19 апреля 2006
4235

Доктор экономических наук Глеб ФЕТИСОВ: В нашем пятитомнике история экономической мысли излагается именно в первоисточниках

Применить академический стиль в модернизационном проекте экономики предлагают авторы нового энциклопедического издания


Во вторник на совместном заседании секции экономики отделения общественных наук Российской академии наук и Института экономики РАН прошла презентация пятитомного издания "Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков". Все выступившие, включая председательствующих - академиков РАН Дмитрия Львова и Леонида Абалкина, высоко оценили этот труд и сошлись во мнении, что это одно из самых заметных событий последнего времени в экономической науке. Руководитель научного проекта, заведующий кафедрой макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова доктор экономических наук Глеб Фетисов подробно рассказал журналисту "Известий" Андрею Лукину об "изюминках" издания и актуальных практических выводах, которые напрашиваются после знакомства с пятитомником.

известия: Почему вы решили так много внимания уделить различным мнениям о развитии экономики?

Глеб Фетисов: Экономика, как известно, единственная отрасль знаний, где двое могут получить Нобелевскую премию за прямо противоположные утверждения. И теории обоих могут реализовываться одинаково успешно либо одинаково провально. Это довольно противоречивая наука. Она, возможно, больше других наук связана с жизнью и выражает всю ее сложность. Чего-то серьезного добиться в экономической науке возможно лишь владея энциклопедическим представлением о процессе ее развития.

У нас не отслеживали это движение с 1917 года. Из научного оборота практически изъяли почти всё (за небольшим исключением), что было до и появлялось после учения Маркса-Энгельса-Ленина, которое, как известно, всесильно, потому что верно. Наше издание - о спиралевидности развития, множественности связей с прошлым опытом человечества. Я студентом мечтал о библиотеке первоисточников по экономическим учениям. Хотелось "прильнуть к истокам", а не потреблять суррогаты из учебников. Чтобы не как у Михаила Задорнова: мы чтим Иисуса, не зная, чему он учил. Знаете, почему еще нужно читать первоисточники? Меня поймет каждый ученый: важно ощущение ауры, которая витает над трудами великих.

В нашем пятитомнике история экономической мысли излагается именно в первоисточниках. В компактном виде, в рамках одного издания, от зарождения до наших дней. От ее основоположников до лауреатов Нобелевской премии по экономике.

известия: О чем она свидетельствует?

Фетисов: Прежде всего о том, что для экономики очень опасно возникновение монополии на истину. Вдвойне опасна такая монополия в обучении молодежи.

В советские времена работы немарксистского характера, особенно современные, были малодоступны. Чтобы их публиковать хотя бы мизерными тиражами, редакторы сами писали тенденциозные предисловия. Причем не только к зарубежным изданиям. Академик Немчинов, лишь бы выпустить труд будущего нобелевского лауреата Леонида Канторовича, тоже дал к нему нелестную вводную статью. Однако интерес был огромный. Мы плохо разбирались в достоинствах и несовершенствах кейнсианства. И пока с интересом изучали переведенный у нас фундаментальный труд Кейнса, рост госсектора, бюрократизация госаппарата на Западе, стагфляция привели мир в 80-е годы к разочарованию в кейнсианских рецептах. Теперь у нас в моде быть монетаристом, но те, кто себя так называют, обычно мало знают об альтернативах - эволюционно-институциональной теории, неокейнсианстве, хотя фетишизация "монетаризма" и тотальной либерализации на Западе уже в прошлом. Глобализация вызвала резкую неустойчивость мировых рынков, и уже зарождается консенсус по проблеме усиления регулирования мировой экономики. Хотя ее решения пока нет, так как экономическая наука переживает очередную смену парадигмы, лучше сказать, кризис. А найти решение без осмысления опыта предыдущих кризисов, без изучения прошлых колебаний маятника регулирования-дерегулирования невозможно. В общем, читайте наш пятитомник.

известия: Экономические сборники отличаются очень субъективным подбором авторов...

Фетисов: В фокусе нашего издания примерно триста крупнейших представителей экономической мысли. От радикальных рыночников-либералов до крайних государственников-дирижистов, вплоть до Сталина с Троцким.

В первых четырех томах работы сгруппированы по школам, этапам, странам. К каждому тому дана обширная вступительная статья, где показаны генезис и эволюция экономической мысли, преемственность и взаимосвязь экономических школ. В них и в заключительной статье к четвертому тому мы пытаемся раскрыть закономерности развития экономической науки. Без такого анализа не понять, скажем, причин возрождения школ с приставками "нео": исторической, кейнсианской, классической и так далее.

Мы даем читателю выбор, самый широкий в отечественном экономическом книгоиздании. Без выбора, дискуссий науку высушит застой, она превращается в культ. Либо с огромными трудностями для самого существования научного процесса складываются специфические форматы, где варятся новаторские идеи. В СССР в 60-е годы экономическая наука развивалась во многом благодаря экономико-математическим методам, они тогда активно применялись в системе планирования и прогнозирования, и под них камуфлировали экономические исследования.

Ни в Советском Союзе, ни на Западе экономические дискуссии не были свободны от предупреждений и интересов, в т.ч. идеологического характера. В итоге результаты часто были предопределены. Многие теории, в том числе кейнсианство и монетаризм, верны лишь при определенных допущениях. Но их абсолютизировали и превратили в набор догм. Мы показываем, что нет в экономической науке универсальных представлений, пригодных для того, чтобы описать любую коллизию и способ решения любой проблемы. Это не религия. Есть живое, творческое течение научной мысли. Только такой процесс - и только когда он насыщается опытом прошлого - сможет ответить на вызовы современного мира.

известия: Не кажется ли издание излишне обширным - "от зари цивилизации до современного капитализма", от кодекса Хаммурапи до Эрнандо де Сота? Могут ли тексты, написанные еще в ранней стадии становления экономики как науки, иметь практический интерес?

Фетисов: Экономическая наука - настолько "вечно живой" процесс, что идеи многовековой давности конституируют свою злободневность в самые разные эпохи. В Средневековье развитие внешней торговли привело к возникновению школы меркантилистов с их пристальным вниманием к изучению торгового и платежного балансов. По заветам меркантилистов теперь действуют российские монетарные власти. Центробанк накапливает валютные резервы с таким рвением, что заслужил бы восторги самых последовательных меркантилистов. После них физиократы наблюдали процесс зарождения национальных рынков и создали схемы воспроизводства. К ним восходят и современные балансовые модели. Но мы не фиксируем взгляд читателя на отдельных воззрениях, а развертываем ракурс на весь процесс движения экономической мысли, вычленяем генезис развития. Как в случае с классической политэкономией. Ведь центральная тема экономического анализа по-прежнему та же - причины "скудости и богатства" народов. То есть механизм экономического прогресса. Как бы ни сужался предмет экономики, "проклятые вопросы" о движущих силах хозяйственного развития, о первичности производства, об обмене или распределении благ, влиянии экономических институтов на динамику и эффективность хозяйствования обостряются при очередных структурно-трансформационных кризисах. Современная глобальная экономика вообще напоминает систему торговых городов античности или средневековой Европы. Они тоже были "анклавами прогресса" и резко выделялись на общем фоне отсталых территорий. Это провоцировало конфликты и протесты, тогда тоже были свои "антиглобалисты". Теперь - новый виток спирали.

известия: В вашем пятитомнике на самом деле шесть книг. В последнем томе две книги - сборники нобелевских лекций...

Фетисов: В этом "изюминка" издания, его уникальность. Тексты лекций в русском переводе впервые даются полностью за все время существования Нобелевских премий по экономике, с 1969 по 2003 год включительно. Нобелевские премии являются знаком высшего качества, во всяком случае в экономической науке. Тем более что присуждаются они, как правило, через десятки лет после публикации трудов, когда время отсеивает конъюнктурные, хотя и эффектные, работы. После знакомства с лекциями в глаза бросаются как минимум три аспекта эволюции современной экономической мысли. Во-первых, экономическая наука необозримо расширила свою область познания. По существу она занимается - кроме исследования природы, причин благосостояния народов и системы экономических отношений - всеми социальными проблемами, к которым приложима модель рационального поведения. Во-вторых, наблюдается усиление междисциплинарного характера экономических исследований. Они не только все более математизируются. Достижения психологии, социологии и даже биологии используются экономистами для объяснения экономических явлений и выработки рецептов решения проблем. В-третьих, на фоне кризиса идеологизированных экономических доктрин особенно ярко видны успехи в прагматическом применении достижений экономической науки. Как показывает современная история, именно прагматическая направленность характерна для экономической науки послевоенной Японии и постмаоистского Китая, продемонстрировавших два разных варианта "экономического чуда". Их объединяет именно подчинение задач реформирования национальным интересам и долгосрочным целям социально-экономического развития без "зацикленности" на воплощении в жизнь каких-либо экономических теорий.

известия: А есть ли в нобелевских лекциях ответы на вопросы, которые сегодня волнуют россиян?

Фетисов: Есть, и весьма содержательные. Например, "горячий пирожок" отечественных СМИ - проблема высоких темпов роста цен. Сколько специалистов - столько мнений. Причем часто заново изобретают велосипед, не ведая, то он давно изобретен, растиражирован в различных модификациях, а какие-то из них давно уже сданы в утиль из-за полной непригодности. Например, многие чиновники и ученые предлагают отдать решение этой проблемы на откуп Банку России.

К сожалению, не все экономисты и не всегда осознают свою ответственность за рецепты лечения "экономических болезней". А стоило бы иногда почитывать не только свои опусы, но и труды великих. В лекции нобелевского лауреата по экономике за 1995 год Роберта Э. Лукаса-мл. приводятся результаты солидных эмпирических исследований, в которых убедительно доказывается, что цены изменяются пропорционально изменениям денежной массы, но с маленькой и весьма существенной оговоркой - в долговременной перспективе.

Поэтому те, кто говорят исключительно о монетарных факторах роста цен и предлагают рецепты их снижения исключительно монетарными средствами, просто водят власть и общественность за нос. Результаты такой борьбы за снижение цен будут видны точно после 2008 года, а скорее всего - лет этак через пять. Если мы хотим добиться снижения цен быстро, а не растягивая его на годы, то наряду с монетарными необходимо устранять и немонетарные причины роста - монополизацию и криминализацию экономики и т.п. И бороться надо всем миром, включая правительство, а не выставляя только ЦБ в качестве "мальчика для битья".

известия: Вы подчеркиваете значение деятельности российских академиков-экономистов...

Фетисов: Бисмарк, сказал Григорий Горин, ошибался, что русские долго запрягают, но быстро едут. Мы запрягаем и никуда не едем, просто запрягаем и распрягаем, запрягаем и распрягаем - это и есть наш особый путь. Пятнадцать лет запрягаем с реформами, но никуда не приехали.

Основная повестка дня общества - консенсус по поводу модернизации российской экономики, превращения ее в высококонкурентную. Однако концепцию обновления и роста не создать без учета всей совокупности достижений экономической мысли, в том числе отечественной. Последнее особенно важно, если мы хотим найти свой особый путь в достижении социально-экономического прогресса, а не плестись за более успешными странами. Если хотим, чтобы с нами считались и уважали нас. По-прежнему готовы к активной работе представители "большого советского экономического стиля", академическая гвардия. Академики-экономисты РАН - хранители стержневой традиции, они уберегли фундаментальную школу от постперестроечного пожара. Чрезвычайно важно актуализировать их присутствие в формировании модернизационного тренда, новой гаммы российских экономических взглядов - как базовой экспертизы и креативного фактора.

На рубеже тысячелетий стало очевидно: их участие в формировании экономической политики - необходимый элемент эффективной системы государственного регулирования экономики, создания дееспособной российской хозяйственной модели в целом, способной превратить нашу экономику в высококонкурентоспособную, обеспечить достойную жизнь нашим гражданам, а нашей стране - место в ряду великих держав.

"Конца истории" нет. Даже Френсис Фукуяма вдруг заявил, что предложил этот термин только как дискуссионную гипотезу. И чтобы не было соблазна в очередной раз тревожиться о конце истории или вообще конце света, полезно освежить свои представления о том, "кто есть кто" в экономической науке, обращаясь к первоисточникам, а не к смутным вузовским воспоминаниям. Ведь дальше других глядят те, кто стоит на плечах титанов.



19.04.2006
http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-1002284
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован