16 февраля 2007
2850

Единый госэкзамен - новые возможности или уравниловка?

Сергей Лесков, Андрей Максимов

В минувшую пятницу Госдума приняла закон о едином государственном экзамене ( ЕГЭ). В ближайшее время закон может вступить в силу. А споры не утихают. Сторонники ЕГЭ полагают, что с его введением Россия приблизится к мировым образовательным стандартам, противники уверены: талантам станет труднее пробить себе дорогу. Кто прав?

PRO

Не экзаменом единым

Сергей Лесков

Государственная дума во втором чтении приняла законопроект о Едином государственном экзамене, который будет введен во всей стране с 2009 года. ЕГЭ - самый конфликтный элемент реформы образования - сотрясал общество несколько лет. Со школой связана каждая семья, и к единому экзамену никто не остался равнодушным. Каждый год школьный аттестат получает в 1,5 раза больше человек, чем служит в Российской армии. Отныне армия школьников будет жить по новому уставу - сдавать ЕГЭ и по его результату поступать в вуз.

За пять лет споров я могу, почти не рискуя ошибиться, заранее сказать, как относится человек к ЕГЭ. Оппоненты - гуманитарии, сторонники - технари. Первые собраны в столице, вторые - из провинции. Оппоненты лучше устроены в жизни. Они богато одарены и в личном плане, но судят о проблеме из общих соображений, стоит углубиться, как они, повторяя путь наших главных ректоров, переходят в команду сторонников. Наконец, надо признать, что склонные к интуитивному озарению женщины чаще не доверяют ЕГЭ, но живущие разумом мужчины склоняются в его пользу.

Если меня подговорить, я мог бы выступить в качестве адвоката любой из сторон. В одном случае сказал бы, что Пушкин, который наше все, не поступил бы в самый завалящий вуз, поскольку в аттестате по геометрии имел жирный ноль. В другом случае доложил бы, что любую вдохновенную область можно поверить цифрой, приводя в подтверждение Леонардо да Винчи, который, совершенствуя рисунок, изучил досконально механику, анатомию, математику, оптику, биологию, инженерное дело, архитектуру.

Взаимное непонимание у сторон возникает по заурядной причине - не договорились о терминах и каждый говорит на своем понятийном уровне. Если речь об элитном образовании, - а без таких специалистов стране, претендующей на роль лидера, не обойтись, - то одного ЕГЭ действительно мало. Но реформаторы вовсе не собираются грести все вузы экзаменом как единой гребенкой. Будет составлен список вузов во главе с МГУ и СПбГУ, где прием студентов будет осуществляться по своим нормам, хотя и с помощью ЕГЭ. Но высшее образование давно перестало быть элитным - стране необходимо массовое (в России 6 миллионов студентов) производство специалистов с высшим образованием. Все мировые лидеры, от США до Китая, выяснили, что ЕГЭ является самым эффективным инструментом отбора. В Кембридж и Гарвард давно поступают, предъявляя школьный аттестат, что не мешает их выпускникам мешками грести Нобелевские премии. Вопрос о качестве наших тестов серьезен, пока оно неважнецкое, но это вовсе не говорит о том, что идея ЕГЭ дефективная.

ЕГЭ - вроде демократии, про которую Черчилль говорил, что у нее много недостатков, но лучшей системы нет. Эксперименты во всех регионах и в элитных вузах (МГТУ, МФТИ, ВШЭ) показали, что студенты даже из далекой провинции, поступившие по ЕГЭ, сдают первую сессию в соответствии со своим баллом и лучше столичных студентов, пришедших традиционным путем.

Для россиян, привыкших не поступать, а разными хитростями устраиваться в престижные вузы, единый экзамен переворачивает систему ценностей. Мы вполне привыкли к тому, что москвич только из-за того, что имеет доступ к нужному репетитору, строит лучшую жизнь, чем толковый парень из глухомани. И кому неведомо, что члены приемных комиссий не без выгоды исполняли роль товароведов в эпоху дефицита. Если уж о демократии говорить, то единый экзамен срывает тайные покровы, и отношение к нему служит индикатором либеральных убеждений.

Часто говорят о центробежных силах, которые грозят разорвать огромную страну. Для борьбы с опасностью придумали вертикаль власти. ЕГЭ, повышая доступность высшего образования и мобильность молодежи, является тонким инструментом с тем же политическим смыслом. После введения ЕГЭ количество иногородних студентов в ведущих вузах выросло на 2%, ребят из сельской местности - на 10-15%.

И еще. Проблема ЕГЭ вроде кустарника, за которым не видно леса. Главная проблема высшего образования вовсе не в том, кто и как поступает в вузы, а в том, кто и куда выходит из них. Чуть не половина выпускников не работает по специальности. Те, что работают, должны переучиваться. А мы из-за ЕГЭ шпаги ломаем.

CONTRA

Единый или единственный?

Андрей Максимов, член Академии российского телевидения, писатель, режиссер

Начнем с простого вопроса: что такое образование? Действительно, элементарно: образование - значит возникновение, создание. Образование новых городов, новых человеческих связей, новых условий жизни... Казалось бы, когда мы произносим словосочетание "система образования в России", мы должны иметь в виду систему, которая создает - образовывает - людей. Но разве в реальности это так? Наша система образования вообще про создание людей не думает.

У нас что главное? Вбить в голову ребенка как можно больше знаний, а потом проверить, сколько влезло. Кто больше дат выучил - тот и образованный. Кто больше формул наизусть может воспроизвести - тот и гениальный. Мы давно уже перепутали цель и средство. Знания - это не более чем средство, которое должно помочь человеку образоваться, как новая единица Божественного мира. Мы же превратили знание в цель. Хорошо образованным у нас считается не тот человек, который умеет думать, а тот, кто умеет запоминать. У детей мы тренируем не ум, а память.

Единый государственный экзамен, результаты которого ревизовать способен даже компьютер, может чудесно проверить память ребенка. А умение думать? Умение излагать свои мысли? Наверное, создатели ЕГЭ считают эти навыки лишними для жителей XXI века.

Вообще, мне очень не нравится слово "единый" в отношении всего, что касается образования. Мне как-то больше по душе слово "единственный". Потому что жизнь устроена таким образом, что чем больше единых, тем меньше единственных.

Нам упорно кажется, что чем больше цифр и фактов знает ученик - тем лучше. Если мы хотим из всех наших детей воспитать, например, разведчиков - тогда вопросов нет. Разведчику хорошая память просто необходима. Но вряд ли стране нужно так много Штирлицев... А людям иных профессий гораздо важнее умение анализировать, думать, излагать свои мысли. Правда, эти умения с помощью тестов проверить невозможно. Тест, конечно, неплохая штука - он создает иллюзию объективности. К тому же можно на американцев сослаться. Они ведь любят тесты? Чудно! И мы тогда тоже будем их любить - глядишь, от этого наши люди станут не хуже заокеанских.

А вот ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий - один из самых ярых противников ЕГЭ - рассказывал мне на эфире "Ночного полета", как он сам поступал в МГУ. На один из вопросов он не смог ответить, потому что в селе Краснопавловка, где он начал свое обучение, а также в городе Горловка, где его продолжил, эти математические темы просто не изучались. Однако уровень размышлений абитуриента так понравился приемной комиссии, что его приняли. Где был бы сейчас один из крупнейших математиков мира и ректор МГУ, если бы вместо собеседования он должен был просто ставить галочки?

Вообще, если наша Дума решит окончательно ввести ЕГЭ, то я предлагаю на этом не останавливаться. Надо, чтобы преподавали тоже компьютеры. Зачем нужен этот учитель, который бывает несправедлив, бывает невыспавшийся, бывает даже злой. Пусть компьютер диктует хорошо поставленным голосом то, что надо знать на экзамене, потом выдает тесты, а потом сам их проверяет.

Собственно, эту систему можно ввести и в самой Думе. А то чего они там: ругаются все время, выясняют чего-то, убеждают друг друга... Пусть компьютер хорошо поставленным голосом расскажет суть какого-нибудь нового закона, депутаты поставят плюсики, кто больше поставил - тот и выиграл. И все будет ровно и хорошо.

Правда вот, если бы при вступлении в Лицей был ЕГЭ, Пушкин мог бы пролететь: рассеянный был. Эйнштейн вообще бы, наверное, улицу подметал, ибо был двоечником. С Бродским были бы проблемы - он в 15 лет школу бросил, а с 16 начал стихи писать и сделал это основным занятием жизни. Эйнштейн бы обязательно на экзамене по русскому завалился, а Бродский - на математике.

Но зачем нам Пушкин, Эйнштейн и Бродский? Трудно с ними. Они ведь не единые, а единственные. А единственных как проверишь?

На мой взгляд, самый главный недостаток ЕГЭ в том, что он закрепляет главенство единых над единственными, зубрилок - над думающими. А в остальном - все здорово. Порядок. Ясность. Объективность. Стройные ряды. Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой!

По-моему, это уже было. Не помню, правда, в каком году. Эх, не сдал бы я ЕГЭ!

29.01.07

Известия
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован