13 апреля 2004
3630

`Эхо Москвы`. Армения: возможно ли повторение грузинских событий?

Передача : Интервью
Ведущие : Ксения Ларина
Гости : Андраник Мигранян, Алексей Макаркин



В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андраник Мигранян профессор МГИМО, член правления "Союза армян России", Алексей Макаркин зам. директора Центра политических технологий.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА 15:08, добрый день, у микрофона ведущая эфира Ксения Ларина. В нашей студии Андраник Мигранян профессор МГИМО, член правления "Союза армян России". Обычно мы представляем Андраника как политолога. Я думаю, что это будет правильно. Здравствуйте.
А. МИГРАНЯН Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Также в студии Алексей Макаркин зам. директора Института политических технологий. Здравствуйте, Алексей.
А. МАКАРКИН Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Вот такой у нас сегодня политологический эфир, посвященный ситуации в Армении. Сразу предупреждаю наших слушателей, что в 15:35 наш традиционный интерактивный опрос, наш "Рикошет", где вы сможете проголосовать по предложенным телефонам. А вопрос будет, конечно же, касаться возможного вмешательства в политический кризис Армении со стороны России. Это, собственно говоря, потом уже, поближе к финалу мы об этом поговорим. А для начала самое традиционное, что сегодня обсуждается и в прессе, и среди экспертов, возможное повторение грузинского сценария. Там у нас была революция роз, здесь говорят о революции веников почему-то, я сегодня прочитала такой термин. Ну а сам президент называет это революцией мыльных пузырей. В чем же все-таки сходство и отличие этой ситуации, давайте мы начнем с этого разговор. Андраник, пожалуйста, ваше мнение.
А. МИГРАНЯН Конечно, к сожалению, кризис нарастает политический в Армении. Но я думаю, что было бы очень поверхностно напрямую сравнить ситуацию в Армении с Грузией. Потому что целый ряд обстоятельств отличает армянскую ситуацию от грузинской. Во-первых, в Грузии власти были менее консолидированные, и, конечно, Шеварднадзе в итоге не смог удержать власть, контроль над силовыми структурами. И когда правоохранительные органы и армия объявили о собственном нейтралитете, стало очевидным, что Шеварднадзе закончилось. Во-вторых, в Грузии все-таки был абсолютно непререкаемый харизматический лидер, молодой, энергичный политик, который был известен своей борьбой против коррупции и так далее, Михаил Саакашвили. В Армении в оппозиции несколько лидеров. Собственно, им даже не удалось на прошлых президентских выборах выдвинуть единого кандидата от оппозиции, что, собственно говоря, во многом помогло Роберту Кочаряну победить. В-третьих, в Армении нет Сороса с его деньгами, который использовал это для того, чтобы свергнуть Шеварднадзе. В-четвертых, в Армении не столь активен американский посол Ордуэй. А всем известно, что архитектором грузинской революции был Ричард Майлс, вообще специалист по революциям в постсоветских государствах. И конечно, в Армении сегодня нет активности кого-либо из сверхдержав. Россия занимает довольно трезвую, взвешенную позицию в данном конфликте.
К. ЛАРИНА Официальных заявлений пока еще не было никаких.
А. МИГРАНЯН Официальных заявлений не было и, видимо, не будет, потому что надо быть очень глупыми, чтобы делать сегодня какие-то заявления. Дело в том, что и оппозиция, и власть позиционируют себя как пророссийские силы. Поэтому от смены власти, если даже придут лидеры этой оппозиции, российско-армянские отношения не претерпят никаких изменений. Другое дело, что для России небезразлично, будет ли длительный кризис и углубление вот этих дестабилизационных моментов или нет. Я думаю, что если, конечно, оппозиции удастся достаточно длительный период времени поддержать накал политический и, конечно, держать массу людей на улицах и усиливать давление на власть, то в таком случае возможны несколько вариантов как и грузинский вариант, так и вмешательство России, конечно, чтобы не дать совсем дестабилизировать ситуацию.
К. ЛАРИНА Давайте дадим слово Алексею, чтобы он тоже высказал свое мнение, потому что у нас через 2 минутки будут короткие новости.
А. МАКАРКИН Я вполне согласен с тем, что ситуация в Армении серьезно отличается от грузинской, но хотел обратить внимание на следующее. В Армении существует такой своеобразный режим, который можно сравнить с военной демократией. Очень много и во власти, и в оппозиции тех людей, которые в свое время воевали в Карабахе, или осуществляли снабжение воюющих сил, или осуществляли политическое сопровождение борьбы за Карабах. В общем, для того, чтобы провести там революцию, необходимы две вещи. Либо полнейший износ режима, совершенно полное отсутствие к нему всякого доверия, внутренний развал, полная дискредитация, открытая и вызывающая резкое неприятие в обществе фальсификация, т.е. все те вещи, которые были в Грузии. Либо нужно серьезно отступить, сдать позиции по Карабаху. Второе произошло в Армении, в частности, в 98 году, когда президент Армении Тер-Петросян пошел на серьезные уступки по Карабаху и был свергнут. Был свергнут и вот этими представителями военной демократии, которые тогда привели к власти теперешнего президента Кочаряна, и они опирались на отряды ополченцев, и они опирались на эмоцию, очень серьезную поддержку населения страны. Вот если отсутствуют эти два фактора, т.е. полнейший кризис, полнейший крах, полнейшая моральная деградация режима, либо какие-то серьезные уступки по священной для армян карабахской проблеме, которые аналогичны тем, которые были в 98 году, то режим будет удерживаться. И здесь оппозиция, скорее, сейчас способна только напомнить о своем существовании, показать свои ресурсы, что она способна вывести несколько тысяч человек на улицы. Но сейчас не более того.
К. ЛАРИНА Мы пока на этом остановимся, продолжим после короткого выпуска новостей.
-
К. ЛАРИНА Мы говорили об отсутствии явных харизматических лидеров из числа оппозиции. А возвращение Левона Тер-Петросяна возможно в качестве политического лидера?
А. МИГРАНЯН Не так давно один из его ближайших друзей, соратников, бывший председатель Национального собрания сказал, что политическое время Тер-Петросяна настало, это говорил Бабкен Араркцян, но общественно сознание еще для этого не созрело. Т.е. имеется в виду, конечно, что настолько, видимо, незначительны политические фигуры, которые остались в самой Армении, что такой опытный политик востребован из прагматических даже соображений. Но, конечно, еще свежи воспоминания людей: холод, голод, темнота, которые сопровождали значительную часть правления Левона Тер-Петросяна. Но, кстати, я хотел бы сделать одно очень существенное замечание в связи с тем, как происходили события в 98 году. Это тоже будет очень поучительно. Конечно, карабахская проблема это важная проблема для Армении. Но я, человек, который изнутри видел эту ситуацию в 98 году, я должен сказать, что если бы Левон Тер-Петросян убедительно победил на выборах 96 года (а ведь, если помните, в 96 году также оппозиция обвинила власти, что они сфальсифицировали итоги выборов, как они считали, что победил Вазген Манукян, а вывели войска, ополченцев и так далее и объявили о победе Тер-Петросяна), то, я вас уверяю, в 98 году никогда силовые министры и премьер, в тот период Роберт Кочарян, не смогли бы отправить его в отставку, потому что он бы обратился к народу, имея легитимность и поддержку народа. Но так как и в тот период считалось, что все-таки итоги выборов были сомнительными, вот почему он не посмел обратиться к народу. И в этой ситуации, скорее всего, если и есть какая-то параллель, и, видимо, оппозиция тоже это понимаем, параллель связана с тем, что раз в прошлом году итоги выборов оказались сомнительными, потому что, действительно, были высказывания и ОБСЕ, и многих других наблюдателей, то проблема не в карабахском урегулировании. Проблема в том, что общественность, особенно после того, как в Грузии произошли вот эти события, испытывает некоторую горечь, что они не дожали, им кажется, вот в тот период, год назад, они могли бы дожать, власти не рискнули бы применить силу, и они тогда могли бы, в общем-то, как оппозиция считает, из-за массовых нарушений во время выборов осуществить мирную смену власти. Вот почему сегодня они пошли в наступление. И в данном случае карабахская проблема не имеет никакого значения.
К. ЛАРИНА Алексей, вы согласны?
А. МАКАРКИН В принципе, я согласен с тем, что сейчас она уже не имеет никакого значения здесь, в этой ситуации. Потому что и с одной стороны, и с другой стороны выступают политики, которые официально, публично придерживаются сходной позиции по Карабаху. Поэтому сейчас это уже не играет особой роли. В 98 году это играло очень существенную роль. Но это уже, скорее, история. Что касается фигуры Тер-Петросяна, то проблема состоит в том, что это человек, который значительно известнее, популярнее, уважаемее все-таки, скорее, за пределами Армении. Это человек, который был символом армянской независимости в свое время, символом вот того самого знаменитого комитета "Карабах". Но внутри страны, конечно, на него возлагают большую ответственность за те проблемы, которые существовали при нем. И вот в каком-то смысле опять-таки извне здесь очень сложно нам по поводу его шансов. Скорее даже, там в большей степени приходят те люди, которые ведут свою генеалогию еще от советской власти. Соответственно, фигура Карена Демирчяна, который в свое время руководил центральным комитетом и был одним из основных кандидатов на президентский пост, вероятных кандидатов, но был убит трагически в парламенте. Кстати, эта история так и не была расследована до конца, до сих пор остается непонятным, кто же стоял за убийцами. Его сын, который сейчас подхватил инициативу, и который опять-таки апеллирует уже, в том числе и к советской традиции, и который был главным соперником Кочаряна на выборах президента в прошлом году, и который наиболее активно обвинял Кочаряна в фальсификациях. Скорее, сейчас политический класс Армении будет апеллировать не к традициям начала 90-х, не к этому периоду, когда к власти пришли такие блестящие интеллектуалы, такая группа интеллигентов, а, скорее, к советскому периоду, когда была стабильность, когда было спокойствие. Это обычная ситуация для стран СНГ очень многих. Другое дело, скажем, что, если в Грузии эта апелляция уже неактуальна, они уже апеллировали к советскому периоду в 92 году, когда призывали Шеварднадзе к власти, (известно, чем все закончилось, поэтому сейчас они захотели на Запад, захотели в Европу вместе с Саакашвили), то в Армении вот этот период, вот этот этап апелляции к советской традиции, он еще не реализован до конца. Поэтому, я думаю, что если имеется какая-то альтернатива Кочаряну реальная, то она именно с этой стороны, отнюдь не со стороны либералов.
К. ЛАРИНА Возвращаясь к событиям сегодняшней ночи. Понятно, что мы были свидетелями того, что власть проявила силу. Как вы думаете, готово ли сегодняшнее руководство армянское официальное пойти дальше? Например, чтобы генпрокуратура лишила депутатской неприкосновенности лидеров оппозиции, и просто взять их под арест, т.е. пойти до конца в этом карательном пути. Или будет другое развитие событий?
А. МИГРАНЯН Я думаю, что у нынешних властей нет другого пути. Я думаю, что это была акция устрашения, скорее всего. Они прекрасно понимают, что послабление даст новый импульс, чтобы новые и новые контингенты населения подключились к демонстрантам, к митингующим. Если учесть, что многие дороги, ведущие в Ереван, перекрыты, то есть угроза, что из деревень, из районных центров народ может подключиться к митингующим, что создаст еще большее напряжение. Все-таки перед тем, как собрать митинг в Ереване с требованием отставки, лидеры оппозиции прошлись по республике и выступили во многих центрах районных, мобилизуя население.
К. ЛАРИНА Т.е. это подготовленное восстание?
А. МИГРАНЯН Да. Поэтому это не просто такая спонтанная акция, это серьезно подготовленная акция. Фактически с нового года шла подготовка к этому. Естественно, все было приурочено к открытию такой хорошей, весенней погоды, если можно сказать. Кстати, для митингующих погода весьма и весьма благоприятна.
К. ЛАРИНА Так какой же выход на сегодняшний день у президента ныне действующего?
А. МИГРАНЯН Президент будет, как он и предупреждал, он, конечно, пойдет до конца. Кстати, есть здесь еще одно обстоятельство. Действительно, тут правильно отметили о событиях 99 года, 27 октября. Это очень серьезная проблема для армянского политического класса. И это очень важная проблема для конкретных политиков, которые являются лидерами оппозиции. Потому что фактически они обвиняют власти если не в участии, то, по крайней мере, потворстве тому, что произошло в парламенте. А все-таки среди лидеров люди, у которых у одного отца убили, а у другого брата. Поэтому если будет смена власти, то возникнет очень серьезная проблема, связанная будущим действующих властей и президента, и его ближайшего сподвижника.
К. ЛАРИНА По тому же сценарию гарантии безопасности Мы все эти указы знаем.
А. МИГРАНЯН Но дело в том, что здесь никто не даст никакие гарантии безопасности. Президенту Путину легко было давать всякие гарантии президенту Ельцину
К. ЛАРИНА Шеварднадзе дали же гарантии безопасности.
А. МИГРАНЯН Шеварднадзе дали гарантии безопасности, потому что Шеварднадзе во-первых, от него отказались силовики, во-вторых, он, в общем-то, добровольно сложил, понял ситуацию и сложил с себя свои обязанности. Но после того, что произошло ночью, уже никакие гарантии не могут работать. Т.е. власть показала, что она готова драться до конца.
К. ЛАРИНА Алексей, ваше мнение.
А. МАКАРКИН Я думаю, что есть некоторый ограничитель для активности Кочаряна в борьбе с оппозицией. Это сохранение формальных демократических институтов. Т.е. армянское руководство всегда отстаивало свой цивильный демократический имидж: что у нас всегда проходят выборы, есть парламент, референдум у нас не проводится, потому что отсутствует решение Конституционного суда, а есть только рекомендация необязательная и так далее. Результаты президентских выборов да, там есть вопросы, но опять-таки они одобрены Конституционным судом, который утвердил эти результаты и, соответственно, поставил препятствие для возможного законного пересмотра итогов выборов, на чем настаивала оппозиция. Вот сохранение формальных демократических институтов (это парламент, это выборы, это многопартийная система) для Кочаряна это некий предел, который он вряд ли перейдет. Потому что такую прямую, откровенную диктатуру он устанавливать не будет. Но что касается борьбы с конкретными оппозиционными руководителями уже, в частности, мы отмечаем, что вчера уже одного депутата парламента оппозиционного обвинили в том, что он пытался организовать какой-то там заговор, и арестовали двух человек, которые якобы по его приказу должны были открыть огонь и устроить провокацию В общем, такие знаки со стороны властей привязывания руководителей оппозиции, активистов оппозиции к уголовщине свидетельствуют о том, что по конкретным персоналиям, по конкретным структурам может быть нанесен очень сильный удар. Однако формальные демократические институты будут и при этом ударе сохранены.
А. МИГРАНЯН Кстати, по последним сообщениям я не знаю, почему ваше радио все еще не сообщило, а может, и сообщило
К. ЛАРИНА Сейчас послушаем.
А. МИГРАНЯН Есть такая информация, что правоохранительные структуры заблокировали штаб-квартиру Степана Демирчяна, и он там находится внутри. Но какие конкретные могут быть против него выдвинуты или обвинения, или какие проблемы, это, конечно, хорошо было бы узнать из ваших новостных программ.
К. ЛАРИНА Сейчас послушаем, может быть, что-нибудь дадут. Еще все-таки мало совсем реакций официальных. Потому что рычаги-то влияния со стороны международных организаций, они уже отработаны за долгие-долгие годы. Посмотрим, как будет реагировать, в конце концов, Совет Европы. Насколько я знаю, Армения член Совета Европы, да?
А. МИГРАНЯН Да.
К. ЛАРИНА Мы сейчас сделаем перерыв на новости, потом продолжим наш разговор, и уже с вашим участием. Я думаю, что пару звонков мы примем в рамках нашего "Рикошета". Вопрос зададим уже после выпуска новостей.
-
К. ЛАРИНА Я напомню, что мы говорим сегодня о ситуации в Армении. В студии остались вместе со мною Андраник Мигранян, политолог, и политолог же Алексей Макаркин, зам. директора Центра политических технологий. Давайте теперь вмешаемся в ситуацию вместе с вами, уважаемые друзья, и зададим вам такой простой вопрос. На ваш взгляд, исходя из сегодняшних событий, должна ли Россия вмешиваться в политический конфликт в Армении? Если вы считаете, что Россия обязана вмешаться, то позвоните по телефону 995-81-21. Если вы считаете, что Россия не должна вмешиваться в этот конфликт, то позвоните по телефону 995-81-22. Участие в нашем опросе анонимное, не требуется никакой регистрации, бесплатное участие для тех, кто живет в Москве, а для тех, кто живет в других городах и слушает нас, вы набираете код города 095 и платите за междугороднее соединение. Поскольку никаких официальных заявлений еще не было, я думаю, вам будет интересно понять, как раскладываются голоса наших слушателей. Тот же вопрос я задаю нашим гостям. Должна Россия вмешаться на этом этапе или нет?
А. МИГРАНЯН Я думаю, что на этом этапе нет никакой необходимости для российского вмешательства. Потому что российским интересам ничего не угрожает в Армении. Россия всегда заинтересована, чтобы в Армении было то руководство, которое ориентировано на сохранение членства Армении в договоре по коллективной безопасности, сохранение Армении в СНГ, сохранение стратегического партнерства с Россией. На данном этапе как власти, так и оппозиция, они позиционируют себя именно таким образом. Поэтому вне зависимости кто выйдет победителем из этого конфликта, они все равно будут они не окажут никакого серьезного влияния на характер отношений между Россией и Арменией. Другое дело, если будет длительное противостояние, если конфликт будет нарастать, угроза дестабилизации, то Россия обязательно должна будет вмешиваться, потому что для России небезразлично, что происходит в единственном месте Закавказья, где, во-первых, у России есть большие интересы и присутствия и где дестабилизация абсолютно не в интересах России.
К. ЛАРИНА Через пару минут я спрошу мнение на этот счет нашего гостя Алексея Макаркина, а пока давайте парочку звонков примем, чтобы люди тоже могли высказаться. Наш телефон 203-19-22.
АДАМЬЯНА Приветствую категорически двух ваших политологов. Я посылала на пейджер, но все-таки скажу, с вашего позволения. Мне кажется, в историческом смысле развития Армения гораздо более опережает Грузию в плане того хотя бы обстоятельства, что первым президентом диссидентом на территории конгломерата был Тер-Петросян. А что касаемо тени отца Гамлета, т.е. мести сына за отца, то вполне понятна позиция Степана. Но это не есть возвращение к советской традиции. Просто это невозможно себе даже представить.
К. ЛАРИНА Скажите, пожалуйста, все-таки отвечая на наш вопрос, какой вариант ответа вы выбираете. Должна Россия вмешиваться или нет?
АДАМЬЯНА Поскольку я живу в России, я считаю нашу связь с этой страной просто кровной, то считаю, что всенепременно.
К. ЛАРИНА Должна вмешаться.
АДАМЬЯНА Безусловно.
К. ЛАРИНА А каким образом? Занять какую-то из сторон поддержать или как?
АДАМЬЯНА Я думаю, что она должна сделать это как бы рекомендативно, может быть. Поскольку обе стороны придерживаются все-таки как флагмана России, то, может быть повлиять своим авторитетом во всяком случае, не в военном.
К. ЛАРИНА Спасибо большое. Еще один звонок в прямой эфир.
РОМАН У меня мысль. А не стоит ли задуматься о том, что это все какая-то целенаправленная акция каких-то сил на Кавказе?
К. ЛАРИНА Каких?
РОМАН Сил, которые я думаю, это связано с Америкой и с Западом, на мой взгляд. Потому что прослеживается очень простая линия: Грузия, дальше вот сейчас Армения Ведь поддерживают силы, которые являются оппозицией, все делается по одному и тому же сценарию.
К. ЛАРИНА Как вы отвечаете на наш вопрос, все-таки должна Россия вмешиваться или нет?
РОМАН Вопрос достаточно сложный для меня. Потому что столько факторов надо оценить Это сделать очень трудно.
К. ЛАРИНА Вот на этом этапе, сегодняшнем?
РОМАН Я думаю, надо поддержать те силы, которые, действительно, отвечают чаяниям народа. Были сказаны слова, что мы связаны родственными узами. Это так и есть. Это, действительно, единственная, наверное, страна, которая относится к нам очень хорошо на Кавказе.
К. ЛАРИНА Вы бы кого поддержали в этом конфликте?
РОМАН Я бы поддержал действующего президента.
К. ЛАРИНА Спасибо, Роман. Я еще раз напомню вопрос. Должна ли Россия вмешиваться в политический конфликт в Армении? Если да, позвоните 995-81-21. Если нет, позвоните по телефону 995-81-22. А я пока тот же вопрос задаю Алексею Макаркину. Два звонка, которые мы послушали в прямом эфире, и тот, и другой практически проголосовал за, в любом случае вмешаться стоит, поддержать какую-то из сторон. Ваше мнение?
А. МАКАРКИН Ситуация такая, что поддерживать какую-то из сторон здесь вряд ли стоит вообще, не сейчас, не через какое-то время, в случае даже развития этого кризиса. Потому что, в общем-то, это события сугубо внутриармянские, здесь отсутствует какая-то американская линия, внешнее влияние и так далее. Что же касается того, какая из сторон, действительно, отражает позицию армянского народа, то я думаю, что каждая из сторон, безусловно, приписывает это себе. Поэтому здесь говорить что-то очень сложно. Но при этом Россия должна зафиксировать свое присутствие в этом регионе, присутствие дипломатическое. А это означает, что если, действительно, этот конфликт будет развиваться, то Россия могла бы сыграть некую посредническую функцию, попытаться посадить стороны за стол переговоров, пытаться убедить их каким-то образом договориться цивилизованно. Я понимаю, что все это очень сложно, что вероятность этого не очень велика. Однако для фиксации присутствия России в регионе, что Россия все-таки является активным членом СНГ, что Россия претендует на то, чтобы играть определяющую роль в СНГ, она может предложить такие посреднические услуги. Другой вопрос, примут ли эти услуги враждующие стороны, власть и оппозиция, это вопрос. Но Россия все равно в случае расширения этого конфликта могла бы сделать такую заявку.
К. ЛАРИНА А у нас тем временем закончен наш интерактивный опрос. Еще раз напомню, что спрашивали мы, должна ли Россия вмешиваться в политический конфликт в Армении. Всего у нас зарегистрировано 1562 звонка. За вмешательство проголосовало всего лишь 19% наших респондентов, а 81% считает, что Россия не должна ни в коей мере вмешиваться в политический конфликт в Армении. Я не знаю, что здесь, здравый смысл побеждает или что Андраник, как вы думаете?
А. МИГРАНЯН Я думаю, что, во-первых, определенные изоляционистские настроения, которые имеются в России Я хорошо помню, когда был карабахский кризис и советские войска участвовали в "горячих точках", в Москве все кричали: чума на ваши оба дома, зачем нашим детям там погибать, участвовать во всем этом деле, тем более что везде высказываются неблагодарственные слова в адрес Москвы. Скорее всего, здесь, конечно, инстинктивное нежелание вовлекаться. Но, в принципе, политически это нецелесообразно, невмешательство, потому что одно дело в Грузии, когда Игорь Иванов приехал, и приехал очень поздно, и, собственно говоря, там уже все было сделано американцами, другое дело в Армении, где американцы не имеют столь серьезного присутствия, и, конечно, и власти, и оппозиция, они очень серьезно и очень уважительно относятся к позиции России. Только России нужно эту позицию очень четко сформулировать.
К. ЛАРИНА А вот чего ожидают, скажем так, лидеры оппозиции? Они же наверняка ждут какой-то оценки?
А. МИГРАНЯН Конечно. Я думаю, что только при очень большом, серьезном развитии событий, не дай бог, при больших столкновениях и так далее, конечно, все ожидают, не только они, не только оппозиция, все захотели бы, чтобы некто сильный и третий смог бы их разнять и очень строго сказать, что так нельзя, а вот надо так.
К. ЛАРИНА А кого бы они предпочли, как вы думаете, третьего сильного?
А. МИГРАНЯН Я вам скажу, в 99 году, после событий в парламенте, если бы не очень жесткая позиция тогда премьер-министра Путина и России, Армения была очень близка к внутренним столкновениям. Но как Путин, который прилетел в Армению на похороны, по крайней мере, выражение своего соболезнования и так далее, вот этим событиям, так и вообще президента Ельцина и так далее, они очень четко и ясно сказали: все, что угодно, только без применения силы. И, действительно, в 99 году удалось преодолеть вот эту угрозу выплеска людей на улицы с оружием. И сейчас дело не в том, чтобы Россия высказалась в пользу того или другого. Но если кризис будет нарастать, если власти будут все менее и менее легитимными, тогда, конечно, любая великая держава для сохранения собственных позиций обязана обеспечить стабильность и плавный переход или сохранение власти.
К. ЛАРИНА Мы вынуждены заканчивать. Вроде бы времени много, но все равно не хватило. Я еще раз представлю участников сегодняшнего разговора. Андраник Мигранян профессор МГИМО, член правления "Союза армян России", Алексей Макаркин зам. директора Центра политических технологий. Говорили мы о ситуации в Армении. Спасибо нашим слушателям за активное участие в этой передаче.




13.04.2004
http://echo.msk.ru/programs/beseda/25373.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован