начинают всерьез бояться власти. "Олигархов" и богатых людей вообще никто никогда не любит. Но и страна у нас не такая наивная. Люди понимают, что если человека, владеющего миллиардами долларов и выплачивающего огромные налоги, который известен за рубежом и может воспользоваться услугами лучших адвокатов, так легко посадить в кутузку, то любого другого человека - без миллиардов, адвокатов и международной известности - тем более легко свернуть в "бараний рог". Остается только надеяться, что пока власти заняты "олигархами", до простых людей они не доберутся. Но надежда эта ложная, потому что "олигархами" будут заниматься на высшем уровне, а на низшем и среднем уровне (которые значительно хуже), займутся всеми прочими. Люди начинают нервничать. И я думаю, это инициирует первые сомнения в популярности президента. События вокруг ЮКОСа наносят удар по самому президенту, хотя, может быть, пока это не осознано ни им самим, ни его окружением.

В долгосрочной перспективе ситуация более ясна. Можно считать, что уже рухнул важный для России геостратегический проект по строительству нефтепровода в Китай и Японию, который должен был осуществляться ЮКОСом к 2005 году. Теперь частный бизнес за этот проект не возьмется, а государство нефтепровод не построит. Значит, расползается бизнес-скрепа, которая укрепляла бы геополитическое единство европейской и азиатской России. Заменить ее новая ФСБ-шная вертикаль сможет только военно-административными эрзац-решениями. Но они в современном мире долго не живут. Я думаю, намного более осторожно будут вести себя международные инвесторы, а российские задумаются о том, не положить ли денежки куда-нибудь подале. В общем, мотивации инициаторов конфликта вокруг ЮКОСа кажутся мне абсолютно иррациональными: ради того, чтобы свести счеты с неприятными людьми и поджарить предвыборную яичницу, сжигается дом, который строился пятнадцать лет.

Пожалуй, они даже не видят стен этого дома. Не чувствуют значимости таких эфемерных вещей, как взаимное доверие, уважение к правилам игры. Они привыкли оперировать такими терминами как "приказ", "доклад". Как говорил Козьма Прутков, "При виде исправной амуниции сколь презренны все конституции"! В некотором смысле это переход к новой (точнее, старой) культурной эпохе.

Это дорога с односторонним движением: они чувствуют, что не могут выиграть конкуренцию с бизнесом в рамках закона. Бизнес всегда оказывается мобильнее, эффективнее, дальновиднее. Значит, приходится выходить за рамки законных процедур (применять закон избирательно) и, не выбирая средств, давить Ходорковского, пока он полностью не выскользнул из-под контроля, не ушел на международный уровень. В ответ деньги кинутся вон из страны. Значит, придется затыкать дыры на границе, насильно пытаться задержать их здесь. Отсюда необходимость "укрепления дисциплины", усиления "учета и контроля", рост числа контролеров и дознавателей с погонами. Последует волна критики. Значит, надо "построить" СМИ и заткнуть рот всем слишком умным. Умники заткнутся, но усилится "утечка мозгов". Придется отлавливать обладателей мозгов, лишать их визы, свободы передвижений и заставлять выполнять приказ. Но мозги по приказу не работают... Значит, застой.

Эта публика умеет контролировать, держать и не пущать, но развивать она не умеет. При этом она автоматически требует все больше средств и кадров для своего содержания. В прямой или косвенной форме это ложится хомутом на шею оставшихся предпринимателей. У тех снижается мотивация. Они или думают, как отсюда удрать, или тихо ложатся на дно, поняв, что сопротивление бесполезно. Президент, ранее имевший возможность маневрировать между силовиками и бизнесом, все очевиднее попадает в зависимость только от одной, близкой ему стороны. Ее надо кормить. Следовательно, придется заставлять делиться других "олигархов", еще недавно бывших "близкими". Они автоматически становятся "далекими" и раскулачиваются.

Маховик раскручивается, страна движется по пути "лукашенизации". В Белоруссии, например, каждый тридцатый взрослый работает в МВД. То есть контролирует, формирует план, требует соблюдения дисциплины и пр. Не производит, а командует. Все это мы уже проходили в советскую эпоху и знаем, чем это кончается.

Есть еще одна проблема. Президент де-факто задел такую тонкую грань, как взаимное доверие элит. Неписаные (да и писаные тоже!) правила поведения. Можно, конечно, сказать, что и Ходорковский нарушил. Хотя я не понимаю - что именно. У него были ясные экономические и политические цели, он их не скрывал. Он имел право их добиваться. У него свои цели и свои ресурсы. Он отнюдь не ангел в перьях и даже более того. Но это не дает права власти самой идти на нарушение правил. Есть важнейшая асимметрия: правонарушитель (если он правонарушитель!) играет без правил. А власть обязана его остановить, за рамки правил не выходя. Иначе она сползает до уровня правонарушителя, вооруженного к тому же всем полицейским, спецслужбистским, судейским и прочими арсеналами, и, соответственно, становится многократно опаснее правонарушителя. От бандита я, по крайней мере, могу надеяться найти защиту в милиции. А если беспредельничает милиция и прокуратура, то где мне искать защиты - у бандита?

Ходорковского останавливают приемом, дотоле не использовавшимся. Та самая прокуратура, которая уже неоднократно обнаруживала неумение готовить обвинение для действительно независимого суда (за рубежом). Это ясный сигнал того, что прежние правила не действуют. А какие действуют? Простые: у кого силовой ресурс, тот и прав, тот и решает, когда закон действует, а когда - нет, тот и диктует решения суду. Я слово дал, я его и забрал...

Отсюда - неприятные перспективы для самого президента. А что будет, когда он исчерпает срок своих полномочий и лишится силового ресурса? Где гарантии, что тот, кто пришел на смену, не станет решать свои проблемы, науськивая "народные массы" и силовиков на утратившего силу предшественника? Если сегодня ты поплевываешь на законы, то чего ради твои последователи будут соблюдать правила игры в отношении тебя? Значит, фатально нельзя уходить от власти. Или держись до смерти (советская модель) или беги потом за границу (модель Латинской Америки или ЮВА).

Не так страшны диктаторские времена, как последиктаторское межвременье. Что будет с Лукашенко, когда (и если) он уйдет от власти? Ничего хорошего. Поэтому от власти он не может уйти, даже если б вдруг захотел. Но раньше или позже это случится. А что будет с Белоруссией? Ведь все более или менее способные и самостоятельно мыслящие люди тщательно истребляются, выдавливаются, оттираются. Кто подхватит власть? Будет ли он достаточно квалифицирован? Послушаются ли его силовики? Ведь ни оппозиции, ни контр-элиты в республике нет. Кончится эра Лукашенко, начнется новый отсчет времен с нуля, а гробом бывшего диктатора станут играть в пинг-понг - как поступили со Сталиным.

Вам, скажем, Хрущев не нравится? А кто еще, кроме Хрущева, Берии, Маленкова или прочих весьма ущербных личностей мог возглавить страну после смерти диктатора, истребившего вокруг себя все более или менее достойное?

Механизм межэлитного доверия, наличие общепринятых правил поведения во власти и ее передачи - абсолютно необходимая вещь для нормального существования страны. Этот механизм складывался в США двести лет, в Англии - пятьсот лет, а у нас - пятнадцать лет. И вот сейчас он рушится из-за слабости президента.

Мало кто задумывается, каким великим качественным прорывом стала возможность мирно уйти в отставку и продолжать жить в качестве частного лица для бывших вождей нашей страны - Горбачева, Ельцина. А что будет с Путиным? И что будет с Россией?

Как-то всего за два месяца стало тревожнее жить. Еще недавно основными были проблемы личные - главным образом, как денег заработать. И вдруг - гораздо более неприятные вопросы - а как защититься, если вдруг с обыском придут к тебе? Так, без повода, просто поближе познакомиться - вдруг какой компромат лет на пять общего режима найдется?

Да никак не защитишься. В этом-то и дело.


Дмитрий Орешкин
www.liberal.ru
27.10.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001015
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован