09 июня 2003
8983

Дума помиловала Шандыбина и чеченских боевиков

В пятницу Дума совершила двойной акт гуманизма - объявила амнистию чеченским боевикам и депутату Василию Шандыбину. С инициативой простить воюющих чеченцев выступил президент, за Шандыбина единым фронтом вступились коммунисты и правозащитники. Напомним, что Шандыбин был лишен слова на месяц за выкрики после президентского послания Федеральному собранию. "В следующей Думе будут только воры, бандиты и взяточники, поскольку у честных людей денег нет!" - кричал тогда депутат в Кремле.

"У нас по 5 лет за буханку хлеба сидят - давайте их освободим!"
Не все депутаты прониклись духом гуманизма: вице-спикер Владимир Жириновский предложил снять с повестки дня вопрос об амнистии боевикам: "В стране произошло два теракта, залито кровью два региона, сейчас кощунственно объявлять амнистию! Если вы ее объявите - теракты продолжатся, это война на весь двадцать первый век! Как мы объясним родителям погибших солдат, что прощаем боевиков, - не мог успокоиться вождь ЛДПР, - у нас по 5 лет за буханку хлеба сидят - давайте их освободим!" Жириновский закончил свою речь предложением запретить всем ходить в религиозных одеждах (кроме православных священников) для профилактики терактов с участием шахидов. Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников уверил Жириновского, что на виновных в терактах амнистия не распространяется.

Но противником амнистии оказался не только лидер ЛДПР - фракция "Яблоко" также не поддержала инициативу президента, хотя и по другим мотивам: "Амнистия - это сильный инструмент, который должен применяться своевременно, - сказал депутат Сергей Митрохин, - если бы в Чечне шел политический процесс, она имела бы смысл, но сейчас там полнейший тупик, эскалация терроризма, и амнистия бессмысленна, она проводится только для бюрократической отчетности".

Митрохин указал, что в основном под амнистию подпадают обычные преступления, которые совершаются на всей территории РФ, и их общественная опасность никак не связана с тем, что они совершены в Чечне, и это несправедливо по отношению к осужденным из других регионов. "И в то же время мы освобождаем от ответственности за контрабанду проворовавшихся чиновников, присвоивших деньги, направленные на восстановление Чечни, - говорил недовольный Митрохин, - амнистия - вредное мероприятие, она никого не побудит сдать оружие".

"Если даже один ствол сдадут, уже хорошо"

Слова Митрохина настроили лидера АПГ Николая Харитонова на философский лад: "Чеченский фитиль подожжен не в Чечне, а в Москве, и теперь мы все умываемся кровавыми слезами, - глубокомысленно сказал он. - После победы в войне 1945 года советское правительство не раз применяло амнистию, в частности в отношении литовских "лесных братьев", и это работало. И сейчас, конечно, можно рвать рубаху на груди, но что-то надо делать", - заметил Харитонов.

"Акт амнистии, как добрая воля президента, не может оставить равнодушным никого, - авторитетно заявил Владимир Буткеев ("Регионы России"), - нам говорят, что прошлой амнистией воспользовались только 500 человек - ну и что, если даже один ствол сдадут, уже хорошо". На этой оптимистической ноте дискуссия завершилась, и в третьем чтении за постановление об амнистии проголосовало 352 человека.

"Мы вырастим в наших рядах первого президента-коммуниста - Василия Шандыбина"
На этом гуманизм депутатов не иссяк - настроенная миловать Госдума простила и своего коллегу Шандыбина, которого лишили слова за некорректное поведение в Кремле. "Я хочу замолвить слово за Василия Ивановича, - поднял вопрос старейший депутат парламента коммунист Егор Лигачев. - За что его лишили слова - он что, выступил с проповедью вооруженной борьбы или с проповедью шовинизма? Нет, он высказал свой прогноз, с которым можно соглашаться или не соглашаться, но наказывать коллегу не следует. Он переживает, я знаю, давайте отменим решение. Вообще процедура обсуждения послания президента имеет очевидный порок - его обсуждения не предусмотрено, и депутаты вынуждены это делать кулуарно".

Заступничество Лигачева не понравилось депутату от "Единства". "Мне интересно, где был бы человек, заявивший после заседания Политбюро ЦК, что в Верховном Совете одни воры и бандиты, - многозначительно сообщил депутат Уткин. - А Шандыбин преспокойно исполняет свои депутатские обязанности, так что у нас демократия, и нечего отменять свое решение".

Тут вмешался замруководителя фракции ЛДПР Алексей Митрофанов, явно возмущенный словами Уткина: "Вы спрашиваете, что было бы с этим человеком? А я вам говорю, что такой человек у нас уже был, и звали его Борис Ельцин, и он стал первым президентом России. Если мы будем действовать как депутат Уткин, мы вырастим в наших рядах первого президента-коммуниста - Василия Шандыбина".

Поддержку Шандыбину оказали также правозащитные организации - они прислали в Думу письмо с осуждением "репрессий против свободы слова". "Речь идет о покушении на самые основы парламентаризма, о попрании свободы политического высказывания, о нарушении права депутата выражать свое мнение в парламенте, - писали правозащитники. - Похоже, на инакомыслящих депутатов скоро начнут надевать смирительные рубашки, парламент России превращается в управляемую, серую, безликую и агрессивную массу". Письмо подписали представители организаций "Гражданское содействие", Института прав человека, Антимилитаристской радикальной ассоциации и даже организации "Экология и права человека", хотя Шандыбин никогда не был видным экологом и антимилитаристом.

Под действием таких аргументов палата не могла не простить Шандыбина - за амнистию ему выступили 273 депутата. Сам герой дня и "будущий президент" только принял поздравления от коллег и сидел тихо - своей амнистией воспользоваться не спешил. Чтобы депутаты, не дай Бог, не передумали.

Анастасия Матвеева
Газета
http://www.mitrohin.ru/archive/index.phtml?id=288

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован