12 октября 2004
138

Дмитрий ЯЗОВ:ПОСЛЕДНИЙ ДЖОКЕР ИМПЕРИИ

`Идея введения ЧП возникла у Горбачева`
Члены ГКЧП, по их словам, десятилетие путча никак отмечать не собираются. Действительно, не выпивать же за поражение... Сейчас они ведут тихую жизнь. По законам того самого капитализма, против которого боролись. Иногда дают интервью, вряд ли задумываясь о том, что в обществе их мечты милый разговор за чашкой чая с людьми, предпринявшими неудачную попытку переворота, был бы невозможен. А за то, что возможен, - спасибо врагам-демократам...

Понял ли Борис Пуго, глава МВД, покончивший жизнь самоубийством после путча, что распад СССР не остановить? Чувствовал ли свою вину за пролившуюся кровь? Этого мы никогда не узнаем... Но его товарищи по ГКЧП по-прежнему говорят, что в августе 91-го они все делали правильно. И если бы обстоятельства повернулись чуть-чуть по-другому, победа была бы за ними. Чем руководствовались эти люди? На что они рассчитывали? Свои версии событий нам изложили Геннадий ЯНАЕВ (в 91-м - вице-президент СССР, председатель ГКЧП, ныне - глава благотворительного фонда), Владимир КРЮЧКОВ (в 91-м - председатель КГБ СССР, ныне - пенсионер) и Дмитрий ЯЗОВ (в 91-м - министр обороны Советского Союза, сейчас - консультант в Минобороны).

Долгоиграющий взрыв

Геннадий ЯНАЕВ: - В конце 91-го бывший директор ЦРУ Гэйтс, с видом бойцового петуха, который только что в поединке одержал победу, сказал журналистам: `Мы хорошо понимали, что Советский Союз ни гонкой вооружений, ни экономическим давлением, ни тем более силой не возьмешь, его можно было взять, только организовав взрыв изнутри`. Вот этот взрыв и был организован...

К августу 91-го в стране был тотальный кризис. Шла открытая борьба за власть между сторонниками сохранения государства и строя и сторонниками разрушения государства. Многие предприятия `лежали на боку`. Я вспоминаю, что на металлургических заводах запасов угля было всего на 1-2 дня, хотя по всем нормативам не меньше двух недель надо. И мы с премьером Павловым, как диспетчеры, отслеживали движение эшелонов с этим углем, чтобы, упаси Бог, ни один завод не встал...

Горбачев палец о палец не ударял, чтобы все это остановить. По сути, рейтинг Горбачева к этому времени был нулевой и даже с отрицательным знаком. Пожалуй, из всех указов президента исполнялся только указ о награждении...

Дмитрий ЯЗОВ: - Я вам один пример приведу: когда начались переговоры для того, чтобы разоружаться и прочее, все делалось в угоду Америке. Вы представляете, что где-то в 89-м или 90-м году Горбачев с Шеварднадзе секретно (ни народ, ни партия, ни правительство - никто не знал) отдали американцам примерно 150 тысяч квадратных километров акватории Берингова моря. Самолеты наши в один прекрасный день полетели в тренировочный полет, а им говорят: `Вы в чужих водах`. `Как в чужих?!` Прилетели, докладывают. Только тогда я об этом и узнал...

Горбачев - мягкотелый человек. Армия у него в руках была, КГБ, МВД. И что? Нагорный Карабах нельзя было пресечь, что ли? Но не сделали. В Баку вводил чрезвычайное положение. Вызвал меня, Крючкова и Пуго. Полетели, а приказа письменного до сих пор нет. Я говорю: `Давайте письменный приказ`. - `Да что ты с этой бумажкой, потом`...

Утечка от доброжелателей

Геннадий ЯНАЕВ: - На 20 августа было намечено подписание Союзного договора. Он готовился втайне, полусектантски. Высшие руководители государства, кроме Горбачева, узнали про окончательный проект только 16 августа!

К последнему этапу работы над договором российское руководство протащило через Верховный Совет и Съезд народных депутатов Декларацию о независимости и суверенитете. Никакой реакции Центра на это не последовало. России можно, а почему нельзя Украине, Казахстану и т.д.? Начался парад этих суверенитетов, и все это сказывалось на процессе работы. Горбачев под давлением сдавал одну позицию за другой...

Владимир КРЮЧКОВ: - В `Московских новостях` появилась информационная утечка. Опубликовали проект нового Союзного договора. Если вы считаете, что это была утечка, инициированная КГБ, то заблуждаетесь. Мы сами узнали о проекте договора из газет. По моим данным, утечка была спланирована людьми, близкими к процессу подготовки договора. В кругу разработчиков проекта явно наметился раскол. Многие из них хотели помешать подписанию ущербного документа. И когда проект был опубликован, сразу стало понятно, что Союзу осталось жить 2-3 дня.

ЧП придумал Горбачев?

Геннадий ЯНАЕВ: - Идея введения ЧП возникла не у нас, а у Горбачева. Еще в конце 90-го - начале 91-го он официально дал команду силовым министрам: подготовить меры по введению ЧП. Подготовили несколько вариантов: или ЧП только в Москве, или по всей стране, или в регионах, или прямое президентское правление в Москве, или по всей стране - все эти документы были доложены Горбачеву. Тот: да, хорошо, но давайте повременим... У меня до сих пор твердое убеждение, что Горбачев подталкивал нас к введению чрезвычайного положения. Хотел нашими руками решить эту щекотливую проблему... Накануне президентского отпуска, 3 августа, собралось заседание кабинета министров. Горбачев - председатель. И Павлов, и министры нарисовали очень жесткую картину в стране. Горбачев подрастерялся немножко и говорит: `Товарищи, давайте не паниковать, мы не позволим разрушить никому страну, введем ЧП`...

16 августа Крючков, Язов и другие собрались на объекте `АВС` - это объект КГБ на Ленинском проспекте. Настроение было в пользу того, что надо что-то делать, Горбачева как-то заряжать на немедленное осуществление чрезвычайных мер.

Дмитрий ЯЗОВ: - 17 марта 91-го года был проведен референдум, на котором народ проголосовал за сохранение СССР - 76,6%! Это должно было стать законом для президента... И решили-то не заговор устраивать, а к Горбачеву лететь. А его, видите ли, оскорбило, что без его приглашения прилетели к нему в гости. Он был очень испуган, думал, что его будут арестовывать.

Геннадий ЯНАЕВ: - Товарищи стали ему говорить: давайте вводить ЧП, переносить подписание Союзного договора, и тут же предложили ему лететь в Москву - персональный самолет его уже ждал. А Горбачев им отвечает: `Ой, вы знаете, я в корсете, у меня такие жуткие боли. Я не могу. Я не знаю даже, как я прилечу на подписание`. Потом подумал и говорит: `Срочно собирайте Верховный Совет и через него проводите решения. Если хотите, я сейчас подпишу постановление о его созыве. Хотя нет. Лукьянов же может подписать, он же председатель ВС, он пусть и подпишет. Собирайте Верховный Совет и - действуйте!`

Владимир КРЮЧКОВ: - Ни 18-го, ни позже никто не собирался изолировать Горбачева от мира. В тот день, по моим данным, Раиса Максимовна купалась, затем Михаил Сергеевич с женой роскошно поужинали и посмотрели двухсерийную комедию зарубежного производства. Названия не помню. Нами установлено, что Михаил Сергеевич за эти три дня не сделал ни одной попытки связаться с кем бы то ни было. Что касается смены охраны, то я велел сменить только Медведева, начальника охраны Горбачева, и еще нескольких человек. Они давно просили отпуска...

Геннадий ЯНАЕВ: - Телефон в кабинете Горбачева отключили, для того, чтобы создать иллюзию его `непричастности` к введению ЧП.

Дмитрий ЯЗОВ: - У Горбачева было четыре корабля, и на каждом корабле связь. Рядом стоял автобус, в котором была правительственная связь. Даже женщина выходила по этой связи звонить, узнавала у родителей о здоровье ребенка. А он, видите ли, не мог... Мы на второй день увезли у него ядерный чемоданчик, коль скоро он сам не воспользовался самолетом и не прилетел в Москву!

Геннадий ЯНАЕВ: - Горбачев выжидал: чья возьмет. Если мы побеждаем, он к нам присоединяется, демократы - он к ним...

`Слово `ГКЧП` - это ошибка`

Дмитрий ЯЗОВ: - Мы ждали в кабинете у Павлова в Кремле товарищей, которые полетели к Горбачеву. Нам доложили, что он ни в коем случае не собирается сам подписывать указ о ЧП... Можно было созвать заседание правительства, объявить чрезвычайное положение - Янаев ведь за Горбачева остался как вице-президент. Но решили создать этот ГКЧП. Лично я считаю, что слово `ГКЧП` - это была ошибка. Ведь что такое ГКЧП? Все правительство: премьер-министр, министр обороны, председатель КГБ и другие товарищи, которые возглавляли государство. Зачем им нужно было самих себя обзывать ГКЧП? Этого можно было не делать...

Я давал интервью Би-би-си. Журналистку одно интересовало: а почему на пресс-конференции у Янаева руки тряслись? Я говорю: `Ну когда ученик десятого класса вытаскивает билет, у него тоже руки трясутся. Но это не потому, что он больной, а потому, что волнуется. Так же и Янаев. Он понимал высочайшую ответственность`. Действительно тряслись руки. А потом все его передразнивали...

Геннадий ЯНАЕВ: - Мне с руками уже надоели! Я не такой `трезвенник`, как Ельцин. Я по праздникам и по поводу могу выпить с товарищами. Но не поэтому тряслись руки. Ведь я пришел на пресс-конференцию, чтобы через СМИ обратиться ко всему миру и заявить, что президент болен. А ни эпикриза, ни медицинского заключения, ни личного заявления Горбачева у меня не было. Тут поневоле заволнуешься!

У меня никогда не было никаких президентских амбиций. Я четко обусловил: буду исполнять президентские обязанности только до сессии Верховного Совета, после чего я собирался подать в отставку со всех постов, включая вице-президентский. Мы планировали, что основные действия ГКЧП будут с одобрения ВС. Лукьянову (в 91-м глава ВС СССР. - Авт.) говорили, что надо архисрочно собрать депутатов. Но Лукьянов и президиум решили - только 27-го числа. Мол, депутаты в отпусках, трудно собрать. А почему, когда надо было срочно собрать Пленум ЦК КПСС - количество людей примерно такое же, - за одну ночь управлялись?!

Кровь в бурлящем котле

Дмитрий ЯЗОВ: - Ельцин сказал: `Мне нужна охрана`. С моего разрешения отправили к Белому дому танковую роту и десантный батальон... Ни слова о штурме не было. Во имя чего штурмовать? Если бы мы стреляли, если бы убили несколько сот человек, остальных разогнали, кто пришел бы к власти? Тот же Горбачев, президент. А судить бы начали Язова - за то, что стрелял. Так во имя чего я должен был расстреливать народ? Во имя того, что Горбачев с Ельциным власть не поделили?

Геннадий ЯНАЕВ: - Никаких приказов о взятии Белого дома не было. А для чего мы ввели войска? Ведь можно было представить ситуацию таким образом, что к Белому дому пришли защитники, так называемое `живое кольцо`, а, извините, с предприятий рабочий класс поднялся и пошел это `живое кольцо` неживым делать. Это могло плохо кончиться... Здесь еще одна деталь. Ведь танки, которые были у БД, - это не те танки, которые Язов туда направил. Это Ельцин попросил Грачева, тот дал команду Лебедю. И Лебедь отрапортовал Ельцину, что прибыл для защиты Белого дома по его просьбе. Когда мы попытались танки от Белого дома убрать, то его руководство и Ельцин лично сделали все, чтобы народ их не пустил.

А три этих парня погибших - их очень жалко. Я очень до сих пор переживаю. Это трагедия не только для семей, но и для всех. Я интуитивно чувствовал, что обязательно что-то должно произойти, поскольку Ельцин хотел повязать нас кровью.

Владимир КРЮЧКОВ: - За силовой вариант никто серьезно не выступал. Были лишь общие разговоры. Что касается танков, которые стояли у Белого дома, то они там находились по согласованию Лебедя с Коржаковым. На следствии у Карпухина, командира `Альфы`, спросили: `Была ли команда штурмовать БД?` - `Нет, не было`. - `А если такой приказ был бы отдан, вы его выполнили бы?` - `Да, минут за 15-20`. Кстати, Ельцина арестовывать тоже планов не было. А вот он рассчитывал бежать в американское посольство...

Б.Н. могли взять тепленьким

Геннадий ЯНАЕВ: - Я все-таки не думал, что Ельцин будет против Горбачева действовать такой `кувалдой`. Надеялся, что мы с Ельциным найдем общий язык в спасении страны. И ему об этом сказал, когда он мне 19-го утром позвонил: `Что происходит? Это переворот, это путч!` Я говорю: `Успокойся, Борис Николаевич. Ты согласен, что положение в стране чрезвычайное?` - `Да`. - `Тогда давай думать, что делать`. Он промолчал... Для того чтобы арестовать Ельцина, ничего не надо было. Только желание. Потому что 18-го числа поздно вечером он никакой прилетел из Казахстана во `Внуково`. Бери его тепленького, вези в Завидово, похмеляй два дня - и все проблемы. Но не было такого желания. Мы не ставили своей задачей `воевать` с российским руководством.

Владимир КРЮЧКОВ: - Мы просчитались, неточно оценив Ельцина. Никто не думал, что он пойдет так далеко. Ему нужна была кровь. А мы сразу решили, что, если возникнет угроза кровавых столкновений, - тотчас уходим. После того как кровь пролилась, и нам стало ясно, что Ельцин и К готовы на все, тут же созрело решение ехать к Горбачеву и советоваться, как действовать в рамках уже его власти. Вечером 21 августа я прилетел в Форос для разговора с президентом.

Геннадий ЯНАЕВ: - Решили лететь для того, чтобы объяснить: Михаил Сергеевич, без тебя не получается, надо прилетать в Москву и разбираться. Если мы виноваты, значит, давай нас наказывай. Если не виноваты - давай будем думать, что делать.

Дмитрий ЯЗОВ: - Горбачев узнал, что летит еще самолет с Руцким. Мы прилетели минут на 20-30 раньше. Под разными предлогами он нас не принял. А те приехали - он их принял и сразу же позвонил Бушу. Потом позвонил всем по республикам... Вернулся он в Москву на самолете, в котором были Бакатин, Руцкой и еще несколько человек. А мы летели на его, президентском. Когда подлетели в Москве к аэропорту, я понял, что сейчас будут арестовывать. Я примерно это знал, но захватывать аэродромы, ставить туда войска для охраны - это привело бы к гражданской войне. Я этого не хотел.

Логика краха

Владимир КРЮЧКОВ: - Главной нашей ошибкой, я считаю, было то, что мы не обратились за активной поддержкой к народу. По моим данным, КГБ СССР регулярно проводил социологические замеры - в Москве за ГКЧП выступило бы примерно 150 тысяч человек. Тогда как у Белого дома тогда собралось около 25 тысяч. Хотя, конечно, народ в те дни был буквально пропитан демагогией и обещаниями богатой сытой жизни...

Геннадий ЯНАЕВ: - Наша главная ошибка была в том, что мы хотели сохранить Горбачева, верили, что когда он будет поставлен перед фактом решения Верховного Совета о введении ЧП, то обязательно возглавит эту работу. И второе - мы, члены ГКЧП, представили себе, что весь Советский Союз сосредоточен только возле Белого дома. И всю свою энергию направили на то, чтобы не допустить провокаций и кровопролития именно в районе БД. Я ввязался в бумажную войну с Ельциным: Ельцин издавал указ, я его отменял, я издавал указ - Ельцин его отменял... Так что, видя эту дряблость ГКЧП, естественно, поддержка, которую в первый день нам готовы были оказать около 60 процентов населения страны, пошла на убыль... Не случайно ведь на призыв Ельцина, когда он, не очень трезвый, взгромоздился на танк и призвал к бессрочной политической забастовке, ни один завод не откликнулся. Никто не бастовал...

Дмитрий ЯЗОВ: - Меня на следствии хотели обвинить по 64-й статье - измена Родине. Но когда все внимательно начали читать эту статью - ко мне никак не подходит. Ну как я мог изменить Родине, если я в 17 лет пошел в армию, еще не было 18 - я был уже ранен, исполнилось 18 - второй раз ранен...

Геннадий ЯНАЕВ: - Меня вывели из Кремля - правда, без наручников, посадили между двумя оперативниками и привезли в прокуратуру России. Потом - в Кашин Тверской области, в изолятор. А в день рождения - 26-го числа - отправили в `Матросскую Тишину`, `гостеприимством` которой я злоупотреблял полтора года... Мы приняли амнистию. А это фактически признание. Но мы понимали, что если будет суд, то приговор может оказаться самый решительный.

Я никакой своей вины за эти события не чувствую. Более того, если бы я сейчас оказался в 91-м году, я снова попытался бы спасти страну. Действовал бы я по-другому, конечно... А чувствую я свою вину перед народом за то, что мог и не сумел спасти Великое Государство.

Вадим Суховерхов

ХРОНИКА АВГУСТА-91

В ночь на 19 АВГУСТА создается ГКЧП. В него входят Бакланов, Крючков, Павлов - премьер-министр СССР, Пуго, Стародубцев - председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков - президент Ассоциации госпредприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи Союза, Язов, Янаев. Решения ГКЧП объявлены `обязательными для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления... на всей территории СССР`. В 6.00 в Москву вводятся танки. В 13.00 - у Белого дома митинг. Ельцин призывает `дать достойный отпор путчистам`. В 17.00 - пресс-конференция членов ГКЧП.

20 АВГУСТА: 1.54 - Ельцин объявляет членов ГКЧП вне закона. В 12.00 - у БД образовано `живое кольцо`.

21 АВГУСТА: О.30 - гибель трех человек у тоннеля под Новым Арбатом. В 4 утра войска выводятся из Москвы. В 14.00 члены ГКЧП вылетают в Форос.

В ночь на 22 АВГУСТА Горбачев возвращается в Москву. 10.00 - известие о самоубийстве Бориса Пуго. 12.00 - аресты членов ГКЧП.

25 АВГУСТА - Ельцин издает указ о роспуске ЦК КПСС, приостановлении деятельности Компартии России и национализации их собственности.


Московский комсомолец, 18.08.2001http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован