Эксклюзив
Истомин Игорь Александрович
05 декабря 2017
421

Дональд Трамп и несвершившаяся революция в американской внешней политике

Доцент кафедры прикладного анализа международных проблем И.А.Истомин — о риторике и политике Дональда Трампа
Main is

В ходе предвыборной кампании 2016 г. Дональд Трамп подробно и охотно высказывался по вопросам внешней политики. Его риторика сулила кардинальное изменение международного позиционирования США и их образа действий. Отказ от практики либерального интервенционизма и концентрация на непосредственных интересах страны ласкали слух даже тем реалистам, которые не готовы были поддержать нью-йоркского бизнесмена ввиду стилистики его выступлений.

Выдвигавшиеся им предложения не отличались стратегической последовательностью. Особенно явно внутренняя противоречивость предлагавшегося курса проявлялась в комментариях Д.Трампа по поводу контрагентов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Так, одним из центральных тезисов кампании стала критика КНР как экономического конкурента Соединенных Штатов. Д.Трамп указывал на то, что сложившиеся правила международной торговли ставили американских производителей в невыгодное положение, стимулируя перенос рабочих мест в Китай. В этой связи он осуждал предыдущие американские усилия по либерализации мирового хозяйства.

Подобная риторика сближалась с более ранними оценками представителей прогрессистских кругов США. На рубеже 2000–2010-х годов они выдвинули инициативы трансокеанических партнерств, направленные на перестройку мировой торговли в соответствии с американскими интересами — впоследствии они были взяты на вооружение администрацией Б.Обамы. Предложенные проекты были призваны принудить развивающиеся страны к повышению социальных и экологических стандартов, практик защиты интеллектуальной собственности, а также к снятию протекционистских барьеров.

Несмотря на схожесть изначального посыла его риторики и мотивов демократов, Д.Трамп решительно критиковал Транстихоокеанское партнерство (ТТП), представлявшее первый шаг к реализации масштабных планов Вашингтона. Он рассматривал его как еще одну зону свободной торговли, которая нанесет удар по традиционным отраслям американской экономики и занятому в них населению.

Характеризуя КНР как экономического и политического конкурента США, предвыборные выступления Д.Трампа, одновременно, предполагали дистанцирование от традиционных союзников, несмотря на их потенциальную полезность в случае обострения отношений с Пекином. Фокусируя внимание на издержках, которые Соединенные Штаты несут за поддержание альянсов, он выступал за их перераспределение путем увеличения вклада партнеров, в том числе Токио и Сеула. Кандидат от Республиканской партии даже поставил под сомнение традиционное табу американского внешнеполитического дискурса — приверженность принципу нераспространения оружия массового уничтожения, предложив заместить американскую политику сдерживания КНДР, появлением ядерного потенциала у Японии и Южной Кореи (впоследствии ему пришлось от этого предложения отказаться).

После прихода Дональда Трампа к власти заявленной им революции во внешней политики США не случилось. Если на других направлениях (прежде всего, на российском) он мог бы пожаловаться на противодействие Конгресса и влиятельных элит, то в случае АТР сохранение приверженности конвенциональному курсу стало результатом, в первую очередь, его собственного отказа от прежней риторики, но также и реакции со стороны самих региональных игроков.

В частности, японское руководство постаралось оперативно отреагировать на победу республиканского кандидата на президентских выборах — в противоречие устоявшимся традициям премьер-министр С.Абэ встретился с Д.Трампом еще до его инаугурации. Впоследствии он стал вторым иностранным лидером, который посетил нового американского президента уже в официальном качестве.

Несмотря на то, что Токио пришлось смириться с выходом Соединенных Штатов из ТТП, он не стал драматизировать это решение, а, наоборот, постарался компенсировать разрыв соглашения интенсификацией диалога с Вашингтоном по вопросам безопасности и экономики в двустороннем и трехстороннем (с привлечением Южной Кореи) форматах. В результате вопрос пересмотра американских союзных обязательств по отношению к Японии был снят с повестки дня. Наоборот, стороны интенсифицировали диалог по вопросам совместной обороны, в первую очередь, в связи с угрозой со стороны Северной Кореи.

В отношениях с Китаем также не произошло кардинального поворота. Несмотря на прежнюю жесткую критику Пекина и вызвавший широкий резонанс телефонный разговор с президентом Тайваня (в нарушение устоявшейся дипломатической практики), президент Д.Трамп организовал показательно гостеприимный прием председателю КНР Си Цзиньпину в апреле 2017 г. в своем клубе «Мар-а-Лаго». По итогам переговоров лидеры двух держав акцентировали договоренности по налаживанию экономического диалога и совместным усилиям в свете северокорейской проблемы, а не разногласия по торговым дисбалансам, валютным курсам или территориальным спорам в Южно-Китайском море.

В результате контуры дипломатии Д.Трампа в АТР сложились достаточно отчетливо. Наряду с общей стратегической преемственностью она отмечена тремя особенностями. Во-первых, официальные встречи с партнерами сфокусированы на выстраивании персональных отношений и символических выражениях взаимного уважения, а не на содержательном наполнении и практических инициативах. Во-вторых, позитивный эффект от такого ритуализма (близкого восточной дипломатии) компенсируется непоследовательностью и несдержанностью публичных выступлений в социальных сетях и СМИ. В-третьих, повестка дня политики США в регионе сузилась до минимума, в результате концентрации на северокорейской проблеме и маргинализации остальных вопросов.

Перечисленные черты дипломатии Д.Трампа отчетливо проявились в ходе его первого визита в регион. Несмотря на значимость азиатского направления для США и регулярное направление высокопоставленных американских делегаций, сам президент совершил поездку в АТР лишь в ноябре 2017 г. Она позиционировалась как самое длительное турне руководителя Соединенных Штатов по региону за четверть века. Оно было отмечено теми же противоречиями, что и вся политика новой администрации. Громкие заверения во взаимной дружбе и уважении сменялись обидным для принимающей стороны пропуском важных церемониальных мероприятий или неловкими заявлениями.

В то же время поездка продемонстрировала, что по крайней мере в одном отношении Д.Трампу добиться успеха удалось. Несмотря на то, что его непоследовательные выступления и шаги ставят под сомнение доверие к его команде со стороны региональных партнеров, они же привлекли пристальное внимание к ней, обеспечив неоспоримое центральное место в освещении таких многосторонних форумов, как Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, Восточноазиатский саммит и заседания диалоговых партнерств АСЕАН.

Для Д.Трампа с его стремлением к публичности порой в ущерб содержательности — это можно считать желаемым результатом. Подобный интерес свидетельствует, что Соединенные Штаты остаются ключевой силой в регионе вне зависимости от их внутриполитических проблем, а внешнеполитическая непредсказуемость их лидера таит не только издержки, но порой и некоторые выгоды.

Материал подготовлен в рамках реализации НИР МГИМО на тему «Влияние отношений США и КНР на государства Восточной и Юго-Восточной Азии: возможности балансирования и аккомодации»

Источник: Портал МГИМО

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован