17 ноября 2005
2902

`Эхо Москвы`: Имидж российского бизнеса за границей

Передача : Ищем выход...
Ведущие : Алексей Воробьев
Гости : Игорь Юргенс, Давид Якобашвили, Юлиана Слащева


А.ВОРОБЬЕВ: 20.21 в Москве, чуть-чуть мы вылетели со временем выхода в эфир программы "Ищем выход", это было связано с прямым включением М.Швыдкова по телефону, зато мы узнали то, что сейчас происходит с коллекцией картин французских художников из Пушкинского музея. Ну а сейчас - "Имидж российского бизнеса" за границей - такова тема "Ищем выход", позвольте мне представить сегодняшних гостей - Юлиана Слащева, президент "Михайлов и партнеры. Управление стратегическими коммуникациями", добрый вечер.

Ю.СЛАЩЕВА: Добрый вечер.

А.ВОРОБЬЕВ: Давид Якобашвили, председатель Совета директоров компании "Вимм-Билль-Данн", добрый вечер.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Добрый вечер.

А.ВОРОБЬЕВ: И Игорь Юргенс, первый вице-президент и руководитель направления по работе с госорганами инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", добрый вечер.

И.ЮРГЕНС: Здравствуйте.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну что же, у нас 9 минут до новостей середины часа, мне хотелось бы, чтобы вы тезисно заявили какие-то ключевые позиции. Что есть сейчас имидж российского бизнеса за рубежом? Пожалуйста, в произвольном порядке. Кто начнет?

И.ЮРГЕНС: Даме слово.

А.ВОРОБЬЕВ: Даме слово.

Ю.СЛАЩЕВА: Начну, наверное, сразу тогда с интересных данных. Начну сразу с исследования. В прошлом году. 2004 г., "Михайлов и партнеры" провели контентный анализ западных СМИ на предмет как раз российского имиджа, России и российского бизнеса. Нам было очень интересно, как страна и бизнес представлены. Информация очень интересная. Начну с того, что 58% того, что пишет западная пресса о России - негативна. В сравнении только с 5% позитивного материала все остальное нейтральное, событийные новости, которые также часто носят негативный характер, но, по крайней мере, не несут за собой дополнительных негативных комментариев. При этом структура того, что пишется о России, сильно отличается от структуры изложения материалов о других странах. Например, такие темы, которые по другим странам являются ключевыми - это развитие науки и технологий, развитие телекоммуникаций, образование, стиль жизни, качество жизни, не покрываются в западной прессе относительно России вообще. В то время как ключевыми темами являются такие, как перераспределение собственности в интересах государствах, свобода слова, наличие вооруженных конфликтов. Коррупция, нарушения прав человека. Соответственно, у той аудитории, для которой СМИ, ключевые иностранные СМИ, являются носителями мнений и формирователями мнения, конечно, соответствующий имидж российского бизнеса присутствует.

А.ВОРОБЬЕВ: Это совпадает с точкой зрения, скажем, Кремля, который заявляет, что в искаженном представлении о стране повинны такие люди, как иностранные журналисты, работающие в Москве, нет?

И.ЮРГЕНС: Нет. То, что сказала сейчас Юлиана говорит о том, что Кремль и правительство, и исключительно агрессивная политика в отношении ряда активов, имеющихся на рынке со стороны госкомпаний, они и создают отрицательный имидж. Поэтому иностранные журналисты - это зеркало. Некоторые из них, безусловно, необъективны. Некоторые из них приезжают с каким-то предвзятым мнением, некоторые, возможно, являются скрытыми агентами наших иностранных конкурентов, крупного западного бизнеса, который хочет опустить нашу капитализацию - это возможно, но это вторично.

А.ВОРОБЬЕВ: Конспирология какая-то.

Ю. Это вторично. Первично в нашем имидже то, что имидж государства меняется в негативную сторону в основном в последнее время.

А.ВОРОБЬЕВ: И это рикошетом бьет по бизнесу.

И.ЮРГЕНС: И это рикошетом бьет по бизнесу. Сам бизнес, кстати, улучшает свой имидж, с моей точки зрения. Потому что он, во-первых, взрослеет, во-вторых, выходит в такие более прозрачные и понятные для иностранцев формы - достаточно сказать, что в 2003 г. только 10 компаний российских открылись полностью для того, чтобы выйти на биржи - или российские или зарубежные. Открыв всю о себе информацию. В этом году - 40, а на будущий год еще больше компаний. И причем, довольно крупных. Тем самым, западные акционеры, покупающие, в том числе, простые западные люди, покупающие акции российских компаний, они уже проводники позитивной информации, раз они их покупают - о российском бизнесе. То есть, период зрелости проходит, имидж, создаваемый усилиями самих российских компаний, улучшается. Имидж государства не помогает... то есть, суверенный имидж не помогает имиджу корпоративному - вот как я бы выразился.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Я бы хотел отметить, что конечно, на сегодняшний день та информация, которая поступает на западную прессу, она маленькая, она небольшая по соотношению с размерами страны. То, что сегодня получается, особенно иностранные журналисты выхватывают такие острые моменты, и те именно моменты, которые проскальзывают у нас в прессе, и они проскальзывают в прессе. Потому что пресса в основном и телевидение очень много моментов отображается, где - преступность, где криминальные захваты, где какая-то там дача взяток. Коррупция, и так далее. И, следовательно, они подхватывают это. И когда они это отображают в своих газетах, следовательно, обычный обыватель имеет, в общем-то, представление о России, что это какая-то глушь страшная, на улицах убивают, можно ли приезжать сюда, стоит ли сюда вкладывать деньги, и так далее. Вот тот круг людей, которых мы встречаем на форумах, посвященных России, или тех форумах, которые знают Россию близко, то там уже отработалось такое количество людей и такой круг людей, которые знают, что такое Россия. Многие из них говорят на русском языке, которые прекрасно понимают, что такое Россия, и стараются не говорить другим, не создавая себе конкуренцию - чтобы как хорошо приехать в Россию и заработать хороших денег. Потому что заработать денег можно, потому что он-то понимает, что он - хороший бизнесмен, с хорошими деньгами и с русским менталитетом, приехав сюда, он сделает деньги. И против него, конечно, если он хороший бизнесмен с запада, особенно, на него не окрысится какой-то милиционер или налоговик, не начнет с него просить денег. Потому что - иностранец, что к нему идти, когда есть много других русских, к которым можно обратиться и попросить чего-то. И обычно... вот я возглавляю "Русбрэнд" - там иностранные компании с огромными именами - "Нэстле", "Кока-кола" - к ним не приходят, их не "доят", их не спрашивают, и они говорят - а хорошо работать в России. Но здесь они это говорят, а там они этого не говорят.

А.ВОРОБЬЕВ: Это такой капиталистический подход настоящий.

И.ЮРГЕНС: Чем больше иностранных компаний здесь, получается, тем лучше. Потому что наши начинают бояться брать взятки. Это хорошо.

Ю.СЛАЩЕВА: На самом деле интересно в том, что сказал Давид - это очевидно для нас совершенно, у нас нет розовых очков - что Западу не нужна сильная Россия. И Западу не нужен сильный российский бизнес. Кто же из иностранных крупных игроков захочет вхождения на их рынок крупных, сильных, российских компаний?

А.ВОРОБЬЕВ: Хорошо, а продавить это влияние или противодействие возможно с нашей стороны? И если да, что этому мешает?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Нам нужна поддержка. Нам нужна поддержка прессы и государства - обязательно.

Ю.СЛАЩЕВА: Причем пресса, в том числе, и российская. Интересно то, что недавние результаты проверки Счетной палаты, проверки государственных СМИ российских показали, что ни одно государственное СМИ не делает ничего для поддержания имиджа России за рубежом. А вся та недвижимость и средства, которые находятся в собственности государственных СМИ, за рубежом не используются или используются в интересах отдельных лиц. А должны бы использоваться для "круглых столов", конференций, посвященных России, каких-то светских вечеров, посвященных российской культуре. Очень много чему. Соответственно, в данном случае бизнес российский для продавливания, как вы сказали, этого вопроса, пока не видит поддержки ни от государства, которое все время своими действиями подтверждает те чудовищные стереотипы, которые о России существуют, так мы не видим поддержки даже от местных, наших локальных СМИ, что при это говорить о иностранцах?

А.ВОРОБЬЕВ: Но при этом государство делает все-таки какие-то шаги для улучшения своего имиджа? Мы же говорили с вами в гостевой - дискуссионный клуб "Валдай", "Раша тудей".

Ю.СЛАЩЕВА: Консультативный совет по иностранным инвестициям при правительстве. Который, кстати, создан по инициативе иностранных компаний.

А.ВОРОБЬЕВ: Этого недостаточно?

И.ЮРГЕНС: Этого недостаточно. В основном достаточно было бы правильное позиционирование России в целом в мире. Сейчас у нас есть вопросы по этому поводу - мы враги Европе и США, мы им друзья, стратегически как мы все это будет выстраивать? Когда мы ответим на эти главные вопросы, мы в какой системе координат и системе ценностей - потом нам, бизнесменам, будет легче пристраиваться туда же.

А.ВОРОБЬЕВ: А кто должен ответить на вопрос о том, в какой системе координат мы действуем?

И.ЮРГЕНС: Это очень сложный вопрос, ему лет 300 - западники со славянофилами бились еще начиная с Петра. Поэтому мы сегодня на это не ответим. Но надо сказать, чтобы защитить государство немножко - тут я стану на совершенно другую, противоположную позицию - вот то, что сейчас делает "Газпром" - безусловно, это улучшение имиджа. Если "Газпром" доставит северным потоком, "голубым потоком", этим южным, Штокмановским месторождением то количество газа и энергоносителей в Европу - вы понимаете, конечно, что имидж России, когда каждый день немец будет открывать русский газ в своей колонке, это будет положительное дело.

А.ВОРОБЬЕВ: Мы сейчас уйдем на новости, а затем, сразу после них и небольшой рекламы - любопытные данные социологических опросов в США - что думают американцы о России, которая стала правопреемницей СССР.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: 20.35, идем дальше. Мы обсуждаем имидж российского бизнеса за границей. Юлия Слащева, Давид Якобашвили и Игорь Юргенс гости этой студии, и я, А.Воробьев. Как и обещал, начнем эту часть эфира с того, каков, собственно, имидж самой России за рубежом - эти данные я почерпнул на сайте "Инопресса" в одной из статей, которые там размещены. "То, что в Москве проблемы с имиджем - пишет корреспондент - ни для кого не секрет. Когда президент Путин попадает в заголовки новостей, это, обычно, связано с арестом бизнесмена, или наступлением на оппозицию Опрос, проведенный два года назад по заказу путинского правительства, высветил глубину проблемы". Итак, входе опроса американцев попросили назвать 10 вещей, которые ассоциируются у них с Россией, чаще всего респонденты называли "коммунизм, КГБ, снег и мафию". Единственная положительная ассоциация - русское искусство и культура - оказалась последней. Результаты проведенного в августе 2005 г. опроса, посвященного знанию иностранцами российских брэндов оказались еще хуже. Единственные брэнды, которые сумели вспомнить иностранцы - "Автомат Калашникова" и "Коктейль Молотова". "Кремль убежден, что в искаженном представлении о стране повинны такие люди, как я - пишет корреспондент - журналист, работающий в Москве, - уточняет. В 2001 советник Путина С.Ястржембский говорил, что имидж России за рубежом мрачнее и намного хуже, чем реальность. Он отметил, что в значительной мере такой образ страны создают западные корреспонденты. Майкл Максвелл, эксперт по России в Фонде Карнеги, говорит: "отношение кремлевских советников и высокопоставленных чиновников к работающим в Москве журналистам невероятно враждебно, они считают, что корреспонденты стали проповедниками взглядов либеральной московской интеллигенции". Вот вкратце суть того, что о нас думали два года назад и что они могут вспомнить о российском бизнесе в этом августе.

Ю.СЛАЩЕВА: Ситуация не изменилась.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы полагаете, что еще водка, наверное.

Ю.СЛАЩЕВА: Водка, да.

И.ЮРГЕНС: И что после этого требовать? Конечно, они думают, что мы сейчас приедем и забросаем всех шапками, все завоюем, все возьмем, а наш темперамент намного превышает их темперамент. И у нас мало времени нам надо успеть много, чего сделать. Мы пришли в этот мир довольно поздно, в основном, это поколение мое или младше меня, но все агрессивные и стараются быстро что-то сделать.

Ю.СЛАЩЕВА: Своего не упустить.

И.ЮРГЕНС: Правильно, они должны думать об этом, как-то защищаться.

А.ВОРОБЬЕВ: Наталья пишет вам, г-н Якобашвили: "Откуда такая наивность? Вы же занимаетесь бизнесом с иностранными партнерами, регулярно бываете за границей - пресса всегда интересуется острыми моментами. Это нужно учитывать, а не сокрушаться".

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Смотря какими острыми моментами. Нет вопросов, но главное, чтобы отражали бы все. К сожалению так получается, что и российская пресса не может отражать российский бизнес ежедневно. Потому что разные бывают моменты - я не хочу грешить на российскую прессу, но вопрос в том, что приходится отражать только негативные моменты. А позитивные моменты - или надо заплатить...

Ю.СЛАЩЕВА: Коммерционализированные...

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Да. Или, в общем-то, мало что выходит на страницы газет. А то же самое получается и на Западе. Конечно не то же самое, что им надо заплатить за то, чтобы они что-то хорошее написали. Но для них горячие темы и те темы, которые будут с удовольствием читать, и которые можно расположить на первых страницах газет - это все-таки те отрицательные темы, которые у нас существуют. Их лучше всего отразить, и всегда назвать, что нашим лучшим фильмом сегодня является "Бригада", или что-то еще наподобие. Они же все это проходили в те годы, когда проходили - они уже забыли. Сейчас они уже живут другими ценностями, а думают, что мы еще живем теми ценностями, которые они жили в те годы, и это несопоставимо, все равно не становится на одни весы.

А.ВОРОБЬЕВ: Правильно ли я понял один из тезисов, который здесь прозвучал - значит, узкое бизнес-сообщество знает достаточно о России для того, чтобы вкладывать сюда деньги, инвестировать, и считает, что, в принципе, работать можно. Это узкое бизнес-сообщество не заинтересовано в распространении этих идей на более широкие слои общества, уж извините за тавтологию.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: У них за многие годы выработался определенный инстинкт самосохранения. Они защищают себя. Зачем нужно какой-то большой компании, которая работает на российском рынке, чтобы пришла на этот же рынок другая их конкурент-компания.

Ю.СЛАЩЕВА: То есть, по большому счету, они все умные люди, и все они хорошо понимают. Я бы даже не говорила о них как об узком сообществе. Это на самом деле деловое сообщество в целом, где работают люди, которые занимаются бизнесом - они все прекрасно все про Россию понимают. И именно потому, что они хорошо понимают, они не заинтересованы работать послами или адвокатами России.

А.ВОРОБЬЕВ: И имидж российского бизнеса в этом сообществе хорош?

И.ЮРГЕНС: Я продолжу. Юлиана расширила то, что сказал Давид, а я попробую расширить то, что сказала Юлиана. Деловое сообщество на Западе, в его самой верхней страте, оно абсолютно слилось с политическим сообществом.

А.ВОРОБЬЕВ: Вот.

И.ЮРГЕНС: И то, что хорошо сейчас для США, скажем, в России, хорошо и для делового сообщества, которое будет пропагандировать Россию - если у нас хорошие отношения, и для политического истэблишмента. Когда у нас были хорошие отношения в период 2000-2003 гг., можно наблюдать - абсолютно наверняка, если бы делали замеры - улучшение нашего имиджа и политического, и вслед за ним бизнес-имиджа. В тот момент, когда вокруг определенного дела начались негативные события - конечно, вся мощь и пиар-кампании, и, предположим, "Эксон Мобила", крупнейшей американской нефтяной компании, которая почувствовала себя обделенной в какой-то сделке - вся она начала быть направлена - через Конгресс, Сенат - на отрицательный имидж, на создание отрицательного имиджа России. Абсолютно то же самое произошло на этапе сделки ТНК-Би Пи. В.Путин и Блэр подписали в Лондоне торжественно документы - был абсолютный всплеск в Англии положительных новостей по России и о российском бизнесе. Как только дела пошли немножко хуже, когда менеджеры ТНК- Би Пи, иностранцы, стали подвергаться определенного рода гонениям под предлогом закона о секретности, когда иностранец не может, предположим, прочесть геологическую карту, и по этому поводу стали ограничивать деятельность топ-мендежров этой компании, ряд других ограничений - начался негативный пиар. Поэтому я хочу сказать вновь и вновь, что имидж бизнеса вторичен по сравнению с имиджем страны. Иногда в этом виновата Россия, иногда, безусловно, в этом виноваты политические и экономические конкуренты, что и происходит.

А.ВОРОБЬЕВ: У меня сразу возникает вопрос относительно последней вашей ремарки, или монолога, если хотите, тезиса - скажем так. Если западные компании, которые во многом сливаются с интересами политической элиты в западных странах, имеют такое влияние на проведение внешней, в том числе, политики - можно ли говорить о том, что у российских компаний, у российского бизнеса нет подобного лобби на внешнюю политику нашей страны?

И.ЮРГЕНС: Крупнейшие российские компании начинают осознавать себя абсолютно таким же способом - научившись, если хотите, у западных. Или будучи наученными нашей власть. Поэтому в бизнес-эскорте президента сейчас всегда присутствуют крупнейшие бизнесмены. Топливно-энергетический комплекс вообще ценится теперь больше ядерного оружия на самом деле. И то, как мы манипулируем - и правильно делаем, между прочим - в данном случае я вкладываю в слово "манипуляция" положительный смысл, а не отрицательный. То, как мы манипулируем ценами, транзитом наших энергоносителей, в ближнем зарубежье и дальнем - мы позиционируем страну. И так делает каждый умный человек, обладая 40% мирового газа и 20% мировой нефти. Поэтому топ-менеджеры наших компаний, наиболее выдающиеся бизнесмены, и здесь, наверное, можно называть компании "Лукойл", "Сургутнефтегаз", "Норникель" и так далее, понимая, кто они для страны, в том числе, уже играют в одну внешнеполитическую игру с Кремлем.

А.ВОРОБЬЕВ: Дело ЮКОСа, например - каким образом оно отразилось на имидже российского бизнеса за рубежом?

Ю.СЛАЩЕВА: В первую очередь, захлестнуло все информационное поле. То есть, в момент развития дела ЮКОСа, на протяжении, как минимум, 8 месяцев, 80% всех публикаций, которые были посвящены России, были посвящены ему, и все носили негативный характер. То есть, наверное, это самое главное. Если мы говорим о том, что СМИ создают мнение.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Это было больше всего было, конечно, не о самом бизнесе был разговор, а о государстве больше.

Ю.СЛАЩЕВА: Вмешательстве государства в экономику.

Д.ЯКОБАШВИЛИ:А на бизнесе это особенно не отразилось. Бизнес как выходил на международные рынки, как делал заимствования, так и делал заимствования.

И.ЮРГЕНС: Ну, это самый большой удар по имиджу России в течение последних полутора лет. Я согласен с коллегами, что больше он перенесся в политическую сферу, таковым и остается. Сейчас - что там греха таить - откройте западные газеты, теперь Ходорковский - декабрист. Особенно будучи сослан в Читу, а не во Владимир, скажем. Очередная пиар-ошибка, по крайней мере. Я уже не буду говорить, как правоохранительные органы это оценивают в другом отношении, с точки зрения их техники - наверное, какие-то были соображения, почему именно Чита. Но как пиар - это, конечно, опять сыграло против страны. А бизнес - я согласен с Давидом - он пережил эти новости отрицательные, и даже те же самые переговоры, которые мы недавно в РСПП имели - даже самые обиженные в этом "Эксон-Мобил", он уже говорил - давайте все это отложим, и давайте начнем новую страницу. Поэтому еще раз подтверждение того же самого - бизнес вторичен по отношению к политике. Хотя казалось бы Маркс нас учил другому - сначала базис, потом надстройка. И так было бы здоровее, между прочим - экономика бы быстро наладила правильную политику . Но у нас происходит по другому.

Ю.СЛАЩЕВА: Тем не менее, соглашаясь со всем, что говорит Игорь, очень важно то, что российскому бизнесу, понимая это все, нельзя расслабляться. Нельзя расслабляться в том смысле, что нужно планомерно, нужно постоянно заниматься выстраиванием своих репутационных программ на западе. Продвигая пусть даже свой собственный бизнес - пусть это будут отдельные компании отдельно взятого бизнеса, если мы говорим о том, что нет скоординированной позиции государства. Рассчитывать на нее, наверное, не приходится в ближайшее время. Соответственно, бизнес должен заниматься этим сам. Уже сегодня можно говорить о наличии в России в таких сферах, как энергетика, металлургия, коммуникации, пищевая промышленность - компаний, безусловных лидеров в мировой перспективе. Компаний, входящих в топ-10 мировых игроков в своем секторе. И эти компании должны планомерно заниматься своей репутацией там.

А.ВОРОБЬЕВ: Г-н Якобашвили, как вы планомерно занимаетесь укреплением своей репутации за границей?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: В первую очередь, мы выходим на международные рынки, мы работаем как в странах СНГ, также у нас одна из единственных компаний, я имею в виду - которая сегодня получила разрешение продавать продукцию в странах ЕС. Это важно. И второе - это важно участвовать во многих конференциях, участвовать во многих встречах - доносить все-таки нашим партнерам, что у бизнеса все-таки есть позитивное, нормальное лицо сегодня.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы встречаете какое-то противодействие?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Нет, я не встречаю противодействия. В основном встречаю удивление.

А.ВОРОБЬЕВ: Чем?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: И до сих пор такое удивление - ах, вы еще умеете говорить на английском языке, на французском, или каком-то еще? А, вы еще делаете бизнес? У нас было совсем другое понимание вопроса - вот такое я встречаю. Конечно, не везде. Не на тех площадках, где мы уже многие годы присутствуем - все наше русское сообщество и наш бизнес присутствует. А вот на новые когда площадки приезжаешь куда-нибудь, в какие-то отдаленные города Европы или Америки, или Востока, то, конечно, с большим удивлением смотрят, и им становится интересно.

И.ЮРГЕНС: И положительные новости довольно быстро проникают в среду. Я хотел вам сказать, что недавно возвратился из Вашингтона с одной из конференций, о которых говорил Давид, где мы представляли американским инвесторам возможности новых инвестиций на будущий год. И человек, который назначил мне частную встречу, говорит - мы встречаемся у такого-то отеля, около бензоколонки "Лукойла", и он это сказал не потому, что я был русский, а потому что бензоколонка "Лукойла" в Вашингтоне вошла в плоть и кровь. И там хорошо обслуживают, "Лукойл" начинает быть понимаемым брэндом, то же начинает происходить с "Газпромом" - ну, всегда происходило в Европе. Плюс к этому русские бизнесмены, наиболее продвинутые из них, делают хорошие пиар-кампании. В то же Нью-Йорке в те же даты проходила вот эта выставка изумительная "Россия" - все коллекции, безусловно, потрясающие коллекции Русского музея, музея Эрмитажа в галерее Гогенхайма, прекрасно расположенной для этого, потому что там по вертикали расположен сам выставочный зал, и от икон, которые были в основании этого...

А.ВОРОБЬЕВ: Серпантина.

И.ЮРГЕНС: Да, серпантина, до самого известного нашего современного искусства. Изумительная выставка. Было понятно, что это Фонд В.Потанина и российские бизнесмены - огромные очереди, положительный имидж.

А.ВОРОБЬЕВ: Но там была еще и политическая поддержка на самом высоком уровне, президент Путин, если мы помним, приехал и сказал несколько слов.

И.ЮРГЕНС: Кстати, о Путине - он всегда делал хороший пиар российским компаниям. Давид, который со мной вместе был, наверное, на 7 встречах с президентом, когда он встречался с РСПП и другими бизнесменами - он всегда выступал положительным лоббистом бизнеса. И всегда нам приводил пример, в том числе, и Буша, но и говорил и призывал - идите, делайте, я всегда буду помощником. Ну, кстати, ВПК я считаю, он продвинул с нашими истребителями, и так далее, пожалуй, в одиночку - ездя везде и рекламируя российское оружие. То же самое он сделал для "Газпрома", мне кажется, то же самое он делал для любой другой компании, которая себя позиционирует. Но помимо президента, мне кажется - не знаю, Юлиана - он профессионал в этом деле - помимо президента не видно такого сконцентрированного усилия со стороны государства.

А.ВОРОБЬЕВ: Я прямо слушаю, и мне нечего сказать. А дело ЮКОСа? Президент - говорите вы - всегда отстаивал интересы бизнеса.

И.ЮРГЕНС: Обратите внимание на дело ЮКОСа в преломлении президента.

Ю.СЛАЩЕВА: Подождите, Алексей, мы сказали - продвигал. Продвигал интересы бизнеса.

И.ЮРГЕНС: Да, кстати сказать. Я был на двух или трех встречах, одна из которых с правозащитниками. Которые подняли этот вопрос президенту. И рядом с ним сидел генпрокурор, и другие деятели правоохранительной системы. Я вам хочу сказать, что он очень тонко себя позиционировал от них, если хотите. Другое дело, насколько это искренне, или не искренне, и так далее. Но и в общественном мнении внутри бизнес-сообщества, и особенно за рубежом, президент Путин всегда говорил о том, что если вы мне докажете, что вот так, то будет так. Понимаете? То есть он, как опытный человек...

Ю.СЛАЩЕВА: То есть, он пиарщик хороший.

И.ЮРГЕНС: Как опытный пиарщик он себя дистанцировал от этого дела по всячески, и все время говорил о правовом поле - по крайней мере, так это выглядело.

А.ВОРОБЬЕВ: Особенно, когда он говорил о хороших знакомых, уважаемых людях из "Байкалфинансгрупп" - хорошо знакомых ему.

И.ЮРГЕНС: Вот эту фразу я не припомню, но в этой части сделки...

А.ВОРОБЬЕВ: Это тоже было за границей, к слову сказать.

И.ЮРГЕНС: Вот в этой части сделки, надо сказать, что наши немецкие друзья из крупнейших финансовых учреждений сделали намного больше г-на Путина - внешне вроде бы осуждая всю эту кампанию вокруг ЮКОСа, а на самом деле выхватывая очень большие куски, с моей точки зрения.

А.ВОРОБЬЕВ: Нет, просто подумал, что нужно было упомянуть дело ЮКОСа для того, чтобы не было мне повадно так заслушиваться.

И.ЮРГЕНС: РСПП упоминалось столько раз, что уже мне даже неудобно.

Ю.СЛАЩЕВА: А кроме того, все-таки, вы знаете, это тоже очень благоприятный случай, когда есть что-то одно, чем можно затыкать все дыры и приводить его как причину всех наших бедствий. Я имею в виду - дело ЮКОСа сейчас настолько на слуху...

А.ВОРОБЬЕВ: А никто не говорит об этом.

Ю.СЛАЩЕВА: Вы - нет, а многие говорят. Ну конечно, плохой имидж - ну так дело ЮКОСа. И это проходит красной нитью через все. И забываются многие другие корпоративные конфликты, которые происходят в России между компаниями, рейдерские акции, которые есть здесь, и которые попадают на страницы западных СМИ. Которые происходят в самом бизнесе, и государство не имеет к этому никакого отношения. Бизнес-этика действительно часто нарушается, и западный мир не может об этом не знать.

А.ВОРОБЬЕВ: Интересы Запада и интересы России, имидж российского бизнеса на Западе - такова тема беседы. Мы сейчас уйдем на небольшую рекламу, вслед за этим - "Рикошет". Не уходите, оставайтесь с нами.

РЕКЛАМА

А.ВОРОБЬЕВ: 20.55, "Имидж российского бизнеса за рубежом" - такова тема, которую мы обсуждаем. Ну и рассмотрели мы как бы две стороны. Значит, сейчас прозвучит вопрос, но не спешите говорить, что он некорректный - я расшифрую его чуть позже. Как вы считаете, кто препятствует улучшению имиджа российского бизнеса за рубежом - если Россия - 995-81-21, если Запад - 995-81-22. Когда я говорю слово "Россия" - это одна чаша весов, на которой находятся одновременно и российский бизнес, и политика государства. Когда я говорю "Запад" - я имею в виду то же самое - это позиция западных компаний, препятствующих проникновения российского бизнеса за рубеж, в том числе, препятствующая улучшению имиджа российского бизнеса, и политика западных государств. Россия или Запад в большей степени препятствуют улучшению имиджа российского бизнеса за рубежом? Если Россия - 995-81-21, если Запад - 995-81-22. А мы подключаемся опять к беседе. 3 минуты до новостей следующего часа. Вам не кажется, что вашими бы устами, да меды пить? Вот мы проговорили 45 минут - слушайте, у нас все в порядке. У нас президент поддерживает, продвигает интересы бизнеса за рубежом - ну, досадное недоразумение - дело ЮКОСа. У нас и иностранное бизнес-сообщество понимает отлично наши проблемы, и понимают, что можно инвестировать у нас - имидж нормальный. Может, и темы для обсуждения нет?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Понимаете, мы бы здесь не сидели, если бы не были оптимистами. Мы оптимисты - нас хоть в воду кидай холодную - все равно оптимисты. Так что все равно будем бороться, и каждый день будем бороться. Но я хочу сказать...

А.ВОРОБЬЕВ: Так с чем бороться, я не пойму?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: С этой жизнью, со всеми пробелками, которые у нас встают каждый день, и проблемы у нас большие. Но мы настолько оптимистично смотрим в будущее, потому что встаем с этим - у нас всего каких-то 15 лет. За 15 лет какое государство могло добиться того, что вот у нас самые выдающиеся миллиардеры сегодня в России?

И.ЮРГЕНС: Можно обострить ваш вопрос, и обострить эту тему. Например, конкуренция иностранная. Вот представьте себе три прибалтийских государства - Латвия, Эстония и Литва, считающие себя обойденными "Газпромом" в связи с этим ну, то количество негативной информации, которое сейчас выплескивается в этих трех прибалтийских странах, плюс Польша, которая всецело их поддерживает - конечно, это заказ. Политический и бизенс-заказ.

А.ВОРОБЬЕВ: Иностранный, западный.

И.ЮРГЕНС: Да. И этому надо смотреть в глаза. Наши коллеги из ВПК, они более закрытые люди, поэтому, вы их, видимо, редко спрашиваете. Там доходит, естественно, до спецопераций спецслужб за рубежом, когда взрывают самолеты на показательных полетах, когда делают другие отвратительные вещи с тем, чтобы наш экспорт вооружений подорвать, имидж наш подмочить, и так далее - это тоже есть, безусловно. Но есть и наши внутренние, нам свойственные недостатки - как бизнесменов, которые себя иногда в Куршавеле позиционируют так, что французы с ума сходят. Так и в других случаях, когда надо смотреть правде в глаза. Плюс огромный минус, извините - это поведение наших органов. Связанных с регулированием бизнеса внутри страны. Неправда. Что иностранцы полностью от этого в иммунитете своего рода. Абсолютно. Есть такие случаи, которые, наверное, если вы захотите, я несколько примеров приведу - когда и иностранцы подвергаются очень массированному давлению со стороны российского государства. Соответственно, об этом тут же рассказывают. И вот такие новости, конечно, тут же подхватывают на Западе с удовольствием.

А.ВОРОБЬЕВ: Последний раз задаю вопрос, тем более, после размышлений И.Юргенса - как вы считаете, кто препятствуют улучшению имиджа российского бизнеса за рубежом? Если Россия - компании плюс госполитика - 995-81-21. Либо Запад - компании плюс госполитика - 995-81-22.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: 21.06 в Москве, еще раз добрый вечер. У нас еще 24 минуты живого эфира с гостями - Юлиана Слащева, Давид Якобашвили, Игорь Юргенс и я, Алексей воробьев, обсуждаем имидж российского бизнеса за границей. Но сначала позвольте мне огласить результаты интерактивного голосования - как вы считаете, кто препятствует улучшению имиджа российского бизнеса за границей. 1600 позвонивших - немалое число для вечернего эфира, да с такой темой. Ну а я хотел бы поинтересоваться сначала у вас, каким образом пропорционально распределились голоса в этом голосовании? Ваши предположения? Опять начнем с г-жи Слащевой

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Профессионал.

Ю.СЛАЩЕВА: Да. Вы знаете, я думаю. что все-таки наши по-настоящему патриотические слушатели все-таки почитали, что Запад нам больше препятствует, чем Россия. Мне трудно сказать, но наверное, 60 к 40.

Я: Я думаю все-таки... я противоположно подумаю. Я считаю...

А.ВОРОБЬЕВ: Наши не патриотически настроенные слушатели...

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Да, кто-то есть обиженные, и так далее. Я думаю, все-таки 60 на 40 - в обратном направлении.

И.ЮРГЕНС: Я с Давидом вместе.

А.ВОРОБЬЕВ: 88% сказали, что Россия. Россия со своим бизнесом, со своей геополитикой, или ее отсутствием - как угодно. Но Россия препятствует улучшению имиджа российского бизнеса за рубежом - 12% полагают иначе.

И.ЮРГЕНС: Юлиана, мы знаем наш народ лучше, чем вы.

Ю.СЛАЩЕВА: Да. На самом деле это очень интересно, это очень хороший фактор. Раньше, если в помните, мы всегда грешили на Запад.

А.ВОРОБЬЕВ: А что хорошего?

И.ЮРГЕНС: Это аудитория еще "Эха", она особая.

Ю.СЛАЩЕВА: да, продвинутая - это правда. Продвинутая аудитория "Эха" здраво оценивает ситуацию. То есть, мы уже сейчас не обвиняем во всем Запад, а мы уже считаем, что проблема в нас.

А.ВОРОБЬЕВ: Давайте вот, что сделаем. У нас много достаточно сообщений, поступивших к нам на пейджер - 725-66-33 - большинство из них по-настоящему показывают заинтересованность аудитории в том, что мы сейчас обсуждаем. И я предложил бы на реплику ваш комментарий. "Проблема еще в том, что как только российский бизнес становится прозрачным для международных финансовых рынков, тут же подъезжает российская налоговая инспекция со всеми вытекающими последствиями (ЮКОС)?" - пишут Ольга и Валерий. Не так ли?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Может быть, где-то они и правы. Но не в этом плане. Налоговая инспекция сейчас подъезжает в любом случае. Прозрачный. Не прозрачный... тут просто все зависит от того, насколько вы большие или маленькие, в каком городе вы находитесь, и какое место вы занимаете в этом городе.

А.ВОРОБЬЕВ: А вот И.Юргенс обещал рассказать про какие-то проблемы у иностранцев?

И.ЮРГЕНС: Я хочу сказать, что конкретно ко мне обратилась крупная западная компания, которая производит очень востребованный на российском рынке товар - поскольку неудобно упоминать конкретные брэнды... в период с 1 января 20005 г. по 31 июня 2005 г. - 36 проверок различными ведомствами. Причем, 5-6 из них повторные, с явной целью что-то от этого поиметь. И только обращение нашего Союза к Г.Грефу, который просто уже собрал чуть ли не полкабинета министров, чтобы это прекратить - вот эту практику... понимаете, когда мы проанализировали это дело - действительно, даже иностранцы с отличным именем, казалось бы, защищающим его от наших различного рода проверяющих - жить было невозможно.

А.ВОРОБЬЕВ: Я правильно понял - собралось половина правительства или полвоина кабинета - для того, чтобы решить эту проблему?

И.ЮРГЕНС: Ну, он бы мог решить ее и сам, но он сделал ее достоянием гласности, и очень правильно сделал. Потому что, безусловно, нужны комплексные меры по улучшению администрирования налоговой службы и остальных наших служб - от архитектурного, экологического, пожарного надзора, санитарной инспекции, и так далее - невозможно. Особенно, малому и среднему бизнесу. Крупные имеют для этого специальные службы.

А.ВОРОБЬЕВ: В каком-то случае не хватило половины того кабинета. Мы помним это дело.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Я хочу отметить, что налоговые инспекции, налоговые ведомства, во многих странах тоже не подарки. Как действует американское налоговое ведомство, германское, французское - тоже не подарки далеко.

А.ВОРОБЬЕВ: А что вы имеете в виду - они таким же образом себя ведут?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Ну да - если они за вас ухватились, то они ухватились достаточно жестко. Ну, может быть, у них другие методы - там не общаешься с человеком, он не делает тебе определенных предложений, но во всяком случае, если им что-то не нравится, они не отпускают.

А.ВОРОБЬЕВ: "Я живу в Америке уже 13 лет, и могу вам сказать, что среднестатистическому американцу абсолютно до лампочки, что происходит в России" - к сожалению, потерялась половина сообщения, подпись - Петр. "Главная стратегия на Западе - стабильность и надежность. Как можно пускать любые компании, кроме сырьевых, если завтра очередной царь-батюшка, как в истории с ЮКОСом или "Ногой" поменяет правила игры" - спрашивают.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Вопрос про правила игры очень важен. Потому что много раз, когда мы встречаемся с государственными чиновниками, мы говорим - нужны правила игры, и они должны быть постоянными. И это даст возможность нам развиваться.

А.ВОРОБЬЕВ: "Господа, вы умалчиваете о главном - иностранный бизнес задает вопрос: почему вы нас приглашаете в страну, а русский капитал бежит из страны?" - спрашивает Раиса.

И.ЮРГЕНС: Это не подтверждается по последним данным. Было большое бегство после известного случая, но последний год прошел относительно спокойно. И единственное, что - наш советский... извините, российский бизнесмен - он, конечно, страхуется, и под флагом синдицированных кредитов. То есть, под чужим флагом возвращается в страну.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Деньги-то возвращаются.

И.ЮРГЕНС: Второй крупнейший иностранный инвестор в российскую экономику - это Кипр - это понятно, после США, немцы - на 4 месте, на третье место вот-вот выйдет Люксембург - это наши деньги, возвращающиеся обратно.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Это чиновники предпочитают...

И.ЮРГЕНС: Так что как только будут правила игры, на нашем рынке можно зарабатывать в среднем 20-30% годовых легко, конечно, намного интереснее, чем западные рынки, где можно зарабатывать 5-6%.

Ю.СЛАЩЕВА: А кроме того я видела несколько раз в правительстве такие предположения о том, что экспансия российского бизнеса на Запад и приобретение активов там - это тоже бегство капитала. Но на самом деле в 99% случаев это не так - это просто расширение территории, расширение географии, приобретение предприятий, производительных мощностей, или целиком компаний.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Диверсификация.

Ю.СЛАЩЕВА: Диверсификация бизнеса. И на самом деле это очень важная вещь. Это к началу нашего разговора - это то, чего как раз не хотят допускать западные игроки - российских компаний, покупающих там активы, покупающих там успешные, удачные, лидирующие предприятия и компании для того, чтобы вести там бизнес.

А.ВОРОБЬЕВ: Так будет всегда?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Потом еще идет постоянная ассоциация, что если российская компания - все равно она криминальная. Или они хотят ее видеть такой криминальной, в основе своей. К сожалению, это просто сложившееся такое мнение.

Ю.СЛАЩЕВА: Здесь, Алексей, один комментарий - здесь очень важно, чтобы российские компании - вот это как раз традиционная ошибка российских компаний: перед тем, как заходить на международные рынки, заходить на рынок конкретной страны, где компания, например, собирается покупать продукцию или закупить актив - компания должна там проводить какую-то пиар-кампанию, это очевидно. Она должна рассказать о себе, своих учредителях, она должна рассказать о топ-менеджерах своей компании, она должна рассказать... "стори-теллинг" так называемый - историю успеха на своем местном рынке. Нельзя входить наобум, втемную, когда тебя не знают. Конечно, там все бизнес сообщество объединится, чтобы не пустить - как было уже с рядом российских компаний, когда их просто не пускали на территорию развитых стран, и не давали там купить свои предприятия, или развернуть свой бизнес.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, г-н Якобашвили говорит, что до сих пор удивляются знанию французского или английского языка.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: И еще здесь - к сожалению, не всякая компания может вынести такую пиаровскую кампанию, потому что она достаточно дорогостоящая. Только крупные компании могут сделать. А что делать малым и средним компаниям, которые хотели бы, допустим, открыть свой ресторан, или сделать маленькое свечное производство? Им надо пройти через другие перипетии, доказать многими какими-то действиями, многими годами, что они, в общем-то, не с Луны и не с Марса.

Ю.СЛАЩЕВА: Давид, вы совершенно правы, но мне кажется, что если начнут крупные компании это делать, то на самом деле, по крайней мере, появится коридор и появится интерес - интерес формируется на основе чего-то.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Вот к этому и пришли - государство и бизнес должны заниматься. Пиаром. Чем суслик отличается от мышки? У мышки лучше пиар.

А.ВОРОБЬЕВ: Слушайте, я неожиданно вспомнил конфликтную историю между Францией и Великобританией. Помните, Жак Ширак как-то не очень аккуратно высказался об английской кухне, и к чему это привело? К тому, что британцы перестали посещать французские рестораны на территории Туманного Альбиона.

Ю.СЛАЩЕВА: Он сказал, что в Англии нет кухни.

А.ВОРОБЬЕВ: Совершенно верно. Вот как здесь? Может быть, это история вечная, это не только история, связанная с Россией? Это история бизнеса разных стран?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Ну, у них там вечно происходят конфликты определенные и соревнования. С нами-то чуть по другому - они не знают о нас.

Ю.СЛАЩЕВА: Они - на равных, а нас все-таки за дикарей пока... с ними они в равном конфликте, как муж с женой. А мы все-таки где-то в падчерицах пока ходим, на самом деле.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Нас побаиваются, да, достаточно побаиваются.

А.ВОРОБЬЕВ: Наталья пишет: "Судя по тому, на что делают упор выступающие бизнесмены, их совершенно не волнует имидж в России. А в России о них думают очень плохо. Большинство состояний добыты нечестным и преступным путем".

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Вот это проблема. Это проблема, ч то здесь до сих пор самосознание человеческое не дошло до того, чтобы воспринимать бизнес как инструмент развития государства. На сегодняшний день бизнес - это воровство и мошенничество. Вот я хотел... когда стоял вопрос, какой вопрос задать, я хотел задать вопрос, что вот сколько радиослушателей выскажется за то, где мы они хотели видеть бизнес или в зените славы или на нарах. Хороший вопрос.

И.ЮРГЕНС: Те же 80%.

Ю.СЛАЩЕВА: Мы с Игорем побоялись, что 88% отправят нас на нары.

И.ЮРГЕНС: Давиду, видимо, уже терять нечего, а нам с Юлианой есть еще.

А.ВОРОБЬЕВ: "Господа, что же Путин ничего не сделал для России? Мы на 105 месте по уровню жизни, а по количеству миллиардеров - на втором. Вас послушать он просто душка" - Ирина Леонидовна. Я полагаю, что это к вашим словам, г-н Юргенс, вдогонку было сказано.

И.ЮРГЕНС: Я никогда бы не осмелился Владимира Владимировича назвать "Душкой".

А.ВОРОБЬЕВ: Я цитировал.

И.ЮРГЕНС: Это президент нашей страны, который много делает. Кстати сказать, по сравнению с предыдущим президентом я его оцениваю очень высоко. И не надо говорить о том, что за последние, предположим, 20-30 лет, 6-летка этого президента сравнима с какой-нибудь из шестилеток его предшественников - по темпам роста по 7-9% в год, по темпам реальных доходов населения - 12% в год. Авторитаризм Путина уже вошел в пословицу. Но слушайте, может быть мы как люди, как граждане, даем ему на это право? Не боремся за свои права, не идем сейчас голосовать за демократов в Москве, не создаем какие-то партии? Почему мы всегда обвиняем Путина? Давайте на себя посмотрим - мы боремся за свои права, мы делаем что-нибудь для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему? Давайте с себя начнем. А Путина - ну, это самое легкое сказать...

Ю.СЛАЩЕВА: И кроме того, очень важно, Наталья не может этого не замечать - уровень жизни в стране растет. Это подтверждается всеми исследованиями по рынку потребительских товаров. Наверное, Давид тоже это знает по своему бизнесу. Я, например, знаю это по рынку телекома - потребление растет чудовищно. Вы знаете, что проникновение сотовой связи в России, по всей России в целом, включая регионы, достигло 80%, а в Москве перевалило за 100 - 117%, это значит, что в каждой семье есть, как минимум, по одному мобильному телефону. Не в семье, а у каждого человека. Если сегодня мы в рядовых школах, обычных, видим детей с мобильными телефонами - во всех регионах у бабушек есть мобильные телефоны. На самом деле потребление растет, уровень жизни растет, машины не успевают продавать, очередь стоит на иномарки. Кто их покупает? Неужели вы подумаете, что это только здесь сидящие в этой студии стоят в очереди на, например, те же машины? Поэтому мы лукавим, когда говорим, что жизнь становится хуже. Жить, безусловно, становится лучше. Но дайте бизнесу еще 10-15 лет.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Но конечно, нам хочется все сейчас и быстрее.

Ю.СЛАЩЕВА: Это почему нас не любят иностранцы.

И.ЮРГЕНС: Но и ответственность надо нести, конечно, большую, чем пока несем. Есть передовики, есть очень хорошие компании, есть истории успеха, социальной ответственности, с корпоративной ответственностью, прозрачные, почти выстроенные как западные, или наиболее передовые. Но есть компании, которые воруют, есть бизнесмены, которые недоплачивают зарплаты, и так далее - с этим надо тоже заниматься. Но ситуация у нас не хуже чем во Франции, которая переживает этот бунт - абсолютно, кстати, не этнический, а экономический. 20% безработицы, до 40 в этих регионах - и вот вам взрыв. Поэтому при наших 10% безработицы и постоянном росте доходов, и, в общем, ныне таком довольно явном социальном векторе, я не думаю. что нам грозит что-нибудь подобное. Поэтому вот сейчас мы живем не хуже, чем во Франции.

А.ВОРОБЬЕВ: Это такое небольшое лирическое отступление от главной темы, "Имидж российского бизнеса за рубежом" - я, с вашего позволения, вернусь в эту тему. Вадим из Далласа пишет: "Живу уже 5 лет в США, хочу вам заметить, что вы очень сильно преувеличиваете само наличие имиджа российского бизнеса в США".

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Я на самом деле это и сказал - что вообще никто не вспоминает.

Ю.СЛАЩЕВА: Мы об этом и говорили - на обывательском уровне - нет.

И.ЮРГЕНС: Да конечно - только "Лукойл", одна бензоколонка в Вашингтоне. Но она цитируется.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Но хотелось бы отметить - вот нам надо много, что подправить. Но главное - изменить самосознание. Самосознание и людей и подхода к бизнесу самому, и конечно, и чиновничество должно изменить подход к бизнесу. Потому что не надо резать курицу, которая несет золотые яйца. И следовательно, если мы проявим максимум мудрости, и сегодня что-то изменим - изменим, "либерализуем" и высвободим - то у нас все получится. Взять Китай, вот китайцы - если они хотят что-то сделать - что они сделали с сельским хозяйством? Отменили полностью налоги на 10 лет, простили все прошлые налоги, сделали это свободной экономической зоной, и сельское хозяйство через 5 лет у них будет вообще выдающимся и само-достаточным.

А.ВОРОБЬЕВ: "Собирается ли российский бизнес вместе с государством организовать прорыв в области высоких технологий, чтобы Россия перестала быть сырьевым придатком Запада" - Алексей спрашивает.

И.ЮРГЕНС: Собирается. Вот сейчас закон о наших спецэкономзонах предусматривает преференции тем, кто будет заниматься высокими технологиями. Есть программы федеральные целевые - биотехнологии, различные другие - с этим будет очень непросто вновь. Потому что этот вопрос запущен, и высокие технологии начинаются со школы-университета-большой фундаментальной науки, которая развалена. И наши выпускники, к сожалению, работают в Кембридже, Гарварде, и в Силиконовой долине. Но многое мы стараемся сделать, и наши передовики и наши коллеги, видимо, сделают.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Да, если взять вот три бизнес-сообщества - "Опору России", "Деловую Россию" и РСППП - везде есть комитеты, которые занимаются этими проблемами. И все прекрасно понимают, и выделяют средства на эти цели.

А.ВОРОБЬЕВ: "Жизнь становится лучше - пишет Александр Сухов - благодаря или вопреки Путину? А представителям бизнеса мое почтение". Ольга с Валерием пишут: "С вами что-то не то, вы оторвались от жизни. Цены на нефть какие сейчас, и какие были тогда - не забыли? Экономика страны, которая строится только на сырье, не внушает оптимизма". "Визитной карточкой российского бизнеса стали Рублевка и Куршавель - символами безвкусицы, хамства и наглой бравадой богатством".

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Ну. это части бизнеса, нельзя сказать...

И.ЮРГЕНС: Части бизнеса и части чиновничества - да.

А.ВОРОБЬЕВ: "Прежде, чем заняться пиаром, нашему бизнесу нужно заняться самой сутью".

И.ЮРГЕНС: Это правда. Давайте последовательно - цены на нефть. В середине 70-х в сопоставимых ценах это было 90 долларов за баррель. Сейчас, напомню, 50, приближается к 60. Поэтому не надо говорить о том, что сейчас какие-то изумительные, исключительные цены на нефть.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Да, тогда 90 долларов были другими совершенно.

И.ЮРГЕНС: Это первое. Второе - в нашем общем балансе цены на нефть - то, чем мы живем - занимают 20%. Растет сейчас сильнее всего сектор пищевой, телекома, строительства, машиностроения, и так далее. Не на нефти мы живем уже давно. Хотя нефть, конечно, многое в этом значит. Рублевка, Куршавель и остальное - отвратительно. Но только ли бизнес? Мое личное исследование приводит к тому, что те же, извините, налоговики, таможенники и правоохранители...

А.ВОРОБЬЕВ: Чиновники.

И.ЮРГЕНС: Имеют такие "особнячищи" там, которые не снились, в том числе, и предпринимателям. А некоторые из предприниматели намеренно такие не строят, потому что уже понимают, что их западные коллеги не на этом делают себе имидж. А вот нахватавшиеся чиновники по-прежнему никак не могут остановиться, и этому есть миллион доказательств. Поэтому всему народу надо учиться жить цивилизовано - это факт. И в том числе. Конечно, бизнесменам.

А.ВОРОБЬЕВ: "Не пиарить надо, а предлагать конкурентоспособный продукт. А этого мы пока не можем делать".

Ю.СЛАЩЕВА: Это не так.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Почему - можем. Мы можем предлагать конкурентоспособные продукты, и достаточно хорошие.

Ю.СЛАЩЕВА: И это подтверждает то, что я говорила ранее о том, что уже сегодня есть целый ряд российских компаний, которые входят в лидеры российского бизнеса. И в телекоме у нас есть такие компании, и в пищевой промышленности у нас есть такие компании.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: И в парфюмерии есть.

Ю.СЛАЩЕВА: И в парфюмерии. И в услуговом бизнесе. На самом деле сегодня с этим мы совершенно не согласны. Потому что встречаясь, например, со своими коллегами по цеху. С коммуникационными, пиар-агентствами на Западе. И, разговаривая с ними о технологиях и возможностях, они всегда признают, что мы ничуть не отстали от них. Мы вполне сегодня можем предлагать конкурентный продукт в целом ряде отраслей.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, но насколько он там востребован?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Востребован.

А.ВОРОБЬЕВ: На западе?

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Востребован на Западе. Мы продаем, допустим, самолеты, иркутские самолеты продаются в 37 странах, "Митчелл" продает свой прокат более чем в ста странах мира, "Уралсиб" работает на многих территориях, международных рынках, денежных рынках.

И.ЮРГЕНС: МТС и "Билайн" скоро будут мировыми операторами сотовой связи.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: "Билайн" скоро будет, "Альфа-банк" скоро купит сотовую связь другой страны.

Ю.СЛАЩЕВА: А МТС уже сегодня входит в десятку мировых лидеров по абонентской базе консолидированной, по эффективности финансовой.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Маленькая реклама - мои соки, наши морсы пьют в Австралии.

И.ЮРГЕНС: Отрезаем.

А.ВОРОБЬЕВ: Прямой эфир - ничего не поделаешь.

Ю.СЛАЩЕВА: А кроме того, безусловно, нельзя говорить, что это все не востребовано. Это востребовано в том случае, если это по хорошим конкурентным ценам, это будет востребовано все больше и больше. Поэтому нам есть, что предложить. Другое дело - мы уже об этом говорили - хотят ли нас туда пустить.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Хотят - не хотят, все равно придется пустить, мы будем над этим работать. Но хотелось бы поддержки. Поддержки государства, поддержки народа.

А.ВОРОБЬЕВ: Что такое "поддержка народа" - скажите мне, пожалуйста.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Вот когда ребеночек рождается, идет в школу. Его там должны учить. И родители его должны учить: ты должен стать не бандитом, не проституткой, а ты должен стать бизнесменом.

А.ВОРОБЬЕВ: Народ-то причем?

Ю.СЛАЩЕВА: Отношение к бизнесу.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: В человеческом сознании должно быть, что бизнес - это и есть движущая сила сегодняшняя у нас.

А.ВОРОБЬЕВ: Может быть, прежде, чем быть озабоченным проблемой с российским имиджем на западе. Может быть, имеет смысл все силы бросить сюда - для того, чтобы этот имидж исправить, в том числе, позвать ан помощь госполитику. Более четкие правила игры, и так далее?

Ю.СЛАЩЕВА: Безусловно.

Я. : У нас уже была практика, когда мы все силы направляли на одну цель. Лучше не будем. Давайте диверсифицировать. И там, и здесь, и везде будем работать.

И.ЮРГЕНС: Горчаковское такое "Историческая Россия сосредотачивается" -- конечно, имеет абсолютный смысл. Если мы здесь создадим гражданское общество, нормальную политическую систему, многопартийную или двухпартийную, какую хотите - но только не однопартийную вновь. Если у нас будут общественные организации и бизнеса и профсоюзов, и так далее. Если мы будем вступать в нормальный диалог с государством и сообществом. Если мы будем платить нормальную зарплату - а это та же функция и профсоюзного движения, и всего остального - вот если мы сделаемся хорошими людьми внутри страны. То конечно, наш имидж за рубежом явно и резко улучшится.

Ю.СЛАЩЕВА: Боюсь только, что это долгий процесс, и все-таки эти два процесса надо делать параллельно.

И.ЮРГЕНС: Заниматься надо тем и другим.

Ю.СЛАЩЕВА: да, надо заниматься тем и другим, и нужно просто научиться России, российскому бизнесу, говорить о себе хорошо самим - правильно, хорошо, ярко, амбициозно.

И.ЮРГЕНС: Выступать и говорить.

А.ВОРОБЬЕВ: Здесь не так давно кто-то напомнил в эфире - то, что сказал Черномырдин в свою бытность высоким госчиновником - "нельзя оба яйца в корзину ложить".

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Надо еще задуматься о демографии. Вопрос о демографии.

А.ВОРОБЬЕВ: "По-моему, запад заинтересован только в импорте российского сырья. А вот как Россия сама, в лице бизнес-сообщества, должна обеспечивать продвижение своих продуктов на рынках Запада, вы так и не сказали" - пишет Александр.

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Конечно, мы должны производить и перерабатывать прямо здесь - конечно, это было бы самым лучшим. Конечно, они заинтересованы - они создают рабочие места на переработке, и это выгоднее там, прибавочная стоимость там. А здесь у нас нет прибавочной стоимости по многим нашим сырьевым продуктам.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну что же, у нас, увы, истекает время. Я заранее заметил сообщение, которым хотел бы сегодня закончить этот эфир - 72-13 - сейчас такой условный код этого сообщения, Сергей сегодня выиграл право поставить точку такую, на мой взгляд: "Полностью с вами согласен" - я уже не помню, с какой мыслью он согласился - "Главным у нас должен быть девиз: "Не верь глазам своим". Уходя из дома - вдохнуть, выдохнуть, произнести девиз, сказать: "Чур, меня", трижды плюнуть, перекреститься, и - вперед".

И.ЮРГЕНС: Молодец, Сергей.

Ю.СЛАЩЕВА: Да, молодец. Мы так и делаем. Каждое утро встаем, и ровно так и делаем. Именно поэтому мы полны оптимизма по поводу будущего России, российского бизнеса.

А.ВОРОБЬЕВ: Благодарю вас. Юлиана Слащева, Давид Якобашвили, Игорь Юргенс и Алексей Воробьев. До свидания.

И.ЮРГЕНС: Спасибо, до свидания.




17.11.2005
http://echo.msk.ru/programs/exit/39998.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован