01 июля 2009
1768

Двадцать пять операций и ни одного шва

Проходят годы накопления опыта рентгенохирургических операций. Самое сложное и трудное - это операции на сердце и коронарных сосудах.
В 1982 году Рабкин первый в Союзе расширяет баллонным катетером коронарную артерию.
Тяжелобольной с резкими болями в сердце, принимавший до двадцати таблеток нитроглицерина, не способный себя обслуживать, готовился к открытой операции на сердце. Иосиф Ефимович предложил ему провести закрытую операцию с помощью введения баллонного катетера. Он объяснил больному, что это делается под местной анестезией путём прокола бедренной артерии. Под контролем рентгеновского экрана катетер проводится прямо до места сужения коронарной артерии, а здесь баллон раздувается и происходит раздавливание атеросклеротических масс, что приводит к восстановлению просвета сосудов и, соответственно, к восстановлению кровотока. Иосиф Ефимович предупредил больного, что подобную операцию ещё не производили в России. На следующий день измученный болезнью человек дал согласие на операцию.
Это же громадный риск для жизни больного и риск для репутации врача! Но операция прошла благополучно. И бескровно, и безболезненно. На следующий же день больной самостоятельно поднялся на пятый этаж!.. В течение многих лет потом он обращался к Иосифу Ефимовичу всё с новыми просьбами: расширить сосуды шеи, ног, почек... Двадцать пять операций одному больному и ни одного шва!
1983-й год для Рабкина - самый судьбоносный. Совместно с металлофизиками - профессорами М. Бернштейном, В. Займовским, И. Хмелевской и Е. Рыклиной Рабкин создаёт ниточку из металла - из сплава никеля и титана (нитинола). Этот сплав обладает эффектом памяти формы, т. е. у этого сплава, по словам И. Рабкина, "не бывает склероза, он запоминает форму, которую ему заранее задали". Сначала сплаву задаётся форма спирали или эллипса, потом его охлаждают и вытягивают в ниточку, чтобы легко можно было ввести в сосуд, причём не путём разреза сосуда, а пункционным способом, т. е уколом. Далее это устройство нужно подвести к поражённому сосуду и там установить его. А при температуре крови умный металл вспомнит свою форму и, снова став спиралью, окажется в упор к стенкам сосудов. Металл "самофиксируется" в нужном месте, эластично, аккуратно расширяет стенки сосуда и как бы становится опорным каркасом, не давая сосуду сузиться". Эту спираль назвали стентом. И стент оказался "точкой опоры" Рабкина.
С октября 83-го года бесконечны эксперименты, которые проводятся совместно с младшим научным сотрудником И. В. Максимовичем и сыном Иосифа Дмитрием Рабкиным. Эксперименты проходят после полного напряжённого рабочего дня. Не всегда удачны: то стент ломается, то не раскрывается в сосуде. А тут еще появились авторитетные оппоненты, которые считают, что введение металла в сосуд является токсичным, а возможно, и канцерогенным. Срочно нужно было доказать, что для организма подобные операции безвредны и что металл совместим с тканями организма. Начались гистологические и токсикологические исследования. Они подтвердили правоту открытия и легли в основу кандидатской диссертации Дмитрия Рабкина.

1 Июля 2009
www.evreimir.com
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован