19 марта 2003
1755

Эдуард Воробьев о военной операции в Ираке

ВЕДУЩИЙ: Военные аналитики полагают, что Пентагон собирается провести образцово-показательную войну, с использованием новейших технических разработок, где многое будет зависеть от четкой координации, от электроники. Это может быть война ХХI века. Что это может быть за война? Поговорим об этом более подробно с экспертом нашей "Открытой студии", на связи с нами заместитель председателя думского комитета по обороне генерал-полковник Эдуард Воробьев.

Это первая такая наукоемкая война в нынешнем веке. На ваш взгляд, она минимизирует число жертв или, напротив, увеличивает угрозу того, что жертв будет много? Это новое оружие, насколько оно апробировано?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Конечно, сейчас трудно все это предсказать, потому что аналогов до этого времени не было, хотя мы знаем операцию "Буря в пустыне", но отличие ее от предполагаемой операции состоит в том, что операция "Буря в пустыне" осуществлялась именно в пустыне, а здесь вторая, наиболее сложная фаза этой операции должна проходить в населенных пунктах, в том числе и завершающая ее часть, как мне представляется, это должно быть окружение Багдада и достижение конечной цели операции.

По мнению экспертов Центра оборонной информации США, операция может проходить или будет проходить в две фазы, в два этапа. Первая фаза, она получится быстрой и, вероятно, успешной, потому что силы, возможности США и Ирака просто несопоставимы, а первая фаза будет связана с проведением массированного ракетно-огневого удара. Это уничтожение наземных войск, военных баз и аэропортов, средств ПВО. Я считаю, что здесь эксперты США несколько недоговаривают, потому что в первую очередь должны поражаться средства разведки и радиолокационного наблюдения, пункты управления и связи, конечно, вероятные объекты возможного расположения Саддама Хусейна. Затем, вероятнее всего, будет доразведка этих объектов первого массированного огневого удара, возможное повторение их. Затем вторжение специальных войск на вертолетах, высадка десантов с южного направления, из Кувейта, и создание плацдармов для приема остальных сил. Вероятно, это направление будет главным.

А вот вторая фаза - это высадка главных сил наземных войск на захваченные плацдармы, взятие под контроль всей территории Ирака и окружение Багдада - вот эта часть операции будет наиболее трудной. Эксперты предполагают, что проведение операции может быть при благоприятных условиях от полутора до трех недель, при неблагоприятных условиях - до двух и даже трех месяцев. С чем связан такой разброс времени? Прежде всего, с возможным эшелонированием обороны по мере продвижения наземных войск. Это во-первых. Во-вторых, я акцентирую на этом внимание, ведение боевых действий в населенных пунктах, и особенно в городе, они являются самым сложным видом боевых действий, где применить групповое оружие можно, но тогда возникает опасность поражения мирного населения, что должно противоречить активно действующим войскам.

И вот здесь есть проблема. Если бы это была, как называют, неконтактная операция, операция, связанная только с нанесением ракетно-авиационных ударов, это одно, это точечное применение, и здесь, конечно, эта первая фаза операции, здесь преимущество США и их союзников бесспорно. Что же касается второй фазы этой операции, то здесь очень много вещей непредсказуемых, при всем, как я понимаю, стремлении США, военных специалистов, предусмотреть и предвидеть возможные нюансы.

ВЕДУЩИЙ: Многих неспециалистов все-таки удивляет такая открытость всех планов, что сегодня все газеты публикуют уже и расположение штабов, и расположение войск, и откуда пойдут, какие будут совершены броски, какая техника будет задействована. Теперь война такая, что никакого фактора внезапности и вообще все как бы по расписанию? Здесь остается поле для какого-то маневра?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Здесь есть два момента. Первый момент, конечно, внезапность какая-то будет, но это будет не стратегическая внезапность, это будет тактическая внезапность, как военные выражаются. И есть другой момент. Конечно, будут применены формы, методы и способы, последовательность их такая, которая только позже станет известна СМИ. Ну и, на мой взгляд, самый важный момент, он состоит в том, что по сравнению с США и их союзниками Ирак не является тем государством, которое могло бы дать адекватный ответ.

ВЕДУЩИЙ: Хотела у вас об этом спросить. Дело в том, что сейчас не скрывается, что во главу угла ставится свержение режима Саддама Хусейна - и, значит, Саддам Хусейн загнан в угол, и он может использовать любые средства. Не успеет ли он нанести какой-то удар, применить какое-то оружие массового уничтожения, если оно у него есть? Успеют ли американцы исключить полностью вероятность применения такого оружия Хусейном?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Я думаю, что американцы и союзники здесь находятся в более сложном положении, потому что Хусейн и его окружение, конечно же, предполагают... если предполагают применение, то оно должно быть осуществлено в каких-то других видах оружия или какие-то так называемые сюрпризы, оно должно быть подготовлено таким путем, чтобы оно достигло цели. И американские эксперты высказывают мысль о том, что войскам США придется действовать не только в сложных климатических условиях, не только на незнакомой местности, возможно, в глубоко эшелонированной обороне, но и в условиях возможного применения какого-то оружия массового поражения, в условиях подрыва нефтяных хранилищ, нефтяных вышек, и это, конечно же, осложняет действия наземных войск, я подчеркиваю это. И если Саддаму Хусейну удастся сосредоточить основные силы вокруг Багдада, армия Ирака по численности примерно 300 тысяч человек, и из них национальная гвардия 60 тысяч, в ней находятся и элитные войска, это около 10 тысяч тех военнослужащих, которые являются выходцами и одного племени с Саддамом Хусейном, то с учетом тех препятствий, которые создает бой в городе, это будет трудная операция по окружению, блокированию города Багдада и достижению конечной цели операции, связанной, я не знаю, с пленением, с захватом, с локализацией или уничтожением главы иракского государства.

ВЕДУЩИЙ: Тут еще очень сложные вопросы, касающиеся и потерь среди мирного населения, и потерь среди американских войск, потому что сообщается, что одновременно с ракетно-бомбовыми ударами наступление начнут сухопутные части американских войск, и чтобы не повторились ошибки, которые были в 1991 году, когда под удары бомб попадали "свои", свои же попадали под свои же бомбы... Эта опасность сейчас возрастает?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Такая задача, безусловно, должна ставиться цивилизованными армиями при наступательных действиях, но, к сожалению, далеко не всегда это удается сделать. В операции такого масштаба, наверное, это не удастся сделать.

ВЕДУЩИЙ: Минимизировать жертвы?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Конечно. Мы можем и на своем примере, нашей страны, речь идет об операциях в Чечне. Конечно, когда применяется тем более групповое оружие, то жертвы здесь среди мирного населения просто неизбежны. А если будут испытываться или применяться какие-то новые образцы, более совершенные вакуумные бомбы, чем они применялись в "Буре в пустыне", речь идет о 10-тонной бомбе вакуумного действия, то здесь площади поражения будут достаточно высокими.

ВЕДУЩИЙ: Говорят, что такое оружие можно использовать только в малонаселенных районах. Еще говорится о том, что будут применяться бомбы нового поколения, которые будут сами производить поиск и уничтожение объекта благодаря совершенной системе спутникового наведения. Если раньше пользовались лазерным наведением на цели, такие были точечные бомбы, то теперь еще бомбы следующего поколения.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Бомбы следующего поколения в целом основаны на одних и тех же принципах, и если они более совершенны, то здесь они являются и более точными. Мы знаем такие бомбы, которые сбрасываются, или снаряды, и потом на определенной траектории они сами начинают искать и осуществлять поиск цели. Вот такие боеприпасы являются высокоточными. Мы тоже имеем такие боеприпасы, которые могут прямо попадать в люк танка.

ВЕДУЩИЙ: После "Бури в пустыне" критиковали военных за эти точечные удары, потому что все равно были жертвы.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, конечно, но эти точечные удары, по сути дела, насколько мне известно, в Чечне не применялись. Если мы говорим о точечных ударах артиллерии или реактивных систем, то разброс у них достаточно высокий. Речь идет не об этих боеприпасах. А это действительно боеприпасы последнего поколения. И они предназначены именно для ударов не по живой силе, а по объектам. Как правило, объектам стационарным, которые разведаны заблаговременно. Что же касается применения боеприпасов объемного или вакуумного взрыва, то они площадные, и если они будут применяться, то они не могут вычленить, где здесь находится живая сила, это войска иракской армии, а где здесь находится мирное население.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Я приглашаю вас к участию в прямых каналах "Радио России", которые мы будем вести в последующем, как только начнутся военные действия в Ираке.



Ведущий Екатерина Высоковская
Радиостанция "РАДИО РОССИИ"
19.03.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001070

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован