18 мая 2002
1758

Эдуард Воробьев на радио `Новости он-лайн`, 18.05.2002

ВЕДУЩИЙ: Я рад встрече в нашей студии с Эдуардом Аркадьевичем Воробьевым, заместителем председателя Комитета ГД по обороне и к тому же еще и генерал. Добрый вечер.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Добрый вечер.

ВЕДУЩИЙ: Естественно, мы сразу зададим одну тему, которая, видимо, и будет обсуждаться - это, тема дезертирства и неуставных отношений в армии, а также отношение нашего гостя к альтернативной службе и к реформе в армии. Итак, мой вопрос: в чем причина настолько участившихся побегов и случав дезертирства в армии в настоящее время?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Комментировать заданный вами вопрос совершенно непросто, прежде всего потому, что каждое самовольное оставление части с оружием и без оружия имеет свою конкретную причину и до того момента, пока следствие с этим не разобралось, мы можем только рассуждать вокруг этой проблемы. Конечно, следствие разберется и выяснит, в чем там дело. То ли это совершенно отпетые, отъявленные люди, которым не место не только в вооруженных силах, где им оружие в руки дают для...

ВЕДУЩИЙ: Тем более это контрактники?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, совершенно верно. И кто в этом виноват. Ведь существует система профессионально-технического отбора и призывают военкоматы. Военные комиссариаты подчиняютс Главному Организационно-Мобилизационному Управлению, то есть Генеральному штабу, то есть вооруженные силы - все вместе связано. Или там созданы были настолько нетерпимые условия, что эти люди были доведены до такого состояния, такого отчаяния, что им ничего не оставалось, как самовольно оставить часть. Но логично спросить: почему с оружием?

ВЕДУЩИЙ: И почему 8 человек?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да. И на это можно ответить, ибо наличие оружи компенсирует вот то отсутствие смелости и ту ситуацию, на которую они пошли. Более того, если это люди были в каком-то регионе типа наших горячих точек, они отлично понимают: человек без оружия, он незащищенный, а здесь у него появляется как бы, это мнимое все, но как бы дополнительная степень защиты. Все это, я еще раз подтверждаю, может подтвердить только следствие. Что же касается вообще причин, то их можно разделить на причины объективные и причины субъективные. Объективные причины это такие, которые складываются независимо от воли этих военнослужащих, и субъективные причины, о которых я по сути дела уже сказал. Это плохой персонально технический отбор, от когда в армию попадают люди с такими морально-нравственными недостатками, наркоманы, токсикоманы и так далее. Это могут быть причины, связанные с хищением оружия и так далее. Это другая сторона дела. Что же касается причин объективных, то это как раз, наверное, тот вопрос, который вы мне хотите задать, он связан с необходимостью преобразований, радикальных преобразований в вооруженных силах, или как мы их называем, военной реформой.

ВЕДУЩИЙ: Здесь возникает следующий вопрос, точнее конкретный пример. Вчера поймали беглеца. В КАРЕЛИИ один пограничник ушел с оружием, но он, правда, сдалс без стрельбы, все обошлось. Единичные побеги, скорее всего, на ваш взгляд, это невыносимые условия службы? Вот единичные побеги? Потому что вот в массовом побеге пусть разбираетс следствие, потому что здесь... Ну, 8 человек не могут одновременно взять и убежать из-за того, что их... Хотя все вполне возможно.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Нет, там есть обязательно зачинщики. Вот вы сказали: 8 человекам не может одновременно придти мысль в голову. Значит надо договориться. Кто-то должен быть инициатором, кто-то должен предложить какие-то условия и эти условия были мобилизующие. Люди нарушают условия контракта и уходят. Кто-то их на это подбил, как мы говорим, и подбил таким путем, что даже 7 человек не могли противостоять воле или предложению одного, может быть, двух, может быть, трех.

ВЕДУЩИЙ: Сколько сейчас получает контрактник, вот именно Кавказ? Или у нас нет подразделения?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: В общем, контрактник первого года заключени контракта в среднем получает 1527 рублей, это та цифра, от которого танцует СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ, предлагая необходимость перехода на контрактную армию, но со значительным увеличением денежного довольствия для военнослужащих и создание других привлекательных условия для того, чтобы действительно можно было создать конкурсность. Конкурсность дает возможность отбора, отбор дает возможность получить лучшее качество.

ВЕДУЩИЙ: Дл повышения престижности?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Конечно, привлекательности и престижности. И если желающих на 1500 рублей получается 0,1, то если увеличить это денежное довольствие и другие привлекательные условия, в том числе открытие накопительного счета на приобретение жилья, получение казенного жилья, то есть служебного жилья, значит если в три раза повысить денежное довольствие, то количество увеличиваетс значительно и создается возможность уже осуществлять отбор из двух, даже трех таких контрактников.

ВЕДУЩИЙ: И здесь плавно мы переходим к следующей проблеме. В наше стране уже довольно длительное время в Конституции есть статья об альтернативной службе, но до сих пор не принята и, насколько знаю, завтра в ГД будет обсуждаться законопроект об альтернативной службе. Какова позиция СПС и ваша лично по тому, в каком виде должна быть альтернативная служба, потому что, на взгляд многих людей, это единственный выход из той ситуации, которая сложилась, что люди бегут из армии, люди стреляются, вешаются и так далее? Какова позиция вашей партии, СПС, то, что вы предлагаете?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Во-первых, я хочу сказать, что принятие закон об альтернативной службе не является индульгенцией и не является спасением вот от той ситуации, которая складывается, в том числе и от самовольного оставления воинской части, в том числе и с оружием. Это первый момент. Второй момент. Да, действительно, 20-го числа ГД планирует рассмотреть законопроект об альтернативной службе во втором чтении. И было представлено дл принятия в первом чтении 3 варианта: два депутатских и один правительственный, сборный как бы из того лучшего, о чем удалось договориться в консультациях с депутатами. Соавтором одного из законопроектов являюсь я. А вообще работа над темой альтернативной службы идет у меня с 1996 года, с прежнего состава ГД. Было бы очень хорошо, если бы правительство внесло тот вариант, который уже принят в первом чтении и который был бы полностью согласован с депутатами ГД, авторами других законопроектов. К сожалению, этого не получилось, прежде всего по максимальному сроку альтернативной службы. Правительство предлагает и принято в первом чтении: 4 года максимальный срок службы. Мы считаем, что он должен быть на год меньше и с градацией к уменьшению. Для тех, кто имеет высшее образование, в два раза меньше по отношению к трем годам. Для тех, кто альтернативную службу проходит на гражданских должностях в военных организациях, мы предлагали, что этот срок службы должен быть одинаковым со сроком службы военной. Те, кто проходит альтернативную службу и проживает у себя дома, тому 1,25, а тот кто за пределами, тому... То есть имеется градация. Но максимальный срок альтернативной службы, по нашему мнению, на 1 год отличается от правительственного варианта, принятого в первом чтении. Далее. Мы не можем согласиться, что в основе своей альтернативная служба должна проходить по экстерриториальному принципу, то есть обязательно за пределами места проживания. Мы считаем, что правительство РФ должно определить федеральные органы исполнительной власти, должности и профессии, на которых должна проходить эта служба и если гражданину предоставляется право прохождени альтернативной службы, то его сначала нужно размещать вблизи места проживания, чтобы он ночевал дома.

ВЕДУЩИЙ: Ну, потому что возникает слишком много проблем, как проживание, обеспечение продуктами и так далее?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, обеспечение продуктами, нужно постирать, человек заболел, крыша над головой должна быть. В конце концов он ежегодно должен ездить в отпуск туда и назад, к месту своего проживания.

ВЕДУЩИЙ: Извините, вас перебью. Дело в том, что теряется смысл альтернативной службы, если надо ехать за тысячу километров куда-то?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Ну, вот, понимаете, трудно на сегодняшний день выбить. Мы с вами это понимаем. Вместе с тем есть у нас оппоненты, которые считают, что если в законе о воинской обязанности и военной службе в статусе военнослужащего сказано, что военна служба должна проходить экстерриториально, то есть куда пошлют, то и здесь по аналогии должно быть так. Вот постоянно присутствует стремление уравнять тяготы военной службы с тяготами альтернативной службы. Эти тяготы никто не сумел взвесить, их нельзя положить на одни и те же весы и эффективность альтернативной службы определяется не временем пребывания, а полезностью этой службы, так как и воинска служба определяется с одной стороны полезностью, а с другой стороны - постоянным пребыванием на месте выполнения своих функциональных обязанностей на предмет необходимости... Ну, я не знаю, действовать по тревоге, быть в постоянной готовности. А альтернативная служба это не военная служба. Она проводится в интересах общества, в интересах государства. Это одна из форм выполнения гражданином своей обязанности перед обществом, но в альтернативе той службе, которая называется военной, если он заслуживает, если ему предоставляется такое право.

Поэтому в заключение могу сказать о том, что если хотя бы одно из тех положений, которое не будет соответствовать позиции СОЮЗА ПРАВЫХ СИЛ, завтра будет проведено, СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ не будет голосовать за этот закон. Не потому что мы какие-то, извините, крутые, а потому что мы не хотим пополнить коллекцию законов, о которых говорят: закон есть, но он не работает.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, самый животрепещущий вопрос у молодых людей и их родителей: что делать?.. Человек хочет пройти альтернативную службу. Он приходит в военкомат, говорит, а ему говорят: нет, паренек, ты давай, брейся налысо и на Угрешку, и поехали. Что делать в таких случаях, к кому обращаться, если человек хочет проходить альтернативную службу?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Я не знаю, что такое Угрешка, как вы сказали.

ВЕДУЩИЙ: Это центральный сборный пункт в МОСКВЕ на Угрешской улице.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Вот тот законопроект, который уже принят в первом чтении, там в целом прописана процедура от момента подачи заявления и далее. Я сейчас кратенько о ней скажу, хотя подробно все это будет прописано в положении о прохождении альтернативной службы после того, как будет принят закон. Закон основные положени засталбивает, создает как бы фундамент, а положение о прохождении военной службы будет детализировать все эти вещи. Поэтому между принятием закона и вступлением его в силу будет определенный переходный период, нужно этот закон адаптировать и для федеральных органов исполнительной власти, и для военных комиссариатов, и для военных комиссаров, как заместителей председателей этих комиссий, все это нужно адаптировать. Люди должны это изучить и те организации и учреждения, которые попадут в список, где проходить военная служба, они должны знать не только права, но и прежде всего обязанности по отношению к этому гражданину.

ВЕДУЩИЙ: Но все-таки вот я прихожу в военкомат и мне говорят: нет, ничего не знаем, иди отсюда?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Объясняю. В 16 лет вы встали на воинский учет. Накануне вашего призыва при достижении 18 лет вас приглашают в военный комиссариат на повестку. Вы идете туда как гражданин, которому надо исполнять обязанности военной службы и проходите медицинскую комиссию, и все другие процедуры, как будто вас призывают на военную службу. Если вы по состоянию здоровья или по каким-то другим причинам не пригодны к военной службе или имеете право в соответствии с законом...

ВЕДУЩИЙ: Вот, например, я религиозен и могу относиться...

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Мы сейчас к этому делу подойдем. Первое, что я хочу сказать: если вы по каким-то причинам не можете исполнять обязанности военной службы, вы ни к какой альтернативной службе привлекаться не можете, потому что у вас нет альтернативы. У вас нет альтернативы альтернативной службе, то есть военной службы. Пройдя медицинскую комиссию и все остальные процедуры, вы оказываетесь годным к исполнению обязанностей военной службы. И вдруг у вас, в соответствии с законом, появляетс внутренняя позиция, о которой вы еще не заявляли. Это убеждения, вероисповедание или сейчас, как прописано, вы относитесь к малочисленным народам с общими традициями, условиями проживания, условия хозяйствования. Вот вы попадаете, убеждения, вероисповедание. Вы делаете об этом заявление и пишете заявление о том, что вы хотите проходить альтернативную службу в призывную комиссию. Подаете это в призывную комиссию на им председателя призывной комиссии, которым является не военком. Далее. Написав это заявление, вы должны еще приложить к этому заявлению... В этом заявлении излагаются причины, мотивы и основания, что побудило вас ходатайствовать о замене вам военной службы. Это раз. Вы должны написать автобиографию, приложить туда, вы должны характеристику с места работы или учебы. Вот это три документа обязательно.

ВЕДУЩИЙ: А насколько этот вариант исполним? То есть в принципе есть прецеденты уже? Вы можете назвать ряд случаев, когда военные комиссариаты шли навстречу людям и отправляли их на альтернативную службу?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Нет. Таких случаев просто быть не может, потому что нет механизма исполнения альтернативной службы, за исключением тех прецедентов, которые были в НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ.

ВЕДУЩИЙ: Вот я читал одно из ваших интервью. Вы говорили о том, что, кажется, в МОСКВЕ, в московском суде молодому человеку удалось доказать право на альтернативную службу?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, такие случаи бывают. И тогда я встречался с военными комиссарами, которые отлично понимают, с одной стороны, конституционное право ваше на замену военной службы альтернативной, Конституция является законом прямого действия, и отсутствие механизма исполнения этой службы. Я спрашиваю: "Вот правильно вы все по-человечески понимаете, как вы действуете?" Он говорит: "А я ему даю отсрочку".

ВЕДУЩИЙ: То есть ждут, когда вы примите закон?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, совершенно верно. "И обращаюсь к вам, господин законодатель", или товарищ законодатель, "принимайте скорее закон, потому что мы оказались в ситуации, когда не имеет законодательно... С одной стороны, я понимаю, что Конституция должна давать право этому человеку проходить службу, с другой стороны я не могу провести эту процедуру для того, чтобы предоставить".

ВЕДУЩИЙ: Вот ваш коллега по фракции Владимир СЕМЕНОВ предложил закрепить право откупиться от службы в армии, то есть закрепить в законодательстве и, по его мнению этим образом можно справиться с коррупцией и так далее. Ваш взгляд вот на это? Потому что мы все знаем, что откупаются люди напрямую?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Я с уважением отношусь к взглядам своих коллег, в том числе и Владимира СЕМЕНОВА, он является автором одного из законопроектов наиболее либерального. Я считаю, что на сегодняшний день этот законопроект никак не может быть принят. Что же касается вот этого предложения, оно имеет, по моему мнению, право на жизнь при условии: существует армия контрактная, но существует призыв не для службы в вооруженных силах, а дл подготовки военнообученного резерва с продолжительностью, допустим, 6 месяцев. И вот тогда количество призывного контингента значительно больше, чем в этом требуетс необходимость иметь военно обученный резерв. А конституционная обязанность существует. Вот тогда можно предложить гражданину соответственно, как вы сказали, откупиться, уплатить какую-то сумму для того, чтобы заменить...

ВЕДУЩИЙ: Случай совершенно конкретный: человек приходит в военкомат, по религиозным убеждениям не может служить, не может взять в руки оружие. А ему говорят: все, свободен, идти проходи медкомиссию, через две недели с вещами. Подавать в суд?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Первая инстанция, военная, с которой встречаетс молодой человек, конечно же, это работник военного комиссариата. И там должны быть люди, которые душой должны чувствовать этого человека, ибо это первая встреча с вооруженными силами. И от того, насколько тактично поведут себя, насколько грубо себя с ним поведут, у него уже закладывается первое впечатление о будущей службе.

ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, какое у меня впечатление сложилось от моего первого посещения военкомата, когда прапорщик, не помню его фамилию, сказал: я тебя на три года в морфлот загоню? Какие у меня могут быть после этого?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Все, вы можете это не объяснять и не комментировать. Уже какой бы следующий военком или работник военкомата не был, с которым вы еще не встречались, но вы уже о нем будете думать так же, как об этом, а может быть хуже.

ВЕДУЩИЙ: Создаетс предубеждение.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, совершенно верно. Поэтому люди, назначаемые на эти должности, они должны нести ответственность за исполнение своих обязанностей. Это значительно более ответственные люди, чем в воинских частях, где много командиров, много воспитателей, работников различных служб и так далее. Там все в едином коллективе. А здесь перва встреча и если попадают на человека понимающего, душевного, строгого, могущего объяснить закон, положения и так далее, это одно, даже если он вам отказывает. И совсем другое, когда вы чувствуете как бы свою правоту, а вам говорят вот такие вещи, да еще могут нахамить.

ВЕДУЩИЙ: Мы начали разговор с дезертирства и так далее. То есть получается, что сейчас в армию пытаются загнать людей, причем на медкомиссию... Почему мы наблюдаем, что кто-то бежит с оружием, а потом оказывается, что у него шизофрения? То есть позиция военкоматов, армейская позиция, насколько я понял из ваших даже слов, забрить как можно больше людей? И это же, видимо, одна из основных проблем, из-за того, что вот опять же вот дезертиры вчера убежали, сегодня?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Я вам могу назвать десятки причин и могу сразу же сказать....

ВЕДУЩИЙ: Я просто хотел бы, что бы вы назвали основные причины?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Хорошо. И нет такой одной причины, устранив которую можно исключить эту ситуацию. Подход должен быть комплексный. Создание благоприятных условий для военной службы, отбор личного состава, повышение заинтересованности офицерского состава к службе, это их социальна защита, это денежное довольствие, не богатое, а безбедное денежное довольствие, это обеспечение военнослужащих жильем, это создание вот той морально-нравственной обстановки в воинских коллективах, начиная от досуга и конча предоставлением возможности по распорядку иметь полтора или два часа личного времени, видеть в человеке человека - все это и является вот тем условием, когда подчиненный идет навстречу командиру и видит в этом командире старшего брата, а не просто вот какое-то рычащее существо.

ВЕДУЩИЙ: То есть, на ваш взгляд, должна быть создана инфраструктура, при которой, при человеческом отношении к людям можно возродить армию? Во всяком случае сделать ее армией, а не... Люди идут служить как в тюрьму?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, я согласен с вами, с тем, что вы сказали. Но это еще не сказал: и своевременно этому человеку должно быть предоставлено право одеться, переодеться, сменить белье, помыть, покушать то, что ему государство выделило в суточном рационе и так далее, и так далее, и так далее. И все это в совокупности создает вот те условия, когда человек, ну, не с желанием, может быть, каким-то идет на службу, я не витаю в облаках, но идет на службу без боязни. А возникла ситуация, когда и молодые люди, и самое главное, родители, и самое главное, мать боится отдавать своего сына дл службы в вооруженные силы. Это та мать, к которой страна в трудную минуту обращалась и просила, чтобы она отдала своего сына, своего мужа. Помнит, плакат, "Родина-Мать зовет?" Я помню выступление одного крупного военачальника, я уже был командующим группой войск в ЧЕХОСЛОВАКИИ и как-то мы обсуждали с ним по телефону в понедельник положение с воинской дисциплиной. И он мне сказал: "Запомни, ВОРОБЬЕВ, если мать выступит против того, чтобы ее сын пошел служить, ни одна милиция, ни один суд, ни одна прокуратура ничего не сделает, потому что это мать". И вот мы сейчас подходим к этой ситуации. И для того, чтобы не попасть в нее окончательно, и нужны более радикальные, но они комплексные, меры и одна из таких мер, помимо того, что нужно провести оценку офицерского состава, по-военному это называется аттестование офицерского состава, все ли соответствуют вот той должности, тому высокому предназначению, о котором мы с вами говорим. Создание для них материальных условий, создание для нашего солдата нормальных материальных условий. (...)

(Запись: С.Крысанов. Транскрипт: С.Емец)

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Солдат, получающий 35 или 50 рублей - это признак... Я не знаю, подберите слово, как государство относится к этому человеку, если ему на элементарные нужды выдается такое денежное содержание.

ВЕДУЩИЙ: Эдуард Аркадьевич, Вы помните, когда заговорили о жутком состоянии армии, наверное, помните случай дистрофии на острове РУССКОМ. Совершенно жутка история,

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, конечно. Я, как и все военнослужащие, которые много прослужили в Вооруженных силах, сопереживали. Я видел себя на месте этого командира.

ВЕДУЩИЙ: Это был, если я не ошибаюсь, 93 год.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, 93-94 год.

ВЕДУЩИЙ: После этого с каждым годом мы видим, что ситуация ухудшаетс и ухудшается. В этом году не проходит недели, чтобы кто-то не убежал, кто-то не застрелился, кто-то кого-то не застрелил. Но нам все эти последние 8-10 лет говорят, что реформа в армии идет, но ситуация ухудшается. Идет ли реформа вообще? Что-нибудь изменилось в армии? Что-нибудь сейчас происходит?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: С 92 до 96 года шел разговор о необходимости проведения военной реформы. Я это называю мягко, не парламентскими выражениями, потому что можно перейти на другие, более жесткие оценки. Наши военные руководители докладывали президенту о том, что все управляемо, все идет нормально и так далее. Процесс снижения и воинской дисциплины, и ухудшения положения дел, и, самое главное, снижения боевой подготовки, то, чем должны заниматься Вооруженные силы в мирное время - это их основное предназначение. Они должны стрелять, бегать, прыгать, водить машины, а не мести, скрести, паять, строить и так далее. Не это их основное предназначение. Это было до 96 года, а в 96 году в конце концов в том числе с активным подключением общественности, общественных организаций появился документ, замысел преобразования в Вооруженных силах. А в 97 году вышел указ президента ЕЛЬЦИНА, который называется "Концепция основы государственной политики РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ в области военного строительства до 2005 года". На основании этого документа стали осуществлятьс преобразования в Вооруженных силах.

ВЕДУЩИЙ: Можно взять какую-то конкретную вещь и сказать, что то-то и то-то мы сделали?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да. Вот эти преобразования в концепции прописаны по 18 направлениям. Первое - совершение системы управления, организация единого для всех силовых структур тылового и технического обеспечения. Это называется оптимизация численности и структуры Вооруженных сил. Вы знаете о том, что было принято решение. Оптимизация численности - это называется сокращение.

ВЕДУЩИЙ: В принципе, это единственное, что сделано. Было проведено сокращение...

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Нет, не проведено. Мы только на 1 января 2004 года должны выйти на численность в 1 миллион.

КОРР.: На ваш взгляд, оптимальное количество людей в армии.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Еще в 95 году, идя на избирательную компанию, я с большой уверенностью говорил и сейчас повторяю: при том финансировании, которое выделяетс сейчас, если мы хотим иметь армию, которая должна быть оснащена примерно так, как оснащены не СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ, а передовые армии Европы, численность Вооруженных сил должна быть в пределах 650-700 тысяч человек. Если мы выйдем на ту цифру, которая изложена в документе, который назвал "концепция", 3 с половиной процента от валового внутреннего продукта, это может быть в пределах до 800 тысяч человек. Это больше миллиона. Мы сейчас пытаемся выйти на промежуточный этап. Когда Вы сказали о том, что это все, что было сделано - не совсем так. У нас было 5 видов Вооруженных сил, сейчас 4 вида Вооруженных сил и мы идем на дальнейшую реорганизацию, это 3 вида Вооруженных сил - воздух, вода и суша. Далее. Создание мобильных, подвижных сил общего назначения, которые можно было бы перебрасывать на угрожаемые направления. Речь идет не о глобальной войне.

ВЕДУЩИЙ: Мы живем в эпоху локальных конфликтов, поэтому только локальные конфликты...

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Вы настолько убежденно отвечаете. Вашими устами да мед бы пить.

ВЕДУЩИЙ: Нет. Я задаю Вас вопрос.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Военные эксперты и военные специалисты не соглашаются с подходом, о котором говорите Вы, и те крупномасштабные войны, которые были, продолжают довлеть и сейчас на сознание специалистов, в том числе и военных. Есть боязнь и я эту боязнь разделяю. СПС говорит о том, что нужно перейти к профессиональной армии. Наши коллеги из ЯБЛОКА говорят, что нужно вообще отменить призыв. Мы с таким подходом не совсем согласны, потому что трудно переломить мнение о том, что не нужно готовить военнообязанных запаса для того, чтобы в случаем можно было из резерва осуществить пополнение. Или предлагаем иметь контрактную армию и этим мы сходимся с ЯБЛОКОМ. Их численность определяет президент вместе с Советом безопасности, это его компетенция, никто в нее не вторгается, но мы не отменяем конституционную норму на долг и обязанности по защите отечества. Мы считаем, что молодой человек, достигший 18-летнего возраста должен прийти в Центр подготовки резерва и в течение 6 месяцев получить подготовку по военно-учетной специальности, а потом уйти и стать военнообязанным запаса. Если же ему захочется исполнять обязанности военной службы, то он пойдет и заключит контракт в соответствии с уже ныне действующим положением, и станет контрактником на привлекательных условиях той контрактной армии, о которой мы говорили. Видите как все складывается.

ВЕДУЩИЙ: Из нашего разговора можно сделать вывод, что нужен комплексный подход к решению армейской проблемы и должна быть заинтересованность как власти так и людей для того, чтобы была нормальная, человеческая армия.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Вооруженные силы - это органическое соединение техники и вооружения с людьми, а люди делятся на командный состав, входной состав, различных специалистов и рядовой и сержантский состав, который сегодня служит по призыву. Но независимо от того, по призыву или контрактник, это такие же живые люди. Отношение к ним должно быть человеческое. Мы все едины. Я это пронес через всю свою службу и, не имея поддержки, стал генерал-полковником.

ВЕДУЩИЙ: Будем надеяться, что Ваша инициатива, фракции СПС по поводу реформирования армии и, в частности, альтернативной службы, все-таки пройдут. Будем надеяться, что армия когда-нибудь станет тем местом, куда люди без страха будут идти служить.

У нас в гостях был Эдуард Аркадьевич ВОРОБЬЕВ, заместитель председателя ГД по обороне, генерал и просто очень приятный человек. Спасибо Вам большое за то, что пришли к нам и разъяснили некоторые вопросы, которые на самом деле очень интересуют многих людей.





Ведущий - Михаил КЕДРОВСКИЙ
"Новости он-лайн"
18.05.2002
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001074

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован