18 апреля 2005
2593

`Эхо Москвы`: Станет ли рубль конвертируемым?

Передача : Интервью
Ведущие : Алексей Венедиктов
Гости : Сергей Алексашенко


А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко в качестве все-таки сначала бывшего первого зампреда ЦБ, добрый день, Сергей.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Добрый день, Алексей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этот уикенд в Вашингтоне состоялась встреча министров семерки, именно семерки, потому что Алексей Кудрин на весь объем не был приглашен. И вот там Алексей Кудрин в субботу сделал заявление, что к 2007 Россия достигнет конвертируемости рубля. Первое, когда я прочитал - в каком смысле, благородный дон? То есть что имеется в виду в ваших финансовых кругах под словами конвертируемый рубль, и что это значит для России, что значит достигнет? То есть я могу в обменниках менять?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Алексей, на сегодня в обменниках можете совершенно спокойно обменять, в России нет никаких проблем. Я бы разделил вопрос на две части. Это бытовая конвертируемость рубля, то есть это в отношении граждан, что нам с вами, нашим друзьям, партнерам, знакомым, для нас это означает. Второе, что это означает юридически, то есть с точки зрения законов, международных соглашений и т.д. Есть такая известная организация - МВФ, Международный валютный фонд, которая установила понятие текущей конвертируемости национальной валюты и полной конвертируемости национальной валюты. И соответственно, там написано, что для полной конвертируемости национальной валюты не должно быть никаких препятствий на пути конвертации для резидентов или нерезидентов, для покупок ценных бумаг и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это значит что?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Значит, что любое физическое или юридическое лицо может обменять доллар США, который является конвертируемой валютой, на любую другую валюту без ограничений. Американцы могут обменивать свой доллар без ограничений, любые нерезиденты США могут покупать доллар без ограничений, активы в долларах - без ограничений.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что, в России не так? Не может албанский гражданин купить массу рублей?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Сейчас мы подходим к такой сложной конструкции, что в России по закону, а что в России по факту. На самом деле, то, что сказал Алексей Кудрин, он лишь процитировал действующий в России закон о валютном регулировании, согласно которому с 1 июля 2007 года в России отменяют все ограничения на капитальные операции для резидентов и нерезидентов валютных.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сейчас они есть по закону?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Есть некоторый набор по закону. Хочу напомнить, что закон был принят в 2003 году, а до этого у нас существует закон, который запрещал многое, или почти все. Но, тем не менее, страна жила и успешно конвертировала рубли в доллары и обратно, и никому закон не мешал, в России это один из немногих примеров той сферы, где закон реально не работал. Это как ПДД, они существуют, но везде гаишников не поставишь, значит где можно люди нарушают правила. То же самое с валютным регулированием. Во всем мире валютное регулирование создавалось исторически, оно шло десятками лет. У нас в России в 1991-92 гг. все открылось, и финансовая техника стала позволят делать все. Называя операции текущими, резиденты, нерезиденты осуществляли любые сделки, которые только они хотели. Меняя названия сделки, не меняя ее сути, они проводили те операции, которые законом были формально запрещены. Вот к 2003 году наша власть созрела и сказала, мы не можем контролировать закон, давайте мы его сделаем очень либеральным. И осталось несколько ограничений, которые в повседневной жизни нас не касаются с вами. Нас касается с вами, например, открытие счетов в странах, не являющихся членами ОЭСР. Мы, например, с вами можем без проблем открыть счет в 27 странах, являющихся странами этой организации: в Англии, во Франции, в Германии, нам ничего не надо для этого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нам надо только уведомить ЦБ.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Ничего не надо. Мы например в год сможем покупать на 150 тыс. долларов, если заработаем, иностранных ценных бумаг, акций, облигаций.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, это уже работает.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, и многие другие формы работают. Есть специальные требования, которые касаются работы юридических лиц, что при осуществлении каких-то операций, при выдаче длинных кредитов, или при привлечении кредитов, ЦБ может ввести резервирование.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Типа залога.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Предлагают упростить, нормальных граждан это не касается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что изменится 21 июля 2007 года?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Эти ограничения снимутся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть сможем открыть счет в Африке, не в членах ОЭСР.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да. Вы и сейчас можете, просто есть некая процедура уведомления об открытии этого счета, соответственно, вы можете открыть счет в Африке, можете купить ценных бумаг не на 150 тыс. долларов, а на 1 млн. 150 тыс. долларов и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть это понятие для государства конвертируемости рубля?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Для государства важно то, что нерезиденты смогут спокойно приводить свои доллары в Россию, конвертировать их в рубль, покупать рублевые активы, зарабатывать на этом деньги, через какое-то время продавать рубли, покупать иностранную валюту и уводить выручку обратно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Для чего это нужно сейчас правительству России, почему Кудрин делает такое заявление именно сейчас. Теперь понятно, что, надо выяснить, для чего.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Он же, как министр финансов, должен говорить о прогрессе в реформах РФ. Он говорит, здесь у нас будет прогресс, что правда, мы достаточно быстро с 1991 года, когда вообще все было запрещено.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хранение могло быть долларов.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, только 88 статья в это время, страна пришла к режиму полной конвертируемости. Это отчет о проделанной работе и о краткосрочных планах на будущее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Знак ли это, что правительство настолько уверено в стабильности валюты, что дефолта точно не будет, или это не знак ничего, и дефолт может быть, пожалуйста, это не имеет отношения к конвертируемости?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Я думаю, что дефолт у нас быть не может. Но вообще это вещи не связанные. На случай кризисных ситуаций нынешний закон позволяет правительству и ЦБ вводить более жесткие ограничения, касающиеся перетоков валюты в Россию, и ухода валюты из России для резидентов и нерезидентов. Но ограниченная конвертируемость, которая была в 1997-98 гг. не помешала возникновению кризиса. Неполная конвертируемость не является основной для кризиса.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, правительство демонстрирует прогресс, с рублем все в порядке, кстати, тут был вопрос о сдерживании рубля, опять же ходят слухи, что правительство Фрадкова специально сдерживает рубль, но вот-вот сейчас он его отпустит. Что такое сдерживать рубль? И для чего он сдерживается?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Это означает, наверное, что правительство Фрадкова не дает рублю подешеветь, что оно удерживает его на уровне 27.8-27.9 руб. за доллар, а не делает его 30 или 32. Могу вас огорчить, если правительство Фрадкова или вернее ЦБ, что-то и делает, что-то сдерживает, то сдерживает доллар, вот если бы ЦБ прекратил покупать доллар на валютном рынке, то доллар стоил бы не 28, а 26, 25, 24 и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Зачем держит доллар?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Резкое изменение курса доллара, тем более укрепление национальной валюты - сильнодействующее средство, которое прописано не всем экономикам, и вообще редко в каких ситуациях бывает прописано, потому что оно резко делает более привлекательным импорт, затрудняет работу экспортеров, затрудняет работу предприятий, которые конкурируют с импортерами, меняет реальный уровень процентных ставок, привлекает капитал. В общем, слишком много искажений, это слишком опасный инструмент, это даже не обоюдоострая бритва, это шарик из иголок, еж металлический, который во все стороны торчит, то есть теоретически можно сделать что-то полезное, но, скорее всего, нанесет себе вред.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может быть, лучше отпустить, забыть, как оно идет и идет себе.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Не получится, потому что первым, что произойдет, я готов прогнозировать, что российские автомобили сразу резко подорожают в долларовом эквиваленте. Представьте себе, сегодня курс 27.8, отпустили, завтра стал стоить доллар 25 рублей. Это означает, что долларовая цена российских автомобилей стала на 10% дороже. Импортные автомобили все остались на той же самой цене. Как вы думаете, долго в такой ситуации наши автомобильные заводы продержатся? Думаю, что не долго. Дальше начинается. У нас есть экспортеры, экспортерам сырья хорошо, у них доходы большие, есть экспортеры маргинальные, их может быть не очень много, но они на грани рентабельности продают свою продукцию за рубеж. Их все издержки сегодня пересчитываются по 27.8, составляют 90% цены. Курс упал до 25, издержки стали составлять 102%.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, ушли в минус, закрываем предприятие.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, и так далее. Процентные ставки, те русские, иностранцы, которые вложились в доллар, на этом проиграли, те, кто вложились в рубль, выиграли, и все ждут, ну давай типа еще дальше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В связи с этим, Сергей, особенно, когда работали в ЦБ, иногда смотришь, извините за дилетантский вопрос, растет денежная масса, это что печатают больше денег, правильно?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Не совсем, денежная масса это как раз спрос на деньги, сколько денег нужно экономике, сколько она их готова потреблять, денежные предложения, сколько печатают, это так называемые резервные деньги или денежная база, то, что публикует ЦБ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В связи с этим, вот инфляция 11.7% в прошлом году, в этом году видимо будет 10%, не меньше.

С. АЛЕКСАШЕНКО: 12, дай бог. У нас инфляция за I квартал на процент выше, чем в прошлом году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 5.3 по-моему.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, в прошлом - 4.2.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня было любопытное интервью г-на Кудрина "Российской газете", не знаю, знакомились вы или нет, где он говорит, что правительство делает глупости, мы делаем глупости вместе с ним.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Не читал, надо посмотреть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И главной задачей Кудрин ставит зажать инфляцию. Почему со времен Гайдара, 1991-92 г., почему это главная задача? Что значит зажать инфляцию? Она есть, все растет, видимо, объективно растет. Что такое зажать?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Если Кудрин сделал такое заявление, я готов его приветствовать, потому что впервые за последние 3-4 года правительство и ЦБ вообще делают такое заявление, что нужно бороться с инфляцией. Вот вы руководитель радиостанции, вы начинаете делать свой 3-летний план, вы говорите, так, инфляция у нас какая? В прошлом году 12, в следующем 12, 12, 12, 25. Радиосигнал дорожает на сколько? На 32. Коммунальные платежи на 50, у вас через 2 года бизнес-план перестанет сходиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так и происходит.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Я же специально перевел на язык, понятный вам. Есть более широкий слой населения, у кого есть вклады в банках, банки платят по вкладам 8-10%, инфляция 12, это означает, что вклады съедаются, то есть население реально беднеет, то есть банки не в состоянии зарабатывать такие доходы, экономика не в состоянии генерировать такие доходы, чтобы покрывать уровень инфляции. Инфляция - это такой разъедающий экономику эффект, когда экономика работает себе во вред. Чтобы мы понимали, из 2 десятков развивающихся стран, которые хоть какой-то интерес представляют для развивающегося мира, для финансовых инвесторов, Россия находится на предпоследнем месте по итогам прошлого года по уровню инфляции, хуже нас только Венесуэла, именно развивающиеся, про развитые я не говорю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Иногда смотришь такие забавные вещи, условно говоря, у них было 3.1, стало 2.9, великая победа правительства.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Потому что сегодня считается, что нормальная инфляция в развитых страна должна быть ниже 3%, в развивающихся 5-6%, выше 10% - это Египет, Россия и Венесуэла, 3 страны. Все остальные ниже 10% инфляция.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В чем причина? Есть ли не комплекс причин, понятно, что все состоит из сегментов, есть ли суммарная или базовая причина?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Это непонимание российскими властями, экономическими властями опасности инфляции. Мы долгое время всем говорили, что у нас с инфляцией все в порядке. Вы посмотрите, об инфляции начали говорить в последнее время.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В основном про ВВП.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Мне кажется, что ВВП сказал про инфляцию, после чего все чиновники начали говорить, что мы сейчас с ней будем бороться, только когда ВВП сказал, тогда мы будем бороться, а до этого мы не боролись. Если не дай бог у нас сейчас резкая инфляция летом будет в минусе, ура, инфляция в дефляцию перешла, цены снижаются, все, побороли инфляцию, а потом начнется все с начала.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос, а какие существуют инструменты, чтобы остановить рост цен? Я вчера смотрел Анатолия Борисовича Чубайса в программе Соловьева, он говорил, все хорошо, только инфляция плохо, от соратника Гайдара это было... Он говорил, смотрите, мы тарифы РАО "ЕЭС", какая была инфляция в прошлом году, 11.7, а мы тарифы подняли на 11.2, а все остальное это коммунальщики. Как можно сдерживать цены? Какие есть инструменты в демократическом государстве, давайте представим себе, что у нас демократическое государство, с разными институтами рыночными, как можно сдерживать цены? Как Франция сдерживает цены?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Если бы инфляция была уравнением математическим, здесь это на это умножил, прибавил, разделил, то с инфляцией было бы бороться легче легкого. Можно говорить, да, есть процентные ставки, резервные требования, еще какие-то инструменты, покупка-продажа ценных бумаг у ЦБ. Главная проблема в неопределенности инфляции - есть такая штука, называется инфляционные ожидания. Это то, чего ждет население, чего ждет экономика. Если при инфляции в 12% правительство говорит, что у нас с инфляцией все в порядке, то инфляционные ожидания населения, экономики, раз все в порядке, у нас такая же инфляция и будет, мы это и получили. Нам на протяжении несколько лет правительство говорило, с инфляцией все в порядке, она под контролем. И все для себя воспринимали, что эта вот инфляция в 12% - это норма, если это норма для всех, значит и для меня, я имею полное право поднять свои цены примерно на столько же.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нас тут обижают и говорят, смысл заключается в том, что вы скрещиваете 1 лошадь и 1 рябчик, что есть инфляция бытовая, ЖКХ, бензин, у всех, она не 11, не 12 и не 15%, а есть инфляция, которая касается дорогостоящих услуг и предметов.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Вообще мы говорим о той инфляции, которую мерит Госкомстат.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 1 рябчик, 1 конь.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, во всем мире так мерят.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А по потребительской корзине - нет?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Это то же самое. Просто потребительская корзина существует у Госкомстата, он мерит эти товары. Мы же с вами мерим температуру, под мышку градусник засовываем, хотя в других частях тела температура может быть выше или ниже, но вот договорились, что меряем здесь. Так же, как и с инфляцией, договорились, что меряется по такому набору товаров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще один вопрос связан с курсом. Я хотел бы через 10 минут спросить слушателей в программе "Рикошет", какое вложение считают надежнее, есть 3 вида вложения, рубли, есть иностранная валюта, и есть недвижимость. Есть ли графики зависимости, существуют ли вообще, куда всегда перспективнее и надежнее вкладывать, потому что все равно дефолт 1998 года у всех в голове. Я не говорю, что сейчас, вы просто замеряете оценку слушателей, я даже не спрошу рекомендаций, просто психологически из чего надо исходить, как к этому надо подходить.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Я бы разделил этот вопрос на несколько составных частей. Первое, это депозиты, или недвижимость, акции и т.д. Недвижимость и акции для тех, у кого очень много денег.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Можно я возражу. В Москве была проведена бесплатная приватизация квартир, и я сталкиваюсь с совершенно потрясающими вещами, в том числе у наших слушателей, когда человек живет на очень маленькие деньги, на пенсию небольшую очень, владея в центре Москвы 3-комнатной, да, плохой по качеству, но 3-комн. квартирой 60 кв.м, это где-то 180 тыс. долларов сейчас. Люди как-то с этим не работают.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Он же не вложил деньги, ему досталось.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А какая разница?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Разница в другом, если бы человек осознанно купил эту квартиру, когда мы говорим вложения в недвижимости, это означает, что человек осознанно покупает с тем, чтобы потом продать дороже. Более того, если он продаст квартиру и купит где-нибудь на окраине Москвы за 80 тыс., то он получит 100 тыс. долл., которые он вложит в другое, но точно не в недвижимость, в какие-то депозиты в первую очередь. Поэтому есть слой очень богатых людей, которые могут для себя выбирать недвижимость. Есть слой стандартный, для которых депозиты - основной инструмент, вклады в банках. Чуть более популярными становятся ПИФы, паевые фонды, где можно за счет небольших вложений собрать большой пул и вложить либо в акции, либо в ту же самую недвижимость. Рубли-доллары, евро, у меня стандартный ответ, нужно хранить деньги в той валюте, в какой у вас будут расходы. Если вы живете в России, у вас все деньги уходят на текущие расходы, самая рациональная валюта - рубли.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А как же инфляция, о которой вы говорили?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Если вы будете хранить в долларах, вы потеряете, во-первых, на инфляции, во-вторых, на обесценении доллара, у нас долларовая инфляция за последние 2 года составила 33%, это означает, что при депозитной ставке 6-8%, вы проиграли 25%. Выиграть невозможно. Поэтому если вы считаете в трех валютах одновременно, евро, рубль, доллар, всегда найдется измеритель, по которому вы проиграете. Если вы копите на туристическую поездку в Европу, храните деньги в евро, точно не проиграете, может быть, конечно, не выиграете, по сравнению с чем-то еще, но если у вас целевая покупка, если вы деньги копите целевым образом, хотите купить машину, цена которой в долларах, храните деньги в долларах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если кодифицировать слово надежнее, вы можете сказать, вот сейчас позвонит человек и скажет, а надежнее в чем, есть универсальный ответ?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Или там, где вы потратите?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Здесь нет понятия надежный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть всегда целево.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Когда меня спрашивают, как хранить сбережения, надежнее всего арендовать банковскую ячейку и запереть ее, точно, минимальный риск потерять, банковские ячейки защищены по закону так, что забрать оттуда деньги невозможно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Легче вклад потерять?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Банк обанкротился, вы потеряли вклад. И потом в долгой процедуре будет свои деньги через агентство по страхованию вкладов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А если вы взяли мешок денег и положили в банковскую ячейку?

С. АЛЕКСАШЕНКО: То с ним практически ничего не произойдет. Единственное, что вы проценты не будете получать. Но это всегда так, либо доходность, либо надежность.

НОВОСТИ

РИКОШЕТ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы с Сергеем Алексашенко спрашиваем вас, за последние 2 года ваша покупательная способность или покупательная способность вашей семьи стала выше или осталась такой же, это один вариант ответа, или стала ниже. Если покупательная способность вашей семье стала выше или осталась на прежнем уровне, звоните 995 81 21, если она стала ниже, хуже 995 81 22. Сергей, есть некий набор, есть психологическая вещь, чем дальше, тем хуже, это понятно, всегда хуже, и на этом можно сделать такой вывод, но, тем не менее, из чего складывается лучше в нынешней ситуации, помимо того, что человек нашел новую работу.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Лучше, наверное, становится, когда вам повышают зарплату.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот есть некая инфляция, за последние 2 года, мы знаем, что она 25%, 11% и 13%.

С. АЛЕКСАШЕНКО: 11.7% и 12.5%.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, на четверть за два года в среднем возросли цены, как нам говорят зарплаты, чуть выше чем на четверть. То есть рост зарплат в среднем по стране опережает.

С. АЛЕКСАШЕНКО: На самом деле, как следует выше, думаю, в сумме за 2 года процентов на 15, по статистике.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На 3% неощутимо в нашей стране.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Нет, это означает, что если за 2 года инфляция 25%, то рост зарплат составил процентов около 40. Разрыв существенный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И люди как минимум должны почувствовать себя лучше. Но ведь индексация зарплаты не везде происходит одинаково, опять же, 1 рябчик, 1 конь?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да, конечно. В статистике не бывает других измерений.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть же бюджетная сфера, частная сфера, есть промышленность и сельское хозяйство.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да. И есть статистические данные по каждой из этих сфер, но в каждой 1 рябчик, 1 конь. У вас есть сфера образования, есть частная школа, есть государственная, учителя получают по-разному. Есть заслуженный учитель, который получает надбавки, есть выпускник, первый год работает, у него другая зарплата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но и то, и другое растет все-таки?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да. Но с разной скоростью.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что у нас с пенсиями, с индексацией происходит, какова здесь практика за последние 2 года? Она должна, по идее, опережать инфляцию?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Индексация пенсий немножко опережает инфляцию, то есть быстрее, но отношение пенсий и зарплат остаются не в пользу пенсий, пенсии за последние два года чуть-чуть стали меньше по отношению к средней зарплате, то есть зарплата растет быстрее, чем пенсия. Но при этом опережает инфляцию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, если говорить тупо, то у нас выше или такая же, в принцип, 100% на 1 строчке должна стоять, за исключением людей, которые, может быть, потеряли работу, но много ли таких.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Если опираться на данные официальной статистики, конечно, людей, которые проголосовали по первому пункту, должно быть больше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: При этом все-таки усиление инфляции не подталкивает все время к росту цен?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Подталкивает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что это за механизм?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Этот механизм означает следующее. Что вы директор компании, выпускаете продукцию, вы закупаете что-то у поставщиков, вы идете в магазин, покупаете домой продукты, видите, цены растут. Приходите, спрашиваете своего финансового директора, а наши цены растут? - нет, мы уже полгода не повышаем, - а чего это не повышаем? Все повышают, а мы нет. Вам директор начинает объяснять, первый вариант: а мы забыли, забыли, я тебя сейчас уволю. Второй вариант - не можем, у нас конкуренция на рынке, если мы повысим, нас не будут покупать, - давай попробуем или давай не будем пробовать, в принципе, очень силен эффект ориентации на то, что делается вокруг тебя. Это как толпа, идет толпа, и вам очень тяжело идти медленнее или быстрее, вы в основном идете с той скоростью, с которой движется основная масса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки, возвращаясь к моему вопросу в первой части программы, вот задача зажать инфляцию, какой инструмент зажатия инфляции?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Основной? Политическая позиция властей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В чем она?

С. АЛЕКСАШЕНКО: В словесных заявлениях.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Например?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Вот в Америке есть такой человек Гринспен, и инфляция растет или снижается, люди анализируют его выступления, выясняя нюансы, чем его сегодняшнее выступление отличалось от того, что было 2 недели назад, какое слово он употребил вместо того или этого?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это дурь какая-то.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Это и есть инфляционные ожидания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, в области психологии?

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да. На этом уровне инфляции, на котором находимся мы, тем более, на котором находятся в Америке, сообщают время от времени, федеральная резервная система повысила процентные ставки на 0.25. Вот лаг времени между повышением процентных ставок и тем, когда это сказывается на экономике, в Америке составляет от 18 до 24 месяцев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть 2 года.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Да. В России между любыми действиями ЦБ денежными и эффектом на инфляцию лаг составляет 6, 9, 12 месяцев, в зависимости от того, насколько сильным будет шаг, мы просто можем делать более резкие движения, чем американцы. Но нет такого решения, которое завтра вам что-то делает. Даже если завтра доллар будет стоить 25 руб. или 35 руб., инфляция послезавтра не будет существенно выше или ниже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас закончилось голосование, объявлю результаты, и порошу вас откомментировать его. Итак, за 5 минут 4956 человек, 17% считают, что у них покупательная способность выше или такая же, 83% считают, что за 2 года у них потери.

С. АЛЕКСАШЕНКО: Комментариев несколько. Первое, на что могло повлиять, это Москва. Если у людей долларовые доходы, которые, как правило, более жестко фиксированы, они не пересматриваются каждый год, то да, люди, которые получают доходы в долларах, их покупательная способность снизилась, потому что долларовая инфляция за 2 года составила больше 30%. Это первое. Второе, думаю, что здесь, честно говоря, удивительные цифры, потому что за последние 2 года у нас очень резкое развитие получило потребительское кредитование. Это не только покупка автомобилей или квартир в кредит, можно холодильник купить или видеомагнитофон, телевизор, точно купить можно всего больше. Либо люди это вообще не оценивают, потому что по оценкам Госкомстата 10% продаж приходится на разные формы кредитования в непродовольственном секторе. Соответственно, либо люди это недооценивают, считая, это не я покупаю, это мне дают в кредит, а я за это должен расплачиваться, и долго буду платить. Потому что с официальной статистикой эти цифры расходятся в диаметрально противоположном направлении.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Сергей Алексашенко, что пришли к нам в эфир.




18.04.2005
http://echo.msk.ru/programs/beseda/35818.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован