14 мая 2003
1845

Эдуард Воробьев о войне в Ираке, ситуации в Чечне и армейской реформе

ВЕДУЩИЙ: Наш гость - депутат Государственной Думы от фракции СПС Эдуард Аркадьевич Воробьев, генерал-полковник запаса. Здравствуйте, Эдуард Аркадьевич.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Естественно, военного человека невозможно не спросить о том, о чем спрашивают сейчас, кстати, глубоко штатских людей очень много раз. Я имею в виду грядущую, по всей вероятности, военную реформу, реформу российской армии. Сегодняшняя геополитическая ситуация после войны в Ираке. Хотим мы этого или не хотим, но ситуация таким образом сложилась, что многие предсказания военных экспертов о том, как будет идти война, долгой она будет, недолгой, контактной, бесконтактной, они не оправдались. Кое-что подтвердилось, кое-что нет. Война была совсем не такой. Это не наша была война, мы об этом все время говорили, но должны ли мы, я имею в виду, страна, держава, военачальники...

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Государство.

ВЕДУЩИЙ: Государство, извлекать уроки для своих Вооруженных сил?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, конечно, должны. Во-первых, предсказания. Предсказания могут быть всякие, но до того момента, пока человек, предсказывающий, допустим, сроки ведения боевых действий, кто победит, как долго это будет, пока он не прочувствует дух и настроение наступающих и особенно обороняющихся в данной ситуации, эти предсказания могут быть достаточно ошибочными, что, в общем-то, и произошло. Все говорили о том, в том числе и я говорил, о том, что начнется она массированным ракетно-авиационным ударом. Действительно, этот ракетно-авиационный удар был массированный, но он был не массированный в начале, а он был массированный во второй своей части, а сначала он был более таким спокойным. Что это политическое решение было для того, чтобы не напрягать общественное мнение, а развязать военные действия, а потом их усиливать - это уже другая сторона дела, это уже результат анализа. Вместе с тем те военные и те эксперты, специалисты, кто говорил о боевых действиях, они правильно полагали, что это не "Буря в пустыне", когда боевые действия велись на открытой местности, а это боевые действия в населенных пунктах, городах, когда сухопутная часть наступающих перейдет к боевым действиям. Первые удары были нанесены, как и предполагалось, по пунктам управления, по средствам связи, по радиолокационным станциям, для того чтобы ослепить средства противовоздушной обороны и так далее, все это предполагалось. И, конечно же, по тем местам, где мог находиться Саддам Хусейн и его окружение. Это не афишировалось, несколько лукавили специалисты, но это действительно такое было, и потом это подтвердилось.

А когда пошли боевые действия на сухопутье, когда была применена сухопутная группировка, то здесь, из опыта всех боевых действий, наступающие попадают в более сложное положение, чем обороняющиеся. Знание местности, приспособленность к местности, каждый угол дома, каждое препятствие - это в пользу обороняющихся. Жаркие дни, возможность применения отравляющих веществ, сильная экипировка, нагрузка на личный состав сковывают мобильность и так далее. Все это, предполагалось, будет играть на сторону обороняющихся войск, и в результате они втянутся в затяжные эти бои, где можно проводить контратаки, контрудары даже, и эти наступающие будут поставлены в сложное положение. Ничего этого, по сути дела, не произошло. И прежде всего не произошло потому, что вот та составная часть армии или вооруженных сил, которая называется морально-психологической подготовкой войск, оказалась на очень низком уровне, если хотите, на нулевом уровне.

Любые вооруженные силы любого государства - это органическое соединение техники, вооружения и людей. Техника и вооружение современные, люди удовлетворены своей службой и подготовлены - все, такая армия имеет высокую степень и боевой готовности, и боевой способности и, конечно, такая армия уже предрасположена к победам. Так вот, если говорить о первой части, о технике и вооружении, в Ираке эта техника и вооружение устаревших образцов и так далее. Тем более противовоздушная, которая должна была на первом этапе операции сыграть первостепенную роль. И, конечно же, оказался морально-психологический дух этой армии неудовлетворительным, мягко говоря. Она просто разбежалась. Сказать о том, что армию уничтожили, никто этого не скажет. Она просто разбежалась.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо, так случилось в этой войне. И мы же не можем сказать о нашей армии сегодня, что она стопроцентно технически современна. Ведь очень многие военные эксперты, совершенно не желающие очернить нашу армию, представить ее не в том свете, как она выглядит на самом деле, но ведь военные эксперты говорят, что мы во многом, да, превосходим, но и во многом и отстаем. А морально-политический, так сказать, как раньше говорили, а просто моральный дух тоже вызывает вопросы, потому что что ни день, то мы слышим о побегах из воинских частей. Ну, это, может быть, отчасти такое оправдание, все говорят: я вот сбежал, потому что дедовщина, давили, неуставные взаимоотношения. Но все-таки если заговорили так серьезно о военной реформе, - и вот говорят, что одной из тем послания президента, которое будет оглашено 16 мая, будет в том числе и военная реформа, - значит, назрело, значит, что-то есть такое, о чем надо говорить?

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Не будем вдаваться в историю этого вопроса с 1992 года, с момента образования Вооруженных сил РФ. В 1998 году экс-президент Борис Ельцин подписал документ, который назывался "Основы концепции государственной политики РФ по военному строительству до 2005 года", а 7 августа 2002 года президент Владимир Путин подписал другой документ и ввел его своим указом, который называется, по сути дела, аналогично - "Основы государственной политики в области военного строительства до 2010 года". Это основной, наверное, единственный законодательный акт, который является основополагающим исполнительным документом. И на основании этого документа в этих основах прописаны 10 направлений, по которым должны осуществляться преобразования в вооруженных силах. И сказать о том, что только после Ирака стали задумываться о том, что нужно заниматься вооруженными силами, - нет. Ведь там определены направления, там определены этапы, там определены сроки перевооружения на новые образцы техники и вооружений и доведения их до боеспособных вооруженных сил. На сегодняшний день я точно не знаю, но современных образцов техники и вооружения в наших вооруженных силах, там, от 5 процентов до 20 процентов. А нужно, чтобы это было 60-65, лучше, если 70, еще лучше. Но это одноразово не делается, мы отлично понимаем, что никакой бюджет это не потянет. Франция сейчас перешла на добровольную контрактную армию, однако программа перевооружения тоже рассчитана на более длительный срок. Это не только у нас, в нашей стране.

Сегодня очень много говорят о переходе на контрактную армию на добровольной основе. Это одно из десяти направлений преобразования в вооруженных силах, которые изложены в этом документе. Да, самый чувствительный, самый болезненный, самый болевой, потому что он касается личного состава, людей. Это 50 процентов вот тех вооруженных сил, о чем я сказал. И если осуществится эта задача, и осуществится правильно, то тогда наши вооруженные силы с точки зрения и морально-психологической, и с точки зрения боевой подготовки и оперативной подготовки резко повысят свою боевую способность. Эта задача должна решаться, и она уже сейчас решается не в плоскости политической, кто начал эту идею, подал и так далее. Сегодня те процессы, которые идут в плане реформы системы комплектования, - и эксперимент в 76-й дивизии, и завершение работы межведомственной рабочей группы, в составе которой и я есть, я работал, и составление федеральной целевой программы, к 1 июня она должна лечь, 24 апреля правительство рассматривало один из вопросов - это делается не на основании каких-то решений политсовета каких-то политических партий и движений, это делается на основании поручений правительства, поручений президента Российской Федерации и правительства Российской Федерации. Процесс этот идет. И задача состоит в том, чтобы этот процесс был максимально продуман, чтобы здесь от перехода на контрактную армию выиграли вооруженные силы и в оперативной подготовке, и в боевой подготовке, и, конечно же, в возможности внезапного выполнения тех задач, которые возникнут.

В период с 2004 по 2007 год должен произойти перевод на добровольную контрактную службу соединений и частей постоянной боевой готовности вооруженных сил и других войск. Другое дело, что "Союз Правых Сил" считает, что в этот период должны быть переведены все без исключения, но это уже другая сторона дела. А то, что реформа системы комплектования - это самая чувствительная часть военной реформы, которая касается всего без исключения - и экономики, и социальной защиты военнослужащих, обеспечения их жильем, повышения денежного довольствия...

ВЕДУЩИЙ: Да, ведь перед контрактниками есть и определенные обязательства.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Совершенно верно. Но эти обязательства обоюдные, и со стороны командования, и со стороны контрактника. Поэтому заставить контрактника заниматься не присущим ему делом будет очень трудно, потому что его профессионализм - это единственное, что является его опорой, надеждой и всем чем угодно. Если его направляют в район боевых действий, то только высокопрофессионально подготовленный человек может рассчитывать на то, что он победит противника. А с точки зрения социальной защиты, его денежное довольствие и все те льготы, которые он будет получать, являются именно основанием для его жизни и жизни его семьи. Поэтому все это должно быть тщательно продумано.

И последнее. Безусловно, вот те предложения, которые сразу с началом боевых действий в Ираке в том числе и от депутатов Государственной Думы, исходили: немедленно увеличить раздел национальной обороны на столько-то, на столько-то, на столько-то, - мне кажется, что это спонтанные действия. Это не так должно делаться. Это должно делаться взвешенно, продуманно. И в бюджете на 2004 год вот то беспокойство, которое прозвучало и вашем вопросе, оно должно найти отражение в дополнительном финансировании. Но не просто так - дайте нам деньги. А дайте деньги куда, на что? Двух вещей всегда не хватает - денег и времени. Поэтому денег тоже всегда не хватает и они везде нужны: и в образовании, и в здравоохранении, и так далее, и так далее. Поэтому это должно быть четко совершенно определено, дополнительные средства должны вкладываться только туда, что даст максимальную прибавку в качестве вооруженных сил - это боеспособность и боеготовность.

ВЕДУЩИЙ: Эдуард Аркадьевич, несколько слов хотелось бы от вас услышать о Чечне. Самые последние события, теракт в станице Знаменской, притом в месте, где довольно спокойно было, это был как бы один из тех населенных пунктов, где налаживалась уже мирная жизнь. И во всех комментариях к этому трагическому событию вот звучит: ну как же, вот провели референдум, объявили о грядущих выборах, и вот такие вот дела. Можно подумать, что само по себе проведение референдума как факт, на котором люди высказались за новую Конституцию и за выборы, может остановить действия боевиков, которые ставят перед собой совершенно иные задачи.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, совершенно верно, вы правы, эти события взаимосвязаны. Проведение референдума - это сильный политический шаг. И высокая активность населения как раз и подтверждает, что это нужно использовать и для проведения этих мероприятий, которые определил референдум: и Конституция, и избрание президента, и избрание парламента. Вместе с тем есть другая, параллельная - повседневная, рутинная работа, связанная с обеспечением жизнедеятельности населения, с восстановлением экономики, восстановлением там разрушенного и так далее. Около 400 тысяч человек населения просто не задействованы, не знают, чем заняться.

Но среди большого количества вопросов и проблем я хочу выделить две. Первое, что делать с боевиками? Без ответа на этот вопрос не решается ни одна проблема, или затрудняется, будем так говорить, решение любой проблемы. Если с боевиками находят такое решение, которое не повлечет диверсионно-подрывные действия, то, чем они сегодня занимаются по сути дела, в большей степени решается и второй вопрос - как обеспечить безопасность населения на территории Чечни? Сегодня, к сожалению, даже местная власть не может обеспечить свою безопасность. Подрыв здания правительства это подтверждает. Что же остается обычному, простому гражданину? Как он должен себя вести? Если он идет на контакт с федеральной властью, значит, он подставляет себя под возможное воздействие боевиков.

ВЕДУЩИЙ: В нашей истории ведь были примеры того, как оказывалось властям сопротивление: басмачество в Средней Азии, "лесные братья" в Прибалтике, бандеровцы в Западной Украине...

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да, организация украинских националистов на Украине. Это действительно так. Так вот, питательной базой, основной питательной базой вот этих незаконных вооруженных формирований, боевиков, как мы их может называть, является отношение к ним населения. Если население их поддерживает, то питательная база, независимо даже от того, что у них будет нехватка оружия, еще чего-то, питательная база остается и продолжительность их существования, в том числе и возможностей диверсионно-подрывных действий, продлевается по времени не на годы, а может быть, на десятилетия. Около двух десятков лет было басмачество, точно таким путем, даже более чем два десятка лет, это было на Украине...

ВЕДУЩИЙ: Вы сами рассказывали мне, как вы приехали во Львов.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: Да. Когда в 50-е годы было официально объявлено о том, что бандеровцы разгромлены как движение, как течение и так далее, это был 50-й год. Да, действительно, основное поражение было нанесено, но в 1957 году я, будучи учащимся Сумского строительного техникума, приехал на стажировку во Львов, и меня сразу спросили: "Ты москаль чи ни москаль? Ты украинской мовою владеешь чи ни владеешь?" Я свободно владею украинским языком и все это дело сказал, но мне сказали: "Все равно физиономия у тебя на москаля похожа, поэтому ты после 18 годын на улыцю не выходь (после 18 часов на улицу не выходи), потому что могут быть всякие вещи". И действительно, сидели в общежитии, не я один, а нас была группа из 15 человек. Вот таким путем. Что я этим хочу сказать? Не опровергнуть официальное заявление о том, что, допустим, организации украинских националистов был нанесен сокрушительный удар и так далее. Нет. Наличие контактов, знание местности, поддержка населения, даже укрыть, что-то покушать дать и так далее - это является вот той питательной базой.

Поэтому главная задача федеральной власти состоит в том, чтобы отрывать мирное население и привлекать на свою сторону. А на сегодняшний день эта задача решается очень сложно.

Второй момент - нет открытого фронта. Вот нет. Там противник, здесь свои войска, такого нет. И вот те, кто хочет совершить теракт или диверсионно-подрывной какой-то акт, он наблюдает, он высматривает, он изучает и поведение людей, и поведение руководителей и так далее. Ну, не может человек 100 процентов каждый час находиться в полной боевой готовности. Даже техника имеет три степени готовности: первую, вторую и третью. И надо периодически переводить из одной степени готовности в другую, иначе она просто не выполнит свои обязанности, ее заклинит или еще что-то. Тем более человек.

И вот когда это произошло в районе, который считался благоприятным, вот Знаменская, как раз это и подтверждает ту мысль, что наличие этих формирований, молчаливое созерцание местного населения за их присутствием или появлением в том или ином районе дает им возможность совершать вот такие действия.

Поэтому хотим мы или не хотим, мы должны определиться. Если мы вырабатываем такую форму... Предлагается, о чем сейчас речь идет, амнистия должна быть. Уже есть один законопроект, сейчас должен появиться вот-вот законопроект президента, и Государственная Дума примет такой акт, постановление об амнистии. Это должно сыграть положительную роль, и этим будет осуществляться отрыв, как я говорю, мирной части населения в сторону исполнительной власти. Другие шаги - повышение ответственности наших войск, которые там находятся. Любые негативные действия со стороны федеральных войск, одного военнослужащего смазывают титанические, может быть, усилия и местной власти, и федеральной власти, экономического направления, социального направления и так далее. Поэтому здесь вот должен быть очень строгий такой баланс, чего должны делать федеральные власти, что должна делать местная власть. Но без решения вопроса по отношению к боевикам вот эта проблема будет решаться очень тяжело. Надо определяться.


Ведущая Наталья Бехтина
Радиостанция "РАДИО РОССИИ"
14.05.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001068
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован