17 июня 2005
2385

`Эхо Москвы`: Инвестиционный климат в России

Передача : Интервью
Ведущие : Ольга Бычкова
Гости : Сергей Алексашенко


О. БЫЧКОВА - У микрофона Ольга Бычкова, добрый день, и в ближайшие 20 минут мы продолжаем экономическую тему, утечка капитала усиливается из России в последнее время, за последние 4 года из страны было вывезено более 100 миллиардов долларов, написала недавно британская газета "Гардиан", а известное агентство "Фитч Рейтингс" считает, что в России нездоровый инвестиционный климат. Эту тему мы будем обсуждать с нашим гостем, Сергеем Алексашенко, президентом группы "Антанта капитал". Добрый день, Сергей Владимирович.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Добрый день, Ольга.

О. БЫЧКОВА - Сергей Алексашенко также недавно сказал в одном из комментариев, что в самое ближайшее время российскую экономику ожидают серьезные потрясения, но об этом мы поговорим позже. Начать же я хотела, прежде всего, вот с чего, буквально через уже четверть часа, наверное, ГД должна начать обсуждать в первом чтении правительственные поправки в гражданский кодекс, которые предусматривают уменьшение срока исковой давности по сделкам, недействительным, с 3, с 10 лет до 3, наоборот. ГД считает, что это стабилизирует отношения собственности и пресечет попытки ее незаконного передела. Как вы относитесь к этому, ваш комментарий?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Ольга, знаете, конечно, с одной стороны, хорошо, что ГД и правительство выполняют то поручение, которое им дал президент, но, с другой стороны, мне кажется, что есть такая хорошая русская пословица, дорого яичко к Христову дню. Если бы это решение было принято в самом начале правления Владимира Путина, где-нибудь в 2000 г., то, о чем его просили, т.е., собственно говоря, не секрет, что очень многие российские бизнесмены, они опасаются пересмотра итогов приватизации, опасались и опасаются в настоящее время. И об этом его просили, как известно, на летней встрече в 2000 г. Он сказал, что он подумает, думание растянулось на 5 лет, и сейчас, мне кажется, что эта тема, она уже теряет актуальность.

О. БЫЧКОВА - Как это теряет актуальность?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Во-первых, основные приватизированные сделки прошли в 95-96 гг., в 97, т.е. 10 лет, они уже и так почти истекли. Во-вторых, вспомните, что по этой статье, по этим основаниям практически никому не предъявлялось претензий. А за эти пять лет, которые Владимир Путин думал по этому вопросу, произошли такие немаленькие корпоративные войны с участием государства, как разгром компании НТВ, вообще "Медиа Моста", как разгром ТВС, как разгром ЮКОСа, и ни в одном из этих случаев государство не использовало аргумент, эту статью гражданского кодекса о пересмотре итогов приватизации. Выясняется, что у государства и так много инструментов для того, чтобы их фактически пересмотреть, необязательно на основании статьи гражданского кодекса. Поэтому да, конечно, это хороший сигнал, но, знаете, это пушинка на весах, где стоят огромные свинцовые гири.

О. БЫЧКОВА - Про гири мы как раз и поговорим сейчас, через минуту после небольшого выпуска новостей.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА - Итак, мы продолжаем наш разговор с Сергеем Алексашенко, президентом группы "Антанта капитал". Продолжим, собственно, тему инвестиционного климата. Как я уже говорила, агентство "Фитч" составило несколько дней назад специальный доклад на эту тему, и по его мнению нездоровый инвестиционный климат, в котором действует российский бизнес, несоблюдение прав собственности и недоверие к институтам власти являются основными причинами того, что только в прошлом году из России за рубеж было вывезено около 33 млрд. долларов. И эта цифра все время увеличивается. В то же время, как указывает "Фитч", пока россияне вывозят деньги из страны, крупные компании продолжают брать кредиты за рубежом, но переводят эти деньги в оффшоры, что делает их недоступными для государства. И эта тенденция усилилась после начала дела ЮКОСа. Так ли все ужасно на самом деле? Может быть, это очередная такая мрачная картина, я не знаю даже, с какой целью нарисованная.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Знаете, очень, конечно, легко сказать, что опять враги клевещут.

О. БЫЧКОВА - Ну да.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нашли, чем очернить нашу такую блестящую действительность. На самом деле, агентство "Фитч Рейтингс" всего лишь взяло данные, которые публикует ЦБ о состоянии платежного баланса и рассказало о них так, как считает нужным. Ведь тема оттока капитала из России, она известна, она ни для кого не является секретом. Российские эксперты говорят об этой теме, не знаю, 10 лет, как минимум, она хорошо понятна. Последние два года к общим мотивам оттока капитала добавилось известное дело ЮКОСа, скажем так, ряд решений органов государственной власти, которые мешают работать бизнесу. Когда речь идет об оттоке капитала, нужно четко понимать, что эти 30 или 100 млрд. долларов, люди не взяли в чемоданы, их не вывезли из страны, речь идет не об этом. Капитал - это деньги, которые есть у компании, и активы, которые есть у компании, и смысл капитала состоит в том, что он должен работать. Т.е. он должен искать себе место применения. И если капиталу некуда вложиться в России, если нет объектов для инвестиций в России, то капитал будет искать себе место применения в других странах. Приведу несколько примеров, три года назад компания ЮКОС, ныне не существующая, предложила российскому правительству построить нефтепровод в Китай для того, чтобы можно было, первое, осваивать месторождения Восточной Сибири, второе, экспортировать нефть в Китай. Строительство нефтепровода обошлось бы в миллиардов 5-6 долларов, соответственно, освоение месторождений Восточной Сибири потребовало бы инвестиций еще на 5-6 млрд. долларов минимум в первые 3-4 года.

О. БЫЧКОВА - Это те освоения, о которых говорят, в частности, что нужно разрабатывать новые месторождения, не кормиться старыми советскими?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, потому что в Восточной Сибири вообще месторождения не разрабатываются, потому что там нет нефтепроводов, там нельзя вывезти нефть оттуда. 10 млрд. долларов инвестиций, которые российские нефтяные компании хотели вложить в регион конкретный, в Восточную Сибирь. Правительство что сказало? Нефтепроводу нет, ЮКОСу нет. Второй проект, строительство нефтепровода из Западной Сибири в Мурманск, что типа хотим построить и увеличить добычу нефти и экспортировать нефть. Строительство нефтепровода опять требовало инвестиций 6-7 млрд. долларов, которые российские компании готовы были вложить в Россию.

О. БЫЧКОВА - Они готовы были вложить?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, они все сказали - мы готовы подписаться и вложить, профинансировать строительство за счет своих денег, благо, деньги есть. Российское правительство заявило - нет, нефтепроводы в России могут быть только государственные, поэтому частные деньги нам не нужны. И прошло три года, российское правительство ни одного нефтепровода не построило, нефтяные компании вместо того, чтобы вкладывать деньги в строительство нефтепроводов или освоение месторождений, платят дивиденды. Другой пример приведу. Есть такое очень известное, одно из крупных газовых месторождений, опять-таки, в Восточной Сибири, Ковыктинское, недалеко от Иркутска. Месторождение это так расположено, что оттуда есть только один канал продажи газа, два, на самом деле, либо в Китай, либо присоединение к системе "Газпрома". Правительство сказало, что частных нефтепроводов и газопроводов быть не может, поэтому договаривайтесь, сказало компании "РУСИА Петролеум", договаривайтесь с "Газпромом". "Газпром" сказал - а мы не хотим договариваться, не то, что у нас есть условия, на которых мы не можем, мы просто не будем с вами договариваться ни о чем, потому что если мы не договоримся, то у вас в 2007 г. можно отобрать лицензию. Тогда она достанется известно, кому, вот и все. Главный акционер компании "РУСИА Петролеум" - ТНК ВР. Освоение этого месторождения требует 8-10 млрд. долларов, строительство нефтепровода требует 6-7 млрд. долларов. Компания ТНК ВР имеет деньги, готова вкладываться, но ей говорят - нет, нельзя, просто нельзя. Компания ТНК ВР платит дивиденды в размере 3.5 млрд. долларов по итогам прошлого года, которые, естественно, уходят за границу. Нужно понимать, что речь не идет о том, что кто-то такой с чемоданами деньги возит, российское правительство систематически принимает решения, которые мешают, я привел пример из жизни крупного бизнеса, понятно, что на уровне мелкого бизнеса там другие решения, но они не менее значимы для каждого бизнесмена.

О. БЫЧКОВА - Но ведь под этим тоже стоит какая-то подоплека и мотивация, но они же не сумасшедшие в российском правительстве, они же не враги народа.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, они не сумасшедшие, просто все очень хорошо. Когда нефть стоит 50 долларов за баррель, то можно вообще ничего не делать, можно расслабиться и получать удовольствие, потому что понятно, что поток нефтедолларов, который продолжает литься на нашу экономику, он колоссальный. Я уже много раз повторял, что в настоящее время один доллар за баррель нефти означает два миллиарда долларов в год, которые приходят в российскую экономику. Предыдущие 10-15 лет средняя цена нефти была где-то между 15 и 20 долларами за баррель. В этом году будет цена нефти 43-44 доллара за баррель. Считайте, что российская экономика получила прирост 27 долларов за баррель в цене нефти, умножаем на два, получаем 55 млрд. долларов, просто к нам упали.

О. БЫЧКОВА - Выиграли в лотерею.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Мы же ничего не делали, нам просто повезло.

О. БЫЧКОВА - Понятно, но есть другая точка зрения на этот счет, например, очень ее формулирует правильно Александр Шевелев из Ленинградской области. В обществе нагнетается мнение, что в связи с делом Ходорковского инвестиции в Россию в значительной мере уменьшатся. Но бытует и другое мнение, наведение порядка привлечет именно настоящих инвесторов, готовых вести дело на долговременной основе, а не желающих сорвать куш. Какого мнения придерживаетесь вы? Это такая известная история, в общем, она где-то напоминает историю про полуполный и полупустой стакан, опять-таки, вечную.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Знаете, есть известная фраза - где я вам возьму других писателей, работайте с теми, которые есть. Нет у нас в России других бизнесменов, которые готовы рисковать своими деньгами. Если уважаемый Александр Шевелев хочет проверить, привлечет ли российская экономика после разгрома ЮКОСа новых бизнесменов, он может попробовать начать свой бизнес. И он очень скоро убедится, что в России это сделать безумно тяжело, потому что, с одной стороны, ему нужно постоянно платить взятки государственным чиновникам различного уровня, а во-вторых, он не может защитить свои интересы в суде. Правоохранительные органы не будут защищать его лично и его собственность, и в этой ситуации любые инвестиции, которые кто-то захочет делать, они безумно рисковые. И дело же не в том, что хорошие бизнесмены или плохие бизнесмены, у нас есть, у нас же много в стране людей, которые занимаются бизнесом, по статистике имеется 2 млн. действующих предприятий.

О. БЫЧКОВА - Да, и они работают.

С. АЛЕКСАШЕНКО - И все они работают, значит, в стране есть, как минимум, 2 млн., разделите на два, пусть у каждого по два, разделите на 10, будет 200 тыс. людей, которые реально работают в нашей экономике, которые управляют компаниями, которые принимают бизнес-решения.

О. БЫЧКОВА - Так хорошо же.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Они не хотят вкладывать новые деньги в эту экономику, потому что либо им государство это запрещает делать, как я приводил примеры, либо они понимают, что, вложив деньги, они рискуют их потерять, потому что их никто не будет защищать, ни правоохранительные органы, ни судебная система, ни государство, которое, с одной стороны, хочет, чтобы все честно платили налоги, а, с другой стороны, не отменяет систему взяток и поборов.

О. БЫЧКОВА - Но вы рисуете такие картины, из которых следует, что уже все должно было давно остановиться, замереть и рухнуть, ничего не рухнуло.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Так не бывает, Ольга, ни одна экономическая система за последние 50-100 лет, не может остановиться, то какой-то военный коллапс, типа военного коммунизма, когда вообще все запрещается, тогда экономика останавливается. К счастью, современная экономика, она не может остановиться. Но то, что мы можем увидеть, это замедление темпов роста, уже все газеты написали, даже телевизор про это сказал, что 7% роста, которые были в прошлом году, у нас в этом году темпы роста снизились ниже 5%. Инфляцию, которую мы хотели, чтобы она была 8%, она будет в этом году 12 или даже 13. Количество негативных проблем, экономика как резиновый шарик, ее нельзя сжать, чтобы она где-то не выпирала. Как только вы мешаете экономике нормально развиваться, у нее возникают проблемы. Но это не означает, что люди, занимающиеся бизнесом, все бросят и уедут из этой страны, они выросли в этой стране, они не могут жить и заниматься бизнесом в другой стране, они хотят заниматься бизнесом здесь. И как бы тяжело им это ни было, значит, еще есть достаточное количество настоящих буйных.

О. БЫЧКОВА - Настоящих буйных, с одной стороны, а, с другой стороны, наверное, все-таки есть достаточное количество, достаточный список интересов, которые им интересны для того, чтобы заниматься бизнесом.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, конечно, но просто чтобы было понятно, что настоящих буйных мало в России, есть такой показатель, количество жителей, приходящихся на одно предприятие. Если взять население страны, поделить на количество предприятий, в Польше оно в 10 раз меньше, чем в России.

О. БЫЧКОВА - Предприятий в 10 раз больше то есть, получается?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Предприятий на душу населения в 10 раз больше, т.е. количество предпринимателей, которые работают.

О. БЫЧКОВА - Предприятий, имеется в виду вообще разного рода компаний?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Неважно, просто у нас есть два миллиона, у нас 140 млн. человек, 2 млн. предприятий, делим, получается 70, 70 жителей на одной предприятие.

О. БЫЧКОВА - Т.е. это от магазинчика до "Газпрома".

С. АЛЕКСАШЕНКО - От магазинчика до "Газпрома", они равны в этой статистике. В Польше 7 человек на одно предприятие, чтобы было понятно, насколько мы зажимаем свою бизнес-инициативу, как мы не даем людям работать.

О. БЫЧКОВА - Вы сказали, что через 2-3 года, в одном из комментариев вы говорили, российскую экономику ждут потрясения, и, похоже, это неизбежно, почему 2-3 года и какие именно потрясения?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Это был, правда, такой, достаточно пространный комментарий о тех процессах, которые идут в российской экономике, связанные с реальным сектором, с финансовым сектором. И я привел несколько примеров о том, что российская экономика сильно неблагополучно развивается, потому что у нее есть проблемы внутреннего, т.е. правительство, не решая какие-то, не принимая какие-то решения, откладывая то или иное решение, или, наоборот, принимая решения, как о дополнительных социальных расходах, создало перекосы в российской экономике, одновременно затормозив темпы роста, в первую очередь, испугав, сильно напугав нефтяную отрасль. И сегодня есть такая штука, что высокие цены на нефть, 50 долларов, которые нас спасают. Но у нас импорт растет, 25% в год, и этого запаса нефтяных цен, его может хватить на 2-3 года, через 2-3 года эта нефтяная подушка, золотая подушка, она может исчерпаться. Так арифметика показывает. Т.е. все эти проблемы, они...

О. БЫЧКОВА - А что будет тогда через два-три года?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Оля, если вы хотите, чтобы я вам написал сценарий кризиса, я не готов это сделать. Я просто понимаю, что если есть экономические проблемы в экономической системе, они должны проявиться. И в чем их будет проявление, я не знаю. Это может быть, например, взрыв инфляции, например, с уровня 13 до уровня 30%, инфляция, она обесценивает все сбережения, чтобы мы понимали. У нас же даже сейчас ставки процентные по депозитам населения меньше, чем уровень инфляции. Это означает, что уже сейчас сбережения населения, они сжимаются в реальном выражении.

О. БЫЧКОВА - Это все чувствуют прекрасно.

С. АЛЕКСАШЕНКО - А представьте себе, что инфляция будет 30%, представьте себе, что у нас, например, остановится пара отраслей, например, автомобильная. На самом же деле, наши все те традиционные производители типа "АвтоВАЗа", они балансируют постоянно на грани остановиться или не остановиться. Представьте себе, остановился "АвтоВАЗ", это 3-4% от российской экономики, со всеми смежниками порядка миллиона занятых, такая неслабая социальная проблема.

О. БЫЧКОВА - Т.е. толпа, огромная толпа народу оказывается не у дел.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, или представьте себе, что мы съели нефтяную подушку, а социальные расходы, которые правительство приняло, о повышении зарплат, пенсий, бюджетникам, оно все привело к тому, что дефицит пенсионного фонда неимоверный, финансировать не за счет чего. Т.е. цены стали не 50, а 40, вот вам и кризис, вот вам и кризис бюджета, которому негде взять денег.

О. БЫЧКОВА - У нас есть еще вопросы на нашем эфирном пейджере, у нас есть еще темы для обсуждения с Сергеем Алексашенко, мы сейчас прервемся на краткий выпуск новостей, затем продолжим.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА - Мы продолжаем наш разговор с Сергеем Алексашенко, несколько минут назад речь шла о том, что через несколько лет буквально российскую экономику ожидают потрясения, причем Сергей Алексашенко не сказал, какие именно, но назвал на выбор целое меню, в общем, разных вариантов, все они достаточно печальные. И поэтому наш слушатель Игорь тут же спрашивает, а где выход в таком случае? Улучшать инвестиционный климат, как мило, да?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Очень хороший вопрос, очень правильный Игорь задал вопрос, потому что эта моя оценка ситуации, она не означает, что кризис неизбежен. Т.е. я хотел сказать только о том, что есть серьезные проблемы, есть очень серьезные проблемы в российской экономике, они сегодня прячутся под нефтяными доходами. Как только нефтяных доходов станет меньше или российская экономика начнет их есть чуть быстрее, например, увеличивая импорт, у нас эти проблемы могут перерасти в кризис, Игорь правильно говорит, и вы, Ольга, правильно говорите, надо улучшать инвестиционный климат. Но времени осталось мало, потому что ухудшить инвестиционный климат можно очень быстро, арестовать еще одного бизнесмена и все, можно вообще на ближайшие года три-четыре забыть об инвестиционном климате.

О. БЫЧКОВА - Зам. генпрокурора обещал еще продолжить.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Он, конечно, человек влиятельный, но я думаю, что ему все-таки, он слишком много обещал, он слишком много говорил за последние года три-четыре, поэтому не все его предсказания выполнялись.

О. БЫЧКОВА - И делал тоже немало.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Сделал тоже немало, да, конечно, да, нужно улучшать инвестиционный климат, это в первую очередь.

О. БЫЧКОВА - Но все равно как-то не сходятся у меня всегда концы с концами тут, потому что ведь это все говорят, да, все говорят - плохо, инвестиционный климат улучшать, но в правительстве же тоже сидят люди, которые, наверное, что-то понимают. И в Кремле тоже сидят толковые ребята.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Смотрите, если прямо сейчас бросить, правительство бросит все дела и начнем заниматься реальным улучшением инвестиционного климата, то какие-то ощутимые результаты возникнут года через два, у нас на дворе уже будет 2007 год. Это означает, что через полгода от мая 2007 г. уже думские выборы, кому результаты достанутся? Кому-то другому точно, чего ради другого стараться?

О. БЫЧКОВА - Обидно.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Обидно, да не обидно, а просто зачем? А так можно спокойно досидеть в своем кресле, не волнуясь. Там, это, конечно, Алексашенко говорит, что через два-три года кризис, авось, пронесет, авось, через три-четыре. Если через три-четыре, тогда совсем хорошо, т.е. можно спокойно досидеть до конца президентского срока Владимира Путина и не волноваться. А там после нас хоть потоп, это же известная стратегия. Т.е. это ничего нового, российская бюрократия, она в этом отношении ничем не отличается от своих исторических предшественников, после нас хоть потоп.

О. БЫЧКОВА - А "Фитч" в своем докладе, который мы уже цитировали, сказал, что последний раз такого уровня отток капитала был в предкризисном 97 г., не к ночи помянул "Фитч" зловещий 98 год, ужасный.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, я бы не стал так, есть статистика и статистика, да, арифметически такой отток капитала был в 97 г., но я бы сказал так, что у нас нет никаких шансов повторить кризис 98 г., потому что основная проблема в 98 г. был дефицитный бюджет. В ближайшие три года, я думаю, все-таки у нас дефицит бюджета не достигнет такого объема, чтобы стать угрозой для экономики. "Фитч", там есть много других интересных вещей говорит, он, например, говорит, что интенсивность оттока капитала как доля от ВВП в России 5 с лишним процентов, это в 5 раз выше, чем у следующей страны из развивающихся, Польша, Турция, у них на уровне 1% ВВП. "Фитч" говорит о том, что уровень инфляции в России, двузначный, единственная страна с инвестиционным рейтингом, у которой двузначный уровень инфляции, это Россия. Вообще в мире из всех стран инвестиционного рейтинга есть одна-единственная, у которой такой особый исторический путь. И понятно, что напрямую этот доклад рейтингового агентства, он никак не повлияет на сиюминутные, на текущие оценки российского рейтинга. Но я думаю, что российским компаниям нужно всерьез, тем особенно, кто имеет рейтинг, нужно всерьез смотреть в будущее. Это сигнал о том, что неблагополучие в нашей экономике настолько велико, что его не замечать уже просто невозможно, что даже люди, которые вроде как сидят в Лондоне, и они говорят, что да, конечно, в нынешней текущей ситуации никто не сомневается, что Россия заплатит по долгам все и вовремя, поэтому рейтинг у вас инвестиционный, но он в самом низу всех возможных инвестиционных. И поэтому любое ухудшение ситуации, внешней, цена на нефть снизится, и тут же может привести к тому, что Россия может потерять этот рейтинг.

О. БЫЧКОВА - Как вы оцениваете, спрашивает Елена из Москвы, возможность поглощения крупной госмонополией других сырьевых негосударственных компаний и создания одного большого неповоротливого и неэффективного монстра, когда на рынке у нас будет торговаться одна большая толстая фишка? Это ужасно, но тенденция такая все-таки просматривается, как вы это прокомментируете, спрашивает слушательница.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Я думаю, что фишек будет, как минимум, две, одна нефтяная, другая газовая.

О. БЫЧКОВА - Целых две.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, потому что как только газовая фишка попыталась проглотить нефтяную, выяснилось, что у нефтяной есть средства защиты. Но, к сожалению, угроза такая существует, да, потому что мы видим, что по состоянию на сегодня еще, как минимум, две российские крупные нефтяные компании выставлены на продажу, это "Сибнефть" и ТНК ВР, 50%, которые принадлежат российским акционерам, которые, в принципе, могут быть куплены или "Газпромом", или "Роснефтью". Соответственно, смотрите, у нас было 6 крупных нефтяных компаний, если эти сделки состоятся, то останется у нас "Лукойл", "Сургут" и "Роснефть", останется всего три нефтяных компании. После чего останется такой, "Лукойл" все-таки там есть стратегический партнер в виде "Конако", вряд ли американцы захотят отдать то, что им с таким трудом досталось, останется только "Сургут" съесть, будут, "Лукойл" уйдет американцам, останется такая большая-большая "Роснефть". А в газе у нас, смотрите, что делает "Газпром", даже, в принципе, ни одна независимая компания не может развиваться. "Норд-Газ" раздавили, "Новотеку" не дают ничего делать, про "РУСИА Петролеум", "Ковыктинский Газ", я уже говорил. Да, две такие, одна нефтяная, другая газовая, вполне реально, такой, знаете, я бы не стал говорить, что этот сценарий невероятен. Т.е. хочется верить, что он не случится, но может произойти и так.

О. БЫЧКОВА - Но сейчас все чаще говорят о том, что на место нефти в мировом сырьевом рынке придет очень скоро газ, рано или поздно, потому что я читала недавно в газете американской, что в 19 веке был уголь самым главным, в 20-м - нефть, в 21-м будет газ. Понятно, и с газом-то тоже у нас все в порядке, слава богу.

С. АЛЕКСАШЕНКО - У нас все в порядке, кроме одной и той же самой проблемы, что и с нефтью, расстояние очень большое, от наших газовых месторождений до основных потребителей, которые в Европе и в Америке, расстояния в тысячи километров, и далеко не всегда по морю. Сейчас очень интенсивно развиваются международные газовые проекты, которые, как правило, находятся на побережье, так же, как нефтяные запасы в арабском мире. Там от месторождения до танкера 100 м, 200 м, 500 м, километр. А у нас труба идет на 5 тыс., на 6 тыс. километров. Понятно, что конкурировать нельзя. Или месторождения, расположенные в Северном Ледовитом океане, их освоение стоит в разы дороже, чем освоение месторождений где бы то ни было. Т.е., знаете, газ есть, но не факт, что даже при нынешних ценах освоение этих месторождений рентабельно.

О. БЫЧКОВА - Слушатель с псевдонимом Сухарь спрашивает - с климатом согласен, пишет слушатель, но в остальном вы не правы, инвестиции нужны не в нефтяной сектор, а, например, в энергетику. Ну вот нефть.

С. АЛЕКСАШЕНКО - А я не сказал, что инвестиции нужны в нефтяной сектор, я сказал, что инвестиции нужны вообще, я просто привел примеры, когда государство принимало решение, чтобы инвестиции не шли в нефтяной сектор. Государство уже 5 лет обещает провести реформу РАО ЕЭС, чтобы пустить инвестиции в генерацию электроэнергии, частные инвестиции. 5 лет у нас идут разговоры, реформа РАО ЕЭС стоит, и пока непонятно, сдвинется она с места или не сдвинется. Даже если какая-нибудь оптовая компания, генерирующая, будет продана, самое главное - это изменение правил ценообразования на электроэнергетическом рынке. Государство пока сказало, что мы их менять не будем, в этой ситуации частные инвестиции не придут в энергетику. Вы понимаете, можно пройти так по каждой отрасли, я просто взял специально крупные примеры, о которых у всех на слуху, чтобы не влезать в технологические детали.

О. БЫЧКОВА - Но просто ведь говорят же, что энергетика, нефть, газ - это особое такое чувствительное место, а все остальное, ради бога, все должно быть хорошо. Там нет таких бешеных интересов у государства и у крупных компаний.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Смотрите, опять вернемся к сегодняшним новостям, которые мы услышали несколько минут назад, что журнал "Огонек" куплен компанией "Телеком Инвест". Что такое "Телеком Инвест", все знают, что это некая такая компания, которая курируется некими государственными чиновниками, т.е. вроде как СМИ, точно не нефть и не газ. Но уж если и они подбираются, а перед этим газета "Известия", а перед этим телеканалы, понимаете, опять, любую отрасль возьмите, эти примеры, они, к сожалению, настолько многочисленны, печально.

О. БЫЧКОВА - Сергей Алексашенко был в прямом эфире "Эха Москвы", спасибо вам.






17.06.2005
http://echo.msk.ru/programs/beseda/37082.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован