10 апреля 2002
3085

`Эхо Москвы`. Ситуация в Ингушетии: итоги первого тура выборов

Передача : Интервью
Ведущие : Матвей Ганапольский
Гости : Руслан Аушев


В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Руслан Аушев - бывший президент Ингушетии, представитель Ингушетии в Совете Федерации РФ.
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Добрый день, Руслан Султанович. Мы с Вами встречались некоторое время назад, говорили о ситуации в Ингушетии и в Чечне. И после этого такое событие, Ваша самоотставка, так это можно называть. Давайте вот с чего начнем, поскольку на эту тему мы на "Эхе" не говорили, и, кстати, по Интернету пришли некоторые вопросы к Вам. И один из первых вопросов это вопрос от Мафиры Ялотдиновой: "В какой момент Вы пожалели о своей отставке? Либо это было связано с чем-то личным или судьбой всего народа?" Я чуть добавлю от себя. Вы сейчас не жалеете об отставке?
Р. АУШЕВ Я ни в какой период не жалел и сейчас не жалею. Я поступил так, как должен поступить любой президент после окончания своих конституционных полномочий. С учетом того, что где-то не стыковались федеральные законы с республиканскими конституциями, когда их привели в соответствие, то, по нашей Конституции, у меня срок полномочий закончился, 4 года. По законам об основных гарантиях избирателей есть такая юридическая зацепка, которая говорит: если избирался на 5 лет, надо все 5 лет и пробыть. Конечно, можно было и год еще находиться, но тогда мы в один год должны были провести и выборы президента, и выборы парламента. Когда я встречался с парламентом, мы думали над тем, как развести это дело. Легче всего это было сделать мне. Поэтому я так и сделал. И главное, высчитал еще то, что в 97 году, когда баллотировался на второй срок, я уже тогда всем сказал на съезде, что я больше баллотироваться не буду. Это было мое сознательное решение, и оно связано с тем, что первый президент республики должен сделать все правильно, по Конституции, чтобы быть для других президентов примером.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Хорошо. А то, что происходит сейчас в Ингушетии? Я задаю именно вопрос, что сейчас происходит, сам абсолютно не комментируя и не читая никакие сообщения информационных агентств. Вы как бывший президент, как Вы оцениваете ситуацию? Идут выборы. Какие они?
Р. АУШЕВ Конечно, я догадывался, что какие-то будут технологии, что что-то будет применяться. Тем более, примеры были, выборы в Курской области, других регионах, Дальнего Востока и т.д. Поэтому мы как-то готовились к тому, что будет происходить. Но то, что произошло и происходит, перешло все пределы возможного. Я еще раз убедился, особенно чиновники Южного федерального округа практически не понимают, что происходит в национальных республиках, в регионах. Они на ровном месте создают себе и союзников, делают себя противниками, раскачивают такую республику, как Ингушетия, которая все эти 9 лет, когда я был президентом, пережила две войны, конфликты, сотни тысяч беженцев и т.д., и на ровном месте. Перешагнули через все мыслимые и немыслимые законы, люди взбудоражены. И вчера, вдобавок ко всему еще, после того, как сняли фаворита гонки, Хамзата Гуцериева, за сутки, хотя и здесь Конституционный суд запрещал это делать, а Верховный суд РФ вынес решение немедленно вычеркнуть из избирательных участков. При всем том пошел дальше Амирханов, и он побеждает. И вот, вчера начались действия, ОМОНы, спецназы, во всех штабах выворачивают, захватывают. То есть люди начали сейчас собираться, была такая горячая обстановка, и благодаря усилиям, в первую очередь, самого кандидата, депутата Амирханова, членов штаба, удалось сделать, чтобы события не вышли за рамки допустимого. Поэтому сегодня уже все злые. Они видят, что происходит, как народу навязывают своего кандидата. У народа есть одна святая по Конституции РФ возможность: избирать себе президента, это его прямая святая обязанность. В этот день он главный, избиратель. И когда такие неуместные действия чиновников, такие вещи делают, они считают, что люди не готовы еще избирать, мы им подскажем, кого нужно избирать, - это, конечно, злит. Что-что, а за эти 12 лет, с 91 года, уже право говорить свободно и выбирать себе все-таки заслужили.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Руслан Султанович, к сожалению, мы с Вами уже говорили об этом перед началом передачи, ситуация в Ингушетии и в Чечне в последнее время отошла на второй план. И понятно, почему. События в ГД, история с коммунистами, а самое главное, гигантское по значимости своей мировое событие, арабо-израильский конфликт, безусловно, в общественном сознании отодвинули наш, внутрироссийский регион, на второй план. Что сейчас происходит в Ингушетии? Об этом ведь практически, кроме заявления "идут выборы", ничего не известно. Какая там сейчас социально-экономическая ситуация?
Р. АУШЕВ Обстановка в принципе напряженная. Она связана с тем, что проигравшая сторона, и особенно руководители Южного федерального округа, я так догадываюсь, что они сейчас лихорадочно ищут механизм, как выйти из этой ситуации, чтобы и их кандидат, Зязиков, прошел и стал президентом. Хотя люди уже показали, за кого. Если, снимая Гуцериева, Амирханов идет дальше на выборы и побеждает, практически не проводя ни одной встречи, не агитируя за себя, побеждает, и надо успокоиться здесь, дать возможность избрать людям избрать себе кандидата. Если они будут за Зязикова голосовать, значит, Зязиков будет. За Амирханова значит, Амирханов. Но я так думаю, что сейчас опять, последнее время в России появилась мода: с помощью судебной системы снимать реальных кандидатов. Мы просим, требуем и говорим: дайте возможность людям избирать. Не нравится им Амирханов, не изберут они Амирханова. Нравится им Зязиков, изберут они Зязикова. Потому что во второй тур вышли двое. Сейчас, я думаю, тут придумают какой-то механизм, что какие-то нарушения были, вплоть до того, чтобы снять Амирханова. И третий становится вторым, и пойдут другие два кандидата. А может быть, и второго снимут, чтобы один прошел. Поэтому люди за этим следят, они взбудоражены. На их самолюбие, национальную гордость неправильно надавили, так нельзя относиться. Вообще нельзя ломать их через колено, таким образом тем более. Поэтому я думаю, что эти три недели еще будет напряженно у нас в республике.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А в чем разница между Гуцериевым, которого отстранили или пытаются отстранить, и вторым кандидатом? Что самое главное, принципиальная разница в их подходе к будущему президентству?
Р. АУШЕВ Гуцериев уже отстранен, и самым незаконным путем. Были проигнорированы все решения Конституционного суда, хотя у Гуцериева было другое решение суда, тоже в первой инстанции, Верховного суда республики, которое говорило, что он не виноват и он должен оставаться кандидатом в президенты. И здесь такая коллизия. Вы, наверное, знаете, когда совещательные комнаты забирают дела и увозят в Москву для рассмотрения в Верховном суде это вообще нонсенс. По-моему, даже в каких-то малоразвитых странах такое нельзя делать.
-
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Руслан Султанович, Вы говорили о двух кандидатах, о Амирханове, которого "ушли" из президентской гонки, и о Зязикове. Для того, чтобы эти фигуры (и радиослушатели просят об этом на наш пейджер) не были столь виртуальны, как Вы сами оцениваете, какая разница была между этими кандидатами? Что каждый из них хотел, и соответственно, мы можем сделать вывод вместе с радиослушателями, почему было оказано предпочтение федералами конкретно Зязикову?
Р. АУШЕВ Во-первых, Зязиков появился перед выборами. Он давно в республике не работал, по-моему, с 95 года. Поэтому его фигура появилась неожиданно, перед самыми выборами. Он работал вне республики. Амирханов это депутат ГД от республики Ингушетия, он был замом председателя правительства. Это человек, который возглавлял экономический блок и работал в правительстве, которое я назначал. Амирханов, Гуцериев и еще ряд депутатов, если разделить на две группы, то это те представители, которые вместе со мной занимались социально-экономическим развитием, строили объекты, в курсе дела. И я считал, что если был бы избран Гуцериев или Амерханов, для республики это хорошо. То есть они в теме, тот курс на социально-экономическое развитие, решение других проблем они бы продолжили. Но здесь неожиданно появляется Зязиков, ему присваивают звание генерала, назначают замом представителя в Южном федеральном округе, и Южный федеральный округ стоит за его спиной. Он делает все, чтобы Зязиков, нарушая все мыслимые и немыслимые законы, победил. Вот главная причина.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Хорошо. А Ваша оценка, почему федералов, то есть Москву (я так понимаю, Вы подразумеваете именно это) не устраивает Амирханов или Гуцериев?
Р. АУШЕВ Мне трудно сказать, почему не устраивает.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Версия какая-то есть?
Р. АУШЕВ Версий много.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Не только потому, что они были Вашими коллегами.
Р. АУШЕВ Я считаю, что нельзя федеральному центру, тем более Южному федеральному округу ставить на кого-то. Задача федерального центра и всех чиновников, которые имеют отношение к выборам, - обеспечить равные права каждому кандидату, не вмешивая свой ресурс, и административный. Вот в чем причина. Конечно, я думаю, что это связано все-таки с ситуацией на Кавказе.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тем более, удивительно.
Р. АУШЕВ Нас тревожит одна вещь, которая появилась в России последнюю неделю, о которой много говорили. Кстати, она тоже одна из главных, по сравнению с теми, которые Вы назвали. Что заявил губернатор Лебедь? Что он рассматривает объединение трех регионов: Красноярск, Таймыр, Эвенкию. Что говорит губернатор Ярославской области Лисицын Анатолий Иванович? Что он внес проект закона об объединении Ярославской, Костромской, Ивановской области. На Кавказе нас объединяли много раз и разъединяли. У нас есть большое подозрение, что в будущем хотят нас объединить. Конечно, в первую очередь с Чеченской республикой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Чечено-Ингушетия, опять же?
Р. АУШЕВ Да, типа Чечено-Ингушетия. Есть аналитики, которые и такие варианты предлагают.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Почему, на Ваш взгляд, Кремлю это нравится? Представим себе, снова Чечено-Ингушетия. В чем прелесть этого варианта? Не вижу.
Р. АУШЕВ А зачем объединять сегодня области Костромскую, Ярославскую, Ивановскую? В чем там прелесть?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Там прелесть можно искать хотя бы в том, что объединяются экономические субъекты, но в мирной жизни. Здесь же абсолютно военная ситуация. Не вижу смысла.
Р. АУШЕВ Правильно, поэтому и хотят. Сегодня, объединив Чечено-Ингушетию, во-первых, многие вопросы могут быть решены. Есть проблема Ингушетии и Осетии. Эта проблема растворяется. Есть беженцы, вынужденные переселенцы, они уже внутри республики. Потом, республика расширяется. Есть населенные пункты республики Ингушетии, которые имеют товарный вид. Поэтому есть такие аналитические записки, которые бродят. Когда наши чиновники выезжают в Ростов на совещания, там открытым текстом об этом говорят. У нас эта тревога есть. Мы надеемся, что этого не будет. Это будет большая ошибка. Но тревога существует.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А господин Зязиков? Его позиция по этому поводу? Или она пока неизвестна?
Р. АУШЕВ Он на всех предвыборных собраниях говорит, что этого не будет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Прикажут, будет.
Р. АУШЕВ Хватит у него политического и другого мужества, если ему скажут: "надо объединяться", не объединить?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вы понимаете, Руслан Султанович, дело в том, что Вы говорите с точки зрения федеральной власти, я сейчас не рассматриваю, этот вариант для меня неожиданный, который Вы сказали по поводу укрупнения и создания, предположим, Чечено-Ингушско-Осетинской республики...
Р. АУШЕВ Нет, Осетинской не будет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Неважно, почему бы не дойти и до этого абсурда. Дело в том, что Ингушетия действительно, воистину была мирным и регулируемым островом в этом регионе, где творится бог знает что. И мы об этом говорили, и я, не скрывая, говорил Вам свои комплименты, как может сказать комментатор президенту, во время нашей прошлой встречи. Для меня это было совершенно поразительно, и я еще раз повторяю, что то, что Вы сделали, неоценимо для всего этого 9-летнего периода и для всей этой ситуации. Когда в невероятном регионе, в невероятной ситуации Вы смогли республику удержать от внутренней войны, борьбы кланов и бог знает чего. Поэтому, казалось бы, с точки зрения федеральной власти самое время поддержать Амирханова или Гуцериева. Потому что это люди, которые работают, если можно так сказать, по Вашей модели.
Р. АУШЕВ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Абсурд.
Р. АУШЕВ Некоторые наблюдатели говорят, что происходит. Когда такая борьба на таких выборах, то есть две вещи: или экономика, или политика. Экономики нет. Потому что, я понимаю, искры вокруг выборов в Якутии: алмазы. Я понимаю, искры во время выборов в Тюмени: нефть. Я понимаю, в регионах есть газ или другие вещи. Тут я понимаю. В нашей ситуации ничего нет. Ни тех полезных ископаемых, за которые можно было так воевать, и т.д. Значит, есть политика в этом регионе. Поэтому я считаю, что это главная причина. И самое обидное вот что. Или тот же Гуцериев, или тот же Амирханов они что, за выход из состава РФ? Нет, это ярые сторонники РФ. Это образованные люди, которые хотят стабильности, которые будут продолжать тот же курс, о котором Вы говорили, на социально-экономическое развитие. Люди, которые боятся всевозможных экстремизмов религиозных, политических, и вместе со мной занимались, чтобы этого не было. Нормальные руководители, которые имеют опыт, знания и т.д. Нет. Мы говорим всегда "нет".
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Здесь ищут причину, естественно, причину Ваших протестов и Вашего субъективизма в Вас же. Например, такая версия от господина Ахмеджанова, который говорит следующим образом на нашем эфирном пейджере: "Руслан Султанович, может оказаться, что Вы выступаете против Зязикова, потому что он может Вас отозвать из СФ".
Р. АУШЕВ Я хочу заявить: если Зязиков будет избран президентом, я тут же напишу заявление, я не буду представлять республику Ингушетия. Я за президентское кресло не держался, а тем более за это. Поэтому не надо за это переживать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Идем дальше. Лида Тумгоева, вопрос на пейджер. Но вначале я должен Вас спросить. В принципе, сейчас ушел Гуцериев из предвыборной гонки. В этой ситуации Вы предлагаете за кого проголосовать?
Р. АУШЕВ Я поддерживал Амирханова.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ И сейчас его поддерживаете?
Р. АУШЕВ И буду поддерживать. Это человек из правительства, и как глава республики возглавлял исполнительную власть еще. Кстати, Амирханова я знаю давно. Он был со мной в Афганистане, работал в Чечено-Ингушском обкоме комсомола, в течение этих 5 лет работал со мной в правительстве. Я знаю его деловые, моральные и другие качества. Поэтому я считаю, что это хороший кандидат для республики.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Смотрите, спрашивает Амир Махмудов из Атланты: "Сможет ли Ингушетия противостоять Кремлю, если повторится приморский опыт или этот опыт первого тура во втором туре?"
Р. АУШЕВ Как можно противостоять беззаконию? Решение Верховного суда. Как можно противостоять решению Верховного суда? Мы надеялись, что судебная система в РФ на основе закона. Но то, что мы сегодня увидели, и даже адвокаты, которые приехали из Москвы, в шоке ходили, в удивлении от принимаемых решений. Мы не собираемся ни с кем воевать, но мы надеемся, что разум все-таки победит, есть предел нарушений. Есть решение конституционных судов, других судов, есть опыт. Мы хотим какими-то беспредельными действиями привести к власти человека. Как он будет дальше управлять? Как он сможет управлять? Сегодня жители республики уже видят определенную угрозу. И они уже возбуждены, и включается другой механизм, понимания и протестного голосования. Это случилось в ночь с 7-го на 8-е, когда Амирханов победил. Многие видели, как ломают Гуцериева, и благодаря тому, что Гуцериева сняли, победил Амирханов. Только потому, что люди возмутились, а свое возмущение отметили в бюллетенях, поддержав Амирханова.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Может быть, это во благо? Я не имею в виду во благо Гуцериева. А может быть, в данном случае Амирханов и выиграет по протестному голосованию?
Р. АУШЕВ Да он уже выиграет, если сегодня будут голосовать, я уверен. Поэтому я думаю, что некоторые это понимают, и они будут принимать сейчас меры, чтобы снять его с гонки.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ И последнее. Мы с Вами говорили о планах (возможных, гипотетических, подчеркиваю) сделать, восстановить Чечено-Ингушскую республику. Если такое свершится, то к чему это может привести, это искусственное объединение? Не приведет ли оно к новому межнациональному конфликту?
Р. АУШЕВ Все возможно. Если такое, не дай бог, произойдет... я еще раз хочу сказать, что да, мы с чеченцами братья, вайнахи, по вайнахским обычаям мы должны жить каждый в своем доме: чеченцы в своем доме, ингуши в своем, отношения будем поддерживать, как поддерживали. К чему может привести? Приведет к тому, что, во-первых, у двух республик есть свои проблемы внутренние, у Чечни они очень большие, у нас они поменьше. Это все в одну кучу собьется. И как их решать? Потом, еще ко всему прочему, даже на выборах Ингушетии, маленькая республика, сколько всевозможных групп. А как можно избрать президента Чечено-Ингушетии? Чеченца или ингуша? Потом, еще другие составляющие, русскоязычное население там еще есть. Это же очень сложно будет. Это в партийные времена первый должен быть одной национальности, второй другой национальности, третий третьей национальности. А сейчас это очень будет сложно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тут одной политкорректностью не обойдешься.
Р. АУШЕВ Да. Ингушетия прожила 10 лет уже при своей государственности, мы очень динамично развиваемся, мы не хотим терять динамику этого роста.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Руслан Аушев - бывший президент Ингушетии, представитель Ингушетии в Совете Федерации РФ.





10.04.2002
http://echo.msk.ru/programs/beseda/18139.phtml

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован